Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Благочестивый род

Купцы Шихобаловы построили более десяти храмов и даже монастырь…


О роде Шихобаловых в Самаре знают все. В XIX веке они были в Самаре самыми крупными землевладельцами, хлебопромышленниками, купцами и очень известными благотворителями, на чьи деньги были построены более десяти храмов и даже монастырь. Но сейчас мало кому известно об укладе жизни этой трудолюбивой и благочестивой Православной семьи. О том, что жизнь по заповедям Христовым и сделала Шихобаловых теми, кем они стали — знаменитыми и всеми уважаемыми людьми, почетными гражданами города. За их благочестие и милосердие Господь чудесно хранил и хранит их потомков. Воистину, Господь милует до десяти родов! Какой урок для нас: хочешь счастья своим детям — живи по-христиански, собирай и им, и себе богатство на Небесах. Потомки большого рода Шихобаловых сейчас живут в Москве, Санкт-Петербурге, Луге, Минске, Канаде, Франции. В Самаре ныне живут и здравствуют 7 человек из рода Шихобаловых. Старшая — 77-летняя Софья Поликарповна Шихобалова, по мужу Бортник. Мы беседуем с ней в ее уютной квартире на Волжском проспекте за чашкой чая и вкусными пирогами, испеченными хозяйкой. По словам Софьи Поликарповны, всю жизнь она ощущает над собой покров Всевышнего и уверена, что эта милость — за заслуги ее предков.

Из рода Михея
Софья Поликарповна долго не знала, из какой она семьи. Мама ей ничего не рассказывала, боясь преследований властей. О том, что она — из рода Шихобаловых, Софья Поликарповна узнала, когда четырех братьев Шихобаловых в апреле 1993 года торжественно перезахоронили из их фамильного склепа во двор Покровского кафедрального собора (который они построили).
— Мне позвонила дочь, — рассказывает Софья Поликарповна, — и сказала: "Бабушка плачет над статьей о перезахоронении Шихобаловых". Я пришла к маме, а она: "Не буду ничего говорить, унесу все в могилу!" — "Мама, почему ты не можешь мне сказать, мне уже столько лет". И вот тогда она сказала, что мы из рода Шихобаловых.
Софья Поликарповна разворачивает на столе большой белый лист бумаги, на котором изображено мощное родословное древо Шихобаловых с 1764 года, со многими ветвями и веточками, с именами и датами жизни и смерти, и рассказывает:
— Родоначальник Шихобаловых купец 2-й гильдии Иван Андреевич имел трех сыновей. У старшего сына Николая Ивановича Шихобалова было семеро детей, из них четыре сына: старший Михей (родился в 1803 г.), потом шли Емельян, Матвей и Антон. Я из рода Михея. У Михея было три дочери: Наталья, Прасковья и Дарья. Старшая Наталья осталась вдовой очень рано, она была очень сильной женщиной и взяла все бразды правления в свои руки. Наталья построила пристани, пустила по Волге пароходы, у нее было много земель. Как и все Шихобаловы, она была благотворительницей. Мне она приходится пра-пра-прабабушкой. Жила она с детьми Василием и Александрой и внуками в одном доме, который сама построила и где родились и моя бабушка, и моя мама, на углу нынешних улиц Венцека и Чапаевской, рядом с домом с атлантами Антона Шихобалова.

Все началось с Наченал
Шихобаловы не всегда жили в Самаре. Николай Иванович Шихобалов с семьей жил вначале в селе Наченалы Ардатовского уезда Симбирской губернии. Были Шихобаловы казенными крестьянами, а как красиво и благородно жили!
Вот что рассказывает Софья Поликарповна:
— Шихобаловы жили в достатке, но скромно. Как и все люди в этом селе, они были высокого роста, работоспособные. У них были работники, которые кушали вместе с ними за одним столом, из одной миски деревянными ложками. Шихобаловы пользовались таким почетом в селе, что к ним в дом в воскресенье собирались за советом крестьяне села и держали совет, как лучше вести торговлю, как лучше жить. Главным в жизни Шихобаловых были труд и религия, они не пропускали ни одной церковной службы. У них не принято было курить и пить вино, только на Рождество и Пасху выпивали немного браги. Шихобаловы никогда не брали долговые расписки. Считали, что если они дали в долг, и Бог найдет нужным, долг вернут. Если в воскресенье им возвращали долг, они его не брали и даже сердились. Воскресенье было для них очень большим праздником.

Капитал, заработанный своим трудом
Так Шихобаловы и прожили бы всю жизнь в Наченалах, но вмешался всемогущий Промысл Божий. Чтобы они оказались в Самаре и стали богатыми людьми, им надо было сначала потерять все. Вот что рассказывает Софья Поликарповна:
— В 1833 году сгорела часть села, у Шихобаловых за несколько часов сгорело все: и дома, и завод. Богатый казенный крестьянин Михаил Иванович Обухов дал им взаймы 12 тысяч рублей. С этими деньгами семья Шихобаловых из 23-х человек в апреле 1833 года переехала в Самару. Они купили дом на углу современных улиц Самарской и Ленинградской. Михей и Матвей остались в нем с отцом, Емельян и Антон переехали в другой дом неподалеку. В 50-х годах XIX века крупным военным чинам, участвовавшим в обороне Севастополя, пожаловали земли в Самарской губернии, а они, жившие в столицах, дешево их продавали. Шихобаловы у них скупали земли и на них стали выращивать новые сорта пшеницы, у них была торговля со всем миром. Они построили сталеплавильный завод. За скотом они отправлялись за Урал, там его дешево покупали и сами пешком гнали в Самару. Здесь докармливали скот на дешевых пастбищах, закалывали, перетапливали сало и продавали сало и ливер, который называли гусаком. Антон с пяти лет начал торговать гусаками. Они честно зарабатывали капитал своим трудом и очень много сделали для развития экономики Самары.

Помощь ближнему — величайшая радость
Но Шихобаловы никогда не собирали богатство ради богатства. Всю жизнь они стремились помочь людям. Это стремление удивительно! Чем больше они богатели, тем больше тратили на благотворительность. В Самаре они вместе строили церкви. Построили и украшали Ильинскую, Всехсвятскую, Вознесенскую, Крестовоздвиженскую церкви, кафедральный Воскресенский собор, новый храм в Свято-Никольском мужском монастыре, Свято-Троицкий женский монастырь в Бузулукском уезде, много храмов в хуторах и селах. Деревянную Покровскую церковь перестроили в каменную, которая стала впоследствии Самарским кафедральным собором. Антон Николаевич 50 лет подряд был ее ктитором. Строили также школы, сиротские приюты, общежития, больницы, богадельню и странноприимный дом с домовой церковью Преподобного Серафима Саровского. В родном селе Наченалах построили начальную земскую школу. Построили Троицкую церковь на Троицком рынке Самары. Увидев, что по рынку бегает много бедных детей, сделали для мальчиков приют, а девочек отдавали в Иверский женский монастырь на воспитание. Поехали в села, собрали детей-сирот и создали для них ремесленный приют и школу. Когда их выучили кузнечному, шорническому делу, развезли по селам, построили для них кузницы, мастерские. Их воспитанники скоро встали на ноги и сами стали так же собирать детей-сирот и безплатно обучать.
Только один Антон Шихобалов пожертвовал на благотворительность свыше миллиона рублей — огромная сумма по тем деньгам. Шихобаловы старались все делать без шума, справедливо полагая, что Богу показная благотворительность не угодна. Мне бы хотелось, чтобы о Шихобаловых осталась память. Они могут послужить образцом для новых богатых русских людей, которые должны заботиться о России. Они были воспитаны в такой любви к России! И мама нас воспитала в любви к России. Я люблю Самару, люблю Россию и верю в то, что Богородица обязательно поможет нам. И всегда говорю: «Все будет хорошо, Самару никто не тронет. Здесь жило столько Православных людей, которые стремились так много сделать для этого города».

Папу дважды приговаривали к расстрелу
Мой отец Поликарп Панфилович дважды был приговорен к расстрелу. Вначале он был приговорен белыми. Он служил в Белой армии и отказался расстреливать без суда и следствия, считая, что не он дал этим людям жизнь, а Бог. Он был такой хороший человек, что друзья его выкрали из тюрьмы и, чтобы спасти, поместили в тифозный барак, другого выхода не было. И попросили, чтобы его дальше спасала мама, потому что они уже ничего сделать не могли. Мама взяла лошадь, забрала папу, а он уже был болен тифом, и повезла его, кажется, в Челябинск. Когда они туда приехали, папу сразу арестовали большевики, тоже посадили в тюрьму и приговорили к расстрелу. А когда повели на расстрел, то Бог вмешался, и кто-то из начальства запретил его расстреливать. Ему дали документы, он приехал в Самару и занимался здесь банковским делом, восстанавливал сбербанки, которые организовал еще Государь Николай II. Умер отец очень рано, в 31-м году, 35-ти лет. В сберегательной кассе N28 г. Самары помещена его фотография. Я ничего этого не знала. Это же Бог мне дал, что я узнала о папе так много хорошего, доброго через столько лет, а я могла бы ничего не узнать о нем. У мамы была пятирублевая пенсия на двоих детей — за папу. И однажды пришли и сказали, что платить больше не будут. Она так плакала, и папа ей приснился и сказал: «Оля, ты прости, я тебе больше помогать не могу. Как платили, так и будут платить». И на следующий день принесли пенсию!

Под Божиим покровом
Когда я и сестра Нонна были маленькие, мы жили с мамой в доме на улице Садовой между улицами Ленинградской и Некрасовской в доме N 67. Жили трудно, у нас все было отнято, нам часто нечего было есть. Мама ни с кем не общалась: здоровалась, но в гости ни к кому не ходила. Разве не счастье, что мама из такого рода, оставшись в такое тяжелое время одна с двумя детьми, осталась жива и дожила до 96-ти лет? Это тоже Божий дар. Наши родственники возвращались из Сибири, ночевали у нас и утром уходили, и никто не знал. Мама все время ждала, что ее заберут, у нее был наготове мешочек с вещами. В один летний день 37-го года она одевает нас в зимнее пальто, валенки и говорит, что через вторые сени мы должны уйти к Аннушке, чтобы нас не забрали в детский дом. Эта Аннушка жила в погребе, нас всегда кормила просвирками, давала святой воды и кусочек сахара. Кем она была? Может быть, монахиней, ее потом с большими почестями похоронили. Мама собрала нас и говорит: «А сейчас мы будем все молиться». Мы молимся, и нас не забирают! В нашу дверь не постучали. А посадили весь двор, только нас одних оставили. Была у нас своя нищая, кто она была, я не знаю, мама о ней нам никогда ничего не рассказывала. Это была высокая чистая старуха во всем черном. Она не приходила ни к кому во дворе, а только к нам. Мамин приказ был: самим не съесть, а ее накормить. А нищая старалась накормить нас, доставая еду из своей сумки. Вот это все из детства я запомнила на всю жизнь.

Традиции сохранены
Мама и мои тетки, как и все Шихобаловы, были очень трудолюбивыми, и вязали, и шили, и вышивали. Мама нас воспитывала очень строго. Мы не могли, как другие дети, бегать на улице, сколько хотим. Нашими уроками мама не интересовалась, считала их нашей прямой обязанностью. Уходила на работу, а мы к ее приходу должны были что-то промережить, вышить. И я очень благодарна маме, что она нас приучила к труду, я все время тружусь. И детей своих я приучила к труду. Они учителя, отдающие всю душу своей работе. Все в семье были религиозные: и бабушка, и дедушка, и папина родня. Папина мама Акилина, умирая, завещала все свои сбережения, которые она накопила из пенсии, отдать в церковь. Утром мы вставали, читали молитвы. Рождество мама всегда отмечала: занавешивала окна, наряжала пальму, зажигала на ней свечи. Необычайное уважение и почести были к бабушкам и теткам. И сейчас у нас в семье эта традиция уважения к старшим полностью сохранена. У нас в роду никто не расходился. И даже никто никогда не помышлял об измене. У нас дома всегда мир, не бывает скандалов. У Шихобаловых не принято было повышать голос. Никто из них даже в большом гневе не повышал голос.

Счастье — родиться в благочестивой семье
— Мне всю жизнь помогает Бог, я это все время чувствую. Во-первых, Бог мне дал очень хорошего мужа, мы с ним обвенчались, прожили вместе уже 57 лет. Дети у меня прекрасные — две дочки, очень заботливые, любящие. Изумительные внуки, любимые мной и меня любящие. У меня еще есть приемная дочь Людмила Александровна Медовщикова, трудолюбивая, добрая, отзывчивая. Это еще одна моя дочь, которая дана мне Богом. У меня прекрасная профессия — я преподаватель, модельер-конструктор кройки и шитья. Я все время окружена добрыми, хорошими людьми. Давно мечтала найти что-то о Шихобаловых — вот мне дарят книгу о нашем роде, которая была у Митрополита Иоанна (Снычева). Разве это не Божий дар? И что бы я ни попросила у Бога, Он мне дает. Очень тяжело болел муж, его отказались оперировать. Я пришла в монастырь и так молилась, что не увидела — монастырь уже закрывается. Ко мне подошла матушка игумения Иоанна, спросила, что со мной, и сказала: «Мы все будем за него молиться». После операции вышел врач и сказал мне: «Бог спас вашего мужа». Ну, разве это не счастье? В советское время я ходила в храм и отстаивала обедни, вечерни, и никто не знал об этом, Бог все время хранил меня и мою семью.
Я заказываю за Шихобаловых обедни, сорокоусты, каждый день молюсь о них.
Мне кажется, что все в моей жизни ими послано. И я живу на земле для того, чтобы восстановить память о Шихобаловых. Когда я молюсь, долго-долго утром и вечером, я часто думаю об этом. Я никогда не подчеркиваю, что я — Шихобалова, мне просто приятно знать, что жизнь моих предков была такая чистая, порядочная. Я сама ничего особенного не сделала, и только могу гордиться тем, что сделали они. Хотя мы, дети, не знали, что мы из рода Шихобаловых, мама рассказывала нам о них. Когда мы вышивали, оставался кусочек ниточки, и мы его выбрасывали, мама говорила, что Шихобаловы бы так не поступили. Я: «Такие богатые и такие жадные». А мама: «Не жадные, давай я тебе расскажу, что такое ниточка, как трудно ее сделать». Они ничего не выбрасывали, они ценили труд другого человека. Без уважения к труду другого человека, честному, конечно, труду, ты никогда ничего не сможешь ценить в жизни. Потому что все в нашей жизни сделано людьми, перед этим надо благоговеть, все это дано Богом.

История семьи Шихобаловых — живой опыт христианского благочестия, счастливой достойной жизни Православной семьи. Хорошо бы переиздать поучительную книгу «Антон Николаевич Шихобалов, его жизнь, просветительные и благотворительные учреждения его имени», изданную в 1912 году, ту самую, которую читал Митрополит Иоанн (Снычев). Опыт семьи надо бы собирать и изучать в наших школах, может быть, на уроках Православной культуры, чтобы наши дети могли получить на всю жизнь безценный рецепт счастья — не заемного западного пластмассового счастья, а истинного живого и яркого, полнокровного и благодатного счастья земной жизни с Богом.

На снимках:
Антон Николаевич Шихобалов. Внизу его автограф;
Софья Поликаровна Бортник — наследница рода Шихобаловых;
Элита самарского духовенства и купечества на волжском пароходе "Мирный", построенном Натальей Шихобаловой (Карповой), она стоит третья слева (в шляпе). В центре сидит известный купец Аржанов. В белом платке среди детей сидит будущая мама Софьи Поликарповны — Ольга Александровна Шихобалова. Фото 1900-х годов.

Людмила Белкина
05.09.2003
Дата: 5 сентября 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru