Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Звезда Полынь

Чернобыльская АЭС была построена в «розе ветров», направленной на Киев. Но смертоносным вихрям помешало заступничество Киево-Печерской Лавры, отославшей львиную долю чернобыльского атома в Арктику и Атлантику!


Чернобыльская АЭС была построена в «розе ветров», направленной на Киев. Но смертоносным вихрям помешало заступничество Киево-Печерской Лавры, «отославшей» львиную долю чернобыльского атома в Арктику и Атлантику!
26 апреля Украина отмечает 20-ю годовщину со дня падения апокалиптической «звезды Полынь». Однако завеса «чернобыльской» секретности до сих пор еще до конца не раскрыта. Как до конца еще не осознан нами пророческий смысл слов Апокалипсиса: «Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде «полынь», и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки» (Откр. 8, 10-11). Ведь слово «чернобыль» и означает «полынь»…
В числе добровольцев-ликвидаторов, сыгравших роль живых дозиметров и спасших тысячи и тысячи людей, был и зампред Киевского облисполкома Константин Фурсов, который являлся членом правительственной комиссии СССР по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС…

«В этот день в Припяти играли свадьбы…»

— Константин Терентьевич, где вас застала авария?
— На командном пункте в Киевском облисполкоме. По иронии судьбы, за день до ядерного взрыва на Киевщине (в Кагарлыке) начались учения по гражданской обороне. Во время взрыва на самой атомной станции проводили никому не нужный эксперимент, который оказался роковым. А наша доблестная армия, которая 40 лет готовилась к отражению ядерного удара, занималась оперативно-стратегическими сборами на Яворовском полигоне (Львовская область). О нависшей атомной опасности знали только птицы: они из Чернобыля сразу улетели. А мы прилетели…
— Родные знали, куда вас отправили?
— Нет. Я позвонил из облисполкома и сообщил, что уезжаю в командировку. Куда именно, не сказал. Мы не очень-то были встревожены: до этого на станции было несколько пожарных ситуаций. Сначала меня направили в райцентр Полесье, куда должны были эвакуировать население, а потом — в Чернобыль. Заместитель начальника областного управления КГБ Пархоменко сразу сообщил мне: «Я получил указание о том, чтобы отключить все телефоны».
— Чем это было вызвано?
— Режимом секретности. Но, по-моему, это было чересчур. Никто из местных жителей не имел возможности позвонить своим родственникам, проживающим в других населенных пунктах. В Чернобыле работали только два телефона — первого секретаря райкома и председателя райисполкома. И меня очень удивило, когда на аппарат председателя райисполкома прорвались японские журналисты. Он тогда покривил душой: ничего, мол, особенного не произошло.
— А местных жителей предупредили об опасности?
— Разумеется, нет. 26 и 27 апреля были выходными днями. В Припяти играли свадьбы, отдыхали в пригородных лесах, рыбачили и садили огороды. Игра в молчанку на государственном уровне была преступлением против собственного народа. Считаю, что количество пострадавших было бы в сотни и тысячи раз меньше, если бы врачи и радиологи предупредили людей об опасности и элементарных методах защиты: не выходить из своих домов, принимать йодсодержащие препараты, не пить воду из открытых колодцев… Увы! По указанию «сверху» министр здравоохранения Украины Анатолий Романенко несколько раз выступал по радио и телевидению: ничего, мол, страшного нет. И никто не знал, что уровень радиации в районе взорванного энергоблока достигал нескольких сотен рентген в час! Радиацию излучали деревья, трава, земля, дороги, дома… Неуправляемый атом стал зловещим демоном, который отправил на тот свет уже более полумиллиона человек. Около 100 тысяч стали инвалидами…

Наша справка: Община Свято-Ильинского храма города Чернобыля, призвавшая Православный народ к покаянию, выступила инициатором Крестного хода. Его путь пролегает через всю страну, с юга на север. Святынями Крестного хода являются четыре иконы, две из которых хранятся в Чернобыле в Свято-Ильинском храме, единственном уцелевшем после катастрофы. Это икона Святителя Николая Мирликийского, известная еще с XVIII века, о ней в церковных летописях рассказывается как о чудотворной, исцеляющей, спасающей от бед, а также икона "Чернобыльский Спас", написанная в 2003 году. Эта икона была написана по благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всей Украины художником Владиславом Горецким. В день освящения Митрополитом Владимиром "Чернобыльского Спаса" в Киево-Печерской Лавре, в присутствии тысяч людей на ясном небе произошли знамения, после которых икону стали считать чудотворной: прямо над иконой в виде нимба засияла радуга, а солнечные лучи, проходя через радугу, образовали три креста.
Две другие Святыни Крестного хода: едва ли не самая почитаемая в Киево-Печерской Лавре икона "Успение Пресвятой Богородицы", а также икона русского адмирала — святого праведного Федора Ушакова.

Спасение с Небес!

— Почему в Киеве, расположенном в ста километрах от Чернобыля, об этой трагедии узнали по звонку из Москвы?
— ЧАЭС непосредственно подчинялась Центру. Согласно служебной инструкции во время аварийной ситуации директор станции Брюханов мог сообщить лишь в Минэнерго СССР и Совмин СССР. От руководства станцией украинское правительство было отстранено. Даже республиканский Госкомитет по надзору за безопасностью ядерных объектов замыкался на Москве. Поэтому когда произошел ядерный взрыв, о радиационной опасности в Киеве не знали. Такая ситуация на первый взгляд кажется абсурдной. Но факт остается фактом: 26 апреля в 2.40 председатель Совмина СССР Рыжков позвонил главе Совмина УССР Ляшко и сообщил об аварии на ЧАЭС.
— Выходит, в Москве обо всем уже знали?
— Знали, но не все. Когда члены правительства УССР собрались на утреннее заседание, они так и не смогли получить более полную информацию. Примерно в 11 утра позвонили в Москву и получили скупой ответ: «Взрыва не было, был пожар». В тот момент пылающий реактор был недосягаем для необходимых исследований. Визуальная информация не позволяла даже приблизительно определить: что случилось с радиоактивным топливом? Поэтому мы тоже ошибочно считали, что на ЧАЭС произошел пожар. Ну, пожар так пожар. Никто особо не волновался. Тем более что огонь на станции вскоре потушили. А вот «атомных» последствий мы не предполагали. Людей в какой-то мере спасала матушка-природа, а если вернее, то Сам Господь Бог. По крайней мере, так считал мой коллега Георгий Дзись, бывший зампред Совмина УССР, который был заместителем главы союзной правительственной комиссии по ликвидации последствий на ЧАЭС. Незадолго до смерти он подарил мне свою книгу «В эпицентре человеческой беды». В ней черным по белому написано, что, к нашему счастью, Всевышний оказался «неподвластным запрещенным кремлевским директивам». Кстати, я тоже принимал участие в работе над этой книгой и тоже полагаю, что без молитвенного заступничества Киево-Печерской Лавры не обошлось.
— Что вы имеете в виду?
— Дело в том, что ЧАЭС была построена в неблагоприятном геологическом месте — на разломе гранитного щита, в междуречье Припяти и Днепра, а главное — в «розе ветров», направленной на Киев. Но заступничеством Божиим смертоносные облака пошли не в сторону Киева — хотя по всем данным они должны были пойти именно на него… Однако после ядерного взрыва смертоносные вихри разделились на две части и понеслись в западном и северном направлениях. Города Припять и Чернобыль, раскинувшиеся в трех и двенадцати километрах от ЧАЭС, оказались в чистых коридорах, то есть между этими двумя вихрями. Они пострадали гораздо меньше, чем «рыжий лес», находящийся в двух километрах от взорвавшегося реактора. Мощный ветер отвел радиоактивную пыль от густонаселенных городов, и таким образом от сильного излучения были спасены почти 70 тысяч человек.
— Разве в тот момент вы могли об этом знать?
— В том-то и беда, что не мог. Мы полагали, что эвакуация населения должна проходить в направлении, противоположном от «проектного» радиоактивного движения. Посему людей вывозили в Полесский и Макаровский районы. И только позже выяснилось, что радиоактивное облако двинулось по следам эвакуированных. К счастью, оно «преследовало» чернобыльцев с очень большой высоты, то есть находилось в верхних слоях атмосферы.
— Кто же это установил?
— Наша метеорологическая служба. Спустя несколько лет она опубликовала данные о распространении радиации в первые дни после взрыва. И тогда мы узнали, что «атомные» облака достигли Атлантического океана, Средиземноморья и даже Арктики. Над Кольским полуостровом смертоносные вихри разделились на две части: одни — двинулись на север, другие, поднявшись выше, устремились в Сибирь и на Дальний Восток. Как же после этого не поверить в спасение с Неба? Мне трудно представить, что произошло бы с жителями десятков населенных пунктов и многомиллионного Киева, если бы не вмешались благодатные стихии природы. Высшие силы, видно, услышали чью-то горячую мольбу об Украине…

Наша справка: Крестный ход начался 9 апреля во Владимирском соборе Севастополя. Яхту, на которой плывут святыни, благословили в путь Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь и Архиепископ Львовский и Галицкий Августин. 11 апреля Крестный ход прибыл в Очаков, и Православные прихожане смогли приложиться к иконам, выставленным в Свято-Никольском военно-морском соборе, а также принять участие в поминальном Богослужении.
С иконой "Успение Пресвятой Богородицы" священники побывали в Очаковской районной больнице. Молитву об исцелении мог прочитать перед чудотворной иконой каждый желающий.
Путь яхты со святынями лежит через 12 украинских городов: после Херсона она поплыла вверх по Днепру через Новую Каховку, Запорожье, Днепропетровск, Черкассы, в Киев. Во время стоянок в каждом из городов совершаются Литургии. Поминаются за упокой все почившие в результате Чернобыльской катастрофы, а в молебнах о здравии все живые чернобыльцы.
В ночь на 26 апреля, в 1 час 30 минут, именно в тот момент, когда произошла трагедия на Чернобыльской АЭС, иконы прибудут в Чернобыль, в Свято-Ильинский храм.

«Большой секрет государства»

— Как же удалось потушить атомный пожар?

— С воздуха. С 27 апреля по 10 мая вертолетчики совершили сотни опасных полетов над активной зоной, сбрасывая с вертолетов тонны глины, бора, свинца, песка и доломита. В экстремально сложных условиях и в обстановке радиоактивного загрязнения окружающей среды группе военных добровольцев удалось установить временный трубопровод для откачки воды, которая заполнила обычно сухой второй уровень. Оперативная группа установила также бетонную плиту под разрушенным реактором, чтобы не допустить повреждения основания реактора расплавленным топливом и его протекания на землю. Трудились как на фронте.
— А что вы скажете о гибели пожарных, которые тушили пожар без соответствующей спецодежды?
— Даже если бы они надели специальную одежду, то это бы не спасло их от гамма-излучения. Никто из пожарных не был обучен действовать в условиях загрязненности радиоактивными материалами. Те, кто гасил на крыше очаги от выброшенного горячего топлива, безусловно, герои. Уберечь их от гибели могло только наличие автоматической системы пожаротушения. Но ее на кровле не было. Поэтому мы должны поклониться светлой памяти этих мужественных людей.
— Когда были зафиксированы первые случаи лучевой болезни?
— Сразу же после взрыва. У 203 человек присутствовавших рано утром 26 апреля на площадке реактора, были обнаружены клинические проявления радиационных ожогов и облучений. Разрушенная активная зона была связана с атмосферой. Поэтому было решено закрыть воронку теплопоглощающими и фильтрующими материалами.
— Правду ли говорят, что взрыв на ЧАЭС — это диверсия?
— Эта версия была первым, устным вариантом причины аварии. Она привела к введению чрезвычайных мер по сохранению «государственной тайны». Потом говорили о нарушениях регламентных работ по испытанию четвертого энергоблока: мол, система охлаждения реактора не сработала, а он, бедный, перегрелся и… взорвался. Но при этом почему-то умалчивают о главном: на протяжении 1983-1985 годов на ЧАЭС произошло пять локальных аварий, а основное оборудование отказывало более 60 раз! Но все те факты прятались под грифом «секретно». Глава союзной правительственной комиссии во время заседания партактива в Чернобыле заявил: «Ликвидация аварии — это большой секрет государства и его нужно беречь». Мне кажется, что если бы вся радиация не расползлась по миру, а свалилась только на Украину, то советское руководство не разрешило бы эвакуировать людей…
— Почему вы так считаете?
— Потому что решение об эвакуации было принято только после того, как зарубежные информагентства раструбили на весь мир о ядерной опасности. До этого времени Кремль упорно не хотел прислушиваться к мнению председателя Совмина УССР Александра Ляшко. Когда он доложил о подготовке техники к вывозу людей, его тут же одернули: мол, чернобыльская опасность чересчур преувеличена. Прибыв в Чернобыль, зампред Совмина СССР Щербина по телефону долго советовался с Рыжковым и Долгих (секретарем ЦК КПСС). После безрезультатных переговоров решили обратиться к генсеку Горбачеву. Но в тот вечер Михаил Сергеевич… находился в театре. А «прерывать представление» его помощники не рискнули. Когда же Горбачеву наконец-то осмелились доложить, он выслушал все доводы «за» и «против», и разрешил эвакуировать людей из Чернобыльской зоны.
— Неужели на ЧАЭС все делалось только по партийной указке?
— А по-другому и быть не могло. По приказу партии в Чернобыль были брошены огромные материально-технические и научные силы вплоть до президента Академии наук СССР Александрова. Все решения принимались на месте и имели силу Закона. Случись, не дай Бог, что-то подобное в наше время, последствия были бы в тысячи раз плачевнее. Никакое МЧС не могло бы столь стремительно мобилизовать научные и материальные ресурсы, находящиеся сегодня в «загоне». Патриотизм, милосердие, желание помочь ближнему и другие добрые порывы все менее и менее проявляются в нынешней рыночной, а точнее, базарной жизни…

На снимке: икона «Чернобыльский Спас».

Валентин Ковальский
23.04.2006
886
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru