Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Ревнитель Истины

В 30-е годы XX века, в самый пик гонений на веру, Архиепископ Дамиан основал и возглавил на Курской земле церковно-монархическую организацию “Ревнители Церкви”.


В сонме святых Новомучеников и исповедников Церкви Российской просияло и имя Архиепископа Дамиана (Воскресенского). Отделение богоборцами Церкви от государства и школы от Церкви в 1918 году было попыткой загнать Церковь в “резервацию”, отлучить народ от Православия. Архиепископ Дамиан решительно и смело противостоял этому пагубному замыслу.

В 30-е годы XX века, в самый пик гонений на веру, когда, казалось, все силы ада вышли из преисподней, Архиепископ Дамиан основал и возглавил на Курской земле церковно-монархическую организацию “Ревнители Церкви”. В церковной истории советских времен случай едва ли не уникальный. Пример христианского мужества и безстрашия перед лицом воинствующего зла.
Вот как сам Владыка Дамиан объяснил на следствии цель создания церковно-монархического союза: “…своей задачей во время управления Курской епархией я ставил объединение в первую очередь вокруг священнослужителей, подчиненных мне, и вокруг отдельных верующих мирян групп граждан, которые, являясь глубоко верующими, способными защищать интересы Церкви, представляли бы из себя ячейки ревнителей Церкви для борьбы со всякими посягательствами на Церковь и для проповеди Православия”.
А “посягательства” были самые ужасающие. Начался период сплошной коллективизации в деревне. В июне-июле 1932 года по западным районам Центрального Черноземья прокатилась волна массовых антиколхозных выступлений. Православные крестьяне не хотели идти под колхозное ярмо. В так называемом “коллективном хозяйстве” они справедливо видели не только экономическое удушение, но и духовное рабство. Ревностный Православный Архипастырь усмотрел в действиях советской власти посягательство на духовную свободу. Коллективизация сопровождалась откровенным богоборчеством: разорением храмов, арестами, ссылками и расстрелами священников и мирян, поруганием Православных святынь. В селах против насилия протестовали: “Отдайте землю и волю, и крестьянскую власть”, “Советская власть нас ограбила, нам нужна власть без колхозов”, “Долой колхозы, долой Советскую власть — власть бандитов, давайте Царя!” — кричали мужики на сходках. В массовых выступлениях, по данным ОГПУ, участвовало до 63 тысяч человек. Проведенное по фактам народных волнений следствие пришло к выводу, что контрреволюционные волнения явились результатом “подготовительной деятельности контрреволюционной церковно-монархической организации “Ревнители Церкви”, возглавляемой архиепископом Дамианом”. Следствие лукаво “перепутало” причины и следствия. Русский бунт, сам по себе стихийный, не был, конечно же, да и не мог быть подготовлен Архиепископом Дамианом. Но появление “Ревнителей Церкви” стало закономерной реакцией Православного духовенства и мирян на творимые насилия и произвол властей. А то, что организация действовала в подполье, вполне естественно для того страшного времени. Вместе с Владыкой Дамианом было арестовано 3 епископа, 127 священников и диаконов, 106 монахов и монахинь.
“В своих индивидуальных беседах с некоторыми священнослужителями и верующими я неоднократно подчеркивал, — давал показания на допросе Архиепископ Дамиан, — что в ячейках “Ревнителей Церкви” должны быть следующие обязанности. Во–первых, привлечь в их состав действительно глубоко верующих Православных, во-вторых, не допускать никаких нападок на Церковь, в-третьих, прославлять Имя Божие молитвою и примером доброй жизни, и, в-четвертых, быть наиболее усердными посетителями храмов и призывать других к тому же”. В словах Владыки нет никакого политического расчета, и в то же время в этом его признании — политика высокая, достойный ответ на вызов грубых политиканов, который и выразился в создании мощной духовной организации, своего рода церковно-монархического ордена по примеру средневековых монашеских орденов. Возможно ли было в то время восстановление монархической формы правления в истекающей кровью, распятой России? История, как известно, не знает сослагательных наклонений. Ставил ли Архиепископ Дамиан вообще такую цель? Мы этого не знаем. Но Царь, как известно, был защитником Церкви, а Церковь в ту пору больше чем когда-либо нуждалась в защите.
Дмитрий Воскресенский, будущий Владыка Дамиан, родился 23 октября 1873 года в семье священника Григория Воскресенского, настоятеля Михайловской церкви села Брусовое Фатежского уезда Курской губернии. Дмитрий возгорелся желанием посвятить себя служению Богу и людям и, получив благословение отца, поступил в духовное училище. По окончании в 1894 году Курской Духовной семинарии служил псаломщиком в городе Путивле, затем надзирателем и учителем чистописания и черчения Старооскольского духовного училища. 6 января 1897 года Курским Епископом Иувеналием (Полевцевым) рукоположен во иерея. Спустя четыре года, после смерти жены, поступает учиться в Санкт-Петербургскую Духовную Академию и одновременно в археологический институт. 27 ноября 1904 года, в празднование иконы Божией Матери Знамения Курской Коренной, пострижен в монашество Епископом Сергием (Страгородским), в то время ректором Санкт-Петербургской Духовной Академии. В годы Русско-японской войны отец Дамиан исполнял обязанности священника церкви Академии Генерального Штаба вместо убывшего на передовую протопресвитера Императорских Армий и Флота Георгия Шавельского. Архимандрит Дамиан участвовал в открытии мощей святых Иоасафа, Ермогена и Питирима. В июле 1918 года хиротонисан во Епископа Переяславльского, викария Владимирской епархии. А уже в сентябре 1920 года Владимирский ревтрибунал приговорил Владыку Дамиана к “лишению свободы сроком на все время гражданской войны”… В очередном обвинительном заключении отмечалось, что “Воскресенский, будучи несогласным с происходящими в церковной жизни событиями и не соглашаясь с проблемами реформ, отвечающими современному советскому строю, вел тайную агитацию среди народных масс, натравливая последних на лиц обновленческого направления… является человеком социально опасным, а потому, в интересах советской власти означенного Воскресенского… необходимо изолировать”. Вслед за неуклюжим обвинением последовала ссылка из Владимирской губернии в Туркестан. В 1927 году, после ссылки, Владыка был возведен в сан Архиепископа Полтавского, а спустя год принял управление Курской епархией.
В архивных материалах уголовных дел, к сожалению, почти нет сведений о личной жизни священника Дмитрия Воскресенского, о его семье. Только в анкетном листе, заполненном им 10 февраля 1922 года во Владимирской тюрьме, в пункте “семейное положение” есть запись: “…вдов, два сына: Михаил — 21 год, Адриан — 24, на иждивении находится сестра 65 лет”. Там же описывается внешность Владыки Дамиана: “Рост — выше среднего, крепкого телосложения, широкий лоб, нос большой, глаза голубые, волосы и борода — темно-русые, лицо крупное, чистое, походка степенная”.
26 декабря 1933 года коллегия ОГПУ приговорила Архиепископа Дамиана к расстрелу, заменив его заключением в Соловецкий концлагерь сроком на 10 лет.
Расстрелян в Соловках в 1937 году. Причислен Церковью к лику святых. Могила утрачена.
Несколько лет назад на родине Владыки Дамиана, в селе Брусовом Поныровского района Курской области был установлен памятный поклонный крест. Его освящал Архиепископ (ныне — Митрополит) Курский и Рыльский Иувеналий. Простой деревянный крест на сельском кладбище. Чтобы помнили люди. Вот только подойти к поклонному кресту было непросто, ноги проваливались в рыхлый подтаявший снег по колено, оставляя глубокие впадины наших следов, других мы не заметили вблизи. Подумалось о том, что в эту зиму мы были единственными паломниками к этой святыне, в этом глухом, но прекрасном уголке на Курщине. Очень хотелось бы ошибиться.
Вспомнились пророческие слова Владыки Дамиана, высказанные им в те страшные годы: “Сейчас у нас в России наблюдается полное безправие, которого нигде никогда не было, но, в конце концов, истина Божия должна восторжествовать”.
Комментарий специалиста.
Зинаида Дмитриевна Ильина, профессор Курского Государственного университета, доктор исторических наук, зав. кафедрой истории государства и права Курской Государственной сельскохозяйственной академии:
— Церковно-монархическая организация «Ревнители Церкви» была не единственной, действовавшей в подполье в начале 30-х годов XX века на Курской земле. Я изучала деятельность группы «Освобождение Церкви», 46 участников которой были арестованы в 1933 г. В своих показаниях следствию эти люди свидетельствовали: «Мы не можем терпеть это унижение Церкви». Они не смирились с уничтожением храмов, с погромами монастырей, с осквернением святынь. Их показания вовсе не были «выбиты» из них карательными органами атеистического государства. Они искренне давали эти показания, с радостью шли на верную смерть. Не так ли поступали мученики за Христа в Древнем Риме? Поведать эту радость исповедничества вряд ли возможно в каком-нибудь следственном протоколе, да и не нужно было богоборцам так облагораживать своих врагов, Следователи просто фиксировали их показания и не задумывались, наверное, о влиянии на потомков сохраненных ими слов новомучеников.
«Я дочь священника, наш храм взорвали, я пришла в эту организацию, потому что по-другому жить не могу», — вот так обосновывала свое участие в подпольном церковно-монархическом движении, которое объединяло тысячи Православных, одна из них. Многие прекрасно понимали, что сопротивление безполезно, но не могли по-иному обозначить свою жизненную позицию в условиях кровавого столкновения веры и неверия. Протоколы их допросов — это исповеди, люди были спокойны перед лицом смерти, и это спокойствие поразительно.
Владыка Дамиан, как и все вожди церковно-монархического движения, был исключительно грамотным, образованным человеком. Руководители движения сумели выразить и обосновать свой взгляд на социализм и в духовном, и в философском, в научном смысле. «Христиане видят высшую правду в том, чтобы отдать свое богатство ближнему, но не в том, чтобы отнять у ближнего его богатство», «Царство Божие на земле невозможно…» Многие ведь тогда видели в учении социалистов перспективы «земного рая». «Ревнители Церкви» в 1932 году, безусловно, отговаривали людей вступать в колхозы, делали это вполне организованно и небезуспешно. Но рано или поздно церковно-монархическое подполье обнаруживалось карательными органами — и следовали незамедлительно кровавые репрессии.

На снимке: Этот Поклонный крест установлен по благословению Митрополита Курского и Рыльского Ювеналия на родине Священномученика Архиепископа Дамиана в с. Брусовом Курской области.

Фото Дмитрия Фомичева

Евгений Муравлев
г. Курск
18.04.2003
Дата: 18 апреля 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru