Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Церковь и государство…

…"симфония" или компромисс?


…"симфония" или компромисс?
Белорусская Православная Церковь внесла в правительство проект соглашения, регулирующего взаимоотношения церкви и государства в политической, экономической, духовной и социальной сферах. В проекте отмечается, что государство "признает Церковь важнейшим социальным институтом, а духовные и культурные ценности церкви — основой национальной идеи белорусского народа". В соглашении сказано, что Церковь относится к государству как к необходимому социальному институту, призванному обеспечивать общественный порядок, охранять нравственность, духовные и культурные ценности.

В Госдуму России внесен проект закона "О социальном партнерстве государства и религиозных организаций в целях сохранения национальных духовных традиций и обезпечения социальной защиты населения России". Об этом сообщил вчера на заседании Парламентского клуба разработчик закона депутат от КПРФ Сергей Глазьев.
"Слава Богу, президент у нас Православный человек, а завтра, не приведи Господь, придет кто-нибудь из богоборцев", — объяснил депутат необходимость законодательного закрепления государственно-церковных отношений. Во время предварительного обсуждения закона говорили о духовных ценностях, о молодом поколении, этих ценностей не имеющем, и о том, что возродить страну может только религия. Один из депутатов предложил собравшимся "объединиться и спасать Россию, которая доведена до крайнего состояния", другой пожалел, что Церковь у нас отделена от государства. Лишь один из депутатов отметил, что отдельные положения законопроекта противоречат Конституции — в частности те, которые дают так называемым традиционным религиозным организациям весомые преимущества перед нетрадиционными. Под традиционными закон понимает Русскую Православную Церковь, "а также ислам и буддизм в местах традиционного компактного расселения мусульманских и буддистских общин". Все, кого не включили в этот список, не смогут войти с государством в отношения социального партнерства. Законопроект говорит, что такие отношения могут возникнуть в следующих областях: совместное использование культовых объектов, сохранение и развитие духовных традиций и обычаев народов России, повышение уровня социального и материального обезпечения малоимущих, формирование отделений и служб в госструктурах, занятых здравоохранением, образованием, культурой, создание собственных учреждений в той же сфере и прочее. Государство и религиозные организации, согласно законопроекту, вправе заключать договоры, способствующие льготному или даже безплатному предоставлению эфира государственных теле— и радиокомпаний для религиозно-просветительских программ, а также "объективному изучению истории религий и религиозных учений".

Пока рано судить, какая судьба ждет этот законопроект. Скорее всего, в первом же чтении его «зарубит» большинство депутатов. Хотя… В Грузии государство и Церковь заключили конкордат. Примерно то же самое недавно произошло и в Православной Болгарии. Церковь там стала чуть ли не государственной… В Белоруссии подготовка подобного документа вступила в завершающую стадию. Время неуклонно диктует такую же модель и России. Объективно (исторически, социально, нравственно, наконец) и Церковь, и государство в нашей стране сейчас уже готовы к тому, чтобы законодательно «прописать» особый статус Православной Церкви в России. По факту (нравится это кому-то или нет — это другой вопрос) эти особые отношения уже не только сложились, но и начали давать свои плоды как на региональном, так и на федеральном уровнях. Осталось лишь закрепить на бумаге то, что давно уже имеется на деле. Но… Тут и возникает то специфически российское, местное препятствие, которое до сей поры продолжает оказывать сильнейшее воздействие на самое действительность, во многом формируя ее. Это препятствие — я бы назвал его психологическим — также нигде законодательно не прописано, и коренится в особой ситуации, сложившейся в верхних эшелонах власти в стране. Суть ее в том, что вместо национально мыслящей элиты, состоящей из людей хотя бы по корням Православных, в ведущих средствах массовой информации, в правозащитных организациях, в культуре, а порой и в органах власти разных уровней в значительной степени все еще «правят бал» люди не только чуждые Православной вере, но и враждебные всей той исторической России, которая, разматываясь как клубок, начиная с Православия, складывается постепенно в то, что условно зовется Святой Русью. Эти силы, сравнительно незначительные количественно, имеют колоссальное влияние на общественное мнение через СМИ, и на принятие решений через искусственно создаваемое ими же «общественное мнение». Именно этим силам, чаще всего никак внешне не оформленным (хотя под воздействием этих сил могут быть и целые партии, и иные общественные объединения, например, роль «озвучки» стремлений этих сил в настоящее время взяла на себя Ирина Хакамада), удалось спровоцировать недавно оскорбительную для государствообразующего русского народа разнузданную дискуссию о том, нужно ли русских детей учить в школе «русской вере». И не является ли эта «русская вера» (имею в виду Православие) экстремистской и шовинистической и прочая, прочая… Надо сказать, что этот информационный удар в целом достиг цели — чиновники вскоре пошли на попятный и на повестку дня встал подменяющий суть дела вопрос о предмете «Мировые религии», чего и добивались начавшие эту дискуссию общественные и политические круги. Власть получила сильный урок и не скоро отважится на другие решительные шаги по сближению с Церковью… И все же ситуация подталкивает к тому, чтобы эти две силы (столь разные по существу и столь зависимые друг от друга) двигались навстречу.
И вот депутат Глазьев вновь поднимает вопрос о Православии (в нашей ситуации могут претендовать на статус государственных религий лишь Православие и отчасти Ислам). Наверное, есть и побочные цели этого законопроекта: расположить к себе перед выборами в Госдуму Православных избирателей (в церковной среде за эти годы в связи со всевозможными столкновениями с госорганами, например, по вопросам, связанным с ИНН, заметно возросло правосознание. И Православный избиратель из мифа, абстракции очень скоро станет — если уже не стал — той могучей реальностью, с которой всем политикам в той или иной степени придется считаться). Но все-таки главное здесь другое. В обществе зреет ощущение какого-то ступора, нового застоя, и выходом из него, решительным шагом к оздоровлению общественной жизни может стать более тесное взаимодействие государства и Церкви. Во всяком случае, очень многие люди, согласно социологическим опросам, искренне в это верят. И эта вера — даже сама по себе, без учета иных, более «объективных» факторов, является важным, а в нашей ситуации просто безценным и незаменимым ресурсом.
Но сначала попробуем разобраться, что может принести сближение этим двум сторонам — Церкви и государству. Церкви этот союз необходим в первую очередь потому, что без материальной поддержки со стороны государства огромный духовный авторитет Церкви может оказаться постепенно размыт в неизбежном поиске средств для реализации вполне востребованных обществом и просто неизбежных масштабных проектов (таких, например, как широкая миссионерская работа, в том числе посредством Православных электронных СМИ, строительство храмов, окормление военнослужащих и подготовка кадров преподавателей «Основ Православной культуры»). А поиск средств сопряжен со скандалами и «странными сближениями» с теми общественными, и финансовыми силами и персоналиями, от которых в благополучной ситуации Церкви лучше бы держаться подальше… На пожертвования бабушек в белых платочках можно худо-бедно прокормить сельского и (чуть лучше) городского батюшку, отремонтировать храм. Но общество сейчас ждет от Церкви активной проповеди за Церковной оградой. А это без значительных материальных средств, увы, в нашу эпоху уже невозможно осуществить. Одно только эфирное время на телевидении и радио стоит дорого. И тут Церкви сложно конкурировать с мизерабельными, но богатыми на спонсорскую помощь из-за океана «культами» — если на помощь не придет государство (этот пункт о безплатном эфире на телевидении, быть может, является одним из важнейших в представленном законопроекте). Только государство может сегодня обезпечить Церкви крепкую материальную базу и создать условия, рычаги для проповеди среди своего же русского народа, искусственно отторгнутого от своих корней, но не забывшего о них. Без такой вот масштабной помощи Церковь в состоянии обезпечивать окормление лишь уже имеющейся на сегодняшний день паствы (с постепенным арифметическим увеличением ее количества), но нельзя рассчитывать на перелом ситуации в целом, когда в храм придет значительная часть, если не большинство народа. Понятное дело, что в подкреплении своего морального авторитета Церковь в заботе государства отнюдь не нуждается. А вот государству как раз недостает именно морального авторитета в обществе — а этот авторитет может реально принести государству сегодня только опора на Церковь. Влияние Церкви на общество уже сегодня достаточно велико, и государству есть что терять при риске «поссориться» с ведущей конфессией. И, конечно, как слон в посудной лавке, государство просто не в состоянии вести успешно дела в некоторых «тонких», но жизненно необходимых сферах (таких, например, как воспитание военнослужащих, работа с заключенными, забота о престарелых и др.). И тут на помощь госорганам вполне способны уже сегодня прийти хорошо организованные и иерархически выстроенные церковные структуры, на сегодняшний день уже не испытывающие кадрового дефицита.
Итак, объективно картина ведет к сближению, и законопроект Глазьева если и не получит уже сейчас силу закона, то во всяком случае поставит перед законодателями и, соответственно, перед общественностью вопрос о таком сближении.
Хотя, конечно, влиятельное антиправославное лобби сделает все, чтобы не допустить ускорения уже начавшегося процесса сближения. Случившаяся не где-нибудь, а именно в духовном центре, сосредоточии демократических сил — музее Академика Сахарова, недавняя провокация с выставкой «Осторожно, религия!», скорее всего вызвана не столько действиями одиночек-энтузиастов, участников выставки, — сколько опытными стратегами, мастерами пиар-технологий. Крупный и солидный музей, являющийся «культовым» для неформальной демократической элиты, неожиданно предоставил площадь для вызывающе-эпатажной выставки, напичканной богохульными экспонатами. Чего только стоит Лик Спасителя на этикетке от кока-колы и слова по-английски: «Сия есть кровь Моя…» Скандал был не только предсказуем, но и обязателен, на это сознательно шли организаторы выставки. И он-таки произошел. Группа Православных, опираясь на сознание собственной правоты и молчаливое одобрение их действий многими верующими, разгромила мерзкую эпатажную выставку, за что, по мнению многих даже далеких от Православия людей, с них нельзя столь уж строго взыскивать. Официальное мнение Церкви высказал Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Он хотя и отмежевался от выходки «хулиганов», назвав их действия «неправославными», но сказал, что выставка носила явно провокационный характер. Теперь будут судить и тех, и других: Православных — «за хулиганство», а кощунников — за оскорбление религиозных чувств. Но устроители выставки шли на это сознательно, и цель, по-видимому, на этот раз была уже не в том, чтобы проверить Православных «на прочность» (история с кощунником Авдеем Тер-Огаяном, присутствовавшим, кстати, и на этой выставке, еще в 1997 году показала, что Православные не настолько «плюралистичны», чтобы молча сносить оскорбления своей веры), а в том, чтобы еще раз «доказать» государству невозможность тесного сближения с якобы «экстремистским» Православием, не желающим мириться даже с мелкой эпатажной выставкой каких-то самодеятельных художников…
Видимо, это не последняя провокация против нашей Церкви. И все же объективная логика развития событий ведет к тому, что сближение Церкви и государства становится не только желательным, но и, по сути, неизбежным. В Римской Империи времен Константина Великого христиане (по мнению различных исследователей) составляли меньшинство — не более десяти процентов населения. Но это не помешало великому государственному деятелю «поставить» на это меньшинство будущее великой Империи. Ведь за христианами была Истина, к тому же, все иные силы и слои населения в обществе, взятые в отдельности, составляли еще меньший процент. А христиане были сплочены вокруг своих пастырей, вокруг своих алтарей, и это на многие века вперед решило исход дела. Сейчас наша страна переживает в чем-то сходную ситуацию (естественно, прямые аналогии невозможны). Слишком уж драматичен тот сценарий, по которому разворачиваются события в стране, чтобы двум этим силам — Церкви и государству — можно было и дальше обходиться друг без друга. И от того, произойдет ли это сближение, зависит будущее не только Церкви и государства. Но и всей страны.

Антон Жоголев
31.01.2003
1007
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru