Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Мы можем убеждать только любовью...»

Мы встретились с городским миссионером (кто сказал, что они только на краю света могут быть?) на выставке «Православная Русь». Там он тоже... миссионерствовал. Вместе с женой Ксенией распространял самарский журнал «Духовный собеседник».


Такие люди, как петербуржец Сергей Смирнов, обычно незаметны в общем течении жизни. Даже в церковных кругах на виду оказываются почему-то другие — начальники, теоретики, публицисты... Кто угодно, но только не миссионеры. Ведь миссионерская работа не терпит количественных показателей. Можно всю жизнь обращать одного человека, и если это удастся, прожить жизнь не зря. Но мой собеседник помог стать православными не одному, а многим. Мы встретились с городским миссионером (кто сказал, что они только на краю света могут быть?) на выставке «Православная Русь». Там он тоже... миссионерствовал. Вместе с женой Ксенией распространял самарский журнал «Духовный собеседник». Я воспользовался случаем и стал задавать вопросы.

— Вы работаете самостоятельно, или от какой-то структуры?
— При «Православном радио Санкт-Петербурга» создан информационно-консультационный центр. Им руководит священник Валериан, настоятель храма в Невской Дубровке. Он пытается объединить все реабилитационные центры и группы, которые созданы теми, чьи близкие люди пострадали от тоталитарных сект. Я занимаюсь работой с самими сектантами и с так называемой «молодежной тусовкой». Стараюсь приобщать молодых людей к Православию.
— Как вы сами пришли к вере?
— Меня, как и многих сверстников, крестили в сознательном возрасте, без оглашения. Потом еще три года мне пришлось самому выкарабкиваться на правильный путь. Пока шел к сознательной вере, столкнулся с различными проявлениями неправославной духовности. Был «металлистом», познакомился с оккультизмом. Все это достаточно типично для моего поколения. И то, чем я сейчас занимаюсь, — катехизацией, оглашением — этого-то как раз мне самому и не досталось. Одно время я ездил по стране автостопом. Было такое направление у русских хиппи, в чем-то близкое странничеству. Вообще, русский хиппизм отличается от западного. Это особое свойство русской души — познать мир и себя через странничество... Многие хиппи имели определенное дерзновение в духовной жизни. Некоторые из них стали хорошими христианами... Потом я год проучился в епархиальном Духовном училище. Сейчас учусь на педагогических курсах при епархии.
— Этот духовный опыт помог вам в миссионерской работе?
— Да, помог. Я понял, что Церкви необходимо возрождать институт ОГЛАШЕНИЯ. Сейчас человеку, по сути, основы веры приходится познавать опытно, самому. Стремление к вере есть у многих, но не все доплывают до спасительного берега.
— Что такое, по-вашему, оглашение?
— В Древней Церкви человек перед крещением от года до трех лет проходил оглашение. Причем, не у катехизатора, а у епископа. Надо хотя бы несколько месяцев оглашать крещаемого (сейчас неразумно тратить на это годы). Мы должны дать крещаемому в наставники такого человека, который возьмет его за руку и поможет сделать первые шаги в духовной жизни. Я убежден, что церковная община, которую мы хотим возродить, зиждется на чине оглашения.
— А как быть с младенцами?
— Крестить по канонам. В годы атеизма бабушки тайком от родителей приносили младенцев в церковь, и священник их крестил. Тогда это было оправданно. Сейчас времена изменились. Нужно, чтобы у крещаемого младенца были верующие, воцерковленные восприемники, крещеные родители. Хотя, конечно, могут и должны быть исключения.
— Чем вы объясните всплеск откровенного демонизма в молодежной среде?
— 10-15 лет назад, во время нашей юности, у питерской «тусовки» был неосознанный христианский уклон. Слушали музыку группы «Трубный зов», была символика либо пацифистская, либо христианская... Сейчас все иначе. Молодежь читает оккультную литературу, рисует пентаграммы, носит сатанинские футболки... В переходный возраст молодые люди тонко чувствуют настроения в обществе. Но у юнцов эти настроения принимают крайние формы. Их мамы и папы себя сатанистами не считают, но в Бога не верят и в церковь не ходят. А ведь свято место пусто не бывает. Если в душе нет Бога, то ясно, кто там есть... Это и демонстрируют их дети, открыто называя себя сатанистами.
— Мы сейчас теряем молодежь?
— Во многом уже потеряли. Мы не боремся за молодежь. Даже если у человека есть желание ходить в храм, он придет раз, два, а потом... уйдет. На него там не возлагается никакое «иго», никакой обязанности (в отличие от сект, где перед каждым поставлено определенная задача). И те батюшки православные, которые работают с молодежью, стараются ставить перед молодыми людьми конкретные задачи и строго спрашивать за их выполнение. Так человек начинает СЛУЖЕНИЕ. Но случаи эти, к сожалению, редки.
Молодым людям надо дать живой пример для подражания, образец. Если они увидят ПЛОДЫ СВЯТОСТИ, то наверняка будут к этому стремиться. Но сейчас таких образцов все меньше. Старцы уходят. Те старцы, которые сейчас есть, или в затворе, или недоступны для духовных калек, которыми являются многие молодые люди, прошедшие через оккультизм или секты. Обратиться за помощью им не к кому. Православие лишается своего предания. Сохраняется только интеллектуальная его часть. Это страшно, когда мы не можем человеку показать ПЛОДОВ Православия, а можем только диалектически, схоластически вести диалог с обступившими молодежь сектантами. Побеждать надо не только аргументами, но в первую очередь ДУХОМ.
— Какую особенность тоталитарного сектантского сознания вы можете отметить в первую очередь?
— В этих сектах зомбируют людей. Если человек каждый день слышит ругание Живоначальной Троице, Кресту, у него в сознании закладываются определенные стереотипы, которые начинают разрушать все сферы его духовной жизни. «Раззомбировать» такого сектанта можно только любовью. Это возможно, когда миссионер сам стяжал дух любви. Если же он пришел в церковь недавно, ничего у него не получится. Опытный питерский духовник протоиерей Иоанн Миронов так говорит: «Ты можешь сказать нужное слово человеку, лишь когда у тебя самого дух мирен. Если же ты по страсти говоришь, то это слово не дойдет до сердца и сознания сектанта».
— Вам удалось хоть кого-то вернуть из тоталитарной секты?
— В Библии сказано, если Отец не приведет, к Сыну никто не может прийти... Обращение сектантов в Православие — это не вопрос нашего желания. Мы являемся лишь косвенной причиной. Если Господь открывает сердце человеку, то он очень легко начинает воспринимать информацию о Православии. Если же у человека «сердце закрыто», то безполезно его обращать. Даже в примитивных сектах могут оказаться люди образованные, интеллектуалы. Так, например, в Бостонском движении Церкви Христа, в котором учение достаточно поверхностное, много филологов, историков, людей умственного труда. Приведешь такого человека в храм, а он от всего отгораживается, задает одни и те же вопросы...
— Но ведь Господь «хочет всем спастись и в разум истины прийти»?
— Есть в Библии и другие слова, что за неверие люди понесут наказание до десятого поколения... Православие не рассматривает людей как от всего отгороженные «единицы», а как род, как человеческую семью. «У Бога все живы». Отпрыск «проклятого за неверие» рода может нести грех родителей. Этот родовой грех может выражаться не только в телесных недугах, но и в том, что человеку не открываются духовные истины.
Я никого не обратил в Православие. Я лишь помог нескольким людям стать православными.
— Какие рекомендации вы можете дать тем, кто сталкивается с сектантами, вынуждены противостоять им?
— Главное — уповать на волю Божью. Если сектантом стал близкий вам человек, нельзя на него давить. Господь настолько уважает свободную волю людей (и сектантов тоже, сделавших свой выбор), что не посылает Архистратига с мечом для истребления их из среды. Есть в Евангелии место, где Господь запретил апостолам свести огонь с Неба на самарян, не пустивших их в свой город. «Сами не знаете, какого вы духа», — сказал Он им.
И мы должны действовать только любовью. Это первая заповедь в работе с сектантами. Полюби этого человека! Если ты его не полюбишь, если не разделишь с ним несение креста, то не сможешь ему помочь.

...Когда Макарий Великий шел по пустыне, его ученик ушел вперед и встретил идущего за хворостом колдуна.
— Эй, изувер, слуга сатаны, все не унимаешься? — крикнул ему послушник. Колдун в ответ накинулся на него и жестоко избил. Потом с ним повстречался авва Макарий.
— Ну, что, трудолюбче, все в заботах? — ласково сказал ему святой. Колдун ожидал, что услышит ругательства, и приготовился дать отпор, и вдруг услышал великое слово любви...
Предание донесло до нас, что этот колдун раскаялся и принял православие. Стал учеником великого аввы.

Антон Жоголев
26.11.1999
984
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru