Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Схиархимандрит Питирим (Перегудов)

29 июня на 91-м году жизни отошел ко Господу известный старец-схиархимандрит, который десять лет был духовником Санаксарского монастыря.


29 июня на 91-м году жизни отошел ко Господу известный старец-схиархимандрит, который десять лет был духовником Санаксарского монастыря.

См. также


Отец Питирим (в миру Иван Николаевич Перегудов) родился 11 апреля 1920 года в селе Мазурка Воронежской губернии в крестьянской семье. Дед его был церковным старостой, отец — псаломщиком, поэтому мальчик с пяти лет пономарил в храме, за что дети звали его монахом. В 1930 году деда сослали в Сибирь, а отец ушел к брату в Тамбов. Ваня с сестренкой остались жить у бабушки. Чтобы прокормиться, работали на питомнике. Учиться особо было некогда, и Иван окончил только семь классов.
В 1940 году его призвали в Красную Армию. Служил он на турецкой границе, учился в школе полковых командиров, стал офицером. Во время Великой Отечественной войны воевал во фронтовой разведке. Дважды ранен, один раз контужен. Контузия на всю жизнь повредила слух.
В 1947 году Иван демобилизовался, приехал к отцу в Тамбов, сначала работал сапожником, потом выучился на машиниста механического крана.
В 1949 году побывал в Киево-Печерской Лавре, где встречался с преподобным Кукшей Одесским, брал у него благословение. Там у Ивана появилось стремление к монашеской жизни. В 1950 году вместе с отцом он поступил в Почаевскую Лавру, проходил послушание церковным пономарем, писарем в канцелярии.
В 1952 году Иван принял монашеский постриг с именем Иоанникий в честь преподобного Иоанникия Чернорецкого. В 1953 году он был посвящен в сан иеродиакона, а в 1958 году рукоположен в сан иеромонаха.
Во время хрущевских гонений, в 1962 году, они с отцом, который получил в постриге имя Питирим, вернулись в Тамбов. Там, в городском соборе, отец Иоанникий прослужил 16 лет. За это время был возведен в сан игумена. В 1978 году они с престарелым отцом вернулись в Почаевскую Лавру. В 1985 году отец Иоанникий возведен в сан Архимандрита, исполнял в монастыре послушание духовника. В 1987 году он похоронил своего отца, в схиме Антония.
В 1991 году Архимандрит Иоанникий приехал во вновь открытый Санаксарский монастырь в Мордовии по приглашению наместника монастыря Архимандрита Варнавы. Здесь в 1992 году он принял схиму с именем Питирим в честь Святителя Питирима Тамбовского. В этой обители он более десяти лет исполнял послушание духовника.
В последние годы схиархимандрит Питирим подвизался в Иоанно-Богословском монастыре под Саранском, а перед своей кончиной жил в г. Вадинске Пензенской губернии в домике возле мужского Тихвинского монастыря.
Многие верующие знали отца Питирима как истинного духоносного старца, твердого в вере, горячего в молитве, любвеобильного, смиренного, простого в общении. Достаточно сказать, что среди его многочисленных духовных чад был покойный санаксарский старец схиигумен Иероним (Верендякин).
Сотни людей, которые знали схиархимандрита Питирима и ощущали на себе силу его молитвы и любви, со скорбью переживают боль этой утраты. Но вместе с тем и радуются тому, что на Небе появился новый праведник и молитвенник за нас.
Господь сподобил и меня, грешного, в течение двенадцати лет периодически встречаться со старцем Питиримом и поддерживать с ним духовное, молитвенное общение.
С первой же встречи с ним, которая произошла в ноябре 1998 года в Санаксарском монастыре, он поразил меня своей простотой и добротой. Мы с паломнической группой от нашего храма приехали в монастырь к вечеру и попали на Всенощное бдение перед праздником Архангела Михаила и всех Небесных Сил безплотных. Служба шла в нижнем храме в честь Усекновения главы Иоанна Крестителя. Я стоял среди молящихся. На полиелее, когда все монахи выходят и встают в два ряда посередине храма для помазания, отец Питирим, увидев, что я священник, подошел ко мне и, по-доброму улыбнувшись, взял меня за руку: «Пойдем, вставай с нами».
Утром я молился на Литургии. Отец Питирим и отец Иероним не служили, но причащались с нами из одной Чаши. Было очень трогательно видеть, как старцы после Причастия сидели в алтаре рядышком на табуреточках, отец Питирим читал вслух благодарственные молитвы, а отец Иероним внимательно его слушал. Дойдя в третьей молитве до слов «нескверную чистую Матерь», старец Питирим повернул голову к своему духовному сыну, также убеленному сединой старцу, и повторил, подняв указательный палец правой руки вверх: «нескверную!» — он как бы подчеркивал Ее особую святость. Он очень любил и почитал Царицу Небесную и часто с сердечным вздохом молился вслух: «Матерь Божия, помогай нам!». Видимо, что-то особенно сокровенное связывало старца с Богородицей еще со времени пребывания его в Почаевской Лавре. Во всяком случае, он сам рассказывал о своем первом приезде в Санаксарскую обитель так: «Приехал я сюда по приглашению, посмотрел: пустынька мне понравилась. А на фронтоне монастырского храма — икона Божией Матери. Вот я и говорю: «Матерь Божия, возьми меня!». И Она меня взяла».
После службы я подошел к отцу Питириму. Священник из нашего храма попросил меня обратиться к нему за советом по нескольким вопросам. Но, услышав мою просьбу, старец указал рукой в сторону уходящего из алтаря отца Иеронима: «Это к нему, к нему». Он не любил, когда к нему проявляли особое внимание, и старался направить людей к другим духовникам. Но тех, кто становился его духовными чадами, он заботливо окормлял. А молился за всех. В помяннике старца была представлена вся Россия: «от Москвы до самых до окраин», сотни, если не тысячи людей из разных городов.

Слева направо — схиархимандрит Питирим, настоятель Кирилло-Мефодиевского собора протоиерей Виктор Ушатов, протоиерей Сергий Гусельников.
В следующий раз мы встретились уже в Самаре, в нашем храме. Он остановился у духовных чад, а они его привели помолиться к нам в тогда еще молитвенный дом, собор только достраивался. Войдя в алтарь, я с удивлением увидел там отца Питирима. Приложившись к престолу, я повернулся к нему: «Отец Питирим!». Он тоже удивился: «Откуда ты меня знаешь?» — «Да как же, я был в Санаксарском монастыре, и мы там встречались». Старец обрадовался, что его здесь знают. Во время Литургии он поразил меня своим смирением. Служил молодой священник, недавно рукоположенный. Алтарника в этот день не было. И вот перед Великим входом, когда нужно выносить запрестольную свечу, отец Питирим говорит священнику: «Можно мне пономарить?». Потом берет эту свечу и идет впереди священника, несущего Святые Дары. Картина получилась не совсем обычная: у ступенек солеи со свечой стоит смиренный схиархимандрит, а перед ним, на солее — молодой батюшка, чуть не потерявший дар речи от сложившейся неожиданно ситуации.
После Литургии, как только отец Питирим вышел из алтаря, его обступили наши прихожане, чтобы взять благословение и задать вопросы. Ведь не каждый день увидишь настоящего старца. Отец Питирим благословлял, кому-то по-доброму, а кому-то и строго что-то говорил. Но вот, почувствовав, что его начинают превозносить, он громко говорит, указывая на меня: «Вы с вопросами лучше к нему, к отцу Сергию. Благословляю!». Пока прихожане пытаются осмыслить слова старца, он быстро выходит из храма и садится в машину духовных чад.
Летом 2002 года я со старшим сыном, которому тогда было семь лет, неделю жил в Санаксарском монастыре, практически каждый день общаясь с отцом Питиримом. К некоторым вещам старец относился строго. Мой сын упросил меня в монастырской лавке купить ему маленькие четки на десять молитв. Как-то мы подошли к старцу, а Антон показывает ему на пальце четки: «Отец Питирим, а у меня четки есть!». Старец нахмурился: «Это не игрушка, это оружие монаха! Убери! Детям не надо». Мне он велел перецепить цепочку на наперсном кресте так, чтобы он висел выше — на груди: «Крест как называется? Наперсный. Значит, носить его надо на персях, а не на животе».
Однажды он мне пожаловался: «Устал я, отец Сергий! Столько стало в монастыре людей, паломников, нет спокойствия, тяжело молиться». Потом поднял голову к небу: «Туда хочу! Вот все прошу: Матерь Божия, забери меня!». Для него, контуженного на войне, с постоянным шумом в голове, было очень нелегко общаться с мирскими людьми.
Когда мы собрались уезжать, отец Питирим позвал нас с Антоном к себе в келью, положил нам в пакет санаксарских сухарей и пряников, а мне протянул пачку «Почаевских листков»: «Я глухой, немощный, неграмотный. Люди просят что-то сказать, а я даю им эти листки. Здесь так все хорошо написано! Ты тоже раздавай». Во всем он старался себя принизить перед людьми, хотя на самом деле имел высокое духовное разумение и рассуждение.
Несколько раз отец Питирим приезжал в Самару и молился в нашем соборе или в Воскресенском мужском монастыре. Иногда мы созванивались, поздравляли друг друга с праздниками, я посылал ему открытки, телеграммы. Он через духовных чад передавал мне то буклет о монастыре, то книгу о греческом старце Порфирии Кавсокаливите, то свою фотографию с подписью, на которой он в своей простоте, такой, как есть: в своей келии в одном подряснике, держащий в руках только что снятые очки.
Как-то я спросил его: «Отец Питирим, где легче спасаться?» — «Отец Сергий, — ответил он, — был я и на Белом море, и на Черном, и в больших, и в маленьких монастырях — везде один дух, дух мира».
Схиархимандрит Питирим в своей келии, 25 июня 1998 года.
Старец переживал, что утрачивается духовность, благочестие и благоговение в Церкви. Он с горечью говорил: «Я бываю в храмах и вижу, что сейчас у священников нет такого благоговения, как раньше, когда мы служили. Нельзя нам терять благоговение».
Несколько лет назад Великим постом у духовной дочери отца Питирима, которая живет в Самаре, умерла мать. Он ее знал и любил, она была его ровесницей. Я покойную при жизни много раз причащал. Приехав в Самару, отец Питирим пригласил меня в Воскресенский монастырь отслужить панихиду по новопреставленной Пелагее. «Ты служи, а я подпевать буду, я уже старый служить». После панихиды нас пригласили в монастырскую трапезную для священников. Отец Питирим почти ничего не ел, а вспоминал о войне, о том, как Господь хранил его от смерти. Впоследствии один из рассказанных им эпизодов стал основой для написанного мной рассказа «День Победы». Он был напечатан в журнале «Лампада» незадолго перед тем, как старец ушел из земной жизни.
Во время последней встречи в прошлом году отец Питирим сказал мне: «Нет сейчас такой веры, как раньше, отец Сергий. У деда моего была крепкая вера, он всю службу стоял как свечка, не шелохнувшись. Отец мой был уже слабее, а я против них совсем слабый».
Этот «слабый» в вере старец-схиархимандрит, фронтовик, не совершал поразительных чудес, не выказывал себя провидцем и прозорливцем, но он совершил в своей жизни главное чудо — привел ко Христу и к Церкви сотни безсмертных человеческих душ.
Вечная ему память!
Протоиерей Сергий Гусельников
ключарь Кирилло-Мефодиевского собора г. Самары
02.07.2010
1542
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
6 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru