Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Святой Царь

Главы из книги писателя Николая Коняева о святом Царе Николае II.

Главы из книги писателя Николая Коняева о святом Царе Николае II.

См. начало...

Царь на войне

1.

Написано множество книг, посвященных эпохе правления Императора Николая II. К сожалению, авторы большинства из них не могут проследить всю цепочку причинно-следственных связей, и происходит это даже не по их вине, а просто потому, что существенные элементы этих связей выпадают из аппарата материалистического анализа, которым пользуются исследователи.

А в результате исчезает из исследований и сам подвиг Царя-Мученика.

К имени Николая II, этого воплощения смиренномудрия и доброты, и сейчас еще пытаются приклеить кличку «кровавый», а правление его изобразить как самое несчастное правление в истории Императорской России.


На этой иконе Божией Матери «Августовская Победа» есть надпись: «Явление Богоматери русскому отряду в Августовских лесах».

И это вопреки неоспоримому факту, что в ходе николаевского правления наша страна действительно превращалась в процветающее, мощнейшее государство мира!

Когда смотришь на правление Николая II глазами окружавших его сановников, даже умнейшие из которых видели перед собою не столько помазанника Божия, чутко внимающего Его Воле, сколько обыкновенного администратора, игрою судьбы поставленного над всеми ими, возникает удушающее ощущение всеобщей слепоты.

Но совсем другое дело, когда, отвлекаясь от удушающей вязи сановных амбиций и самолюбий, мы обращаемся к таким понятиям, как Народ, Страна, Государь, Династия, и рассеивается тогда серая хмарь чиновничьих интриг, а в залитом небесным светом пространстве явственно различаются величественные и прекрасные свершения эпохи Николая II.

Завершено строительство Транссибирской магистрали... Проложен Северный морской путь... Ошеломляюще быстро растет промышленность... Происходит аграрная реформа с ее переселенческим движением и освоением гигантских территорий Сибири... Необыкновенно укрепляется национальное самосознание и православная духовность...

И тут, казалось бы, возникает противоречие... Если Император Николай II в молитвенном сосредоточении прозирал Путь России, то откуда же возникают тогда сопровождавшие все его царствование революционные выступления, которые с одной стороны - были вызваны происходящими преобразованиями, а с другой - сами обуславливали совершающиеся перемены?

Ответ очевиден...

Решения, принимаемые святым царем, как мы полагаем, были освещены и освящены волей Божией, но проводить их надобно было не в горнем воздухе Жития, а в реальной российской жизни. В осуществление этих решений вовлекались многомиллионные массы подданных и многочисленные политические группировки, готовые ради партийного успеха объединяться хоть с самим дьяволом.

2.

Задача очернения самого Николая II и его эпохи во многом облегчается тем, что Российская Империя проиграла Первую мировую войну и якобы по вине Николая II рухнула в пропасть революций...

Только ведь для этого надобно согласиться с шулерским передергиванием фактов, нужно позабыть, что в пропасть революций Россия рухнула, когда Николая II вынудили отречься от престола, а поражение в войне произошло по вине тех, кто заставил Государя подписать отречение...

И можно рассуждать, что Царь виноват уже тем, что допустил безпорядки, но о безпорядках мы поговорим в следующей главе, а пока скажем только, что Государя вынудили уйти в отставку толпящиеся у трона сановники, которые видели, во что превращается под управлением Николая II страна, и которые понимали, что в этой стране места для них не будет.

Поразительно, но только сейчас, спустя сто лет после войны, вглядываясь в события Первой мировой, начинаешь постигать, как, во многом благодаря мудрости и самоотверженности Императора Николая II, рождалась победа в той войне, которую Россию заставили проиграть.

Во Второй Отечественной войне - так ее называли до революции! - победы на той войне сменялись поражениями, а поражения победами... Потери исчислялись сотнями тысяч, а никакого перелома в ходе войны ни в ту, ни в другую сторону не происходило.

Наверное, это самое страшное и неприятное открытие, которое было сделано в ходе сражений 1914 года... В лодзинском сражении, и в «сражении на четырех реках» (Бзуре, Равке, Пилице, Ниде) в Польше в декабре германские потери превысили 100 000 человек. Русские потери оказались в два раза больше.

Разгоревшаяся война оказалась совсем не похожа на ту войну, которую все ожидали. Темные и неясные предчувствия приходили на смену безоглядному всенародному подъему, который владел страною в первые дни войны...

Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы - дети страшных лет России -

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!
Безумья ль в вас, надежды ль весть?
От дней войны, от дней свободы -

Кровавый отсвет в лицах есть…

- написал 8 сентября 1914 года Александр Блок.

Но вместе с этими недобрыми предчувствиями рождалась и новая идеология Второй Отечественной войны. С Божией помощью должно было выполнить страшную, но неизбежную работу, чтобы совершить в себе необходимое преображение и привести к Победе Святую Русь...

И воистину светло и свято
Дело величавое войны.
Серафимы, ясны и крылаты,

За плечами воинов видны.

Тружеников, медленно идущих,
На полях, омоченных в крови,
Подвиг сеющих и славу жнущих,

Ныне, Господи, благослови…

- написал в ноябре 1914 года вольноопределяющийся лейб-гвардии уланского полка Николай Степанович Гумилев.


Георгиевский кавалер поэт Николай Гумилев.

В 1915 году в корне изменилась немецкая стратегия. Германия перешла на Западе к оборонительной войне и сосредоточила на восточном фронте 107 австро-германских дивизий (в начале войны против России воевало лишь 49 дивизий). Эта мощная группировка должна была наступать на восток, чтобы вывести Россию из войны.

Всего в летнюю кампанию 1915 года Русская армия потеряла убитыми и ранеными 1 410 000 человек, а пленными - 976 000 человек. При этом максимум потерь пришелся на май и летние месяцы, когда главнокомандующий Великий князь Николай Николаевич растерялся и полностью потерял нити управления войсками.

Протопресвитер военного и морского духовенства Георгий Шавельский вспоминал, как в эти дни он вошел в купе Великого князя и увидел его уткнувшегося в подушки, вздрагивающего от рыданий.

- Батюшка, ужас! - воскликнул он в ответ на вопрос, что с ним. - Ковно отдано без бою... Комендант бросил крепость и куда-то уехал... крепостные войска бежали... армия отступает... При таком положении что можно дальше сделать?! Ужас, ужас!..

И тогда, видя растерянность главнокомандующего и неумение его предотвратить военную катастрофу, 23 августа 1915 года Император Николай II принял Верховное командование армией на себя.

«С твердой верой в милость Божию и с непоколебимой уверенностью в конечной победе будем исполнять наш святой долг защиты Родины до конца и не посрамим Земли Русской», - гласил его приказ по Армии и Флоту от 23 августа 1915 года.

«История часто видела монархов, становившихся во главе победоносных армий для легких лавров завершения победы, - писал Антон Антонович Керсновский в своей «Истории русской армии». - Но она никогда еще не встречала венценосца, берущего на себя крест возглавить армию, казалось, безнадежно разбитую, знающего заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только тернии».

Уезжая в Могилев, Государь, подобно герою стихотворения Николая Степановича Гумилева, записал в своем дневнике: «Господь да благословит поездку мою и решение мое!»

Он испрашивал этого благословения подобно тысячам других тружеников войны,идущих по полям, размокшим от крови...

3.

Николай II принял верховное командование едва ли не в самый критический момент войны, когда положение на фронте вплотную приблизилось к катастрофе. 27 августа германская кавалерийская группа под командованием генерала О. фон Гарнье вошла в разрыв между 10-й и 5-й русскими армиями и развернула наступление в направлении Свенцяны, Молодечно с задачей выйти в тыл 10-й русской армии. 1 (14) сентября кавалеристы О. фон Гарнье захватили Вилейку и пошли в районе Сморгони по тылам 10-й русской армии. 6 (19) сентября немцы заняли Вильно и устремились в направлении Борисова и Минска. В этих условиях, когда фронт буквально обрушивался, Николай II сумел остановить панику и спасти Армию. К району прорыва было переброшено несколько армейских корпусов, и уже 19 сентября (2 октября) 2-я армия генерала Владимира Васильевича Смирнова ликвидировала Свенцянский прорыв.

Существует множество воспоминаний и исторических книг, повествующих о том, каким малопригодным к должности верховного главнокомандующего был Государь.

При этом как-то упускается из виду, что это именно Николаю II меньше чем за месяц после своего вступления в должность удалось стабилизировать фронт на линии Рига - Двинск - Барановичи - Дубно - Тернополь, и отсюда русские войска не отступали вплоть до отречения Государя.

Да...

Такой войны в России не ожидали и не были готовы к ней, как, впрочем, не были готовы к такой войне и другие воюющие страны. Огромными были человеческие потери, гигантскими материальные затраты. И наступил момент, когда стало не хватать боеприпасов и оружия для этой небывалой прежде войны, но Николай II и тут сумел сделать невероятное. В условиях войны благодаря пяти Особым совещаниям, созданным для руководства экономической жизнью страны, он сумел перестроить военную промышленность России, и только в 1915 году в три раза выросло производство винтовок, примерно в шесть раз производство орудий, а различных видов боезапасов - в пять раз.

«Мало эпизодов Великой войны, более поразительных, нежели воскрешение, перевооружение и возобновленное гигантское усилие России в 1916 году, - писал Уинстон Черчилль. - К лету 1916 года Россия, которая 18 месяцев перед тем была почти
безоружной, которая в течение 1915 года пережила непрерывный ряд страшных поражений, действительно сумела собственными усилиями и путем использования средств союзников выставить в поле - организовать, вооружить, снабдить - 60 армейских корпусов вместо 35, с которыми она начала войну».

Причем сделано это было - не побоимся этого слова! - как-то удивительно безболезненно для страны.

Да...

В армию было призвано уже 15 миллионов мужчин. В стране насчитывалось 3 300 000 беженцев. Но при этом - фантастика! - Россия единственная из стран, участвовавших в Первой мировой войне, которая так и не ввела продуктовых карточек на хлеб. Когда за полтора года войны цены в России выросли на 43% по сравнению с довоенным июлем 1914 года и начались волнения думской общественности, министр земледелия А.Н. Наумов, выступая перед депутатами, вынужден был объяснять, что «в империи имеется до 900 000 000 пудов избытка главнейших хлебов». Только 16 сентября 1916 года в Петрограде началась выдача талонов на мясо - три фунта (больше килограмма) в одни руки, а 20 сентября было опубликовано положение Совета министров об уголовной ответственности торговцев и промышленников за повышение цен на продовольствие или предметы первой необходимости.


Царь Николай II и Царевич Алексей прибыли в войска.

В России работало более 120 000 школ, в которых обучалось около восьми миллионов учащихся.

Конечно, тяготы для населения война вызывала, но только 6 (19) апреля 1916 года в связи с истощением государственного бюджета из-за всё возрастающих военных расходов был введен подоходный налог, который не распространялся на лиц со средним заработком менее 850 рублей в год.

Любопытно упомянуть тут, что в тот же день было введено еще одно ограничение.Московский губернатор издал постановление о запрете хранения кокаина.

Поразительно, но в России и во время войны практически не ограничивалась деятельность прессы и других демократических институтов.

Мы привели стихи Николая Гумилева, но выходили ведь в годы войны и совсем другие сочинения. В январе 1915 года, когда на оледенелых берегах Бзуры и Равки гибли сотни тысяч русских солдат, Игорь Северянин выпустил сборник стихов «Ананасы в шампанском»:

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искрист
о и остро
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!

Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

В конце августа 1915 года, когда над русской армией нависла катастрофа, Александр Иванович Куприн выпустил повесть «Яма», рассказывающую о тяжелой жизни проституток. Нет нужды обвинять Игоря Северянина или Александра Куприна в какой-то злонамеренности, но нечто зловещее в их равнодушии к трагедиям, которые претерпевает армия их страны, конечно, присутствует. Еще это свидетельство того, что никаких действительных предпосылок для недовольства, а тем более для волнений в тылу не было. Не было их и на фронте.

Император Николай II, как писал историк Сергей Сергеевич Ольденбург, «довел Россию до порога победы: его противники не дали ей переступить через этот порог».

4.

Военные успехи на этом «пороге победы» очевидны.

22 мая (4 июня) 1916 года, в Неделю святых отцов Первого Вселенского Собора, началось наступление Юго-Западного фронта,возглавляемого генералом Алексеем Алексеевичем Брусиловым, которое вошло в историю под названием Брусиловского прорыва.

15 (28) июля стало самым кровопролитным и самым, как считают историки, ярким днем Первой мировой войны. Левофланговые корпуса армии генерала Алексея Максимовича Каледина разгромили при Кошеве 4-ю австро-венгерскую армию генерала Карла Терстянски. Особую роль в сражении сыграл 8-й корпус генерала Владимира Михайловича Драгомирова, выведшего, как считается, в этом бою «военное искусство из тупика позиционного застоя».

В целом же в ходе Брусиловского прорыва русские войска взломали австро-германскую оборону на всем ее протяжении от Припятских болот до румынской границы и продвинулись вперед, освободив большие территории. За два с половиной месяца боев противник потерял более одного миллиона ранеными и убитыми и еще 272 000 австрийских солдат попали в плен. Русские потери ранеными, убитыми и пропавшими без вести оказались в три раза меньше.


Генерал Алексей Алексеевич Брусилов.

До недавнего времени в наших учебниках истории, рассказывая о Брусиловском прорыве, принято было говорить не об успехе его, а о том, что командование не сумело воспользоваться успехом и не реализовало всех открывающихся взгляду историков перспектив. Наблюдение совершенно справедливое, если, конечно, не учитывать того обстоятельства, что Ставке приходилось воевать не на бумаге, а в условиях реальной войны, где реальные «овраги», про которые забывают теоретики, мешают осуществлению их гениальных замечаний. Как бы то ни было, но Брусиловский прорыв стал выдающимся успехом русской армии, и огромная заслуга в проведении и осуществлении его принадлежит верховному главнокомандующему Николаю II.

Несомненным успехом летней кампании 1916 года стала и Эрзинджанская операция армии генерала Н.Н. Юденича, в результате которой в районе Мамахатуна было нанесено тяжелое поражение 3-й турецкой армии. Ее потери составили более 100 000 человек.

Хотелось бы подчеркнуть, что хотя и известно достоверно об участии Николая II в планировании и проведении боевых операций, но роль его как монарха не ограничивалась этим. Присутствие Царя в армии, его постоянные поездки на линию боевых действий укрепляли и одухотворяли Армию.

Снова, как в дни Саровских торжеств, разрушалось средостение между Государем и его подданными и происходила та мистическая встреча Царя и Народа, которой столько столетий ждала Русь. И если вглядеться в события 1916 года без выработанного антирусской пропагандой предубеждения*, то за грохотом разрывов и свистом пуль неимоверно тяжелой войны начинаешь различать не только одержанные тогда Россией победы, но и национальный смысл ее, который только в единении Царя и Народа и мог раскрыться.

29 ноября (12 декабря) 1916 года, когда Германия направила державам Антанты ноту, в которой сообщила, что государства Центральной Европы готовы к переговорам, Николай II издал приказ по армии и флоту, в котором говорилось, что время мира еще не наступило, «враг еще не изгнан из захваченных им областей, достижение Россией созданных войной задач: обладание Цареградом и проливами... обще не обезпечено».

Более того...

За визгливыми криками думских ораторов о предательстве правительства, о страданиях и тяготах помощников присяжных поверенных вдруг ясно открывается, что 1916-й, последний предреволюционный год, был годом реального решения кардинальных национальных задач...

Ведь именно в последний год своего правления Николаю II удалось завершить дело, которое в первые дни его царствования помешал ему совершить С.Ю. Витте.

21 сентября (4 октября) на берегу незамерзающей Кольской бухты был основан Романов-на-Мурмане (с 1917 года - Мурманск), первый в России порт, открытый в северные моря и Атлантический океан. А через полтора месяца, 3 (16) ноября 1916 года, открылось движение по железной дороге Петроград - Мурманск, построенной за двадцать военных месяцев.

То, что с трудом различаем мы сейчас, столетие спустя, ясно различали темные силы, которые всеми силами старались не допустить, чтобы произошло возрождение Святой Руси. А ведь именно в возрождении Святой Руси и состояла главная задача царствования Царя Николая II.

Николай Коняев,
писатель.


* Хотелось бы отметить тут, что как большевистская пропаганда, так и значительная часть белоэмигрантской в массе своей оценивали деятельность Императора Николая II отрицательно.


Продолжение следует.

61
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru