‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Маяк в степи

Интервью с настоятельницей Покровского Александро-Чагринского монастыря Кинельской Епархии Самарской Митрополии игуменией Михаилой (Солодухиной).

Интервью с настоятельницей Покровского Александро-Чагринского монастыря Кинельской Епархии Самарской Митрополии игуменией Михаилой (Солодухиной).

24 августа минувшего года Священный Синод Русской Православной Церкви под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла постановил: «В связи с прошением Преосвященного епископа Кинельского и Безенчукского Софрония открыть Покровский Александро-Чагринский женский монастырь поселка Кировский Красноармейского района Самарской области и назначить монахиню Михаилу (Солодухину) на должность игумении упомянутой обители».

А начало Покровскому монастырю на реке Чагре было положено еще в 70-е годы XIX столетия. К служившему в этой обители священнику Александру Юнгерову со всей России шли и ехали тысячи паломников. Из уст в уста передавались удивительные случаи исцелений болящих по его молитвам. Его проповеди и духовные советы утешали отчаявшихся, наставляли оступившихся, помогали обрести праведный путь в жизни… 15 октября 2001 года отец Александр прославлен в лике святых праведных. А в 2015 году началось возрождение закрытого и разрушенного большевиками монастыря.

Мы сидим с игуменией Михаилой в монастырской трапезной. На улице не унимается пронизывающий ледяной ветер, а здесь тепло и по-особому, как бывает только в монастырях, уютно. Только что окончилась поминальная трапеза. В то субботнее утро 20 января обитель простилась со старейшей своей насельницей, схимонахиней Михаилой (Полосиной). И хотя в самом монастыре матушка прожила совсем немного, душой и сердцем, неустанными молитвами она была с сестрами обители, со своей духовной дочерью игуменией Михаилой (Солодухиной). Здесь, неподалеку от алтаря Покровского храма, старица обрела свое место упокоения…

И в нашей беседе игумения Михаила то и дело поминала добрым словом почившую тезку, которой так многим обязана в своем духовном становлении.

- Как получилось, матушка, что вы - молодая, успешная, - ушли из мира - в монастырь? - спрашиваю игумению.

- Не помню, кто это сказал, - в монастырь не уходят от «чего-то», - ответила матушка Михаила. - Монастырь - это призыв. Как-то, видимо, Господь Сам выбирает - не по заслугам, ни в коем случае, и это не какие-то люди особенные. Но просто Он так хочет. И вот так захотел Господь, что Он привел меня через матушку схимонахиню Михаилу, упокой Господь ее душу! - а раньше, когда я встретилась с ней, она еще была монахиня Серафима в самарском Покровском соборе. И вот через нее я познакомилась с жизнью монашествующих, и увидела, что это полная жизнь.


Храм Александра Чагринского в Покровском Александро-Чагринском монастыре.

Никогда я не жаловалась на свою жизнь, на свою судьбу, потому что Господь позволил реализоваться и как руководителю, и как общественному деятелю. И по большому счету всё, что я планировала в жизни, Господь мне позволил выполнить с избытком. Даже больше я сделала, чем планировала, и была довольна.

Получилось и быть в Церкви, помогать посильно, насколько Господь давал. Но вот у меня все время было такое чувство, что я не полностью срабатываю, что очень хочется чем-то большим заниматься. Что не получается найти какой-то вот настоящий маяк. И когда познакомилась с матушками Варварой (Ляткиной), тоже ныне почившей, и тогда Серафимой, потом уж она в схиме стала Михаилой, не было такого чувства, что я вот всё теперь для себя решу, что уйду в монастырь, приму монашество… Нет, я просто рядом с ними была, молилась и мне это очень нравилось, потому что я видела, что это самая настоящая правильная жизнь. И перестали мучить вопросы по смыслу жизни. То есть вот всё: я поняла, в чём смысл. И потом уже, когда мы с матушками вместе ходили на службы, это была у меня такая личная жизнь. Всю неделю я работала, а это была моя личная жизнь. Суббота-воскресенье, праздники - всё время рядом с ними. Это, конечно, был пресветлый рай, когда две матушки рядом, и я с ними - это несказанно, и невозможно объяснить, какая это радость была.

Конечно, я думала, что, может быть, со временем… может быть, в этой встрече с матушками-монахинями есть какое-то Божие указание. Но не помышляла о монастыре. Прежде всего, считала, что я совсем этого недостойна (да и сейчас так думаю). Просто я думала, что, может быть, со временем, с возрастом я так же, как они, буду подвизаться дома…

- Монашество в миру?

- Ну да. Но матушки почему были монахинями в миру: ведь в то время, когда они стали монахинями, женских монастырей в нашей стране почти уже и не оставалось. А монашеский образ жизни матушка Михаила вела еще раньше, чем приняла постриг, по-монашески она жила практически с юности, - и я знала, как она серьезно относится и к молитве, и как она к людям относится. В общем, это было такое правильное Православие, правильное монашество. Но я же осознавала, как мне до этого далеко, поэтому и не видела для себя такого пути: ну, может, потом… А через некоторое время, я так же с матушкой оставалась послушницей, как она говорила, а я говорила неслушницей, - я познакомилась с игуменом Петром (Лукановым). Познакомилась, когда искала домик.

Думала: построю домик или куплю и, может быть, со временем в нем сестричество будет. Мы с сестрами, два-три человека, будем так вот молиться тихонечко-тихонечко…

- Никто и знать не будет…

- Да-да!.. Вот такие мысли были. И я искала дом. Я работала, все-все шло своим чередом, но просто искала дом. Объездила всю Самарскую область, просмотрела множество домов - и всякий раз что-то было не так. Но вот нашелся дом, который понравился. И этот дом был в Чубовке. Я не знала, что в Чубовке служил игумен Петр. Монастыря в Чубовке тогда еще не было, но был храм, и при нем приходской священник. Это всё, что я тогда о Чубовке и о служившем там батюшке знала.

- Но ведь при этом храме и до монастыря отогревались люди…

- Это же открывается не сразу. Я с батюшкой познакомилась, стала приезжать, посильно помогать. У меня уже сложилось так, что в свой день рождения я ездила либо на кладбище, либо на святое место, в храм. И 15 октября в 2015-м году я на очередной день рождения решила поехать, поговорить с игуменом Петром. Поехала к нему, расстроенная. Как-то вот не хватало в жизни чего-то главного. Но я не знала еще, что 15 октября - это день прославления святого праведного Александра Чагринского!

- Надо же, какая между отцом Александром Чагринским и вами была изначально предначертанная связь!

- И не подозревала тогда об этом… Приехала к игумену Петру и посетовала: «Батюшка, что-то я как-то так живу… Вроде бы всё делаю, вроде всё хорошо, только вот такое ощущение, что я что-то главное упускаю. Как будто не делаю что-то важное. Мне нужен какой-то маяк!» А он сидит, как будто и не слушает. Мимо меня смотрит и говорит: «А мне благословили монастырь восстанавливать». - «Батюшка, какой монастырь?» - «Женский». - «Женский?! А вот с этого момента поподробнее!»


Благочинный округа протоиерей Алексий Чичановский частый гость в Покровском Александро-Чагринском монастыре.

И он рассказывает, что это Покровский монастырь, где раньше подвизался отец Александр Юнгеров - святой праведный Александр Чагринский, - и что Владыка Софроний, Епископ Кинельский и Безенчукский, благословил этот монастырь восстанавливать.

Я так и загорелась:

- Батюшка, скажите, где он, этот монастырь? Поеду, посмотрю, что там и как!

- Но это же далеко от Чубовки.

- Нет, батюшка, поеду прямо сегодня!

Со мной были сестры, и мы поехали в этот же день. Когда я приехала и увидела всё, что там было, расстроилась. Потому что там были колючки, какие-то заросли, карагач, старенький колодец, крест на месте могилки батюшки Александра. Мощи его уже давно обрели, они почиют в самарском Иверском монастыре.

Что ж, думаю, ладно. И вот с этого момента мы взялись за работу, Игумен Петр строил. И говорил мне:

- Ну я ж строю для вас! Давай, собирай общинку! Собирай!

А я думаю: где я ее, как буду собирать? Сама-то еще - понимаю ведь, насколько всё еще зелено. А надо кого-то искать в общинку…

- Да ведь Господь помогает в таких благих делах! «Ищите, и обрящете»!

- Так и получилось. По работе я встретилась с мать Гавриилой, она тогда Вероника была. И увидела я, что она человек верующий. Поехали вместе в паломничество в Псково-Печерский монастырь - и я поняла, что она тоже думает о монашестве. Сидели мы после одного послушания, сильно усталые, и она заговорила, что - вот бы хорошо жить в монастыре с нуля!.. А я стала ее ругать: да ты что, какой нам монастырь с нуля! Нам нужен такой монастырь, в котором злая игуменья будет нас палкой бить! И вообще это всё прелесть и думать так нельзя, грех! На этом мы тему закрыли. Но почему-то такая мысль была.

- Так вам, значит, надо быть злой игуменьей?

- С палкой!.. - улыбнулась матушка. - Ну вот вернулись мы в Самару. Познакомила я будущих матушек Гавриилу и Рафаилу (тогда Рафаила Ниной была) с игуменом Петром, и матушки начали приезжать в Чубовку, послушаться у игумена. Ну и вырос за пять лет монастырь! Чудо! И мы уже стали строить такие планы. С мая 2020 года стали жить на этой территории, хотя она была еще очень неустроенная. И душ на улице. И практически на бетоне ночевали. Ну это нормально для строящихся монастырей, ничего особенного.

А 11 ноября 2020-го года игумена не стало. Отец Петр умер от ковида в самарской больнице. И в этот момент осуществился этот самый призыв. Мы поняли, что одно дело мечты, какие-то свои планы. А здесь уже - призыв. То есть мы должны были принять решение. У нас с год были какие-то сомнения: а может быть, мы ошибаемся? Может быть, это не наш путь?

Но в мирском чине оставаться здесь уже было нельзя. Игумена с нами уже нет. И нужно нам самим положить какое-то начало. А потом приехал к нам схиархимандрит Владимир (Наумов) из села Высокое Пестравского района, мы поговорили, и он благословил иночество. Обратились к Владыке Софронию, и он тоже дал благословение на иноческий постриг.

- Причем ведь, матушка, вы рассказывали - на последней вашей общей фотографии игумен Петр был с подаренной вам иконой мучениц Веры, Надежды и Любови, и отец Владимир, не зная об этом, нарек вас в иночестве именно этими святыми именами! Вы стали Верой, Вероника Надеждой, а Нина - Любовью…

- Такое вот посмертное благословение дал нам батюшка Петр. И после этого мы поняли, что нам надо «прыгать». Двигаться дальше. И с Божией помощью мы «прыгнули». Конечно, как схиигумения Иоанна (Капитанцева) из Иверского монастыря говорила, если бы кто из монахов знал, как это тяжело, никто бы в монастырь не пошел. Но если бы кто знал из мирских, какая это радость и какая награда, то все бы побежали в монахи. Примерно так и у нас было. Не знали, что будет, что нас ждет. И моя первая встреча с игуменией Иоанной, Царство Небесное! - такая первая близкая встреча, когда мы поговорили, состоялась именно здесь. Была первая Литургия здесь, еще крыши не было над Покровским храмом. Я подошла к матушке Иоанне и сказала:

- Матушка, я хочу здесь остаться.

Она на меня так внимательно посмотрела и говорит:

- А знаешь, как сложно будет? Сможешь?

Я ответила:

- Матушка, я не могу же знать, могу только предполагать. Но, наверное, пока не попробую, не пойму, смогу ли.

Потом она меня пригласила в Иверский монастырь, я приходила, матушка со мной беседовала. Благословила мне книгу игумении Арсении и схимонахини Ардалионы «Путь немечтательного делания» - эта книга для нас до сих пор путеводитель. Сложно потому что всё было, перед нами же в монастыре никого нет. И вот с этой книгой мы и входили в иночество, она нам вместо наставницы была, эта книга.

Ну а когда игумена Петра не стало, обстоятельства стали складываться как-то уже вне нас. Надо было дальше идти.

- Немечтательно?..

- Немечтательно. Но это и раньше исподволь закладывали в меня матушки Варвара и Михаила, с которыми дал Бог быть рядом в начале моего духовного становления. Относительно каких-то основных принципов - этим я обязана самарским матушкам, они своей жизнью показали мне, как - правильно. Не в книжках. Я это видела между ними. Видела отношение к людям - очень внимательное, бережное - как к хрустальным вазам. Очень аккуратное отношение к людям. Очень высокий уровень духовности. Вот есть аристократы по рождению, а это аристократы духа. И я видела, насколько это красиво, как это достойно - между ними отношения, отношение к другим людям. Мало они говорили. Не было у них фанатизма, чего-то нездорового. Тихая, молитвенная монашеская жизнь… - всё, что я видела и чему радовалась душа. Очень были мужественные - такие воины Христовы. И при этом с большой любовью. И игумен Петр такой же был. Поэтому и Господь был к нам щедр. Нам, конечно, еще учиться и учиться. Именно такой путь в Православии я вижу: молитва, труд, служение ближнему и очень, очень скромное отношение к себе. Ни в коем разе не тянуть одеяло на себя. Матушки даже всегда предупреждали: ничего хорошего про нас не говори! Вот сейчас уже их нет, ну, я думаю, что теперь уже можно. И что бы ни случилось, матушка Михаила всегда наставляла: «Вот закат солнца - и всё, примирились, ничего не было, одна любовь». Постоянство, - матушка говорила. Я счастлива, что с ней была знакома.

- Сколько сейчас в вашем монастыре монахинь?

- Монахини Гавриила, Рафаила, Тавифа, Георгия, матушка схимонахиня вот ушла, Царство Небесное. Со мной пятеро. И есть одна послушница, и приезжают люди помогать. У нас как бы сестричество сформировалось. Ну и братья - миряне. Они тоже приезжают, помогают. Без них, конечно, монастырю было бы тяжело. Господь как-то собирает Своих.


Клирик монастыря иеромонах Варсонофий и игумения Михаила.

Вот и наш батюшка, иеромонах Варсонофий (Исаков), тоже будто всегда был здесь. Мудрый, молитвенный, добрый к людям. Его хорошо помнят в Чапаевске, в храме Казанской иконы Божией Матери, где он раньше служил. И теперь к нему тянутся и сестры обители, и приезжающие к нам паломники.

…Когда меня поздравляли с игуменством, мне даже как-то было не по себе, потому что поздравлять можно с заслугами, какими-то достижениями, в которых ты принимал участие. А в игуменстве я же не принимала совершенно никакого участия. Это вот как Господь даровал Царство Давиду - просто так, по сердцу, Он так решил. И здесь так же. Я не знаю, почему это так, почему такой выбор. Ну - мы будем стараться, будем учиться. Наверное, мы всю жизнь будем учиться.

- Ну ведь и сейчас уже у вас многое делается в монастыре!

- Стараемся. С 2021 года ежегодно проводим пасхальный молодежный фестиваль «Сиреневые звоны». В летописях сохранилось упоминание о том, что монастырь утопал в цветущей сирени. И сейчас у нас цветет та же сирень, наследие первого Покровского монастыря. Хотим восстановить монастырский сад.

На фестиваль приезжают молодые художники, которые пишут картины. Некоторые картины дарят нам - как вот этот пейзаж на стене трапезной, - какие-то увозят с собой. И так интересно получается, что на некоторых картинах еще тот монастырь, каким он был два года назад. Сейчас-то он уже меняется, он уже другой. Много творческих людей приезжают, собирается молодежь. Проходят концерты, творческие встречи, мастер-классы, на которых кто-то учится варить варенье из сиреневых лепестков, кто-то осваивает колокольный звон, а кто - гончарное ремесло. В 2021-м году гостьей нашего фестиваля была Юлия Славянская, другие певицы. Приезжают казаки - и с таким задором поют свои казачьи песни.

Мы приглашаем в паломничество молодых ребят. Договариваемся со школами, чтобы привозили старшеклассников. Хочется, чтобы современные дети не стали «потерянным поколением». Чтобы монастырь не был для них чужой, закрытой территорией, а стал местом, куда они стремились бы приехать. Чтобы наш монастырь был как маяк (тот самый маяк, которого мне самой так не хватало!). Маяк не на море, а здесь, в степи. Чтобы для многих душ стал он ориентиром на пути к спасению.

Воскресная школа у нас в поселке Кировский, в ней занимаются примерно двадцать ребят, даже чуть побольше.

- И при такой нагрузке остаются ли время и силы для молитвы?

- А без молитвы ничего бы у нас и не получилось. Ведь для монахов молитва - самое главное.

Записала Ольга Ларькина.

492
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
14
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест":

Вы можете пожертвовать:

Другую сумму


Яндекс.Метрика © 1999—2024 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru