Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«В душе не угасал огонек веры»

О своей юности вспоминает одна из старейших прихожанок Свято-Троицкого храма в Безенчуке Евдокия Мироновна Казанкова.

О своей юности вспоминает одна из старейших прихожанок Свято-Троицкого храма в Безенчуке Евдокия Мироновна Казанкова.

Об авторе. Юлия Светличкина живет в поселке Безенчук Самарской области, прихожанка Свято-Троицкого храма. Трудится корреспондентом в приходской газете «Троицкий Благовестник». Замужем, сыну 14 лет.

Одна из старейших прихожанок безенчукского храма во имя Святой Троицы — милая и очень добрая женщина Евдокия Мироновна Казанкова. В свои восемьдесят с лишним лет она неизменно приходит в храм и всю службу заботится о том, чтобы свечи, которые ставят прихожане на подсвечник у иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», горели не угасая. Никогда от нее не услышишь грубого слова, всем улыбается какой-то детской непосредственной улыбкой, будто видит только доброе и светлое в этой жизни. В любую погоду слышны медленные шажки бабушки Дуси по дорожке, ведущей к церковным вратам, и только уж когда совсем здоровье ослабнет, не видно ее в храме.

Мне очень захотелось узнать о судьбе этой женщины, что она пронесла на своих плечах за долгую жизнь. С этими вопросами и обратилась к ней.

— Евдокия Мироновна, когда вы обрели Православную веру? В детстве или позже?

— В детстве. Мы жили на Украине, мои родители были верующими людьми, постоянно молились. Я тоже с ними молилась. Мама меня будила в воскресенье в храм. Я сначала не хотела вставать, но как только слышала, что идем в церковь, сразу сон пропадал, я умывалась и спешно собиралась. Всю дорогу в церковь бежала, церковь-то была на другом конце села. Очень любила ходить на службы. Помню церковь, в которую ходила в детстве. Народу тогда ходило много на службы, не то что в нынешнее время. Когда стала взрослей, начала молиться тайком, чтобы не видели подруги. Во-первых, я стеснялась, а во-вторых, наступило такое время, когда за веру стали преследовать.

— Вы же войну пережили, да еще и на Украине, в оккупации… Даже и не спрашиваю, трудно ли было. Помогала вера?

— В душе даже в самые трудные времена не угасал огонек веры. Крестик всегда был на мне, не на шее, прикрепляла к внутренней стороне одежды, пряча от любопытных глаз. В самом начале войны — было это в конце 1941 — начале 1942 года — меня вместе с односельчанами немцы угнали в Германию на работы. И я оказалась в Берлине. Меня поставили работать на входе в завод, работники которого имели особые учетные карточки, вместо проходной там был оборудован специальный станок, в который я и вставляла эти карточки. Так администрация завода вела учет прибывших и убывших рабочих.

Господь не оставлял нас, меня подкармливали совершенно незнакомые люди, это помогало выживать. Однажды моя напарница по работе, немка, принесла мне покушать. А в это время начальство завода решило сделать проверку и обходило территорию завода, они быстро приближались к нам. Я только успела спрятать еду в станок, как они оказались около меня. Очень я боялась, что обнаружив продукты, меня накажут, но, слава Богу, все обошлось. Проверяющие станок осматривать не стали и ушли дальше по территории.

А ближе к концу войны немцы вывезли нас за город. Там было место, полностью огороженное металлической сеткой.

— Концлагерь?

— Да, какой-то лагерь… Вот там-то нас и заперли. Но мы там недолго пробыли, несколько часов, и постоянно слышали звуки наступления нашей армии. Вскоре наша армия нас освободила. После этого нам пришлось идти с нашими войсками до окраин Берлина.

В городе со мной и произошел трагический случай. Мне не сиделось на месте, и я предложила своим спутницам пойти осмотреть окрестности. Меня очень заинтересовало расположение частей немецких солдат. Неосторожно высунулась… — и тут меня ранило автоматной очередью. Я успела рассказать нашим ребятам все то, что смогла увидеть и запомнить, и потом оказалось, что эта информация была важна. Ну а ранение… Наверное, Господу было угодно, чтобы так произошло. Раны от тех пуль не заживают и по сей день, нога болит и приходится всегда ходить с повязкой, но я не дала врачам отнять ногу и вот, слава Богу, уже который десяток лет хожу в храм на своих ноженьках.

После войны я до отправки на Родину осталась работать в Берлине. Меня взяли работать на склад продуктов, а так как я была неграмотная, пришлось учиться. Потом я познакомилась со своим будущим мужем, и мы уехали на Украину. После уже мы приехали в село Натальино Безенчукского района проведать его маму, тут и остались. Затем переехали в сам Безенчук. Сначала снимали квартиру, потом нам дали комнату в бараке.

— А в Безенчуке ведь при вас уже был основан первый молельный дом. Как это  было?

-Мы в 1991 году ходили просить разрешение на открытие церкви в поселке. Две женщины стали ходить по людям, собирать средства. Много встречали упреков и недоверия от людей, которые иногда в глаза высказывали сомнение о том, что собранные деньги пойдут на устройство церкви.

Для внутреннего обустройства храма мы приносили все сами. Несли и одежду, и ткани, одеяла, скатерти, я из своего дома сняла с окон и принесла плюшевые занавески. В церковь удавалось приходить только по выходным дням. В то время я стала работать уборщицей для того, чтобы больше быть со своими детьми. Три сына — хорошие они у меня, у всех свои семьи, но не забывают меня, навещают.

Трудно было открывать молельный дом. Много людей против благого дела было. Но как у нас появился батюшка, сразу стало легче, да и Господь помогал. Мы с удовольствием все делали для храма. Складывали деньги и покупали необходимые вещи для обустройства церкви. Хорошо помню, как покупали для церкви первую люстру, очень понравилась она батюшке, так он и вторую такую же купил. Красиво стало.

— А в этом храме вы какой работой занимались?

— Да всякой, что нужно было делать, то и делали. За всякое дело брались.

— Евдокия Мироновна, а почему из всех икон вы выбрали именно эту — «Неупиваемая Чаша»? Возле нее стоите за подсвечником? 

— Не выбирала. Куда поставит батюшка, там и встаем, никто не выбирает, все выполняем послушание.

…Тихо шел наш разговор с Евдокией Мироновной после воскресной службы. Передо мной проплывали яркие моменты ее жизни, в которой всегда было место вере и надежде. И по сей день эта немолодая женщина трудится в нашем храме, вносит свою малую лепту в общее дело.

1418
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
10
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru