Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Свет и тьма

Знакомьтесь: Антон Голик, новое яркое имя в русской литературе.


Мы беседуем с самарским писателем Антоном Голиком. Недавно вышла в свет его первая книга «Светотьма», в которой опубликован одноименный роман и несколько рассказов. Роман читается неотрывно, — это история жизни современной женщины, где плотно следующие друг за другом события развиваются как в детективе, а повествование захватывает своим психологизмом. Автор рассматривает самые тонкие движения души, как грех овладевает душой человека и как звучит в душе голос совести — со-вести с Богом. Конечно же, выход этого произведения незначительным тиражом (ранее роман был опубликован в самарском журнале «Русское эхо») не стал заметным событием в литературном процессе. Но духовная значимость этой книги несомненна. И произведение это, на наш взгляд, стало одной из важнейших литературных новинок. Особенно приятно, что писательский дебют Антона Голика несколько лет назад произошел на страницах нашей газеты.
Образ современного писателя — удачника, «победителя», с валютным счетом и дорогим мобильником, сразу отступает, когда на пороге редакции появляется настоящий писатель. В олимпийке, идущий с работы: отнюдь не писательской, а самой обыкновенной. И только проницательный взгляд да что-то «блаженное» в улыбке выдает в нем мастера. Знакомьтесь: Антон Голик, новое яркое имя в русской литературе.
— Антон, ваш роман «Светотьма» — это история грешной и кающейся души. Господь никого так не любит, как кающуюся душу. И эта тема звучит у вас в романе. Она очень благодарная, очень сложная и, наверное, самая главная в жизни и в литературе тоже. Как вы решили обратиться к ней?
— Сначала я об этом не задумывался. У меня была задача написать повесть для литературного конкурса, а получился роман. Писал я его целых семь месяцев в 95-м году, честно говоря, на работе. Работа у меня по графику, охранником, и между открыванием и закрыванием ворот я и писал роман. Все приходило само собой. Роман долго собирался и писался на подсознательном уровне. Выдумка — только сюжетная спайка.
— Главная героиня Лариса имеет прототип?
— Лариса — образ собирательный, но то, что с ней происходило, ее переживания, сцены тюрьмы, явления ей бесов я брал из жизни. Потому что сочинять я не собирался. Это довольно опасное дело — сочинять на такие темы. Я брал то, что мне рассказывали люди о происходившем с ними, — и наркоманы, и алкоголики, и абсолютно трезвые люди, которым являлись бесы. Один из случаев, описанных в романе, был со мной. У бабушки в комнате я ночью чертей катал на себе и не мог их сбросить. Мне было лет 12. Вспомнил мгновенно все, что я знал о чертях, плюнул на них — не помогло. Перекрестил — и они тут же сгинули. Тогда это считалось чушью, и я никому ничего не рассказал. Но порой вспоминаю, и до сих пор мне очень неприятно. А пригодилось в книге, пусть другие почитают, может быть, что-то поймут.
— Почему в центре повествования — женщина?
— Один мой товарищ дружил с такой женщиной, — она отсидела семь лет за убийство отца. Правда, в отличие от Ларисы, она не каялась, — по крайней мере, в тот момент, — а наоборот, хотела от жизни многого, считала, что кто-то ей должен за эти семь лет. Она злая была. Многие выходят оттуда злыми, а некоторые — кающимися. А вообще, женщина — это более «тонкая» материя. Писать о мужчинах — драк, «разборок» не избежать. Все это есть в романе. Но это не главное, это «вокруг».
— А как вы начали писать?
— Еще в армии я сочинял что-то и рассказывал ребятам, им нравилось. Я вспомнил эти вещи и записал. Так как у меня почерк плохой, я попросил свою жену переписать рассказ аккуратным почерком. Она переписала его. Я понес его в газету «Волжская коммуна». Первой, кто оценила мой рассказ «Мальчик и лифт», была машинистка. Она плакала, пока его печатала, и пожелала мне успеха. Но успеха не получилось: рассказ сначала потеряли, а потом посчитали слишком грустным. Когда я принес туда второй рассказ «Уставшая ждать», мне сказали, что это больше подходит «Благовесту», я отнес его туда, и он был напечатан. Путевку в жизнь мне дал «Благовест». Но рассказ был напечатан без последней страницы, она осталась в газете, в которую была завернута рукопись. Вообще-то я пишу все ради конца. Конец повествования для меня главное, основное. Но к тому рассказу была замечательная иллюстрация. До сих пор считаю, что иллюстрация была тогда сильнее самого рассказа.
— Вы знали, какой будет конец у вашего романа?
— Конечно — свет! Свет был в начале — свет должен быть в конце. Но не всегда знаешь, как это будет происходить. Потому что в процессе работы появляются новые герои и обстоятельства, может жалость появиться к героине, сделаешь помягче конец.
— Образ Ларисы в чем-то перекликается с героиней чеховской «Чайки». В начале та же надежда на счастье, полетность души — и трагизм земной судьбы. Вы проводите ее через круги земного ада. Это в традиции русской литературы: герой проходит через страдания и меняется душой. Не очень счастливо в детстве складывается жизнь Ларисы: отец в тюрьме, мать погибла. Но все-таки не ожидаешь, что ее тоже ждет тюрьма. Лариса легкомысленно потеряла девственность. Дальше — больше: она блудит, убивает отца, попадает в тюрьму раз, второй. Почему вы решили провести вашу героиню через такие тяжелые испытания?
— Таких Ларис, таких судеб тьма тьмущая в России. У Ларисы могла быть полная семья, а брат наркоман. Или семья, где папа с мамой наркоманы, я знаю такую семью, у них двое детей — каково детям! Я знаком с человеком, который 30 лет ездит в тюрьму к сыну-наркоману, тот сел в седьмой раз. Грешить всегда легче, грех сулит сиюминутное решение проблем. Кажется, что обстоятельства человека толкают, а это дьявол толкает его, считает своей добычей.
— Лариса совершила такие страшные грехи, и все же Господь ее милует. Почему, по-вашему, Господь ее так любит?
— Раньше я воспринимал Господа как строгого Отца, меня скорее разумный страх привел к Богу. А сейчас я все больше вижу во всем происходящем любовь. Видишь разных людей, бомжей, и даже они, как птицы небесные, находят что-то поесть. Порой такой холод на улице, зима, а эти люди как-то выживают, Господь в какой-нибудь теплой трубе, но каждого бережет, даже пьяненького. Они за одну ночь все должны бы уйти из жизни, но нет! А нас сколько Он терпит. Я еще в первом своем рассказе написал, что грех человека, как правило, гораздо больше, чем те рамки, которые сам человек для него приготовил. Он вставил свой грех в какие-то рамки, и думает — вот это все. Не-ет! Грех может пустить метастазы.
— Важная линия в вашем романе — это люди, которые нас окружают. На Ларису очень влияет ее подруга Томка, она грешит сама и Ларису подталкивает на грех. А есть верующая соседка баба Надя, которая учит Ларису добру, прощению. Но та не слушает этот тихий голос, а слушает мир, который учит ее добиваться места под солнцем.
— Все начинается с мировоззрения. Если в нем нет Бога — все, ты пропал, ты в этой жизни будешь блуждать, каким бы себе умным не казался. В юности многие как пластилин: подражают друзьям и подругам, подчиняются им, особенно если они более активные. Как мы все пострадали из-за того, что не знали о Боге! Я сам пришел поздно к вере — в 33 года.
— Почему роман называется так странно — «Светотьма»?
— Я писал роман «Свет и тьма», но нашему редактору название не понравилось, к тому же вышел недавно сборник стихов с таким же названием. А потом протоиерей Николай Агафонов — он тоже самарский прозаик — сказал мне, что в человеке свет и тьма причудливо перемешаны, и потому с богословской точки зрения такое название правомерно.
— Чего больше в Ларисе — света или тьмы?
— Света, конечно, несмотря ни на что. Благодаря свету мы все здесь живем. Как только у Бога кончается надежда на человека, хотя у Него она самая большая и глубокая, человек умирает, мне так кажется. Раз мы живем, значит, есть надежда.
— Для кого писался роман?
— Для молодых, он воспитательный.
— В романе есть тонкие вещи, понятные именно Православному сознанию. Отец Ларисы, на первый взгляд, чудовище. Издевается над ней, заставляет ее топить котят. Но надо любить и прощать и такого, очень ненавязчиво звучит призыв к исполнению пятой заповеди — почитать родителей.
— Любовь чудеса творит. А мне его тоже жалко, он заблудившийся человек. Когда Лариса была в аду, она слышала голос отца: «Не верь им!» — бесам.
— Когда я дошла до того места, где Лариса погибла под колесами поезда и душа ее попала в ад, то подумала: нет, не может быть, чтобы она погибла. По каким-то тонким вещам угадываешь, что будет дальше. Читать роман было очень интересно. Следишь с напряженным вниманием, коснется ли Ларисы благодать. Вторым планом, тонкой ниточкой в ее жизни присутствует благодать. Душа Ларисы жива, она испытывает сомнения, угрызения совести, в отличие от Томы, у которой душа ожесточена. Ларисе Господь дал в юности надежного и любящего парня Алексея, но она посчитала его слишком простым для себя, они соединились только через много лет и множество потерь.
— Это все от гордости. Гордость всех нас губит, застилает глаза. Как часто женщина считает, что муж ее недостоин, невысокий, некрасивый. Все были бы гораздо счастливее, если бы скромнее себя оценивали. Правильно говорят, любовь потом придет. Потом такая любовь придет! Я убеждаюсь на собственном опыте, именно в процессе жизни все дороже и дороже мне этот человек. Мы с женой обвенчались, поэтому так.
— Как сейчас живется русскому писателю?
— Основная проблема не в том даже, что гонорары не получаешь. А в том, что всего одну книгу издал за 10 лет, а уже сейчас еще на три или четыре книги я материала наберу. Моя очередь печататься дойдет через 10 лет. Из-за этого писать порой не хочется, желание пропадает.
— Кто-то сказал, что сердце человека — как раскрытая книга, на одной странице написано «Бог», на другой — профессия человека, талант, который он должен вернуть Богу. Для вас писательство — служение Богу?
— Конечно! Я с этой мыслью сажусь писать. Я написал новую книгу «Ямщицкие рассказы» именно с желанием послужить Богу. В ней разные истории рассказывают друг другу ямщики, собравшись вместе в непогоду. Порой страшные это истории. И тем не менее…
— Ваш роман «Светотьма» оправдывает свое название, каждый поступок героев — выбор между светом и тьмой. Вы даете понять, что всегда есть выбор, даже когда самой Ларисе кажется, что его нет. А начало ее жизни было прекрасным, это был свет, который буквально заливал церковь, и десятилетняя Лариса, которой вкус причастия показался необыкновенно прекрасным, уговорила бабушку подвести ее причастить еще раз, и она ощутила почти неземное счастье.
— Двойное причастие, которое у нее было в детстве, я тоже взял из своей жизни. Меня причастили в детстве, и мне это так понравилось, что я выпросил второй раз меня причастить. Я до сих пор очень хорошо помню, как меня на руках подносили причащать, я был еще маленьким.
Может быть, это причастие в детстве и помогло Ларисе спастись.
Когда я был маленьким, умерла старушка-соседка, принесли большой железный крест, он стоял во дворе, а мы, дети, бегали под этим крестом. И я о крест головой стукнулся. Перестал бегать, понял, что не просто стукнулся, тут что-то иное. Запомнил я это на всю жизнь.
В моем романе есть эпизод, как Лариса шла по обрыву, поскользнулась и думала, что сорвется, но увидела лестницу и по ней выбралась. Эта лестница мне приснилась. Я счастлив, что пришел к Богу, что Он все понимает, все знает о нас, к Нему можно всегда обратиться. Мы как люди верующие, глядя на сытый Запад, можем их только пожалеть. Уж лучше страдать и каяться.
— Конец романа потрясает до слез силой всепрощающей любви: Господь вернул Ларисе сына, мужа. Баба Надя говорила Ларисе, что Господь и в этой жизни может дать награду.
— Была баба Надя старушкой в детстве Ларисы, стала Лариса взрослой, а баба Надя все живет. Живет Надежда. В романе Православные женщины, помогающие Ларисе, носят имена Вера, Надежда, Любовь и Софья. Вера в тюрьме Ларису привела к вере, Люба-дурочка ее спасла.
— Как возник образ самарской блаженной Любы?
— Этот образ спонтанно пришел. Многие вещи, самые значительные, приходят по наитию. В Самаре люди очень интересные — хваткие, не любят глупости, слабости, сильные по натуре, энергичные. Наверное, в других городах после Самары скучно. Самара похожа на Москву. А когда я приехал в Самару из Воркуты, мне она сначала не понравилась: жара, тополиный пух, деревья какие-то корявые. Долго город мне не нравился, пока я не пришел к вере, не узнал, что Святитель Алексий Самару благословил, — и сразу увидел, какие красивые здесь церкви, узнал о блаженных, и сейчас они по городу ходят. Я обращаю внимание на «дурачков». Если «дурачок» крестится, читает молитвы, он уже не дурачок, а дурачки те, кто его считает дурачком. Самая большая глупость — не уверовать в Бога. Вот где действительно — проиграл так проиграл.
— Когда вы писали роман, он на вас, в свою очередь, как-то воздействовал?
— Конечно. Писатель, если он верующий, в любой своей вещи исповедуется. Он больше всего в себе копается и пишет на своем собственном примере. Я тоже, конечно, грешу и это замечаю. Каждый день задумываешься над тем, что делаешь, для чего живешь и где окажешься. Тяготит какой-то грех — напишу я рассказ об этом, и легче становится: как будто и покаялся, и частично прощен. Хотя, конечно, это не отменяет церковного покаяния. Я пишу так, чтобы обязательно человека трогало, чтобы плакали, чтобы героев было жалко, трогательно получилось. Бывает, пишешь, и слезы подступают. На себе проверяешь, тронет ли это других. Если сам не будешь смеяться и плакать над своими вещами, никто другой не будет.

Людмила Белкина.
Фото автора.

14.05.2004
Дата: 14 мая 2004
Понравилось? Поделитесь с другими:
0
0
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru