Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

​На пути в монастырь

Главы из автобиографической повести иеромонаха Антипы (Авдейчева).

Главы из автобиографической повести иеромонаха Антипы (Авдейчева).

Об авторе. Иеромонах Антипа (Александр Алексеевич Авдейчев) родился в Самаре (Куйбышеве) в 1964 году, окончил Куйбышевский государственный медицинский институт. Работал врачом-невропатологом в г. Абдулино Оренбургской области, врачом психиатрической бригады Самарской станции скорой медицинской помощи, возглавлял психологическую лабораторию Куйбышевской железной дороги. Кандидат медицинских наук. В 2001 году овдовел, отец двоих детей. В 2005 году рукоположен в сан священника и направлен служить в село Сырейка Кинельского района Самарской области. Построил в селе храм в честь святого великомученика Димитрия Солунского. В 2012 году принял монашеский постриг. Около года подвизался на Сочинском подворье Валаамского монастыря. В настоящее время — заштатный клирик Самарской епархии.

Юбилей. Вместо предисловия

Эти заметки шли к вам, мои дорогие, непростым путем. Имея на плечах бремя опубликованных научных и публицистических статей, я долго удерживал себя от этого шага. Один опытный духовник на вопрос начинающего писателя о перспективе издания написанной им книги ответил примерно так: «Если книга получится хорошей, то ты будешь вынужден принять на себя бремя славы, а если плохой — груз поношения. В любом случае ты лишишься душевного мира».

Февраль прошлого года. Друг седовласой поры моей жизни Евгений неторопливо знакомится с содержимым книжного шкафа в нашем сочинском подворье Валаамского монастыря. Вдруг он начинает озадаченно перелистывать синодальную Библию, находит ветхозаветную книгу Левит и показывает мне отрывок из 25-й главы:

«8. И насчитай себе семь субботних лет, семь раз по семи лет, чтоб было у тебя в семи субботних годах сорок девять лет;

9. и воструби трубою в седьмой месяц, в десятый (день) месяца, в день очищения вострубите трубою по всей земле вашей;

10.и освятите пятидесятый год и объявите свободу на земле всем жителям ее: да будет это у вас юбилей; и возвратитесь каждый во владение свое, и каждый возвратитесь в свое племя (в церковнославянском тексте Библии — «И освятите лето, пятьдесятое лето, и разгласите оставление на земли всем живущим на ней: ЛЕТО ОСТАВЛЕНИЯ ЗНАМЕНИЕ сие будет вам: и да отыдет кийждо вас в притяжание свое, и кийждо во отечество свое отыдете»).

11. Пятидесятый год да будет у вас юбилей: не сейте и не жните, что само вырастет на земле, и не снимайте ягод с необрезанных лоз ее,

12. ибо это юбилей: священным да будет он для вас; с поля ешьте произведения ее.

13. В юбилейный год возвратитесь каждый во владение свое».

В Толковой Библии Лопухина нахожу, что в переводе с еврейского jobel — год отпущения (слав. — оставления). «Но это не есть точная передача собственного значения имени jobel. Последнее скорее может обозначать звуки труб, из бараньего рога сделанных, протяжные и разливающиеся во все стороны (гл. jabal — разливаться), звуки, какими по всей Палестине возвещалось народу наступление юбилейного года. Как после семи недель от Пасхи следует 50-й день — праздник Пятидесятницы, так после семи субботних годов должен был праздноваться 50-й, юбилейный год. Празднование юбилея состояло прежде всего в субботнем покое земли; земля и фруктовые деревья должны оставаться без обработки, как в состоянии первобытной девственности, а выросшее помимо условий человеческих должно быть, подобно манне пустыни, общим достоянием».

Подсчитываем с Евгением: 10 июня 2013 года мне исполнилось 49 лет, 10 июня 2014 года, соответственно, должно исполниться 50. Если я прибыл в монастырь Сочи как «вернулся во владение свое», значит, с 1 ноября 2013 года пошел отсчет времени 7 месяцев и 10 дней, предшествующих юбилею.

Наши примитивные нумерологические измышления, конечно же, наивны, и Господь дал через Пророка Моисея в Пятикнижии установления касательно общественной жизни еврейского народа, а не личных дат. Однако несомненно, что семь — святое число, и семь сроков по семь лет — вероятно, какой-то необычный этап жизни всякого человека. Аллегория и иносказания — обычное дело для Священного Писания.

Евгений убежденно объявляет, что теперь наконец-то он понял смысл своего приезда сюда в монастырь: сообщить мне о важности переживаемого мной жизненного этапа. А я обреченно осознаю, что моим сомнениям наступает конец. Последняя капля! Придется писать!

Какова ценность жизненной истории отдельного человека? Бывают ли люди «как все» и «средние»? Судьба каждого человека — неповторимая печать совместного творчества Творца и его творения, симфония жизни! Писать буду не ради увековечивания светлой памяти многогрешного иеромонаха Антипы, нет! Господу было угодно, чтобы сей грешник провел на земле отмеренный ему жизненный отрезок во времена перемен, будучи вовлеченным в самые различные сферы и течения.

Обычный советский ребенок, школьник, студент, врач, кандидат наук, муж, отец, психолог, вдовец, доцент кафедры, диакон, священник, монах, насельник монастырского скита — во скольких ролях пришлось побывать и сколько, возможно, еще предстоит!

Эпоха, пропущенная через себя, отразившаяся в публикациях и регалиях, званиях и должностях. Самое трудное — всмотреться в себя и увидеть в своем глазу бревно, а не сучок. А может, все-таки промолчать? Но ведь тогда, возможно, «камни возопиют» (Лк. 19, 39-40)! «Горе мне, если не благовествую!» (1 Кор. 9, 16)

Жанр заметок не предполагает систематизированного изложения. Да и вряд ли в условиях монастырского скита с послушаниями, молитвами и Богослужениями такое возможно! При написании книги я придерживался принципа бережного отношения к САМЫМ ПЕРВЫМ воспоминаниям и ассоциациям, касающимся той или иной поры моей жизни. При редактировании я старался сохранить лексику ПЕРВОГО варианта, какой бы безграмотной и нелепой она не была. Поэтому приношу свои извинения за возможные трудности в понимании текста. В тексте нередко встречается замена современного написания слов с «с» на прежнее, дореформенное «з». Например, «беЗплатный», беЗсмысленный» и т.д. Не будем забывать, что ЯЗЫКОВАЯ НОРМА формируется нами и что каждый из нас несет долю ответственности за смысловое наполнение нашего языка. Наиболее важные, на мой взгляд, мысли и замечания выделены ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ или курсивом. Жирным шрифтом обозначена поучительная мораль той или иной ситуации, поскольку книга задумана в том числе и как своеобразная форма ПРОПОВЕДИ. Документальные материалы выделены меньшим шрифтом. Удивительное дело! Оказалось, что я помню ПОИМЕННО почти всех персонажей из своего жизненного спектакля. Дивны дела Твои, Господи! Все персонажи и события абсолютно реальны. На написание заметок имеется благословение старца, имени которого я по понятным причинам не называю.

САМОПОЗНАНИЕ во все времена воспевалось лучшими из людей.

«Если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11, 31).

«Испытывайте самих себя, в вере ли вы» (2 Кор. 13, 5).

«Всего чуднее познать самого себя. Не только глаз, рассматривающий внешнее, не видит себя, но даже и наш ум, проницательно усматривающий чужую погрешность, медлителен к познанию собственных недостатков» (Святитель Василий Великий).

«Знание самого себя бывает средством очищения грехов, происходящих от неведения»(Святитель Григорий Нисский).

«Познай себя и избегай того, что для тебя гибельно» (Преподобный авва Исаия).

«Когда познаешь себя, тогда сможешь познать и Бога и, как должно, обозреть мыслью творения»(Преподобный Нил Синайский).

Запомним эти слова: Познай себя — познаешь Бога!

ГОСПОДИ, БЛАГОСЛОВИ!

Раннее детство: 1964 — 1969 гг.

Родители поженились в 1952 году, в 1954 году родилась моя сестра Нина, а через десять лет — 10 июня, в память преподобного Никиты, Епископа Халкидонского, на свет появился я. Хотя мои верующие бабушки настаивали на выборе имени по святцам, все близкие единогласно восстали против наречения меня Никитой. Святцы святцами, а генсек Никита Хрущев еще только вот-вот «сойдет с дистанции», а народ по горло был сыт его чудачествами. Так и не успел показать он тогда обещанного «последнего попа», зато кукурузная горячка, целинная эпопея и перебои с продуктами оставили после себя недобрую память.

Маленький Саша Авдейчев с родителями Алексеем Петровичем и Евдокией Васильевной.

До моего рождения родители с сестрой успели достаточно поскитаться по городу, сменив три места жительства. Удивительно, но моя память хранит свежие впечатления с очень раннего возраста! Вскоре после моего рождения отцу от авиационного завода, где он скромно трудился с 1944 года, дали новую двухкомнатную квартиру. После «удобств во дворе» старых домиков, в которых они проживали ранее, коммунальные блага казались им верхом блаженства. Ванна, туалет, горячая вода в доме, балкон с видом на реку Самарку и заречные луга! Для меня новая квартира запомнилась прежде всего как светлый, просторный полигон для ползания по полу и увлекательных детских игр.

В памяти моих близких я запечатлелся как неспокойный ребенок. Реально это проявлялось разбитой детской коляской, которую они были вынуждены возить исключительно по газонам и ухабам. «Вроде уснул!» — с надеждой затаивали они дыхание. И тут из «колесницы» доносилось спокойное и басовитое «А-а-а-а-а-а». Без истерик, но настойчиво!

Папа с мамой остались в моей памяти как большие, сильные, мудрые, немногословные и очень добрые великаны-волшебники. В их глазах я всегда черпал покой, уверенность, поддержку и безконечную любовь.

Просторный двор с песочницами, в которые каждую весну самосвал привозил горы влажного свежего песка. Звон колокольчика при приезде машины-мусоровоза, стук ведер при высыпании мусора жильцами в мусороприемник. Другой колокольчик извещал жителей двора о приезде приемщика стеклотары дяди Васи с большим фанерным ящиком на колесиках. Во дворе находилась сцена со скамейками и столбами для вывешивания киноэкрана. Каждую неделю вечером приезжал лектор и читал какую-нибудь лекцию для взрослых, по окончании которой устанавливали привезенный на специальном автофургоне кинопроектор и крутили фильм с предварительным киножурналом. В соседнем доме на первом этаже располагалось кафе «Рубин», оживавшее в обеденное время, а также по вечерам пятницы и субботы при проведении здесь свадеб. А еще в «Рубине» остограммливались по вечерам мужики из окрестных домов, некоторые из них примыкали к играющим в шахматы и домино близ нашей дворовой агитплощадки. Все чинно и спокойно: район аккуратно патрулировался нарядом милиции.

Бабушка Дуня была моей безсменной «келейницей» в первые пять лет моей жизни. Под платком у нее была совершенно лысая голова, покрытая легким пушком. Мне очень рано объяснили, что так она пережила пропажу без вести на войне мужа Петра и двоих сыновей, Василия и Григория. Бабушка очень ответственно относилась к присмотру за мной. Помню ее испуг, когда меня во дворе друзья напоили водой из пластиковой бутылки-брызгалки из-под мыла или хлорки. Запомнилось, как бежала она со мной в соседний «Гастроном» и оказывала помощь как умела: поила газировкой.

Преставилась баба Дуня ко Господу тоже не без моего деятельного участия. А было это так. В пятилетнем возрасте она уложила меня в кроватку на дневной сон. Проснулся я от запаха дыма. Вышел из спальни в зал и увидел взволнованную бабушку. В ответ на мой вопрос она воскликнула: «Так ведь пожар!» Недолго думая, я, обув сандалии, вылетел в полный дыма подъезд и побежал вниз с последнего пятого этажа. Бабушка кричала вслед, и меня поймал выбивавший стекла в подъезде для создания вентиляции старшеклассник из соседней с домом школы. Он водворил меня обратно домой. Однако как только баба Дуня ослабила внимание, я снова рванул «спасаться» и со второй попытки выскочил из подъезда на улицу в толпу зевак. Вокруг дома стояли пожарные машины и суетились пожарные в зеленых робах. Испуганная бабушка с трудом преодолела задымленный подъезд и выскочила на улицу. Присела успокоиться и отдышаться и… упала без сознания. Прибежала с работы мама, которой кто-то сообщил о происшедшем. Далее была «скорая», осмотр врача и непонятные для меня слова — «кровоизлияние в мозг». Помню, как бабушка лежала без сознания на своей высокой кровати в спальне, как к ней приходила медсестра и делала ей уколы. А потом меня увезли в деревню, и через несколько дней рано утром приехал на мотоцикле папа и сказал, что баба Дуня умерла. Баба Даша, моя бабушка по маме, упала на колени перед иконами, молилась и плакала.

Старшей сестре Нине пришлось понянчить брата.

Кроме событий с бабушкой отложились в памяти ежедневные ожидания на балконе прихода с работы мамы: она работала неподалеку от дома швеей в трикотажном ателье. Папа приходил с работы неизменно в 18.00, и был семейный ужин. Работал он на авиационном заводе достаточно далеко от дома, ездил многие годы на одном трамвае с номером двенадцать. Странно, но я почти не помню папиного гнева или ярости. Разве что когда сестра, набедокурив, получила от него отцовского ремня при всех. Зато на всю жизнь запомнил, как я «ехал» в папиной гаражной сумке в его сильной руке по подъезду снизу до самого пятого этажа.

Наш переезд в новую квартиру случился, когда мне было полтора года. Интересно, что в моей памяти эти события четко запечатлелись, именно так, как позже описывала их мама. Наша память — очень загадочное свойство души! Отрицательные переживания способны вытеснять из нее целые блоки событий, даже у взрослых. И наоборот, приятные переживания из самого раннего возраста прочно фиксируются в памяти на всю жизнь. Отсюда следует практический вывод для самоанализа. По тому, насколько мы помним себя, можно судить об атмосфере, в которой мы росли и развивались и которая, несомненно, оказала влияние на всю последующую жизнь. Вытесненные переживания, как мы увидим дальше, никуда не пропадают и часто возвращаются бумерангом в нашу сознательную жизнь в форме различных «комплексов», нарушений влечения и невротических симптомов.

Из светлых воспоминаний детства — поездки с родителями на Волгу, прогулки по прекрасной набережной, пребывание на песочке безкрайних пляжей и купание в чистой волжской воде.

В выходные дни многочисленные папины родственники часто съезжались к старшей сестре, тете Моте (Марии). Она жила в большой коммунальной квартире с мужем дядей Петей и детьми Леной и Мишей близ Волги на последнем этаже прекрасного старинного дома. Там были широченные подоконники, чудо-аппарат — домашний телефон и многочисленные доброжелательные соседи. От них мы все отправлялись на берег Волги, нанимали большую старую лодку с мотором и переправлялись на пляж правого берега. Быстро организовывался пикник с всякими вкусностями, а мы играли на песке и в воде. Детям было совершенно не до взрослых!

Вечером все возвращались в город, садились на трамвай на конечном трамвайном кольце «Хлебная площадь» и долго ехали домой. По пути я старался еще и еще раз увидеть в просветах домов любимую Волгу, привычно прижимался к маме и испуганно закрывал глаза, когда проезжали мрачное здание с названием «морг». Понятие СМЕРТЬ — противоестественно человеческой природе. Оно вошло в нашу жизнь с первородным грехом после отпадения прародителей от Бога. Безгрешная душа младенца обостренно воспринимает эту противоестественность, что сопровождается переживанием страха. Отсюда такая популярность среди детей всякого рода «страшилок», которые в определенных неблагоприятных условиях могут перейти и во взрослую жизнь. Именно на этом основана страсть к фильмам ужасов. Духовная зрелость предполагает спокойное и осмысленное отношение к телесной смерти, а также принятие факта духовного безсмертия.

Отложились в памяти поездки на трамвае с бабой Дуней в Петропавловскую церковь, несравненный духовный аромат Святого Причастия. Однажды (трудно сказать, во сне или наяву это было — ведь детские впечатления очень яркие!) произошло «штатное» детское чудо. Я стоял рядом с бабушкой на Литургии и любовался множеством прекрасных младенчиков, радостно забавляющихся на балкончике над иконостасом во время службы. Повзрослев, я снова пришел в ту церковь и с удивлением обнаружил, что никакого балкончика там и в помине нет. Вместе с тем, церковность моей бабушки ничуть не мешала ей вместе с соседской «бабой Мотей» «отливать на воске испуг» у любимого внука!

На новогоднем утреннике в детском саду.

Моя память хранит и еще одно яркое мистическое переживание раннего детства. Я играю со своим любимым зеленым поездом в спальне, и вдруг с треском распахивается дверь «темной комнаты» (кладовой) и из нее показывается ужасное страшилище. Сон или явь — один Бог знает!

Следует особо отметить мои первые отношения с медициной. Участковая медсестра, сколько себя помню, наводила на меня трепетный ужас своим появлением. Я высматривал ее с балкона, как пограничник в дозоре, а заметив ее, прятался где-нибудь, покрывшись холодным потом и дрожа от страха. Один раз все-таки не удалось укрыться от ее «заботы»: я заболел, и мне назначили уколы в попу. Боялся жутко, но терпел. Вел себя вежливо и сдержанно. БЕЗРАЗДЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ МЕДРАБОТНИКА НАД БЕЗЗАЩИТНЫМ МАЛЕНЬКИМ ЧЕЛОВЕКОМ — чуть не первое мое испытание на смирение. Возможно, это началось в самом раннем младенческом возрасте, когда, по рассказу мамы, я едва не умер («посинел и закатился») во время операции вскрытия фурункула в поликлинике.

К тому же у меня были очень плохие зубы, кариес был моим спутником с самого раннего возраста. Очень рано я познакомился с противной бормашиной и страшными стоматологическими щипцами для удаления зубов. В памяти прочно запечатлелись мучительные визиты в стоматологическую поликлинику с последующим очень приятным путем домой с покупкой чего-нибудь вкусненького. Эти переживания, вероятно, во многом связаны с врожденными особенностями моей нервной системы. В 3-4-летнем возрасте мне запомнился эпизод развития у меня нарушения ритма дыхания (диспноэ) с частыми глубокими вздохами, пугавшими близких.

Яркие воспоминания связаны с пребыванием в Сырейке в гостях у родственников с бабой Дуней. Что может быть приятнее прохладных, пахнувших квасом, сеном и молоком деревенских сеней с ведром колодезной воды и жестяной кружкой в жаркий полдень!

Запомнилась моя дружба с соседской девочкой Леной Козловой. То мы играли тихо и смиренно, то кружились и падали на пол, то подражали киногероям. Помню, как мы с восхищением относились к герою польского фильма «Четыре танкиста и собака» — Янеку. Мечтали, ждали с нетерпением очередной серии!

Первые испытания

Со смертью бабушки 22 июня (случайная ли дата? на войне она потеряла мужа и двоих сыновей!) 1969 года у родителей, поскольку они работали, возникла проблема: куда девать пятилетнего сына?

Как-то мама очень деликатно поинтересовалась, не хочу ли я пойти в детский сад. Я сразу выразил свою восторженную готовность. И вот — мой первый день в находящемся рядом с домом детском садике. Тяжелым камнем висит на душе это воспоминание. Мне было ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ плохо! Все незнакомое! Я стеснялся всех без исключения, стеснялся идти в туалет и целый день терпел. Я был меньше всех ростом, и мне сразу дали прозвище «маленький». К тому же на правой руке от рождения у меня четыре пальца, и для детей это стало неким музейным экспонатом.

Будучи уже достаточно взрослым, я услышал от соседей, как переживала мама после родов мое уродство. Она ходила, совершенно убитая горем, вокруг дома и безутешно плакала, а соседи как могли утешали ее. Конечно же, своим чутким материнским сердцем она чувствовала, что по этой причине мне придется среди сверстников совсем не сладко.

Только сейчас я осознал, насколько мудро Господь устроил меня! Будь у меня чуть-чуть повыше рост, или привлекательнее внешность, или кисть руки как у всех, не миновать бы мне погибели в глубинах блудного греха! При моей влюбчивости мир пополнился бы еще одним неистовым ловеласом.

Мало знакомый с реальным миром детских взаимоотношений, я на вечерней прогулке подошел к мальчику младше меня и попытался с ним познакомиться. И вдруг получил от него сильный удар в лицо. Искры брызнули из глаз. И опять-таки, даже заплакать я ПОСТЕСНЯЛСЯ, сдержался. Когда меня забрали домой, в тот же вечер я ТЯЖЕЛО ЗАБОЛЕЛ и проболел довольно долго, вкусив «радость» общения с медсестрой со шприцем в руках.

Саше Авдейчеву четыре года.

Хотя прошло 45 лет, помню большинство своих приятелей по детсадовской группе. Увалень — Саша Сергеев. Припадочный — Игорь Тюрин. Боря Ривкин с огромным пигментным пятном на лице и слезами над тарелкой ненавистной ему манной каши. Тихий улыбчивый Валера Шаронов. Предприимчивый — Валера Уткин. Мой закадычный друг — Андрей Захаров. Впоследствии школьный друг — Саша Новиков. Тугодумный в то время, но впоследствии успешный коммерсант — Володя Губанов. Улыбчивый «дипломат» — Сережа Косырев. Драчун — Саша Бунтушкин. Сосед по подъезду и друг детства — Сережа Дубков.

Здесь настигла меня ПЕРВАЯ БОЛЬШАЯ ЛЮБОВЬ. Стелла Танаева была «звездой» группы. Я настолько трепетал от переполнявшей меня любви, что, случайно прикоснувшись к ней на прогулке, чуть не потерял сознание от восторга. Потом влюблялся неоднократно, но это первое чувство было самое-самое! Было увлечение девочкой из подготовительной группы кокеткой Мариной Напалковой на уровне моих взглядов украдкой и тайных воздыханий. Она жила в соседнем доме, и мы часто виделись на прогулках. Впрочем, обе мои «любовные страсти» были безответными, КАК И ВСЕ ПОСЛЕДУЮЩИЕ В ЖИЗНИ. Господь и в этом берег меня от погибели, не дав прорасти в моей душе соблазнительным семенам ВЗАИМНОСТИ.

Раннее детство — крайне важный период в жизни каждого человека. Согласно канонам
АТЕИСТИЧЕСКОЙ ВОЗРАСТНОЙ ПСИХОЛОГИИ, от рождения до трехлетнего возраста происходит становление фундамента личности. В ПРАВОСЛАВИИ считается, что формирование человека начинается намного раньше — за четыре поколения до зачатия, а возможно, и еще раньше. В Библии сказано о грехах, за которые потомки страдают до четвертого и даже до седьмого колена (Исх. 20, 5-6). Весьма ответственным является и время внутриутробного нахождения младенца. Такое «укорачивание» атеистами времени формирования личности развязывает руки всякого рода богоборческим движениям типа «планирование семьи» и пр. При правильном понимании причин тех или иных особенностей поведения ребенка можно легко противостоять большинству навязанных нам деструктивных стереотипов мировосприятия.

К примеру, детская мастурбация (онанизм) считается современной медициной и психологией почти что НОРМОЙ, если это не продолжается во взрослой супружеской жизни. По лукавой статистике, якобы почти все мальчики и большинство девочек привержены мастурбации. Но ведь проявления сексуальности даны человеку милостивым Господом ради осуществления детородной функции для исполнения Его заповеди «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт. 1, 28). И потому подобные проявления сексуальности в младенческом возрасте ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫ, то есть не согласуются с изначальным человеческим естеством, а значит, появились позже, вместе с первородным грехом.

Может возникнуть вопрос: что же в этом плохого? Попытаемся ответить на него. Спектр ЕСТЕСТВЕННЫХ человеческих физических ощущений достаточно узок: от оргазма — на полюсе удовольствия, до боли — на противоположном полюсе. За пределами этих состояний — потеря сознания от эпилептического припадка (кстати, электроэнцефалограмма во время оргазма очень схожа с таковой во время эпилептического припадка) или потеря сознания от болевого шока. Мы сейчас не рассматриваем ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫЕ случаи типа наркотического опьянения или электростимуляции мозга. Высшие эмоции нам даны Господом для получения обратной связи от результата совершенных ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ действий. «Озвучиваются» такие эмоции через «репродуктор» совести — голоса Божия в человеке. Если сделали что-то правильное, доброе, положительное, то наша совесть посылает нам ощущение удовольствия. Если «заблудились», то совесть наша нас «грызет».

В детстве главная задача — стать ЧЕЛОВЕКОМ, в полном смысле этого слова, преодолев в себе диктат физиологического начала и подчинив его нравственному, как это замыслил о нас Творец. Это происходит через развитие ВОЛИ — чудесного качества, позволяющего потерпеть временный дискомфорт ради достижения устойчивого удовлетворения от результата для самого себя и ОКРУЖАЮЩИХ. В этом как раз и сокрыт смысл таких понятий, как НАДЕЖНОСТЬ и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. В выработке этого заключается сложный и длительный процесс ВОСПИТАНИЯ.

В чем состоит «уловка» врага рода человеческого? Через бесовское воздействие на подкорковые центры полового возбуждения у младенца расстроить процесс его взросления, заложенного Творцом. «Настроить» его душу на получение немедленного удовольствия любым путем «здесь и сейчас» и лишить способности достижения поставленной цели «per aspera ad astra» (через тернии — к звездам!). Причем чем более греховен род, тем раньше начинается этот процесс. Вот потому-то младенцы и переживают половое возбуждение так рано, вне связи с заповедью «плодитесь и размножайтесь». Будучи подавляемыми в младенческом возрасте слишком безтактными, агрессивными родительскими воспитательными мерами, сексуальные импульсы никуда не исчезают, а возвращаются в сознание в форме фобий (навязчивых страхов), а в более позднем возрасте — мастурбациями, половыми извращениями и проблемами в супружеской жизни.

Исходя из такого понимания, меры противодействия этому хорошо известны в Православии и универсальны — стяжание благодати Святого Духа, Который отгоняет прочь лукавых «воспитателей» от младенца. Истинная родительская любовь, БЕЗУСЛОВНОЕ ПРИЯТИЕ своего чада, духовный Православный образ жизни ВСЕХ членов семьи — самый верный путь к этому.

События и впечатления моего раннего детства — панический страх перед медициной, ранние влюбленности и переживания — наглядно иллюстрируют все сказанное. Я безмерно благодарен своим родителям, отдавшим мне всю свою любовь и внимание. Согласно святоотеческому учению, в отношении каждого из нас еще до рождения существует ОПРЕДЕЛЕННОЕ (не абсолютное!) Божие ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ. Вероятно, что настойчивое усердие блудного беса есть не что иное, как СТРЕМЛЕНИЕ ПОГУБИТЬ ДУШУ БУДУЩЕГО ИЕРОМОНАХА еще «на взлете». Господь явил мне Свою поддержку через верующих бабушек Евдокию и Дарью, питая Своим Телом и Кровию в регулярном Причащении Святых Христовых Тайн.

...Но вернемся в детский сад. Хорошо помню томительные ожидания окончания дня, когда наконец-то придут мои родственники и заберут домой. Ненавистные «тихие часы», когда спать совсем не хотелось, но приходилось обманывать и притворяться спящим при входе нянечки или воспитательницы. Помню тихие, но бурные перешептывания в их отсутствие. Тамара Петровна, воспитательница, осталась в памяти как мама, добрая и понимающая.

Как-то играли в войну, бросали друг в друга глиняные камушки. Мне под руку случайно попался каленый камень, который полетел прямо в голову Андрею Кулыгину. Кровь, испуг! Медсестра сделала ему перевязку, а я стал просить у него прощения. Смекнув, что с этого можно получить выгоду, Андрей в обмен на прощение потребовал мой новый игрушечный автомат. Я согласился и попытался тайком вынести игрушку из дома. Мама вовремя заметила «сделку» во дворе дома с балкона, отругала нас обоих. Автомат остался у меня.

Ужас перед медицинским кабинетом, прививками, осмотрами зубов у стоматолога в эти годы еще более усилился. К этому добавились «пытки» пищей. Особенное отвращение я питал к детсадовскому молочному киселю с противной пенкой и винегрету. Помню, как все укладывались спать после обеда, а я в одиночестве давился обильно смоченным собственными слезами обедом. Очень любил рисовать и писать. Еще больше любил, когда старшие хвалили меня за удачный рисунок или красиво написанную букву.

В выходные и праздники ездили с родителями в Сырейку на мотоцикле ИЖ-49. На коленях у мамы в люльке под тентом было так уютно! Рядом за рулем папа — в шлеме и в очках. Романтика! За папой на заднем сиденье — сестра в белом шлеме. Пыль, грохот двигателя, гарь грузовиков и автобусов! Неизменно по пути туда и обратно мы заезжали в сырейские леса. Это было истинным блаженством! Родители называли лес — «наша дача», поскольку своей дачи у нас тогда еще не было и ее функцию выполняли обширный огород и палисадник у бабы Даши. Букеты цветов и лесных ягод являлись обязательным атрибутом при приезде в Сырейку и возвращении домой. Лесная клубника и земляника, дикие яблоки, ранетки, груши, грибы. А еще — вырезанные умелой папиной рукой свистульки из орешника, рогатки и луки из липы, со стрелами! Птичий хор! Какой там был птичий хор!

Родственников в деревне у нас было много — бабушка Даша, мамины родные сестра Александра и брат Михаил, сводная сестра Людмила и их дети. Интересно, что хотя мама и папа были из одной деревни, многочисленные папины родственники рано или поздно село покинули, а мамины — остались. Большинство детей, с которыми я проводил время в деревне, были старше меня, однако мне с ними было интересно, и они меня не чурались. Удивительно, но меня ни разу в жизни по-настоящему не били сверстники!

Появилась и с тех пор сопровождает меня по жизни высочайшая тревожность за судьбу близких. Помню, как-то в воскресенье баба Даша приехала из деревни, чтобы пойти в церковь (в городе было всего два храма, а в прилегающих к городу сельских районах — ни одного). У нас были гости, а я ожидал возвращения любимой бабушки. Вдруг пришла какая-то старуха в темных очках, сказала, что с бабой Дашей что-то случилось, и тут же торопливо скрылась. Что тут со мной началось! Оставаясь внешне спокойным, я переживал в душе настоящий ад. Когда спустя некоторое время баба Даша вернулась, сказав, что служба была длинная и что с ней все в порядке, я долго не мог прийти в себя от пережитого шока. До сих пор не пойму, что за ведьма нас тогда посетила! Впечатлительность и мнительность сильно мне мешали, но справиться с ними я не мог. То я начинал упрашивать маму купить у бабушки, торгующей семечками, сразу весь мешок, аргументируя это тем, что, наверное, ей нечего кушать и мне ее очень жалко. То я, рассматривая себя в зеркало, находил, что у меня слишком толстая нижняя губа и «наверное, у меня рак!» То, услышав о чьей-то смерти во время ночного сна, долго боялся засыпать. Душу изливал на листе бумаги, рисуя боевые самолеты, оружие, танки и вообще — ВОЙНУ. Когда мама мне выдавала чистую тетрадь для рисования, я почему-то погружался в какой-то тихий восторг: ЗДЕСЬ НИКТО, НИКОГДА И НИЧЕГО ЕЩЕ НЕ РИСОВАЛ! Я — ПЕРВЫЙ! Мистика чистой тетради! Тот самый аромат творчества, который будет потом сопровождать меня всю жизнь!

Сформированные в ПЕРВЫЕ ТРИ ГОДА ЖИЗНИ черты личности являются базисными, фундаментальными. В дальнейшем они лишь «обрастают» социальным фоном, дополняются оперативными навыками и шлифуются. В ЭТО ВРЕМЯ КАК НИКОГДА ВАЖНА ДЛЯ РЕБЕНКА МАМА. После отсечения пуповины в родах она продолжает питать своим молоком, материнским теплом, вниманием и любовью свое чадо. К трехлетнему возрасту младенец «встает на крыло» и должен учиться самостоятельно «летать». Это время, когда НА ПЕРВУЮ ПОЗИЦИЮ В ВОСПИТАНИИ ДОЛЖЕН ВЫЙТИ ОТЕЦ, а мама — уйти в тень и стать надежным тылом. Если этого не происходит, то в будущем человека ожидают волевая слабость, нерешительность, неврозы, супружеские проблемы и прочие неприятности. Неизбежно встречающиеся на пути препятствия и конфликты такой человек будет вынужден преодолевать «окольным» путем. Повышенная болезненность, манипуляция окружающими в социальных играх, демонстративное поведение, застенчивость, страх выяснения отношений — чаще становятся тягостными спутниками на протяжении всей жизни.

Первый опыт столкновения с реальностью в детском саду очень наглядно показал это. В нашей семье лидером была мама. Пусть это было очень мягко, тактично, но ВАЖНЕЙШИЕ РЕШЕНИЯ ПРИНИМАЛА ИМЕННО МАМА. Она умела тонко и деликатно подвести папу к заключительному шагу на пути к поставленной цели. «Подождем! Как папа решит, так и будет!» — постоянно мы слышали от нее. А ему казалось, что именно он все сделал. Благодаря такой мудрой политике ей удалось СБЕРЕЧЬ (у славян жена именуется еще и БЕРЕГИНЯ) папу до глубокой старости, несмотря на его слабое здоровье. У нее были очень серьезные причины так поступать. Она росла без отца.

И все-таки это не прошло для меня безследно, что и начало проявляться в детсадовском периоде моей жизни. От освоения «проблемной» реальности меня по-прежнему уводил настырный блудный бес, избравший в этом совсем еще «зеленом» возрасте тактику страстно влюблять меня в красивых девочек. Господь не оставлял меня, дав возможность ощутить радость ТВОРЧЕСТВА — нахождения рядом с Собою. Полагаю, что появившиеся скорбные жизненные обстоятельства в какой-то мере связаны с прекращением в ту пору моего пребывания в Церкви: со смертью бабы Дуни возить меня в храм стало некому.

Иеромонах Антипа (Авдейчев)

Продолжение следует.

См. также...

1371
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru