‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Любовь моя Пермь

Записки матушки Марины Захарчук.

Записки матушки.

Что может быть связано с городом, в котором пришлось пережить самые тяжелые часы, дни жизни? В котором сын подвергался смертельной опасности, в котором врачи делали всё возможное, чтобы отвоевать его у скорой смерти, поставить на ноги, продлить жизнь на как можно большее время?

Что всплывает во мне при слове Пермь? Страх? Боль? Ожидание? Благодарность? Всё это, да. А еще - любовь. Любовь к большому городу, к его улицам, храмам, к его людям. Такая, что хочется этой любовью делиться.

В Перми я была трижды. И все три раза привозила сюда сына, в Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии им. Суханова, где ему каждый раз делали операции на сердце. Но по-настоящему я узнала Пермь только минувшим летом. Два предыдущих раза город я видела только из окон такси да поезда, так как всё остальное время находилась с сыном-подростком в больничных стенах. И запомнила из этих дорог только огромную, объемную, сложенную из бревен букву П - символ Перми, широкие улицы с нестандартными, непохожими друг на друга домами, да мост через большую красивую реку.

Но вот сын вырос, и теперь мне предстояло коротать ожидание не в больнице, а в стенах съемной квартиры.


Матушка Марина Захарчук на набережной Камы у одного из символов города - надписи «Счастье не за горами».

Ну не бывает в жизни случайностей! Квартира, которую через интернет снял для меня один из старших сыновей, находилась на Екатерининской улице, совсем рядом с красивейшим старинным храмом. Почти каждое утро (которое начинается здесь на два часа раньше привычного для меня московского времени) я просыпалась под звон колоколов и, наскоро собравшись, спешила в храм Вознесения Господня. Здесь же встречала и праздник святых первоверховных Апостолов Петра и Павла - день, когда сына оперировали. На этот раз обошлось «малой кровью» - зондированием сердца через артерию.

В квартиру я приходила только ночевать. Всё остальное время, целых восемь дней, гуляла по городу - исходила его пешком весь (во всяком случае, центр). Ну а в самый первый день, еще вместе с сыном, мы гуляли по набережной Камы. Красивая, могучая река. И первое, что увидели мы на набережной, - огромные буквы: «Счастье не за горами». Как же верно! Ведь счастье - от слова сейчас, это то, что происходит с нами сегодня, и надо жить и радоваться каждому дню.

Во время прогулки по Каме на теплоходе я сразу же обратила внимание на храм, казавшийся маленькой игрушкой на фоне темной зелени. Наш маршрут оказался как раз до этого храма - вернее, комплекса храмов, потому что это был Богоявленский мужской монастырь. Полюбовавшись на него с воды, я, конечно же, решила добраться до него по суше, что и осуществила в один из дней.


Храм Вознесения Господня в Перми.

Очень необычной оказалась история этого монастыря. Он еще совсем молод. В 90-е годы минувшего столетия один состоятельный человек купил в живописном месте на берегу Камы участок земли для строительства дома. Через некоторое время, что называется, осмотревшись, он с удивлением узнал, что вокруг расположилось целое экуменическое собрание - здесь собирались на встречи баптисты, кришнаиты, но нигде поблизости не было Православного храма. И этот человек построил на своем участке вместо дома деревянный храм в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница». И передал его епархии. Храм начал действовать как скит одного из монастырей, а в 2004 году преобразован в самостоятельный монастырь. Работы по строительству здесь в самом разгаре. А бизнесмен-благотворитель уехал в Москву, где спустя время принял сан диакона, а затем и священника Русской Православной Церкви.

Когда мы плыли на теплоходе и любовались городом, я с радостью увидела, как много в нем Православных храмов. За всё время моих прогулок мне встретилась только одна (но очень красивая) мечеть. Хотя - помню это по пребыванию с сыном в больнице - в городе много мусульман. Там же, в больнице, я узнала и то, что наше представление о людях этой религии порой весьма ограниченно - зачастую, говоря о мусульманстве, мы представляем себе фанатично настроенных людей. На самом же деле простые люди отличаются сердечностью, а здесь, в больничных стенах, - состраданием, желанием помочь, облегчить боль. Оба раза, как я лежала вместе с сыном в Центре сердечной хирургии, самыми доброжелательными были медсестры и нянечки из мусульман. Они, привыкшие - казалось бы - к страданиям и боли, переживали за моего сына, как за собственного ребенка, и так же радовались, провожая нас домой.

Наверное, нужно сделать небольшую остановку в моих восторженных воспоминаниях и обратиться к истории.

Сам город Пермь был основан в 1723 году по указу Императора Петра Первого - Василием Никитичем Татищевым. Кстати, однажды, гуляя по городу (чаще всего эти мои гуляния были незапланированными - что называется, куда глаза глядят), я наткнулась на маленький уютный Татищевский скверик (как значилось на табличке) - небольшую нишу посреди улицы, где скамейки для отдыха перемежались стендами, рассказывающими о создании города. Такие уютные скверики-ниши на улицах Перми - обычное явление. И хочется от души поблагодарить архитекторов, предусмотревших такое утешение для приезжих и просто гуляющих горожан. Особенно кстати оно было в жаркие июльские дни - время самых настоящих белых ночей.

Так же случайно, как Татищевский скверик, возникали на моем пути тенистые аллейки у памятника Борису Пастернаку, который недолгое время жил в Перми, или Пушкинский скверик - с памятником великому поэту и композицией иллюстраций из металла к пушкинским сказкам. Да и просто лавочки, скамейки, расставленные на пути, небольшие фонтаны, даже длинный ряд деревьев и скамеек прямо посреди проезжей части или цветочная аллея, разрывающая поток машин, - всё это очень помогает путешественнику. Добавьте к этому еще многочисленные уютные «забегаловки» - недорогие столовые, кафешки, перекусочные, блинные с фирменным названием «Сковородка» и загадочные заведения общепита с вывеской «Посикунчики». Под этим забавным словом скрываются… жареные во фритюре вареники - крохотные пирожки с самыми разными начинками, от которых оторваться просто невозможно.

А еще в Перми очень приветливые люди вообще и водители автомашин в частности. Здесь можно смело ступать на «зебру», не глядя по сторонам. Ты еще даже не знаешь, нужно ли тебе на другую сторону улицы, лишь немного замедляешь шаг, а машины уже встали, как вкопанные, ожидая твоего решения.

Одна моя приятельница, узнав, что я побывала в Перми, заметила: «А я про Пермь знаю только то, что там соленые уши. Только кто их видел?» Я, я видела! Прямо посреди Компроса (так называют пермяки свою главную улицу - Комсомольский проспект). Памятник из бронзы, в котором каждый может увековечить себя, всунув голову в отверстие для лица и нажав кнопку фотоаппарата. Я не стала этого делать. Точнее, кнопку нажала, а голову оставила при себе. Соленые уши пермяка - история скорее драматическая, чем комическая. Задолго до основания города на пермских землях развивалось соледобывающее дело. Почти каторжная работа! В местах, где «пряталась» соль, строили огромные амбары, в которых, с помощью специальных технологий, из воды по широкой трубе поднималась соляно-песчано-водная взвесь; после отстоя, когда песок оседал вниз, соль выпаривали из воды на огромных сковородах. При этом температура воздуха в амбарах была около +80 градусов. Мешки с солью рабочие перетаскивали на плечах, соль разъедала тело и особенно голову, покрывая всё незаживающей коростой. Под одеждой ее не было видно, а вот уши сразу «выдавали» рабочих-соледобытчиков. Сейчас от того времени остались только памятники. Я видела один из них - в этнической деревне Хохловка (ударение на первом слоге) под Пермью. Старые солеваренные «цеха» расположились на берегу реки с роскошными мраморными скалами. А сам этнический комплекс включает в себя старинные русские и коми-пермяцкие деревянные избы с обстановкой и хозяйственными надворными постройками, мельницу и красивейшую деревянную церковь, находившуюся в мой приезд на реставрации. А еще - огромную территорию с редкими растениями и участками посевов зерновых культур и льна. Красота неимоверная!


Пермь известна своей деревянной религиозной скульптурой. В Пермской художественной галерее находится крупное собрание скульптур. На снимке - вырезанный из дерева образ Христа Спасителя в терновом венце.

Пермь как город хотя существует всего три столетия, название ее упоминается в летописях еще в 1113 году. Как полагают исследователи, произошло оно от финских слов пэря маа - дальняя земля. В те далекие времена пермские земли населяли язычники-деревопоклонники. Они обожествляли деревья и делали деревянных «богов», которых воспринимали уже не как статуи, а как реальное божество. Христианство пришло к пермякам вместе со святителем Стефаном Великопермским в XIV веке. Язычество искоренялось нелегко. Но даже крестившимся пермякам очень трудно было расстаться с идолами. Вот и было принято решение в отдельно взятой новообразованной епархии наряду с иконами устанавливать в храмах скульптурные изображения святых и Господа Иисуса Христа. Так сказать, на переходный период от язычества к христианству. Некоторые из этих скульптур дожили до наших дней и сегодня выставлены в одном из залов Пермской художественной галереи. Эти пермские религиозные скульптуры сейчас весьма популярны. Выставка пермских скульптур путешествует по городам России, а сейчас эта выставка проходит в Самарском краеведческом музее.

Кстати, «наткнулась» я на художественный музей тоже совершенно неожиданно. В одну из прогулок увидела далеко впереди высокий шпиль церковной колокольни и пошла к нему. Это оказался стоящий на берегу Камы величественный Спасо-Преображенский собор. Который, к сожалению, оказался не действующим храмом, а художественной галереей. Хочется верить, что со временем власти города найдут для картин более подходящее место, а храм будет отреставрирован и возвращен Церкви. Пока же в нем ведется реставрация многоярусного иконостаса - очень красивого, старинного, величественного (кое-что удалось углядеть в проем между залом религиозной скульптуры и верхним ярусом иконостаса).

Сами скульптуры («пермские боги», как совершенно неправильно называют их здесь) поражают, с одной стороны, игрушечностью, а с другой - намоленностью, исходящей от них (хотя молиться, в нашем понимании, на эти «игрушки» невозможно). Смотришь на них - и видишь просоленное лицо рабочего, обращенное с верой и надеждой к христианским святым. Мне кажется, они очень похожи: эти безыскусно вырубленные топором и долотом лики - и лица безхитростных тружеников из прежних веков. Больше всего, очевидно, жителями этих мест почитались - конечно, после Христа Спасителя - Святитель Николай, мученица Параскева Пятница и великомученица Екатерина. Есть тут и Архангельский лик. В руках у некоторых Архангелов - инструменты каменотесов, ведь это одна из важнейших специальностей уральских рабочих. Кстати, в очень интересном Музее пермских древностей представлена, кроме скелетов ископаемых животных, замечательная коллекция уральских самоцветов. А недалеко от железнодорожного вокзала есть Парк камней - еще одна достопримечательность города.

Уже в самом конце своего пребывания в Перми я набрела на Успенский женский монастырь. Его совсем не видно в ряду старинных и новых зданий, и только подойдя вплотную, понимаешь, что ты оказался у церковных стен. Небольшая территория расцвечена цветами и стендами, на которых воспроизведена история монастыря. Когда-то это была главная святыня города. Монастырь был открыт в 1873-м году. Средства для его создания выделили пермские купцы - Григорий Козьмич и Федор Козьмич Каменские. Сегодня недалеко от монастыря в небольшом скверике установлена скульптурная композиция с гранитным крестом. А на территории монастыря захоронены игумении Руфина и Нина Каменские, настоятельствовавшие здесь в первые годы. При монастыре были открыты: женское епархиальное училище, церковно-приходская школа, приют для девочек, странноприимная гостиница, больница и богадельня. Сестры-монахини наладили производство церковной утвари и свечей и обезпечивали своей продукцией почти все храмы епархии. Здесь провели последние дни своей земной жизни преподобномученицы Великая Княгиня Елисавета и инокиня Варвара.

Однажды, гуляя по «своей» Екатерининской улице Перми, я присела отдохнуть в очередном крошечном скверике. И обратила внимание на здание на противоположной стороне улице. На нем находилась памятная доска. Перейдя дорогу, прочитала надпись: в этом доме останавливался Великий Князь Михаил Александрович Романов во время ссылки. Сосланный новой властью в Пермь, Великий Князь первое время находился в тюрьме, но затем его выпустили с тем условием, что он будет ежедневно отмечаться в ЧК. Поначалу Михаил Александрович жил в гостинице, но потом к нему приехала жена, и он снял вот этот дом - усадьбу Тупицыных на Екатерининской, надеясь прожить здесь с любимой супругой оставшуюся жизнь. А жизнь оказалась очень короткой. Большевиков раздражала популярность Великого Князя: стоило ему появиться в каком-либо месте, как тут же собирались толпы народа, стремившиеся хотя бы посмотреть на того, кому Царь Николай передал верховную власть. Михаилу Александровичу приходилось гулять поздно вечером, чтобы не так сильно привлекать внимание. Но участь его уже была решена. В ночь с 12 на 13 июня 1918 года, тайно (как это обычно делали большевики) он был зверски убит. Могила его неизвестна. В спешке палачи просто бросили тело на обочине дороги и забросали ветками. Говорят, что когда они вернулись на следующий день, чтобы закончить свою «работу», тела они не обнаружили. Так совершилось убийство члена Царской фамилии. К сожалению, фотографию дома сделать мне не удалось - дом сплошь обсажен деревьями.

…После революции Успенский монастырь был закрыт. Главный храм - Успенский, с росписью Васнецова, - был разобран в 1928-м году. А в 1967-м едва не снесли и Казанский храм, и только заключение экспертной комиссии об уникальности сохранившейся росписи спасло его от уничтожения. Вновь Успенский монастырь был открыт в 1993-м году. Сейчас в нем подвизаются 60 инокинь.

Помолившись и заказав очередной сорокоуст о здравии сына, я вернулась «домой». А уже на следующий день прощалась с замечательным городом, где живут улыбчивые люди, где так много зелени и уютных местечек для отдыха, где в жаркий полдень можно искупаться в фонтанах на площади у дома правительства, где несет темные воды величественная Кама, по набережной которой я гуляла каждый вечер, где закат раскрашивает небо с восьми вечера до двенадцати ночи, где в операционных кардиохирургического центра ежедневно спасают десятки людей, чьи болезни прежде считались неизлечимыми, где в храмах возносится молитва за этот славный уральский город и за весь мир.

Марина Захарчук,
с. Новенькое Ивнянского района Белгородской области.

От редакции. Дорогие читатели, просим ваших молитв о здравии болящей матушки Марины, да исцелит ее Господь! У матушки острая респираторная вирусная инфекция, она находится дома, чувствует себя нездоровой. Эту статью матушка Марина по нашей просьбе дописывала с высокой температурой.

86
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru