Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Бутово — Русская Голгофа

13 февраля с.г. — день Новомучеников и Исповедников Российских


Мой собеседник — Дмитрий Гришин. Родом он из Самарской губернии, из Сызрани. Он окончил Свято-Тихоновский богословский институт в Москве. А когда поступил в него, переехал жить на южную окраину Москвы в поселок Бутово — по благословению настоятеля храма во имя святых Новомучеников и Исповедников Российских священника Кирилла Каледы. Дмитрий работает в этом храме на Бутовском полигоне, преподает в воскресной школе. С ним я познакомилась на выставке «Православная Русь» в Москве в конце января этого года. Там был отдельный стенд «Бутово — Русская Голгофа». Я и раньше слышала о Бутовском полигоне, где были расстреляны тысячи людей, много Православных священников, и мне давно хотелось больше узнать о нем. Внимание привлек в экспозиции большой панорамный снимок: в ясный весенний день на Бутовском полигоне — множество священства в окружении мирян служат торжественную службу. От снимка исходила какая-то необыкновенная тишина. Я попросила Дмитрия рассказать о Бутовском полигоне. Мы с ним сидели на каких-то коробках и тихо разговаривали среди этой шумной выставки, а я не в силах была оторвать взгляда от этого снимка. Словно оказавшись прямо там, на полигоне, медленно, шаг за шагом по ходу его рассказа погружаясь в эту неотмирную звенящую тишину.

Расстрельные книги

— На фотографии — закладка Патриархом Московским и всея Руси Алексием II нового каменного храма в мае прошлого года в честь святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове, — пояснял Дмитрий. — У нас выстроен деревянный храм, а это будет каменный. На закладке храма присутствовала делегация Русской Зарубежной Церкви во главе с Митрополитом Лавром. Сейчас стены храма уже возведены, уже начинается постройка шатров. Такая была сильная за это молитва.
— О Бутовском полигоне ведь стало известно не так давно?
— То, что на южной окраине Москвы был стрелковый полигон НКВД, где в 30-40 годы прошлого столетия производились массовые расстрелы и захоронения жертв политических репрессий, стало известно только в начале 90-х годов. В 1993-94 годах комиссия, которая работала в архивах КГБ, обратила внимание на то, что в нескольких расстрельных книгах (всего их восемнадцать) было очень много имен священнослужителей. Но где эти расстрелы проводились, было еще неясно. И только в частной беседе с работниками госбезопасности стало известно, что это Бутово. Туда с 94-95 годов начали приезжать и там молиться верующие люди, чьи деды и отцы были репрессированы во время гонений, числились без вести пропавшими, или они получали документ, что «умер от болезни», — тогда не писали, что человек был расстрелян. Эта комиссия стала изучать расстрельные книги, и было выявлено около тысячи имен священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви, кто пострадал в Бутово именно за Православную веру. На сегодня 294 из них причислены к лику святых. Во главе этого списка — Священномученик Митрополит Петроградский Серафим (Чичагов) и еще шесть Архиереев. Владыка Серафим был первым канонизирован из всего сонма бутовских Новомучеников. По этим восемнадцати расстрельным книгам, всего в Бутово было убито двадцать тысяч семьсот шестьдесят пять человек.
Расстрелы в Подмосковье начались 8 августа 1937 года после кровавых приказов наркома НКВД Ежова в августе и сентябре 1937 года. Осужденных на смерть привозили сюда из московских тюрем. Казненные — в основном жители Москвы и Московской области, но есть и жители других областей, и иностранцы. Расстрелянные на Бутовском полигоне относились к «шпионско-диверсионно-террористической низовке», то есть это были в основном простые рабочие и крестьяне. Но были среди них и известные государственные и общественные деятели, военные, интеллигенты, священнослужители. В 1997 году на полигоне делался раскоп в одном из расстрельных рвов, и ученые сказали, что если такая же плотность останков и в других рвах, то там лежит и сто тысяч человек. Но научно-исследовательские работы требуют очень больших материальных вложений.

Бутовский полигон

— Что такое — Бутовский полигон?
— Это бывшая усадьба Дрожжино, последними ее владельцами были купцы-промышленники Зимины. После революционного переворота 1917 года там были совхозы и объекты, подведомственные ОГПУ-НКВД: трудовая колония НКВД, огороды, с которых снабжались сотрудники НКВД, их дачи. Это была тогда сельская местность. Но сейчас там все больше разворачивается городское строительство, хотя сам полигон находится в зеленой зоне.
— Почему это место называется Бутовский полигон?
— На этих хозяйственных территориях НКВД было выделено место для обстрела нового оружия, которое делалось на Подольском оружейном заводе. Это был полигон, на котором обстреливали оружие. Местные жители были приучены к выстрелам еще за несколько лет до того, как там начались массовые расстрелы. Следуя указу Ежова, любого человека можно было обвинить в чем угодно.
— Известно, какова была процедура расстрелов?
— Они проходили ночью, скрытно, потому что в соседних деревнях жили люди. Приговоренных к расстрелу привозили в Бутово в крытых фургонах, не говоря, куда и зачем их везут. Заводили в барак, якобы для «санобработки». Здесь объявляли о расстреле, сверяли данные и наличие фотографии. На расстрел выводили по одному. Это только устное свидетельство, потому что все следы были заметены. Есть лишь следственные документы, протоколы допросов, а также документы тех, кто приводил в исполнение приговор. Когда открыли архивы, давали читать все, а сейчас показания свидетелей, то есть по сути доносы, не показывают. Не видели мы и инструкции расстрельных команд.
— Все захоронения подняли?
— Нет, конечно. Это сейчас просто невозможно.
— Как выглядят захоронения?
— Это погребальные рвы, лучше всего они были видны зимой: когда землю покрывал снег, места рвов были несколько просевшие. Были проведены исследовательские работы, и ученые определили места захоронений уже точно. У КГБ была схема расстрельных рвов, но она оказалась не совсем точна. Сейчас границы рвов точно определены, отмечены оградкой и посадкой цветов. А до этого их толком не было видно. Попавший туда случайно человек ни за что бы не догадался, что там производились расстрелы. Недавно Правительство Москвы разработало проект благоустройства Бутовского полигона и создания на этом месте мемориального комплекса.

Самые массовые расстрелы проходили с августа 37-го по июль 38-го года. Есть неподтвержденные данные, что туда привозили хоронить расстрелянных в московских тюрьмах до 50-х годов, но это только устные свидетельства. Эта территория по-прежнему оставалась за КГБ, там был высажен фруктовый сад, были даже какие-то дачи начальников НКВД, что-то строили за эти годы. Территория была засекреченной, там постоянно была военная часть. Сейчас на этом месте небольшой парк.
— А были обретены останки конкретных людей?
— Нет. Для этого нужно, видимо, проводить какие-то очень сложные исследования. Судя по тому раскопу, который делался в 1997 году, там нет цельных останков, скажем, скелета человека. Там все перемешано. Потому что там только вначале хоронили людей в небольших ямах-могильниках. Казни скоро приняли такие масштабы, что мощным экскаватором были вырыты рвы глубиной в три метра и длиной в 150 и более метров. После очередного расстрела с помощью бульдозера тонким слоем присыпали тела, поверх этих тел ложились новые жертвы. Все это носило совершенно безчеловечный характер. Заваливали рвы чем угодно, мусором.
— И останки расстрелянных людей теперь невозможно найти и опознать? А ведь сколько здесь святых мощей мучеников…
— Современными средствами науки, видимо, это возможно, но даже трудно представить, сколько это потребует денег. Мы в храме молимся за всех — за все эти двадцать тысяч, которые там расстреляны. Служим панихиды. Несколько раз в году совершались особые заупокойные Богослужения, панихиды, на которые приезжало множество людей, не только Православных. На полигоне были расстреляны люди разных вероисповеданий, более шестидесяти национальностей. Когда панихида совершается, может быть, не все называются поименно, но подразумеваются все, кто был там расстрелян. Мы считаем, что долг любого верующего человека — молиться о всех убиенных. Первым был прославлен Владыка Серафим в 1997 году. А теперь, когда Русской Православной Церковью прославлено уже 294 человека, пострадавших на Бутовском полигоне — священнослужителей, монашествующих, активных мирян — в четвертую субботу по Пасхе под открытым небом на Бутовском полигоне проходит очень торжественная служба в честь Новомучеников, в Бутове пострадавших, которую возглавляет Святейший Патриарх Алексий II. На нее собирается очень много людей, духовенства — несколько тысяч человек.

Храм-на-Крови

— Расскажите о храме на Бутовском полигоне.
— Когда эта территория — шесть гектаров — была передана в 1995 году Русской Православной Церкви, там был просто бурьян в человеческий рост. И сразу был сделан проект постройки Храма-на-Крови, на мощах Новомучеников. Интересно, что даты, связанные с постройкой храма, совпадали по воле Божией с датами жизни священномученика Серафима (Чичагова). Так, малое освящение храма выпало на 11 декабря — день памяти Владыки Серафима. Его расстреляли 11 декабря 1937 года уже восьмидесятидвухлетним. Он уже даже не ходил. Он жил под Москвой в Ухтомском, и, чтобы увезти его на место мученической кончины, вызвали «скорую помощь», потому что он не передвигался самостоятельно.
Деревянный храм был построен в 1996 году, алтарь его вплотную подходит к одному из расстрельных рвов. Однокупольный храм, по образцу северных русских храмов, создан по проекту сына расстрелянного на Бутовском полигоне иерея Михаила Шика — известного художника, архитектора Дмитрия Михайловича Шаховского-Шика. Он входил в инициативную группу и сам лично участвовал в строительстве храма. В самом храме есть крест с мощами некоторых новомучеников, но не бутовских. В основном приход храма сейчас состоит из местных жителей. Первое время приезжало очень много людей из Москвы, родственников погибших. Настоятель священник Кирилл Каледа, еще будучи мирянином, возглавлял инициативную группу, которая ратовала за то, чтобы это место было передано Церкви. У него самого на полигоне был расстрелян дедушка — священномученик Владимир Амбарцумов. Потом отец Кирилл был главой приходской общины, а когда храм был заложен, его рукоположили в священники, он стал настоятелем. Он старается о том, чтобы отдать долг памяти людям, отдавшим свою жизнь за веру и Церковь Русскую. Господь сподобил Русскую Церковь иметь множество таких удивительных святых, которые так близко от нас по времени, живы их дети, люди, которые их знали, по их рассказам мы можем прикоснуться к святости их жизни.

Фотографии из следственных дел

— Здесь у вас на стенде их иконы?
— Да, это ряд икон святых Новомучеников, пострадавших за Христа на Бутовском полигоне. Это сам Владыка Серафим (Чичагов), в центре экспозиции — копия иконы «Спаситель в белом хитоне», написанной самим Владыкой. Оригинал этой иконы находится в храме святого Илии Обыденного в Москве. Вот таблица динамики расстрелов. Пик расстрелов был в феврале 1938 года. Только за один день 28 февраля было расстреляно 562 человека! В дни советских праздников расстрелов нет, сотрудники НКВД в эти дни, как и все советские граждане, отдыхали. После февраля расстрелы идут на спад и вскоре прекращаются.
Фотографии из следственных дел просто потрясающи. Моя мечта, чтобы они были изданы отдельным фотоальбомом. По этим ликам невозможно сказать, что это обычные фотографии. Это иконы. Эти глаза, смотрящие на вас, просто пронзают душу. В основном, конечно, поражают фотографии людей, пострадали за то, что они Христиане. Ни в одном следственном деле по церковному вопросу нет наговоров ни на себя, ни на других, никто не признает вины в том, что ему вменяют какую-то контрреволюционную пропаганду. А священномученик Владимир Амбарцумов прямо на допросе открыто сказал, что власть эта не от Бога, она временна, и она вскоре пройдет. Напротив, следственные дела людей неверующих, нецерковных своей тяжестью и безысходностью даже заражают. Об этом рассказывали люди, работавшие с этими документами. Следственные дела даже таких сильных людей, как альпинисты (на Бутовском полигоне была расстреляна целая группа альпинистов), полны обвинениями в адрес друг друга, пропитаны страхом, предательством.
Человек, у которого не было стержня веры, не было упования на Бога, в тех обстоятельствах терял все свое человеческое достоинство, несмотря на то, что в обычной жизни он мог быть героем. Он с молитвой не обращался к Богу за помощью, а верующих в этой ситуации укреплял Господь.

Кровавая карта Москвы

— Дмитрий, как вы думаете, почему Господь привел вас именно в этот храм?
— Я сам себе задаю этот вопрос. У меня есть объяснение для самого себя. Когда я только пришел в церковь, у меня была некоторая скорбь, что в день моего рождения нет какого-то известного святого. Однажды, я тогда еще жил в Хотькове, вечером я слушал радио «Радонеж», и священник Сергий Правдолюбов рассказывал о Бутовском полигоне.
И я сразу подумал, вот бы хорошо в этом месте побывать. А потом заговорили о Владыке Серафиме Чичагове и сказали, что он был расстрелян 11 декабря — а это день моего рождения! Когда я поступал в Свято-Тихоновский институт, я познакомился с отцом Кириллом, а там при храме была возможность обрести кров. Отец Кирилл приютил всю мою семью. Это произошло, может быть, чтобы я поработал именно на прославление подвига Новомучеников. Бутово — это основание нашего современного церковного возрождения. Здесь в земле лежат люди, которые шли путем Христа, отдали свою жизнь за други своя. Если бы не их подвиг, трудно представить, что было бы сейчас с Россией. Это единственное в России место, где столько прославленных Церковью святых. Если до этого по численности святых первое место занимала Киево-Печерская Лавра, то, конечно, теперь — это Бутовский полигон, место, где сонм Новомучеников.
Юг Москвы представляет собой кровавую карту. В самой Москве таких мест тоже много, но не те масштабы. Юг Москвы — это Бутово, чуть западнее «Коммунарка» и чуть восточнее — Суханово. Это три места под Москвой, где проходили массовые расстрелы и захоронения. В «Коммунарке» казнили «заговорщическую верхушку», здесь погибло очень много известных людей — Рыков, Бухарин, Бубнов и другие. Там власти расстреливали сами себя, там гибли в основном чины НКВД, крупные военачальники, там почти нет Православных. В Сухановской тюрьме, которая располагалась в Свято-Екатерининском монастыре, узники подвергались жестоким пыткам и претерпели перед смертью нечеловеческие страдания. Но только в Бутово было расстреляно так много священников.

Бутовские яблоки

— Вы ощущаете святость этого места?
— Это место какой-то великой тишины. Причем даже люди нецерковные, когда приезжают в Бутово, тоже об этом говорят. Сам Бутовский полигон находится в лесопарке, и если идти от Варшавского шоссе, то, пройдя современный микрорайон, входишь в лес. И возникает ощущение, что переступаешь какую-то границу. Сзади остается суета, а ты входишь в мир тишины и покоя. Хотя какие-то звуки слышны, сердце успокаивается. Ты вступаешь в мир, который приближает к вечности. Это место внутренней тишины. Когда человек попадает на Бутовский полигон, вся суета, вся толща помыслов, которые у него крутятся, вдруг исчезают. И человек непосредственно воспринимает близость Бога. И тот, кто приехал туда один раз, все время стремится попасть туда еще.
Массовое прославление Новомучеников произошло на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года. На нем было прославлено в лике святых свыше тысячи новомучеников. Среди них было 128 священнослужителей, убитых на Бутовском полигоне. Прославление произошло в августе, как раз перед праздником Преображения, который в народе называется «Яблочный Спас». Дальняя часть Бутовского полигона, куда люди обычно не доходят, представляет собой сплошной яблоневый сад. Но яблок на деревьях мы из года в год не видели, потому что деревья, видимо, больные. А в августе 2000 года на Яблоневый Спас эти деревья просто ломились от яблок, в прямом смысле —  ветки ломались от обилия яблок. После этого опять ни разу на этих яблонях не было урожая.

Русской Голгофой называют Ганину Яму, где в июле 1918 года были сожжены тела Царственных Мучеников. Вся земля там пропитана их плотью и кровью, и вся Ганина Яма представляет, по словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, Антиминс земли Русской. Русской Голгофой назвал Святейший Патриарх и Бутово. Плоть и кровь Новомучеников пропитали собой и эту землю и освятили ее.
И на Ганиной Яме, и в Алапаевске на Меженной яме, где была сброшена в шахту Великая княгиня Елисавета Феодоровна, попадаешь в другое измерение. За оградой монастыря — тишина, неземная красота, деревья, цветы, трава, небо как будто в мгновение ока преображаются и становятся другими. Они принадлежат уже не земле, а вечности. Каждый русский человек должен побывать на Ганиной Яме и в Алапаевске, помолиться, встать на колени, оросить своими горячими покаянными слезами эту пропитанную кровью святую и дорогую землю. То же самое — и здесь. Нужно ехать в Бутово.
От московской станции метро «Бульвар Дмитрия Донского» ходит автобус № 18 до конечной остановки: «Бутовский полигон».

На снимках: в 1994 году на многострадальной земле Бутова водрузили большой Поклонный крест; Святейший Патриарх Алексий II и Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви Митрополит Лавр совершают закладку нового каменного храма на Бутовском полигоне 15 мая 2004 года; Дмитрий Гришин на выставке "Русь Православная" у иконы "Спаситель в белом хитоне", написанной Митрополитом Серафимом (Чичаговым).

Людмила Белкина
11.02.2005
4700
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
6 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru