Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Памяти схимонахини Софии

Ушла из жизни самарская старица — схимонахиня София (Горяйнова), окормлявшая многих верующих.

В Самаре ее знали под мирским именем — Таисия Ивановна Горяйнова. Духовные чада звали матушкой Таисией, просто матушкой. Исключительно скромная, не любившая славы, она чудесным образом собрала к своему гробу едва ли не всех, кто просил ее молитв, внимал душеполезным советам.

Схимонахиня София — в миру Таисия Ивановна (Горяйнова) — родилась в 1909 году в селе Никольском Поныровского уезда Курской губернии. Глубоко религиозная семья Горяйновых происходила из дворянского рода. Отец служил в Царской армии, мать была портнихой-надомницей, домохозяйкой. Старшей из четверых детей была Таисия, будущая старица.Семья была раскулачена. Чтобы избегнуть ссылки, пришлось ночью бежать из села. О предстоящем бедствии предупредил тот самый человек, которому было поручено их раскулачивать. Он даже оставил для них в лесу повозку с лошадью, и Горяйновы смогли уехать в Тулу.
Жених Таисии Ивановны был репрессирован и умер по дороге в ссылку на Соловки. Таисия Ивановна очень любила его и решила не выходить замуж. В их роду и до нее были девицы, которые не выходили замуж. Странствуя по святым местам, они доходили пешком даже до Иерусалима. И Таисия Ивановна объехала все действующие в то время на территории Совет-ского Союза монастыри. Где и когда она приняла тайный монашеский постриг с именем София, осталось неизвестно.Перед войной Горяйновы вернулись в родное село. Во время войны и после нее Таисия Ивановна жила в Курске, работала в больнице. Духовным наставником сестер Горяйновых был великий подвижник и прозорливец, курский священник отец Алексий (умер в 60-х гг.).
Переехав к брату в Ленинград, Таисия Ивановна трудилась в трамвайно-троллейбусном управлении. Никогда у нее не было своего жилища. В марте 1992 г. Таисия Ивановна переехала в Самару, к племяннице. Первым храмом, куда она ходила в Самаре, была Петропавловская церковь. Когда здоровье уже не позволяло ездить через весь город, стала посещать Воскресенский собор. Но бывала во всех храмах города и даже за его пределами.
Давние теплые отношения связывали старицу с семьей самарских священников Куликовых. И знаменательно, что отпевание схимонахини Софии в храме и на кладбище совершил лично настоятель Петропавловской церкви протоиерей Александр Куликов.
Схимонахиня София (Горяйнова) умерла 19 мая 1999 г. Похоронена 21 мая при большом стечении народа на Рубежном кладбище, на 6-й линии (новое кладбище у дороги).
Отдала она Богу душу на отдание Пасхи. В этот день у одной из знавших и любивших матушку замироточили три иконы: "Воскресение Христово", Казанская икона Божией Матери (бумажный складень — триптих) и "Преп. Серафим Саровский пред образом "Умиление". Рано утром 20 мая, на Вознесение Господне, гроб с телом почившей схимонахини привезли в Воскресенский собор г. Самары. И многие, многие люди пришли сюда проститься с блаженной старицей, в последний раз увидеть дорогие черты (в Петропавловскую церковь матушку Софию привезли уже в схимническом облачении, с закрытым лицом). Смерть не смогла обезобразить облик старицы. В заострившихся чертах лица еще более отчетливо проявилось душевное благородство, внутренняя красота подвижницы. И в день похорон не ощущалось даже слабого запаха тления.Когда под колокольный звон гроб вынесли из Петропавловского храма и стали крестным ходом обходить вокруг церкви, пасмурное небо очистилось, и ласковое солнышко, осияв, пригрело идущих в похоронной процессии. Сели в автобусы и машины — небо вновь нахмурилось. А когда, отслужив литию еще и у свежевырытой могилки, под неумолкаемое пение "Трисвятого" совершили погребение и вновь сели в машины, — в этот самый момент с неба обрушился проливной дождь. Плакали осиротевшие люди — и плакало небо, разделяя нашу скорбь. Ушла из жизни великая праведница и молитвенница, утешительница печальных, премудрая советчица…
Но в том и сила Божиих угодников, что они и по смерти не оставляют своими молитвами возлюбленных чад.Не так просто было в эти дни расспрашивать о матушке Софии: слишком велико потрясение, боль невоз-вратной потери. Должно пройти время, чтобы можно было уже спокойно вспоминать о том, что за человек жил рядом с нами… Но тем более трогают сердце отклики близко знавших схимонахиню Софию людей.

Вера, Надежда, Любовь

Вспоминает Вера Верова:
— …Я и подходила-то к ней всего три раза, но она была для меня как родная. И не только для меня. Как солнышко, всех могла обогреть. С ней всегда было так хорошо, удивительное умиротворение. По молитвам матушки мы с сыном попали в Санаксарский монастырь. Не было денег, не было никакой возможности поехать туда — и за два дня все устроилось! По ее совету мы пошли к старцу Иерониму — и смогли попасть к нему… Вернулись — как на крыльях!
А сколько еще проблем помогала матушка разрешить. Женя учится в православной гимназии "Ладомир". одно время гимназию уж очень сильно притесняли. И вот я пошла к Таисии Ивановне, поплакалась, и она тут же помолилась за ректора гимназии, сказала, какие молебны надо заказать. И, слава Богу, сейчас все утихло. Помещение закрепили за гимназией и даже увеличили. Полегче стало материально. Хотя, конечно, и сейчас очень трудно. Одними молитвами держимся.Когда мы узнали о смерти матушки, приехали вместе с иереем Олегом Китовым к ней проститься — и так мне захотелось у нее остаться! Я даже мужу сказала, что ночь тут буду, домой не приду. Всю ночь мы читали Псалтирь. Так было хорошо! Днем у матушки побывали настоятель Воскресенского собора игумен Серафим (Глушаков), два священника, дьякон и три девочки из хора. Отпели. Потом священник Виталий Калашников, настоятель Софийского собора, тоже совершил отпевание. Матушка в последние годы все в Воскресенскую церковь ездила. Но ее последней волей было, чтобы хоронили из Петропавловской. Тогда решили, что хотя бы на один день, 20 мая, в 5 часов утра ее возьмут в Воскресенский собор. Рано утром пришла машина, и мы пошли сопроводить матушку. Спускаемся по лестнице, еще темно. Как она была в жизни тайной монахиней, скрытно от всех днями и ночами молилась, так и тут: рано-рано, еще все спят, а она в храм едет…
Кто хотел прийти постоять у ее гроба — почти все тут оказались. Моя свекровь все собиралась к ней сходить, про сыновей спросить, — да так и не успела. Жалела об этом. И все равно хоть проститься пришла, приложилась.
Мы и не знали, что у матушки есть иное имя. Она нас все посылала в храм Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. В день ангела велела там причащаться. Вообще она говорила, что причащаться надо как можно чаще! Если ребенок больше двух недель без причастия, грех на матери.

Надежда Марфина:
— Моя дочь Оксана стала часто причащаться. К матушке приходит, она ее ручками потрогала и говорит: "Причащаешься часто! Будешь хорошо себя вести — к себе возьму!" Для нас это осталось загадкой: куда — к себе… Может быть, в духовные чада?Я когда в Дивеево по канавке проходила, остановилась и говорю:
— Пресвятая Богородица, сделай так, чтобы мне к матушке Таисии приехать. К ее ручке приложиться. Она ведь болеет сильно. Умрет — и не увижу я ее.
Мама была против того, чтобы я в Самару поехала, к Марфе в гости. Ну ладно, значит, никуда не поеду. И вдруг мама согласилась: поезжай. И вот я приехала, стою в храме Кирилла и Мефодия, слышу — матушка Таисия умерла! Поехали к ней. И ведь не просто я ее увидела — она же еще открытая была, — мы же там у нее Псалтирь почитали: я, Марфа, дети. Вот так Божия Матерь и привела меня попрощаться с ней.

Любовь Заркова:
— Как-то я подхожу к матушке и думаю: она за меня и детей моих молится, надо хоть денег ей дать. А у самой — всего-то 20 рублей. Я ей протягиваю одну десятку. Матушка вначале отказалась: "У тебя самой денег нет!" Я в ответ: "Берите, берите, так положено!" Тогда она и говорит: "Да умножит Господь твое даяние вдесятеро!" И тут же какой-то мужчина протягивает мне 100 рублей: "Возьмите вот — для ваших детей…"
Когда мы ночью у матушкиного гроба читали Псалтирь, я прилегла отдохнуть — и увидела большой сияющий крест. Видение это было таким благодатным, что я, говорят, улыбалась во сне…

София — премудрость Божия

Настоятель Воскресенского собора г. Самары игумен (впоследствии — Епископ) Серафим (Глушаков):
— Нам немногое известно из жизни почившей блаженной схимонахини Софии. "Иже не бе достоин весь мир", — такой светильник веры и благочестия Господь явил нам в лице смиренной угодницы Божией.
Слава Богу, есть еще на Руси праведники. Думаю, не согрешу, если скажу, что по их молитвам и земля наша еще стоит. И может быть, мир держится на таких столпах, одним из которых явилась новопреставленная схимонахиня София. Известна она была (правда, под мирским именем) не только прихожанам нашего собора, но и жителям города, губернии, впрочем, и за ее пределами. К мудрой старице приезжали издалека.
Таисия Ивановна пришла в наш храм лет пять назад, когда занедужила, видимо, не без Промысла Божьего. Совершенно ослепла. Лишившись зрения плотского, она приобрела от Господа дар духовного видения людей. Она мгновенно улавливала, с чем к ней подходят. Иногда человек не успеет и слова сказать, а она уже говорит: "Можно поступать в институт; разводиться нельзя;…тебе предстоит монашеский путь", — или предсказывала замужество. Чувствовалось, что она получала от Бога ответ на вопрос, мучающий обратившегося к ней. И была, таким образом, проводником Воли Божией.
Мне довелось не раз беседовать с нею, исповедовать ее — и самому просить ее совета. Как священник, исповедавший ее, я знал то, что было сокрыто даже от близких родственников, — о ее монашеском, схимническом постриге. Когда и где она приняла тайный постриг — не спрашивал. Из беседы с ней понял, что она была в заключении. И может быть, постриг был тайно совершен где-то в сталинских лагерях. Соприкосновение с такими людьми — это соприкосновение с вечностью. Это кладезь духовной мудрости, опыт духовного водительства, это подлинная жизнь во Христе.
У подвижников есть свои особенности. Кто-то юродствует, кто — иными подвигами спасается. Схимонахиня София отличалась особым интеллектом. Она происходила из старинной дворянской фамилии.
Священнический, тем более настоятельский труд — крест не столь легкий, как это кажется со стороны. И она всегда остро чувствовала, если на сердце какая-то печаль, какая-то боль. Подходила, очень деликатно брала за руку: "Батюшка, все пройдет, пройдет…" И вы знаете, чудесным образом как-то все рассеивалось. Становилось ясно, как поступить. И если я сам не мог разрешить недоуменные вопросы, то обращался к блаженной почившей за советом.
Нам еще предстоит осмыслить, какую величину мы потеряли. А может быть, напротив, — приобрели. Потому что верю, она всегда будет предстательствовать перед Господом за меня, за храм, за всех тех, кто обращался к ней за словом назидания и утешения.

Галина Данилова:
— У моего мужа был период, когда он подрабатывал на машине, возил клиентов по городу. Мы еще не были с матушкой знакомы. И так получилось, что ее некому было из храма домой отвезти. Мы предложили: садитесь с нами. Сели в машину, и Елена Николаевна — она матушку провожала — стала объяснять, как по адресу доехать. А матушка засмеялась:— Елена Николаевна, этот человек огни и воды прошел, кого вы учите!
Впоследствии матушка рассказала моему мужу, что он уже два раза должен был в аварии погибнуть. Что его отмолила Мария. Спросила, кто у него был верующий в семье и как звали. "Бабушка, звали ее Мария". — "Да, да, Мария отмолила". Хотя у него и маму тоже звали Марией, и она уже покойная была. Не знаю, кто из них, но отмолила от смерти! После этого разговора муж кардинально изменил свою жизнь.
Подходили мы к матушке с ребенком, и она подробно рассказала, где, когда и как дочь попала под порчу. Объяснила, что нужно делать. Сейчас дочери намного легче.
А с квартирой мы тоже сами не решили вопрос. Я подошла к матушке взять благословение на обмен — было это в мае. А она и говорит:
— Вы сейчас не меняйтесь… — и задумалась. А вариант был недорогой. Но матушка, помолчав, сказала:
— Не сможешь ведь жить в квартире убиенного.
— Нет, матушка, не смогу…
— Вот и подожди. А в июле… — так задумалась опять. — Да-да, в июле, — там Господь путь укажет.
И действительно, в июле мы нашли другой вариант. И мы, переехав в новую квартиру, познакомились с одним священником, он теперь стал нашим духовником. И вот он нас теперь в Дивеево благословил ехать. Понимаете, какой путь нам Господь указал? Я еще задумалась, почему матушка обычно-то говорит просто: "Да-да, меняйтесь", — а нам — "Господь путь укажет". Видно, квартира — это все-таки временное пристанище, а путь — в вечность…
И прощание с ней устроилось дивным образом. Вчера (20 мая — ред.) тоже я в такой печали была. Облачат матушку в схиму, и я ее лица больше не увижу. Тут муж мне предложил поехать на рынок. Едем — по пути решили заехать к знакомой, она в Воскресен-ском соборе служит в ризнице. Зашли, а Лариса говорит: матушка-то здесь, в храме лежит. Мы даже не чаяли, что сможем к ней приложиться, открытую увидим. Потом уж ее в схиму облачили.
Наутро мы с мужем стали раздумывать: отпрашиваться на похороны — это опять проблемы будут… Ладно уж, повидали ее, а сегодня работать надо. Пришла я на работу, а Люба (Заркова — ред.) уговорила: идем, ну что ты!.. И мне так совестно стало… Приехали в Петропавловскую церковь, постояли на литургии, приложились к матушке. И вдруг скорбь меня одолела: как же я так мужа-то своего не допустила проститься с ней? Вот я какая: вражью волю творю! И взмолилась про себя: "Матушка, милая, приведи его сюда!" А хотя как — он ведь в милиции на посту сейчас должен быть. Оглядываюсь — а он рядом стоит. Удивилась: "Ты как сюда попал?" Он отвечает: "У меня горло заболело. Я взял больничный и по дороге решил заехать сюда…"

Надежда Д.:
— Однажды мне приснилось, будто я иду по своему микрорайону, выхожу на улицу Стара Загора, и повыше военторга вижу — церковь стоит. Большая и очень красивая церковь из красных камушков; в центре высокий купол и два по краям — чуть поменьше. Вошла в храм, вижу справа большую икону Божией Матери. Кто-то сказал мне, что это храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. И было такое отрадное чувство, словно находишься не в храме, а на небесах. А я ведь только сейчас, в разговоре, узнала, что матушка София как раз в том месте жила!

Блаженны миротворцы

Галина Данилова:
— Как-то у нас с мужем отношения очень были напряжены. Пришли мы к матушке. Она взяла нас за руки, помолилась о благополучии, взаимопонимании и любви. Знаете, как у нас отношения изменились! Такая теплота невероятная! После-то мы растратили ее отчасти, да ведь надо же и самим молиться.

Марфа Балабанова:
— Племянник поругался с любимой девушкой и был в ужасном состоянии, готов был руки на себя наложить. К матушке подошли — она говорит: "Увозите его срочно к Серафиму Саровскому! Иначе перед ним — тюремные ворота". В какое-то недоброе дело должны были втянуть его. Она нам подробно сказала, что это за люди, все объяснила… Из Дивеево Юрий вернулся уже в ином настроении. Женился на Наташе, обвенчались. Теперь живут близ Дивеево.
Я однажды в храм пришла после ссоры с сестрой. Матушка спрашивает: "С кем ругаешься-то?" Я отвечаю: "С сестрой".
— А ты приди сейчас, в ножки ей поклонись и скажи: "Прости Христа ради!" Права, не права — молчи да смиряйся.
Я думаю: как же, буду я ей кланяться, вот еще!vА матушка опечалилась:
— Вот ты из-за этого причаститься не можешь. Ангел твой сейчас стоит и плачет…
Надежда Д.:
— Передо мной в очереди к Таисии Ивановне стояла старушка. Подошла, стала рассказывать, как ее родственники обижают. "Как мне с ними быть?" А матушка обняла ее так сердечно и говорит ей: "Прости меня, голубушка, прости Христа ради…" — и залилась слезами. Старушка сама заплакала. Таисия Ивановна ей и сказала:
— Вот как я с тобой, так и ты с ними старайся в мире быть. Проси у всех прощения, ко всем относись с любовью.

Благодатная помощь

Клирик Кирилло-Мефодиевского собора иерей Олег Китов:
— Для меня это личная утрата… Я давно слышал, что живет в Самаре удивительная прозорливица и молитвенница — Таисия Ивановна. Хотелось и мне подойти к ней со своими невзгодами и тревогами, да одолевали сомнения: а от Бога ли она? С этими мыслями я и поехал в Петропавловский храм на исповедь к отцу Иоанну Букоткину. И встретился там с блаженной Марией Ивановной (Матукасовой) — ныне схимонахиней Марией. Спросил ее:
— Матушка, скажи: Таисия Ивановна — от Бога или нет?
Она ответила:
— От Бога, от Бога!..
После этого все мои сомнения развеялись, и я решил поехать к Таисии Ивановне. Первая же встреча укрепила во мне доброе, доверительное отношение к ней. Матушка Таисия (вскоре я узнал, что она — тайная монахиня с именем София) умела терпеливо выслушать сетования на одолевающие порой трудности, дать благой совет. Я видел и силу молитвы праведницы, и ее исключительную скромность. Она назвала мне свое монашеское имя, чтобы я мог правильно за нее молиться, но строго запретила рассказывать об этом кому-либо.
За восемь месяцев до того, как я поехал в Иерусалим, — а я и не смел мечтать об этом, — матушка София уже предсказывала:
— Вы, батюшка, будете в Иерусалиме и Гробу Господню поклонитесь!
Пришло время — и эти слова ее сбылись. Как исполнились и иные предсказания. Тогда же, на Святой земле, в Горненском монастыре я встретился с матушкой Георгией, — она, оказалось, прекрасно знала и помнила матушку Софию. Рассказ о самарской подвижнице был для нее как отрадная весточка "с берегов Отчизны дальной".
Однажды мы говорили с матушкой Софией об апокалиптических предсказаниях. Я спросил: неужели все, мир земной на краю гибели? Матушка ответила: нет, конец света еще не завтра, нам еще предстоит борьба. "Молиться надо!" — заключила она.

Марфа Балабанова:
— Один раз она приснилась мне. "Вот тебе такое-то искушение будет". Показала прямо. Всю жизнь мою рассказала. А я к этому времени о снах однозначно думала: от бесов! И тут встала — отмахнулась. А потом матушке говорю: "Я вас во сне видела и вы мне будто бы всю судьбу рассказали… Я думаю, от бесов это". Она говорит: "А кто тебе сказал это?" — "Я сама". — "А-а…" И все. И я поняла, что это она так меня вразумляла. Она за меня молилась, и судьба моя действительно была ей открыта. Вот и приснилась так.

Автору этих строк лишь единожды посчастливилось встретиться с матушкой Софией. Хотя душа рвалась к ней давно: увидеться бы, поговорить бы, расспросить о детях, да еще — дал бы Бог! — написать о ней… Поговорить о детях смогла, а вот написать — не привелось… И лишь теперь, с горьким чувством невосполнимой потери пишу о великой праведнице, вблизи которой, в одном городе, Бог судил нам жить. Это лишь первая публикация. Время лечит: утихнет боль утраты у многих знавших схимонахиню Софию, и, наверное, придут их письма, рассказывающие о ней. Тогда мы опубликуем новые свидетельства о жизненном подвиге самарской подвижницы.

Ольга Ларькина

См. также
03.06.1999
1623
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
19
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru