Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Искушение

Новый рассказ грузинской писательницы Марии Сараджишвили.

Об авторе. Мария Георгиевна Сараджишвили родилась в Грузии, в Тбилиси, в 1969 году. Получила образование в Санкт-Петербурге, по специальности инженер-технолог. Живет в родном городе, работает репетитором по русскому и английскому языкам. С 2005 года пишет рассказы на духовные темы. Ее рассказы публиковались в газете «Благовест». Недавно в России у нее вышла книга непридуманных рассказов «Открытые небеса».


Кто не сталкивался с искушениями в церкви? Хорошо, если человек найдет в себе силы их преодолеть. А если нет? Так и уйти можно.

Варвара, хоть и сама бурей помыслов и сомнений одержимая, все же думает, что у Матери-Церкви нет лишних детей, чтобы их терять. Каждый безценен и незаменим.

Страшно подумать, что было бы, если бы в свое время от церкви отошел всеми любимый и безотказный отец Вячеслав Величко.

… 8 ноября 1994 г. был ливень со снегом. Для большинства тбилиссцев этот день запомнился еще и тихой паникой — ночью отключили газ. Тогда все только об этом и говорили.

Для Елены этот день оставил о себе еще одну грустную память. Ночью парализовало ее мать. Так началось для Елены ее многолетнее вынужденное «сидение» на безлюдной горе без света и воды, с больными родителями и козами, как основой натурального хозяйства.

— … Только ты сможешь привести священника и врача, — говорила измученная безсонной ночью Елена приунывшей Варваре. — Кроме тебя никто не знает дороги на эту верхотуру. Вот, держи записку для отца Игоря. Я буду молиться, чтоб у тебя все получилось…

Когда к машине врача вышел отец Вячеслав в рясе, с крестом и служебником, это было полной неожиданностью для Варвары так как с просьбой о Причастии она обратилась к более молодому священнику.

Это уже потом выяснилась причина такой замены. «Когда речь зашла о том, кому ехать, один стал ссылаться на нездоровье, другой на головную боль, а я оказался самый здоровый», — улыбаясь, рассказывал отец Вячеслав на обратном пути. «Самому здоровому» тогда было не менее 65 лет, под внешним спокойствием он успешно скрывал мучившие его сердечные и желудочные боли, вызванные тяжелым заболеванием.

Выехав из города, машина остановилась перед грунтовой дорогой — грязевым месивом из глины и камней.

— Дальше ехать — значит, машину ломать, — логично заключил врач и остался в кабине.

Отец Вячеслав не стал спорить и пошел вперед, прижимая к груди одной рукой крест со служебником, а другой придерживая края рясы. Только спросил у Варвары: далеко ли идти?

— Отсюда третья гора. Вон ее вершина в тумане, — нехотя ответила Варвара. Ей-то хорошо: сапоги и плащ-палатка есть. Ливень не страшен. А этому человеку каково?

Отец Вячеслав от Варвариного дождевика отказался и пошел по дороге, утопая по колено в грязи.

Через час он, даже не передохнув от резкого подъема, уже читал молитву перед Причастием. Затем, отмахнувшись от предложенных денег, пошел вниз.

Всю дорогу до церкви в машине отец Вячеслав рассказывал что-то поучительное, адресуясь к врачу-водителю и Варваре: о мудрости царя Соломона, о верности молитвенному правилу (сам он, еще не будучи монахом, ни на минуту не расставался с матерчатыми потертыми четками).

Что же касается парализованной причастницы, то после приобщения у нее началось восстановление речи и двигательных функций.

Через год отец Вячеслав снова поднялся к Елене на гору причастить болящую. Погода в этот день была солнечная, торопиться было некуда и поэтому, слегка задержавшись перед уходом, рассказал следующее.

— … Я был тогда чтецом в Богословской церкви и работал на заводе радиосборщиком. Стали меня на работе слегка прижимать из-за пропусков во время церковных праздников. Тогда возник передо мной вопрос: как жить дальше? Остаться на заводе или посвятить себя Церкви?

И как бы в ответ на это настоятель предложил рукоположить меня в священники. Я колебался. Был у меня в то время друг, которого я считал очень близким и вел с ним разговоры на духовные темы. Он поделился со мной, что тайно был посвящен в дьяконы.

Позвали меня к Патриарху Ефрему, чтобы решить вопрос о моем священстве. Я стал предлагать вместо себя моего друга — как более достойного. Патриарх ответил: «Пока я жив, на него рук не возложу». Мне сперва непонятна была причина отказа, а потом все выяснилось.

Спустя какое-то время вызывают меня на заводе в партком и показывают донос, будто я рассказывал о военных тайнах завода (что и правда в какой-то степени имело место). А за всем этим подпись… моего друга дьякона.

Что со мной стало, я и описать не могу. Если бы кто-то другой, мне бы не было так больно.

Парторг и говорит мне:

— Тебе за это светит пять лет тюрьмы, но мы не дадим делу ход. Ты у нас столько лет отлично работаешь. Ты лучше подумай, стоит от нас уходить или нет…

В общем, по милости Божьей все обошлось. Но дело не в этом. У меня было огромное смущение. В голове не укладывалось это предательство. Как же, думаю, в церковь ходить, когда там такие люди. И решил для себя, что ноги моей там больше не будет. А внутренний голос как бы говорит: «Сходи сегодня в последний раз, а дальше можешь не ходить».

Пришел я в Александро-Невскую церковь на службу, а там тогда отец Андроник был, известный своей прозорливостью и мудростью. Подошел я к нему, не выдержал и сказал о том, что меня мучило. А он только воздел руки к Распятию и воскликнул.

— Прости нас, Господи, ведь ради меня грешного, ради него, — кивнул в мою сторону, — Ты пролил Свою Пречистую кровь.

У меня с глаз как будто какая пелена спала. Сразу стало необыкновенно легко. И ни малейшей обиды на моего друга.

Потом, во время вечерней, подошел ко мне мой друг и говорит: «Ты меня, брат, прости!». И рассказал, что его толкнуло на донос. Оказалось, он хотел вместо меня стать священником. «У тебя, говорит, — в руках специальность, а у меня ничего. Чем мне семью кормить?». Простил я его, конечно. Вскоре меня в священники рукоположили, а потом и моего друга.

Все это я потому вам рассказываю, чтобы вас ничего не могло оттолкнуть от Церкви. Что бы ни увидели, не смущайтесь, продолжайте ходить в храм, потому что там благодать, — закончил отец Вячеслав и взглянул на Варвару.

Варвара, не выдержав его взгляда, отвела глаза. Как раз на днях она твердила Елене, что нет ей смысла ходить в церковь, так как ничего в ней самой духовно не меняется. Да и в церкви не нашла она того, что искала — сплоченного братства верующих. Елена, как всегда, возражала и цитировала Святых отцов.

… Варваре посчастливилось видеть отца Вячеслава, тогда уже архимандрита Варсонофия, за неделю до перехода в вечность.

— Не могли бы вы рассказать подробней про вашу жизнь, — робко заикнулась Варвара.

— А что про нее рассказывать? Тридцать лет отдал крестьянству, столько же заводу. Все, как у всех.

О священстве и монашестве он по своему смирению даже не упомянул.

Прощаясь, отец Варсонофий протянул своей посетительнице иконку Божией Матери «Всецарица» со словами:

— Ты по ночам ходишь. Пусть Матерь Божия тебя хранит.

Варвара потом долго недоумевала, откуда батюшка узнал про ее ночные круизы.

Что тут добавить? Царство ему Небесное.

1496
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru