Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Божьи камни

В крымском селе Чернополье живет хранительница преданий и молитвенница за свой народ председатель греческой общины Ирина Зекова.

В крымском селе Чернополье живет хранительница преданий и молитвенница за свой народ председатель греческой общины Ирина Зекова.

Об авторе. Маргарита Анатольевна Драгина родилась в 1964 году в г. Феодосия в Крыму. Окончила Днепропетровское театральное училище, затем ГИТИС. Работала в Херсонской филармонии, Криворожском театре драмы и музыкальной комедии, преподавала актерское мастерство в школе искусств в Феодосии. Окончила катехизаторские курсы при Самарской Духовной семинарии, преподавала Основы Православной культуры. В настоящее время репетитор по риторике и сотрудница Самарской службы «Паломник».

Наша группа паломников в июне прошедшего года в Крыму посетила греческое село Чернополье. Пригласила нас к себе и встречала председатель греческой общины Ирина Константиновна Зекова. С ее участием был построен этнографический музей, облагорожен святой источник, организуются праздники, один из которых, Панаир, собирает в Чернополье всех греков Крыма, а также гостей из Мариуполя, Краснодарского края и из-за рубежа. Она очень уважаемый человек, с мнением которого считаются и глава Белогорского района, и духовенство. А еще она - хранительница, мудрый советчик и учитель, экскурсовод, писатель, общественный деятель, мама и бабушка. Вера ее крепка и тверда, а сердце мягкое и любящее.

Как сейчас вижу нашу рассказчицу, стоящую перед нами и, прикрыв глаза, начинающую свою скорбную и светлую повесть. От истоков.

От горного селения во Фракии, которого ныне уже нет ни на картах, ни под небом.

От трудного морского путешествия в Россию в 1829 году, где на главу каждой семьи был выдан один билет, в который были вписаны домочадцы («Ксерокопии билетов хранятся в музее, - я вам их потом покажу, - а сами билеты передаются из поколения в поколение»).

От насквозь пронизавшей весь рассказ радости за свой многострадальный народ, который всегда и везде трудился, любил Господа, сохранял верность своему языку, почитал стариков, никогда и ничего не просил, но и шеи ни перед кем не гнул, только перед Богом («Грека легче убить, чем на колени поставить»).


Ирина Зекова встречает паломников.

- Когда наша семья вернулась в это село после депортации, - продолжала Ирина Константиновна, - мне было двадцать восемь лет. А увезли меня отсюда, когда мне было два годика. Вернулись с мамой, мужем и двумя детьми. Жить было негде. А ведь наши дома остались! Но в них уже поселились другие люди. И моя мама всегда мне говорила: «Когда идешь мимо нашего бывшего дома, никогда не смотри в его сторону! Чтобы люди не подумали, что ты жалеешь о нем, хочешь в него вернуться! Мы заработаем и построим себе новый дом. А те люди не виноваты. Бойся, дочка, обидеть человека». И построили! Никогда ничего не просили, даже доску. Просили только, чтобы нас в колхоз приняли. Нас так воспитывали, что любишь, не любишь, а уважать должен.

В нашем храме, было замечено, происходят исцеления от глухоты. Раньше больных ребятишек привозили сюда на службы, и семьи могли ночевать в церкви. Так малыши утром, заслышав пение петухов, говорили об этом родителям. А ведь до этого и близкие звуки не различали!

Когда в 1920-х годах приехали закрывать нашу церковь, то окрестности оцепили, подогнали подводу и носили на нее иконы. И случилось необъяснимое. Наша сельчанка каким-то образом прошла сквозь кордон, и никто ее не остановил. Возле подводы она замедлила шаги, и возница быстро сунул ей в руки нашу святыню, вывезенную еще из Греции - икону святых равноапостольных Константина и Елены. Женщина тут же спрятала ее под кофту, развернулась и медленно пошла обратно. Никто на нее внимания не обратил и опять не остановил. А ведь все происходило среди бела дня! Потом эту икону прятали односельчане по домам, по баням и сохранили!

- Я спою вам о нашем Царе Константине, - говорит наша провожатая. И заструилась, рассыпалась по храму и по нашим обнаженным сердцам песня на древнем языке - красивая, мелодичная, старинная. Закончив, исполнительница сказала:

- Здесь поется о том, каким славным, мудрым, сильным был наш Царь! Когда он ехал на своем коне, под ногами коня появлялась святая вода - Агиасма, от которой исцелялись все, кто в этом нуждался, солнце и звезды сияли ярче! С крестом он победил врагов! Вы все знаете, что сделал Царь Константин для верующих, для всего мира? Он Христианство сделал государственной религией и запретил за христианскую веру гнать! Потому, что и он, и матушка его Елена стали искренно почитать Христа! Вот что сделал наш Царь Константин!

Дай Бог здравия и силы рабе Твоей Ирине! После операции Ирина Константиновна чувствует себя слабее, чем раньше, да и годы… Когда я спросила ее о здоровье, ответила: «Как верно говорила моя мама - человек никогда после операции не будет прежним!» Но не о своем самочувствии ее печаль. Темнеют ее глаза только в одном случае, когда спрашиваешь у нее, много ли в селе осталось греков.

- Не спрашивайте! Мало, очень мало! Плачу об этом! Раньше в нашем селе жили одни греки. Теперь татар больше, чем греков… Ну, не будем грустить! Сейчас пойдем в наш музей мимо кринички, около которой остановились наши предки на ночлег, а после остались здесь навсегда. Попьем святой водички. Вы видели, нам наши братья-греки из Анапы подарили поклонный крест? Стоит возле трассы. Мимо пойдем, увидите!

Выходим из церкви и гуськом, друг за другом идем по тропинке к святому источнику. Наша провожатая открывает творила колодца, достает из сумки упаковку одноразовых стаканчиков и щедро наливает каждому вкусной водицы. Вокруг криницы растут очень старые деревья. Одно из них в шаге от родника. Ирина Константиновна поднимает голову, смотрит на кроны деревьев, улыбается и говорит:

- Наш местный батюшка как-то спросил у меня: может, срубить их? Ведь старые очень, могут и рухнуть! А я ему ответила, что, возможно, не станет их - и источник иссякнет. Как знать? Может, они своими могучими корнями тянут воду из земли? Вот и оставили мы их на радость всем, кто приходит сюда. Очень много видели эти деревья.

Покидаем святое место, идем дальше по тропинке и оказываемся возле поклонного креста.

Всю нашу поездку мы как будто строили из увиденного внутри себя храма. Вот из таких встреч, из источников, из монастырей, из тропарей, из восходов и закатов, из лавандовых июньских полей брали Божьи камни и строили. У каждого из нас «стройка» не завершена, это ясно. Но как же важны такие поездки и, главное, такие встречи, как с Ириной Константиновной!

Она ведет нас в этнографический музей, который оказывается одноэтажным домом с длинной верандой вдоль всего фасада, - построенным всем греческим миром по подобию домов на исторической Родине. Дом, который с годами растет в длину, потому что растет семья и сыновья приводят в него невесток, а значит, нужны новые комнаты. Наш экскурсовод сказала, что совсем недавно в селе был снесен старый-престарый, уже не пригодный для жилья дом, имевший в длину 40 метров!

И еще добавила, что дочерей из семьи могли отдать за русского.

- Да и русские охотно женились на гречанках, так как знали, что они из хорошего, работящего, честного рода. Что муж будет всегда накормлен, ухожен, а дети досмотрены. И никогда муж не уйдет от своей жены-гречанки - так она могла обиходить и его, и дом! Ласковые были наши дочери, умели любить и мужа выбирали себе только по любви! А вот сыновьям полагалось приводить в дом только греческих девушек. Для сохранения рода и крови. Так и достраивали дома с прибавлением каждой новой семьи.

Мы заходим и оказываемся в небольшой кухне, из которой направо и налево ведут две двери. Идем направо за нашей провожатой и с удивлением оглядываем настоящую крестьянскую горницу, где есть двуспальная кровать, а перед ней зыбка для младенца, подвешенная к крюку в потолке, где сундуки и лавки, встроенные в стену шкафы, полки с посудой над окнами, домотканые половички и старинные фотографии на стенах. И, конечно же, красный угол с иконами, на который в первую очередь (вот молодцы!), заходя, крестятся мои паломники. Горница оказывается полностью заполненной людьми, но всем нашлось место, чтобы присесть, и Ирина Константиновна повела свой неспешный рассказ уже о быте своего народа.

- Мы очень чтим наши обычаи, - продолжает Ирина Зекова, - передаем их молодым и рады, что говорим на том же языке и поем те же песни, что и наши предки. Мы выехали из Греции почти двести лет назад, и наш язык сохранился. А те, кто остались, приняли новогреческий язык и забыли старый. Мы к ним ездили в гости, и они к нам приезжали, и всегда, когда мы пели, они плакали. Что ж вы плачете? Почему согласились оставить язык отцов? Надо быть верными до конца. Сказать надо было «нет!» - и всё! Что ж теперь плакать?

- В Греции я была раньше, еще до санкций Евросоюза. - вспоминает Ирина Константиновна. - Пригласили меня, моего ныне покойного мужа и мою дочь Елену. Для меня было важно побывать на земле моих предков в Восточной Фракии. Мы листочки на дереве, корни которого там. Нашего села давно не существует на свете. Оно было высоко в горах, и туда нужно было подниматься пешком. Знаете, это словами не передать, но там как будто нет притяжения, ты не чувствуешь своего тела! Там кажется, что раскинешь руки и полетишь, как птица Божья! Вот как там хорошо! Я тогда болела сильно. У меня под коленкой с обратной стороны выросла большая шишка размером с яйцо. Ходить было трудно, ноги сгибать трудно. Я не знала, влезу ли я наверх по горным тропам. С двух сторон меня поддерживали муж и дочь. Надо было торопиться. Сумерки в горах наступают рано. Солнце спрячется за гору - и всё, уже темно. Мы очень спешили, я задыхалась. И вот нам сказали, что мы почти пришли, уже окраина бывшего села. Домов, конечно, не осталось. Ничего не осталось. Я подняла голову и возле тропы впереди увидела большой замшелый камень. Чем он был раньше? Может быть, нашим родным домом? Нет, не храмом. Это у вас, русских, строят храмы на возвышенности. А у нас в горах во Фракии строили в низине, в центре села. Чтобы неприятель, если подойдет, сразу не смог взять святыню и народ сумел бы собраться вместе и ее защитить. Смотрю я на этот камень, лежащий на месте разоренных домов, последние лучи солнца озаряют его, и он переливается синим, зеленым, желтым, красным, лиловым цветом. Это закатные лучи солнца пронизывают мох, и Божий камень расцветает на моих глазах! И такая меня обуяла радость! Счастье, милость Господа чувствую, слезы текут. Я доползла до него, упала грудью и так горько плакала и молилась! О погибших и ушедших отсюда односельчанах, о тех семьях, что прибыли в Россию, о том, что земля эта уже не греческая, а турецкая, и благодарила Бога, что я могу припасть к этим камням и выплакать свою боль и радость! Сколько прошло времени, не помню. Может быть, пять, а может, и десять минут. Стало темнеть. Когда я встала, шишки под коленом не было.
Я могла легко ходить и уже не нуждалась в опоре. Вот так, за несколько минут меня исцелил Бог!

Потом Ирина Константиновна обвела нас повлажневшими глазами, улыбнулась и очень тихо сказала:

- Молитесь. Всегда молитесь. Господь рядом.

Мы не могли с ней расстаться! Мы все чувствовали, как устала наша хозяйка, проведя с нами несколько часов, но не было сил попрощаться, развернуться и уехать. Потому что нам отдавали часть своей души, а это не спутаешь ни с чем. Автобус стоял под моросящим дождиком, нас ждали на ужин в Орджоникидзе, а мы писали благодарность в книге отзывов, задавали вопросы и заглядывали в глаза Ирине Константиновне, стараясь запечатлеть ее образ и слова в сердце.

А потом она смотрела на нас с крылечка музея из-за пелены дождя и много раз благословляла наш отъезжающий автобус.

Храни и вас Господь, Ирина Константиновна! Счастливы дети, имеющие такую мать. Счастлив народ, имеющий такую дочь.

Маргарита Драгина.

Январь 2018 г.

Авторские паломнические туры Маргариты Драгиной по святыням Крыма состоятся с 9 по 21 июня, с 5 по 17 июля, с 5 по 17 августа.

Тел. + 7-937-797-65-10, +7-917-945-60-19, Маргарита Анатольевна.

120
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
8
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru