Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

Церковь в Нероновке

Судьбы семьи Державиных на фоне столетия храма.


Судьбы семьи Державиных на фоне столетия храма.

Сто лет назад жители села Нероновка построили свой местный храм. Не какой-то богатый купец или зажиточный помещик вложил свои средства в строительство церкви, а именно крестьяне. Кто сколько мог, как говорится, по копеечке собрали на храм.
Одной жительнице села приснился сон, что Сама Царица Небесная с Ангелами сошла и указала место строительства храма. В этом указанном месте стояли деревенские амбары, где хранилось зерно. Собрали сход крестьяне и решили: раз такое дело, надо оборудовать амбары в другом месте, а в этом строить храм. В самарских архивах сохранились документы, в которых говорится, что жители Нероновки привезли для строительства хороший лес из Нового Буяна, наняли артель и в 1908 году начали строить храм. Его освятили в честь Казанской иконы Божией Матери. На протяжении целого века осеннюю Казанскую в Нероновке празднуют как день рождения сельского храма.
Около тридцати лет настоятелем этого храма служил протоиерей Иоанн Державин, после его смерти, вот уже десять лет, как раз десятую часть всей истории этой церкви, служит его сын иерей Роман Державин.

Святыни Казанского храма

— Отец Роман, давайте вспомним историю, удалось ли вашему храму избежать разорения в годы гонений на Церковь?
— Председатель сельского совета Нероновки был человеком верующим, несмотря на свою должность, поэтому всеми силами пытался сохранить храм. Когда в 1939 году пришло распоряжение сельский храм закрыть, то он, чтобы не потерять святыни и иконы, велел все внести в алтарь. Иконостас сам забил досками, чтобы не пострадали иконы, и забил вход в алтарь. Можно сказать, наш храм не был осквернен, святая святых — алтарь — не был тронут. В церкви сделали зернохранилище, стояли мешки с зерном, но в алтарь никто не входил. И основная заслуга в этом председателя сельского совета. Он отказался спиливать кресты, сбрасывать купала c храма, сославшись на свою старость, а через четыре года как-то потихонечку он открыл храм. По тем временам этот человек совершил подвиг, он мог пострадать, но своими усилиями он спас для нас храм. Иконостас и многие иконы мы сегодня видим в храме, какими они были сто лет назад, и в этом большая заслуга этого председателя. Некоторые иконы и фрески немного пострадали, и их в 60-х годах при настоятеле Иоанне Соловьеве восстанавливали. При моем отце шла работа над росписями в центре храма.
— Может быть, обновившаяся чудесно икона Николая Чудотворца тоже из тех сохраненных председателем икон?
— Года полтора назад на колокольне стали стелить полы и перенесли какую-то старую, закопченную икону в храм. Она была вся темная, даже непонятно было, кто на ней изображен. Постепенно она стала проявляться, и мы увидели лик Святителя Николая Чудотворца. Сейчас с правой стороны иконы изображение несколько светлее, чем с левой стороны. Мы хотели ее отдать на реставрацию, но она стала обновляться так быстро, что уже не нуждается в реставрации. Это заметили не только работники храма, но и многие прихожане.
— Батюшка, а вы не видите в этом какой-то знак лично для вас или для храма?
— Я вообще против всяких нарочитых «знаков». Не люблю искать чуда. Любая добродетель без трезвомыслия — это не добродетель. Надо с головой подходить ко всему.
— Расскажите о складне с частицами мощей. Я такой вижу впервые. Как и откуда он у вас появился?
—  Мой отец родом из Кувшиновского района, что в Тверской области. Там перед самой революцией в селе Ново было явление иконы Божией Матери «Живоносный Источник». На месте явления забил святой источник, потом построили храм. При строительстве было принято интересное решение расположить алтарь прямо над источником. Из-под престола бил родник, под полом храма вода бежала по трубам и вытекала за храм, в купальню. Мой прадед — дед отца — пожертвовал свои земли под строительство этого удивительного храма. А потом работал там старостой. Была Великая Отечественная война, и отец моего отца ушел на фронт, вскоре там погиб. И воспитанием будущего отца Иоанна занимался дед, который практически жил при храме, служил старостой. И в то советское время мой отец воспитывался на Православных традициях. В храме этом жил монах, который вернулся со Святой Горы Афон и принес с собой в село Ново складень с частицами святых мощей и с частицей Древа Креста Господня. Если открыть его, то увидим надпись: в дар такому-то монаху от братии монастыря. При Хрущеве, в 60-е годы, этот храм детства моего отца было приказано разрушить. И его разобрали на бревна. А эта святыня находилась на престоле. Священника уже в храме не было, и одна наша родственница дерзнула войти в алтарь и спасти от разорения и поругания святыню. Потом она передала складень моему отцу, когда он стал священником. Он хранил святыню дома. Но потом решено было перенести в храм, я считаю, что такая святыня должна быть в храме, чтобы люди могли перед ней молиться. Частицы мощей святых духовно поддерживают прихожан. У многих из них, может быть, никогда в жизни не будет возможности поехать в тот или иной монастырь и приложиться к святыне, но, слава Богу, теперь это можно сделать в нашем сельском храме. Мы этот складень постоянно пополняем новыми частичками мощей святых.
— Говорят,  икона Божией Матери «Взыскание погибших» из вашего храма по манере написания похожа на иконы безрукого и безногого иконописца Григория Журавлева. Он писал иконы зубами. Это его работа?
— Да, это икона Григория Журавлева из Утевки. Так нам сказали эксперты. Откуда она у нас в храме, я не знаю. Эта икона Григория Журавлева любима и почитаема прихожанами нашего храма.

Священник — это призвание

— Большой у вас приход?
— У нас скорее приезд, а не приход. На машинах по воскресеньям приезжают из Самары, из окрестных сел. В основном это молодые люди, семьи c маленькими детьми. Из местных жителей в храм ходят только бабушки. Мужики пьянствуют. Вот пойдет такой человек в храм, а ему со всех сторон начнут говорить, что, мол, ты, святым что ли решил стать. Вчера с нами пил, а сегодня в церковь пошел. Вот и все. Человеку неловко, неудобно. Тебя знает вся деревня, знает, какой ты есть. В городе все по-другому, ты идешь в храм, и никто тебе ничего не скажет. Тебя никто не знает. Радует, что на службе из приезжих прихожан больше половины — мужчины. Возраст разный, и они не просто присутствуют на службе, а для своей жизни, где нужно многого добиваться, работать, учиться, они ищут ответы на вопросы. Они пытаются жить современной жизнью и хотят оставаться Православными людьми. Как это сделать? Мы решаем это сообща, в различных вопросах помогая друг другу советом и молитвой.

— Отец Роман, а вы с детства хотели стать священнослужителем? Или манили другие профессии, например, космонавта, доктора…
— Было у меня желание заниматься телевидением, а священник — это призвание, а не работа. В Евангелии Иисус говорит Апостолам: не вы Меня избрали, а Я вас избрал…Отец мой умер, надо было мне принимать приход. Все братья служили уже при других храмах. И вот перед смертью отец благословил меня на брак с Лилией. С ней я познакомился в шестнадцать лет в нашем храме на Пасху. И вот 7 февраля мы венчались, 14 февраля я стал дьяконом, а 28 февраля священником и настоятелем храма в селе Нероновка.
— Вам было всего восемнадцать лет? Пожалуй, вы самый молодой священник и настоятель.
— Был. Теперь уже не самый.
— Батюшка, вы недавно окончили Московскую Духовную Академию, теперь учитесь в самарском университете на психолога. Что представляепт из себя современная психология. Если на нее посмотреть глазами православного человека…
— Я не беру во внимание американскую модель психоанализа как возможность для применения в России. Там за образец взято падшее человеческое естество. Установка там такая: то, что ты грешишь — это нормально. Для психологии, основанной на Православии, образец есть Христос, поэтому и усилия должны быть направлены на преодоление своего падшего состояния. Задача Православной психологии — определить вектор, направленность человека в восхождении к Богу. С точки зрения Православия, американская модель психологии антихристианская. Там не надо работать над собой и истреблять в себе страсти. Православной психологию могут сделать только Православные люди.

Отец Иоанн

— Каким запомнился вам отец? Вы стараетесь подражать ему в священническом служении?
— Отец Иоанн был человеком строгих взглядов, но при этом с любящим сердцем, которое вмещало в себя многих людей. И многие в нашем Сергиевском районе до сих пор его знают и помнят. Каждый выходной на могиле отца служим панихиду, люди с теплотой вспоминают его. Но подражать — это дело неблагодарное. Отец был человеком ревностным по отношению к вере, и тогда это было необходимо, чтобы Церковь сохранить и выстоять в те непростые годы. Сегодня уже другое время. Нужна, конечно, и ревность, но нужны и другие качества. Заслуга родителей в том, что все одиннадцать детей, а я самый младший, имеют любовь к Церкви, которая была и остается для моих братьев и моих сестер родным домом. Братья стали священниками, семеро сестер вышли замуж за священников, а работа их связана с храмом.
— Но вы мечтали о телевидении. Как отец Иоанн относился к этому вашему увлечению?
— Нормально. Когда я еще учился в школе, то снимал на камеру для нашего районного телевидения, позже отец домой купил видеокамеру. Он здраво относился к прогрессу и не искал во всем какой-то крамолы. Этой камерой были сняты паломнические семейные поездки и праздники. Те работы были неумелые, но было желание, был интерес. И отец к этому хорошо относился. У нас дома с благословения Митрополита Мануила (Лемешевского) в доме был телевизор, естественно, под контролем родителей, как сейчас и мы с супругой поступаем — разрешаем детям смотреть, но контролируем. Поэтому никто не чувствовал какую-то ущербность, что у остальных есть, а у нас нет. Отец с удовольствием занимался фотографией, даже слайдами. У нас несколько тысяч слайдов, снятых лучшей советской оптикой — фотоаппаратом «Зенит». Еще отец любил духовные песнопения, играл на пианино.

Батюшка из большой семьи

— У вас такой интересный стоит инструмент. Это клавесин?
— Нет, это фисгармония. Один прихожанин подарил моему отцу, и пока не было в доме пианино, отец играл на фисгармонии.
— А вот еще я вижу флейту, на ней он тоже играл?
— Нет. Этот инструмент сейчас осваиваем всей семьей. Старшая дочка Елена занимается по классу фортепиано, а младшая Ангелина ходит на скрипку, но все мы пытаемся освоить потихонечку флейту.
— Есть время помузицировать вместе с детьми?
— Удается побыть с семьей только в выходные дни. Я преподаю в Самарской семинарии, работаю с Православной молодежью. Веду с протоиереем Рустиком Гузем передачу на радио и готовлю сейчас к выходу две новые Православные передачи на телевидении. К сожалению, на неделе приезжаю домой только поспать. И моей матушке Лилии приходится здесь многое делать самой. Вот купили в кредит машину, и матушка сдала на права и теперь рулит и развозит дочек по школам, которые расположены в соседних селах. Только стал ходить, говорить сынок Гаврила, и опять мы ждем прибавления в семье. Матушка моя Лилия молодец, она при всем при этом еще успевает учиться в университете на журналистском факультете. Бабушки с двух сторон активно помогают.
Старшую нашу дочку Елену, по благословению схиигумена Иеронима Санаксарского, матушка Лилия рожала дома. Моя мать, монахиня Лидия, принимала роды, а я в это время был в храме и читал молитвы о благополучном разрешении беременной, я потом с некоторыми прихожанами отслужил еще и молебен. Но все это было не данью моде (сейчас, говорят, модно рожать дома), а с благословения старца. Потом пригласили докторов, которые были в ужасе и возмущались, что мы осмелились рожать дома.

В этот день в доме собирались родные. Матушке Лидии, матери отца Романа, исполнилось 72 года. Дети и внуки — а внуков у матушки Лидии 39 (да-да, тридцать девять! Ибо у нее одиннадцать детей…) — потихонечку съезжались поздравить свою любимую маму и бабушку. Она родилась и выросла в Санкт-Петербурге, работала, училась в институте, бегала на лыжах. Бегала так замечательно, что даже имела по этому виду спорта разряд. И вот крестная Лидии, а была это та женщина, которая спасла святыню из разрушенного храма в селе Ново, знакомит ее с молодым семинаристом Иоанном Державиным. А потом сорок лет она ездила с батюшкой по приходам, а после смерти мужа приняла монашество. От международной организации « Мама» она награждена Золотым дипломом. И сегодня к ней, к матери, к бабушке приезжают ее родные.
Матушка Лидия готовила угощение, принимала уже первых гостей, но любезно нашла время ответить на мои вопросы.

Матушка Лидия

— Не жалко вам было менять Санкт-Петербург на деревенскую жизнь?
— Да в деревне еще лучше жить-то. Детишкам раздолье, воздух свежий. Но ко всем испытаниям мы с батюшкой были готовы.
— А к тому, что через каждые два года у вас будут рождаться дети, вы тоже были готовы?
— Даже меньше, чем через два года, через год и восемь или девять месяцев. Но нас Господь никогда не оставлял, у батюшки вера была очень крепкая, по его вере нашей семье Господь и помогал. С рождением ребенка другому уже нужно было немного подвинуться от мамки и взрослеть. У меня была помощница, я бы одна со всем не справилась. Да еще хозяйство. Коровой обзавелись, когда в семье было уже пятеро детей.
— Вы ее сами доили?
— Я училась доить. Помню, Владыке Иоанну (будущий Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн) я жаловалась, что не получается у меня корову доить. А он отвечал: «Да что там такого трудного!» — и вот так руками показывал, как делать надо. Хозяйство вела матушка Людмила, она потом приняла постриг. Господь послал ее нашей семье, и ее трудами многое сделано. Батюшка Иоанн всегда заботился о детях, а для семьи не жалел ни времени, ни сил.
— Я слышала историю, когда отец Иоанн Державин сделал своими руками полати для детей, потому как спать надо было где-то…
—  Да, батюшка делал такие полати, еще он любил лобзиком выпиливать различные красивые полочки. Домашний уют и красоту он любил и ценил.
— Вы вырастили одиннадцать детей, воспитали их верующими Православными людьми. Как это сделать нам, кто хочет своих детей воспитывать в Православных традициях?

— Дети все воспринимают и сначала подражают взрослым. Вот внуку Гавриле нет еще и двух лет, а он знает, что перед трапезой надо молиться. И говорит всегда перед едой: «Помолимся». Приглашает нас всех помолиться. Он видит, как поступают старшие, и делает так сам. Все только личным примером. Главное, чтобы вера была. Господь в Евангелии показал нам, как надо жить, нам нужно только все это как-то преподать детям.
— А перед сном, на ночь, какие книги вы читали детям, и было ли на это время?
— Я читала жития святых, они это очень любили слушать. А вот сказки они читали друг другу, старшие младшим.
— В многодетных семьях всегда проблема — дети много болеют. Заболел один — жди, что переболеют все. У вас часто болели дети?
— Пока в школу не пошли, совсем не болели. Только старшая дочка как пошла учиться в школу, захворала — и все потом детишки тоже. А вот до школы мы и не знали, как это — болеть.
— Дети вели себя хорошо, были послушными?
— Одиннадцать разных характеров. Кто покладистый, кто строптивый. Но отца все слушались, для них он был непререкаемый авторитет.
— Хоть раз в жизни пожалели, что посвятили всю свою жизнь без остатка мужу и детям?
— Есть любовь и долг. В семье ты живешь для других, и не все в жизни приходится делать, что нам сейчас хочется. Нужно делать — значит, нужно. Почему сейчас многие семьи распадаются и люди расходятся, не глядя на несчастье своих детей? Нет желания терпеть друг друга и уступать. Каждый видит только себя, совсем не думая о ближнем человеке.
— Матушка, получается ли на день рождения собраться всей семьей, всеми родственниками?
— У нас в году столько дней рождений и столько дней Ангелов, что целый год одни сплошные праздники.
…Уезжала я из Нероновки от отца Романа, от матушки Лидии с ощущением, что вот так и надо бы нам всем жить, что настоящая семья — это большая семья, где много любящих и родных сердец, дарящих друг другу праздник.

На снимках: Казанская церковь в Нероновке; иерей Роман Державин с мощевиком, переданным с Афона в семью Державиных; портрет протоиерея Иоанна Державина (хранится в семье Державиных); монахиня Лидия (Державина).

Ольга Круглова
07.11.2008
Дата: 7 ноября 2008
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru