Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Капельки вечности

Записки редактора.


Молитва и дневник

Чем больше человек молится, тем меньше у него охоты писать дневники. Это даже по литераторам заметно, которым, как известно, «сам Бог велел…» Среди по-настоящему духовных людей нет ни одного или почти ни одного, кто бы регулярно, всерьез вел дневник. Нет, бывало, конечно, писали что-то для проформы (пошел туда-то, сделал то-то, выпил с тем-то), но это совсем не те доверительные дневники, беседы с самим собой, как это водится у людей душевных. Например, дневники Пришвина ценнее его повестей. Интересны дневники Блока. Они как бы вводят нас в творческую лабораторию этих авторов, делают их внутренний мир понятнее для нас. А вот Достоевский дневников не вел никаких. А только рабочие записные книжки — куда заносил все по-настоящему важное, что случилось, а это может быть и прочитанная книга, и сон-видение, и какая-то вдруг пришедшая в голову мысль или просто удачно найденное словечко… А то и сообщение о припадке падучей. Но все это — от глубоко личных записей и до глубочайших мыслей о вере, народе — носило исключительно прикладной, рабочий характер. И никакой самоценности в его глазах не имело. И потому, наверное, имеет ценность для нас.
Люди высокой духовности скорее скрывали в дневниках свой внутренний мир — дневники Царя-Мученика Николая Второго лаконичны, событийны и не слишком много нового открывают для нас, кроме череды внешних обстоятельств и фактов. Ибо он горячо молился, и подлинный «дневник» был для него разговор с Богом! А молитва, если сказать красиво, это вышитые на Небе духовным бисером огненные слова… Его подлинный «дневник» был обращен в Вечность…
Зато как словоохотливы, если не сказать болтливы, в своих дневниках люди со слабой или искаженной религиозностью! Толстой, например, вел сразу несколько дневников. Один, так сказать, публичный, для потомков. Другой для жены, третий для самого себя (но тоже, надо думать, в надежде на внимание потомков). Вообще, чаще всего дневники пишутся не только для себя. Это как бы искаженное неверием желание исповедоваться, оправдаться — перед собой, потомками, но только не перед Богом. Люди, забывшие о таинстве покаяния, обманывая себя и других, прибегают к этому средству…
Ну и хочется покрасоваться еще — не вечно же оправдываться!
Пишу это, наверное, лишь затем, чтобы самого себя успокоить: уже год как забросил последний свой дневник. И он лежит на столе с немым укором. Неужто за этот год не случилось ничего такого, что стоило бы занести в эту книжицу? Если бы еще молился как следует…
Что скажут потомки?.. Да ничего они по этому поводу не скажут! Им и без моего дневника будет о чем поговорить…
Но нет правил без исключения. А может, и правила такого нет.
Имею в виду дневники святого праведного Иоанна Кронштадтского. Я бы эти недавно изданные тома сделал доступными лишь «для служебного пользования». Но, впрочем, кто же их и будет читать из, так сказать, незаинтересованных лиц? Я прочел лишь малую часть этих дневников, какие-то обобщающие выводы делать не берусь. Но впечатление, не скрою, осталось сложное. Ясно, что за каждой строчкой стоит духовный атлант, своей дерзновенной молитвою державший, как небо, Россию… Ясно! И все же не оставляет чувство, что атлантом быть 24 часа в сутки и ему было непросто. Поражает соседство святости и обыденности. Хотя, конечно, чему же тут удивляться? Немало там «человеческого, слишком человеческого». Можно даже соблазниться, если ухитриться не разглядеть, какова сила его покаяния, какова огромная внимательность к себе и какая строгость в оценке своих даже самых мельчайших движений души, своего «невидимого человека». И все же впечатление такое, как будто читаешь партитуру гениального композитора, записанную ночью, после озарения — но еще не отшлифованную дневным сознанием…
Особенно поражает его предсмертный дневник. Тут он еще откровеннее с нами. Зачем, почему — это уже тайна его светозарной личности. Приведу только несколько выписок из его дневника, они скажут больше любых слов.

«Тайный ропот на Бога из-за дурной погоды — сырой, холодной. Сознаю свой грех и каюсь, виню себя; достойны мы по грехам своим еще и худшего. Пощади, Господи! Персть есмь.
Ни одна капля дождя не прольется без воли Божией. Помни это и не ропщи на излишество дождя всяк день — 25 июня.

Благослови, Господи, Собор Архипастырей и пастырей и всех собравшихся на съезд, или Собор, и буди посреди их; глаголи в них. Как в пророках и в древних отцах святых Вселенских и Поместных Соборов, во славу Твою и во благо и славу святой Церкви.

Я должен буду скоро оставить землю — прочь пристрастие нелепое, мертвящее ко всему земному; да возлюблю единое на потребу (Лк.10, 42), да возлюблю единого Господа, мое сокровище жизненное, неистощимое.

15 августа 1908 г. Господи, запечатлей (запечатай, церк.-славянск. — ред.) уста и иссуши руку у В(асилия). Розанова, глаголящего хулу на Всероссийский Киевский съезд миссионеров (выделено автором — ред.).
Господи, повели Суворину поместить мой ответ ругателю святыни Розанову в газете «Новое время».
15 августа. Поздно вечером спросил себе зрелую дыню — дала прислуга очень зрелую и сладкую. Я увлекся, съел более, чем надо и расстроил живот и мочевой пузырь раздражил, вред сделал сам себе. Согрешил пред Богом и пред собою.

От излишнего употребления мною простокваши — безчисленный вред: постоянная боль, режущая боль. Не есть простокваши; довольно с тебя Святых Таин. Аминь.

24 августа. Доколе, Господи, терпишь злейшего безбожника, смутившего весь мир, Льва Толстого? Доколе не призываешь его на суд Твой?.. Господи, земля устала терпеть его богохульство.
Причащение Святых Таин в каждую Литургию меня делает здоровым, мирным, обновленным. Благодарю Господа, оживляющего меня сими чудными Тайнами. Сколько сокрыто величайших дарований в Литургии. Христиане Православные! Боготворите Литургию, боготворящую нас по милости Божией! Священники и миряне, обновляйтесь ею всякий день.

1 сентября. Господи, Владыка царств и народов! Разгони вскоре изменническую Думу Государственную — да не будет ни одного из членов ее; избери угодных Тебе людей.
8 сентября. Господи, крепко молит Тебя о исцелении своем тяжко больная Анна (Григорьевна) через мое недостоинство. Исцели ее, Врачу душ и телес, и удиви на нас милость и силу Свою.

Господи, прости мне движение гнева на слугу мою Евгению. Я Тебя огорчил и Духа Святого опечалил. Каюсь.

Где будут на Страшном Суде наши начальники и профессоры Академий, Университетов и всех высших, средних и низших заведений со своими питомцами? — По достоинству своего духа или недостоинству каждый получит свое. Но содомлянам и гоморрянам, тирянам и сидонянам, ниневитянам и прочее будет отраднее, нежели христианам, принадлежавшим к Церкви Христовой, имевшим Евангелие, Богослужение, Таинства и пренебрегшим всем этим.
Что? Жутко, господа? Спешите исправиться все; Суд приближается».

…И все эти жемчужины молитвенных чувств даже здесь порой соседствуют с мельтешащей суетой будничной жизни пророка… Как странна сама мысль, что и у пророка может быть будничная жизнь! И все же святой Иоанн показал нам, каким должен быть настоящий дневник Христианина: он должен стремиться к молитве, в финале доходя до полного слияния с ней.

Испытание огнем

Чтобы убедиться в немощности нашей веры, достаточно вспомнить о древнем обычае «испытания огнем». И сразу лукавый разум подскажет выход: это прелесть! Это что-то не наше, а католическое!.. А суть обычая заключается в том, что суд передается из земных инстанций Небесным — и правду открывает Сам Бог! Путем очевидного для всех знамения!.. Два спорящих решаются войти в огонь с верой, что прав окажется тот из них, кто не сгорит… Или выходят на поединок уверенные, что победит не более сильный или удачливый, а более правый… Да, обычай этот католический, а значит, и сюда внесли они то, что отделило их от Истины — гордыню. Не смиренно это, идти в огонь перед публикой, ожидающей надлежащего эффекта. А в случае, если ненароком выживешь, всю оставшуюся жизнь люди будут шептать тебе вслед: смотрите, идет чудотворец… Не Православно это…
И тем не менее! На нашей почве этот обычай тоже присутствовал, хотя и не в такой дерзновенной форме. Можно, конечно, идти на дуэль уверенным, что раз ты прав, то Бог отведет от тебя вражью пулю. Но гораздо вернее считать, что ты недостоин чудес, и смиренно предоставить суд Богу — без красивых жестов, а делом самим… А уж Бог свое слово скажет — когда Ему это будет угодно, а не когда это за Него решили спорщики-дуэлянты. К тому же более Православно считать, что именно проигравший ближе к истине… Кто победил в самой известной у нас дуэли: Пушкин или Дантес? Ответ очевиден, хотя, сообразуясь с логикой средневекового француза или итальянца, правда была на стороне более меткого стрелка… Но даже представить страшно, что было бы, завершись дуэль убийством Дантеса!
Но традиция эта, испытывать правду Божию вопрошанием знамения, однако, освящена Преданием нашей Церкви. Иосиф Обручник был выбран в Хранители Пресвятой Богородицы не просто жребием — а после прямого взывания к Богу о чуде. И его жезл зацвел! А что это, как не знамение?
А путь Святителя Алексия в Орду, с одной целью — отвести от Руси напасть, исцелив от слепоты ханшу Тайдуллу, чем не испытание огнем? И он это испытание выдержал. Вся истерзанная набегами кочевников страна ждала от него в то время не проповеди и даже не жертвы — чуда! И чудо случилось…
То же сделал и его современник — святой Стефан Пермский! Который загнал языческого жреца Пама сначала в костер, а потом и в полынью, доказав всем — и ему! — истинность нашей веры!
А Батюшка Серафим, приклонявший своей пламенной молитвой сосну во уверение, что он должен заботиться о Дивеевской общине!..
Но это все же святые… Однако история донесла до нас имя иеросхимонаха Иоанна (+ 1849 г.), который на глазах у старообрядцев достал со дна кипящего котла горсть песка во утверждение истинности Православной веры! Его не прославили как святого, и память о нем едва сохранилась (благодаря писателю Нилусу, рассказавшему об этом подлинном случае). Но интересна разница наших чудес с католическими «чудесами». У нас чудесные знамения носили в основном миссионерский характер. И производились «за други своя», во уверение многих, а не в доказательство собственной правоты. Со своим личным обидчиком преподобный Стефан Пермский судиться в костер не пошел бы, как это был готов сделать пламенный католик Савонарола. Зато можно предположить, пошел бы в костер вместо него… Как это сделала спустя несколько столетий другая русская святая — монахиня и поэтесса Мария (Скобцова), шагнувшая в газовую камеру вместо приговоренной к казни еврейки… И свое испытание огнем она выдержала, хотя и погибла в нацистском концлагере. А это чудо — больше, чем то, которое рассчитывал совершить Савонарола в разведенном в центре Флоренции костре. Но так и не совершил.

Где родился, там и пригодился

Очень мудрая пословица! Мы вот все мечемся по свету, забыв и эту, и другую пословицу: «За морем корова полкопейки стоит, да перевозка — рубль». Пятнадцать лет назад возле самарского села Кинель-Черкассы в совхозе Большевик жила старушка — баба Мотя (жива ли она сейчас? Бог весть! Племянники ее, одинокую, несколько лет назад увезли к себе в Кинель-Черкассы). За всю свою долгую жизнь она ни разу (!!!) не покидала родного села дальше чем на несколько километров. А ведь время было лихое — в ту пору усидеть на месте было мудрено. Война, голод, разруха… Тогда разбухали города как раз за счет беженцев с деревень. Манили, наверное, и ее светлые дали. Но она не тронулась с места. В церковь ездила в Кинель-Черкассы, по соседству. Там храм почти не закрывался… А все остальное было и в ее родном селе: небо, дом, земля… Что еще надо? Один раз только, в войну, она ездила ночью в Куйбышев с подводой дров. Тогда в нашем Оперном театре располагался эвакуированный из столицы Большой. Туда-то, к ни разу не виданным ей балеринам, тенорам и сопрано, везла она, совсем еще девочкой, дрова в студеную зиму. Но было это ночью, так что ни города, ни тем паче театра она так и не увидела. Уберег ее Господь! А то, останься она на спектакль, ее непременно бы поразила мишурой да пустыми блестками постановка, и уже не с таким благоговением потом ходила бы, может, она в Божий храм…
А не потому ли попускает нам Бог это новое тяжкое искушение — биометрические и электронные загранпаспорта, чтобы хотя бы остаток верных Своих сохранить от вечного русского шатания по заграницам? Уже появляются туры «По святыням Франции… Турции… Германии…» А потом дойдет дело до Нидерландов или Испании… Маршруты паломнических поездок вот-вот надежно сольются с маршрутами туристических туров. И это вместо единственных и дорогих — Иерусалима, Афона да Бар-града! А ведь границы, как сказано одним Святым Отцом, созданы Богом как раз для того, чтобы менее развращенные народы не так сильно соприкасались с более развращенными. Чтобы грех не перетекал свободно от одних к другим. Ибо народы не в одинаковой степени подпадают под власть нечистых духов… Об этом невольно думаешь, видя, как центр Злата-Праги сегодня тонет в пьяных ордах немцев, шотландцев, сутенерах-неграх… Границ там теперь нет, так что оргия принимает международный характер… А подлинному сближению народов границы никогда не мешали. Ведь только во Христе «нет ни эллина, ни иудея». И еще… в пьяной толпе — но это уже совсем другой полюс…
А святынь у нас в России не меньше, чем в Германии или Англии. И они всегда с нами, рядом. Только не ленись! И столько их, что и нескольких жизней не хватит, чтобы везде побывать…

Снова о путешествиях…

По организации, в которой я работаю, прошел слух, что все начальники отделов вскоре поедут на отдых в Сицилию. На пять или шесть дней. Я так обрадовался! Стал возбужденно соображать, чем Сицилия знаменита. Ну, первое, что сразу пришло в голову, — это, конечно, мафия. Но мне это неинтересно. Потом вулкан Этна. Это уже «теплее». Глядя на огнедышащий вулкан, самый крупный в Европе, наверное, хорошо будет подумать об аде, о вечных муках и о своих грехах. Обязательно посмотрю на вулкан, если представится такая возможность! Но больше всего интересовали, конечно, святыни. С этим оказалось сложнее. Никаких святынь в Сицилии я навскидку не вспомнил. Но интернет и в этом помог. Вскоре я уже многое знал о сицилийских святынях и святых. Там подвизался Святитель Лев Катанский, который вошел в огонь вместе с обнаглевшим волхвом, спалил его, но сам не сгорел (к теме «Испытание огнем», см. выше). А святая Агафья! (Агата, как зовут ее католики.) Это же покровительница дивного острова! Ее святые мощи хранятся в соборе не то в Катании, не то в Палермо. Есть еще и Лучия (по-нашему Лукия), которую бесноватые сицилийцы тянули в публичный дом, но так и не справились — кишка тонка… Дивная святая, покровительница девства… А ведь еще на этом чудо-острове подвизался святой отрок Вит, которому надо молиться от припадков падучей, от насилия дьявола… А есть еще где-то и чудотворная икона — Сицилийская Богородица… Есть древние катакомбы в Карфагене.
Дивная, святая земля! Вот, значит, какие удивительные встречи меня ожидают в Сицилии! Можно будет и помолиться, и отдохнуть на море… Воображение уже рисовало этакий духовно-развлекательный паломнический тур, где кислое сицилийское вино и средиземноморские пляжи легко и комфортно сочетались с поездкой в карфагенские катакомбы и к дышащей адским пламенем Этне… Я уже заранее полюбил этот еще недавно такой далекий остров. Он для меня вдруг наполнился дивным восточным ароматом, средиземноморской романтикой, древностью. А святые, его прославившие, стали для меня близкими — их славные жития я прочел впервые и начал им молиться…
Через несколько дней вдруг выяснилось, что мы на Сицилию не поедем. Начальство решило премировать нас как-то иначе. И уж точно не так романтично, как ожидалось. Я, конечно, расстроился, но совсем ненадолго. Осталось ощущение, что я в Сицилии все-таки побывал. Куда бы еще вот так же съездить? Мир-то велик…
А отпуск свой я снова провел в деревне. Пил молоко и ел творог. Мылся в бане. Ездил на святой источник в соседней Беловке. Лето удалось.

Венецианский дурман
(в продолжение темы)

Лет восемь или девять назад я вместе с группой паломников побывал в дивной Венеции и очень полюбил эту невообразимо-сказочную часть Италии. Молился там у мощей Апостола и Евангелиста Марка (с тех пор питаю к нему особенную любовь!). Ездил на пароходике по водным улицам, вдыхал тонкий аромат какого-то утонченного умирания, которым полна Венеция… А по возвращении домой что-то загрустил о романтике странствий. Особенно вспоминалась и притягивала почему-то именно Венеция. С тоской помышлял о том, доведется ли мне еще хоть раз, хоть краем глаза взглянуть на этот дивный мир, словно бы сотканный из полузабытых снов… Во сне и пришло исцеление от этого венецианского дурмана. Как-то ночью привиделось мне, будто я снова в Венеции. Город готовится к карнавалу (а к нему там всегда готовятся — всюду продаются карнавальные маски и прочая атрибутика — такой вот туристический бренд). Я захожу в магазинчик сувениров и вижу там множество самых разных масок — от забавных до жутковатых — и хочу выбрать себе одну, чтобы увезти на родину как сувенир, на память. Долго выбираю, но никак не могу остановиться на чем-то одном… В итоге решаю и вовсе ничего тут не покупать, но продавец знаками дает мне понять, что подарит мне одну из масок и протягивает какую-то из них, объясняя жестами, мол, бери, безплатно… И я беру. И вижу, что мне подарили маску… свиньи. Отвратительной такой отъевшейся хряки.
…Свинью подсунули! С тех пор о Венеции не тоскую.
Как рукой сняло.

Необычный туалет

Приятель вернулся из пензенской Соловцовки, где некогда подвизался великий святой Иоанн Оленевский. И вот что он мне рассказал:
— В селе этом есть необычный туалет. Одной женщине в Москве было видение — ночью услышала голос, что надо ехать в Соловцовку и строить там… туалет. Долго искала на карте это село, наконец нашла, но не решилась поехать. Странно как-то — туалет строить! Вот часовню, храм, это да, а тут вон как… Не поверила. Тогда видение повторилось. Что же, пришлось ехать. Взяла денег и отправилась в пензенскую глубинку. Там нашла местного священника и, протягивая деньги, смущенно сказала про туалет. А он сначала удивился)ведь возле церкви был туалет, а потом, напротив, очень обрадовался. Ведь в стороне от храма святой источник из земли бьет, люди к нему едут и едут, а туалета рядом нет. Так что вокруг святыни людям порой приходится испражняться… Вокруг святого родника — и такое непотребство…
Теперь вот построили каменный туалет. Стало все культурно. А туалет стал еще и достопримечательностью — на него показывают паломникам, ту женщину добром поминают…
Едва ли не всю Православную прессу облетели крылатые слова русского американца игумена Германа (Подмошенского), сотаинника иеромонаха Серафима (Роуза) о том, что в современной России самое большое диво — Православные выставки-ярмарки. Это, наверное, так и есть. Но меньше известны другие его крылатые слова. О том, что таких отвратительных туалетов, как в Москве, он нигде во всем мире больше не видел… А объездил он едва ли не все континенты. И пока, говорил он, эта сфера находится у нас в таком жутком инфернальном состоянии, о подлинном духовном возрождении страны говорить еще рано. Как-то вроде бы диковато звучит: духовное возрождение — и туалеты… Но это только на первый взгляд, ибо во всем, по слову Оптинских старцев, нужно искать великий смысл. Не только в высоком, но и в низком.
Но если столичные туалеты ему не понравились, то что же тогда говорить о туалетах в провинции? Это зрелище и вовсе не для слабонервных и иностранцев. Видно, это чудо не для одной Соловцовки было.

«Блаженны миротворцы…»

Люди есть люди, и страсти борют даже самых духовных из нас. Но каждого — на свой лад. А чем духовнее предмет спора, тем страсти действуют тоньше и, я бы сказал, изысканнее.
Недавно в Крестовоздвиженском храме Самары обрели икону — Умиление Божией Матери. Она была вставлена в киот другой иконы, которую принесли для реставрации в этот храм. Казалось бы, радоваться всем и радоваться. Ведь чудо же!.. Но и тут враг сразу повел свой тонкий подкоп. Оказалось, раньше икона эта долгое время хранилась в другом храме нашей епархии — Михайловском, что в Красном Яру. Ну и красноярцы осерчали на самарцев, потребовали свою икону обратно. Сумели даже как-то ее к себе и увезти. Дело, естественно, перешло на суд Архиерея. Силы были примерно равны: настоятели обоих храмов — благочинные, люди в нашей епархии известные, а ведь кого-то из них (по житейской логике вещей) непременно придется обидеть… С одной стороны — икона явила себя в Самаре, и с волей Самой Царицы Небесной нельзя не считаться, с другой — «право собственности» даже и в духовных делах вещь не самая последняя. Как же быть? Ведь уступать, понятно, никто не хочет. А за каждым из священников — десятки прихожан!
Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий решил этот спор так: икону… поделить! Со дня празднования иконе Умиление Божией Матери и до Рождества Пресвятой Богородицы она будет находиться в Красном Яру, а все остальное время — в Самаре, кроме заранее оговоренных праздников. Причем икону несут туда Крестным ходом из одного храма к другому…
Только разрешился миром этот спор, а на суд Архиерея поступила новая духовная тяжба… В незапамятные времена икона Святителя Николая явилась в источнике возле села Беловка Богатовского района. И хранилась с тех пор в местном Покровском храме — в прекрасном дорогом окладе, сделанном стараниями сельчан… В годы лихолетья икона затерялась, а потом явилась вновь — но теперь уже в Никольском храме села Богатого. Туда принесла сохраненную святыню одна прихожанка…
Священник Покровской церкви потребовал икону назад. Священник Никольской церкви отдавать ее не спешил… И у каждого — своя правда! За тем и другим священником, опять же, стоят прихожане… Как отнесутся они к «слабости» своих настоятелей, одного — готового отдать святыню, другого — отказаться от нее? Не поймут… как пить дать — не поймут!
Но Владыка Сергий вновь принял мудрое соломоново решение: икона до Петровского дня теперь хранится в Беловке, а после него — в Богатом… Страсти сразу улеглись, наступил мир. И те, и другие прихожане радуются: с нами святыня! Можно, конечно, было гордиев узел этот одним махом разрубить — в чью-то пользу. Ведь дело это нехитрое, рубить сплеча, а распутать — оно всегда труднее, хотя и правильнее…
…Этим летом мне довелось побывать в обоих храмах. В Беловке — после посещения Никольского родника, места явления иконы Святителя Николая. В Покровском храме мне сказали спокойно, без сожаления, что икона сейчас в Богатом, но ровно через полгода вернется к ним в свой замечательный киот. А в храме села Богатого отец Александр Пашков успокоил меня, сказал, что икона обязательно выносится для поклонения верующим на каждой Божественной литургии, и мне, конечно, удастся приложиться к чудотворному образу…
Долго молился я возле этой небольшой явленной деревянной резной иконы очень тонкой (возможно ведь, и неземной, Ангельской!) работы, на которой Святитель Николай держит в руках меч и храм. Созидает и защищает, милует и наказывает. Какое высокое и трудное служение у Архиереев Божиих! Во все времена…

На снимках: св. прав. Иоанн Кронштадтский; причисленная к лику святых монахиня Мария (Скобцова); икона св. Иоанна Оленевского; явленная в Самаре икона «Умиление» Божией Матери.

Антон Жоголев
18.08.2006
827
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Информация будет добавлена на сайт после проверки администратором.

Новые комментарии будут добавлены на сайт после проверки администратором.





Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/public_page_8613): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262