Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Знамение времени

Наваждение

"Я чуть не оказался в аду…"

Алексей пришел в редакцию за текстом «Чина отречения от оккультизма» — этот чин был опубликован в «Благовесте» еще в 1997 году. А пройти чин отречения от оккультизма Алексей решил после того, как в поисках исцеления угодил в секту «рэйки» — и ощутил, что скатывается в адскую бездну…

Из справочника по культам: «Учение "рэйки" носит оккультный характер. Изначально "рэйки" — японское слово. Первый иероглиф "рэй" означает "таинственная сила или трансцендентальный дух", "высшая вибрация", второй иероглиф "ки" значит "жизненная сила, свет или энергия биоплазмы". Говорится, что соединение этих двух начал открывает доступ к универсальной энергии жизни и дает человеку "необыкновенные способности, похожие на те, которыми обладали Заратустра и Будда". В целом, как сообщают учебные пособия, рэйки — это некая универсальная сила или энергия жизненной силы».
Алексею И. 28 лет. Образование высшее, год назад он окончил Самарский аэрокосмический университет.

— Как вы, человек образованный, попали в эту секту?
— Сначала у меня были проблемы со здоровьем. Плохое самочувствие, упадок сил, хроническая усталость. Один психотерапевт — я к нему ходил из-за того, что у меня были напряженные отношения с мамой, — порекомендовал туда обратиться.
— Обратите внимание: психотерапевт — казалось бы, не экстрасенс, а врач — послал в секту… А психотерапевт был известный?
— У этого психотерапевта какая-то своя школа, что-то вроде холотропного дыхания…
— А у вас не было мысли сходить в церковь, спросить у священника совета и молитвенной помощи?
— Была. Я тогда и к священнику, и к психотерапевту ходил. Я ведь крещеный. И вот этот врач мне говорит, что, мол, есть такой мастер внутренней школы рэйки — назвал его имя и отчество, дал телефон. Я позвонил, и «мастер» назначил мне время сеанса. Сказал, что на меня наведена порча, и еще много всяких неприятностей обнаружил. Я пришел, и он, размахивая руками, стал меня «целить». И правда, мне буквально за 15 минут стало легче. Ноги перестали трястись, прошла головная боль. Общее самочувствие улучшилось, порозовел даже. Думаю: и правда, все от Бога, и так быстро исцеляет, моментально все прошло! А у меня из-за того, что я долго не ходил в церковь, длительное время была депрессия, такая богооставленность ощущалась. До этого я ходил в Вознесенский собор к священнику Александру Урывскому, очень хорошему священнику.
— Тем более он же ваш коллега по светской специальности, кандидат технических наук…
— Да, батюшка окончил два института. Но вот я как-то отдалился от церкви. У меня началась полоса депрессий, душевные мучения, я не мог найти себе места. Хотелось в церковь пойти, но в душе шла какая-то борьба, и я не знал, что с ней делать. Думал, экстрасенс поможет. И он пообещал: «Я сниму твою депрессию! Но для этого ты должен ходить к нам на круг». Каждое воскресенье они собираются, плата небольшая, 70 рублей за вход. Довольно много народу собирается. Вообще он рассказал, что у него шесть тысяч учеников по всей России. Сам он приехал с Урала…
— А где эта секта собирается?
— Арендуют какую-то небольшую контору на Хлебной площади. И вот он начинает нам рассказывать о реинкарнации, о возможности «подселения» в душу человека иных сущностей, про параллельные миры и инопланетян: что большая часть живущих на Земле — инопланетяне; ну вообще такую ахинею… И ведь слушали открыв рты.
— Как зовут его, не помните?
— Александр Сергеевич. Фамилия — что-то вроде Гущин, Гуськин или Гузчин… В дипломах, которые он нам выдал, его фамилия была написана по-английски. Я просто не пригляделся к ней…
— Много раз вы туда ходили?
— Я ходил туда месяца два, наверное. А потом он говорит: «Пора принимать посвящение». Стоит оно дорого, две с половиной тысячи рублей. На посвящении нас было человек пятнадцать, люди разных возрастов — и молодежь, и бабушка какая-то, и люди средних лет, и дети, две или три семьи было… На первое занятие нас пришло человек под пятьдесят, наверное. Он нас разделил на группы. Я вот сейчас вспоминаю, меня туда как будто тянуло. Я не сам шел, это был не живой интерес, а что-то другое… Какое-то наваждение. И вот началось посвящение. «Мастер» взял нас всех в свое «поле» и повел под облака. Он сказал нам: «Сейчас я вас выведу туда, где Земля видна как шарик…». И повел. Не знаю — может быть, отчасти это просто работа воображения, отчасти, может быть, и правда какие-то картинки приходили. Были какие-то спонтанные видения.
Вначале я увидел какую-то крышу; мы поднимались все выше и очутились в космосе. Там наверху был какой-то храм с колоннами, но не было на нем и внутри него ни креста, ни икон. В храме стояли два субъекта со злыми лицами. Я обратил внимание на то, что они злобно улыбались. В этом огромном помещении с грязными углами на мраморном постаменте стояла мраморная книга, ее пронизывал столб света. Но свет был какой-то недобрый, неблагодатный. Почему-то мне он не понравился, хоть я и убеждал себя, что все это — от Бога. И сам этот храм производил впечатление какой-то заброшенности. Потом Александр Сергеевич сказал нам, что это уж мы сами должны чистить свои храмы.
Вошел я в храм, мы встали в столб света, и Александр Сергеевич стал читать призыв — что-то наподобие таких слов: «Свет светоносного света, приди и освети нас!». К нам подошли еще какие-то люди и встали рядом, образуя хоровод…
— Ты видел всех или только себя?
— Я видел только себя. А потом уже, когда мы вышли, я вроде как бы заново все это увидел, и тогда в памяти всплыли другие персонажи видения…
— Это было во сне или наяву?
— Нет, это было другое зрение, как бы в иной реальности. Мы встали в хоровод, соединили руки. И тут «мастер» пропустил через меня и через каждого из нас лучи света: через голову, руки и ноги, из этих лучей образовалась пятиконечная звезда. Центр лучей находился в груди. Он сказал: «Вот эта звезда теперь будет очищать у вас все плохое, сжигать всю энергетическую грязь».
— Какой сильный бес, это же ужас!.. Ты эти лучи видел прямо воочию?
— Да, они же через меня шли! И, главное, потом осталось ощущение, что я к чему-то прикреплен. Как будто я стал частью чего-то, причем явно нехорошего.
После этого посвящения месяц я прожил нормально, у меня силы прибавились — от этого или нет, сейчас трудно сказать, я не знаю; вроде бы какие-то изменения пошли. Он говорил нам, что в нас будет происходить какая-то перестройка. Теперь мы должны были приезжать к нему на семинар. Но тут началось самое страшное. Мне стали постепенно, исподволь, приходить картинки ада. Вечные мучения… Меня даже однажды ночью чуть туда не взяли! Это было что-то ужасное, я еле-еле вымолил, я так каялся!..
— Как это происходило?
— А вот тянет вниз, и душа медленно сползает вниз… Это леденящий ужас… Я сразу бросился в церковь, покаялся священнику. В церкви мне сказали, что это деир. Это такая оккультная система. После этого какое-то время эти страшные адские видения еще приходили, но потом они вроде бы исчезли, и сейчас их, слава Богу, нет. Но привязка, эта подключенность к злу не ушла. Я чувствую, как со стороны спины меня тысячи нитей держат прикрепленным к чему-то незримому. Пока я в церкви молюсь, она ослабевает, и я ее не чувствую. А стоит мне в обычное мирское, немолитвенное состояние впасть — она вновь начинает на меня действовать.
Я от отчаяния позвонил этому Александру Сергеичу: «Мне плохо от вашего посвящения, отключите!» — и он возмутился: «Ты что, самый умный, что ли? Шесть тысяч человек в ногу идут, а ты один не желаешь!.. Ну, я поработаю». Может, он что-то и сделал, я не знаю. Прикрепленность не прошла, хотя кошмаров стало меньше. Я совершенно опустошен духовно, вот живу, а никакой благодати не чувствую, только пустоту и грязь.
Я внутренне дал обет, что обязательно исправлюсь и больше к оккультизму не прикоснусь никогда.
— Что же все-таки происходило во время его «работы» с вами?
— Такое ощущение, что это высший уровень магии. Хоть он и отрицает это, говорит: «Я занимаюсь не магией, а волшебством, которое происходит от слова «воля» — то есть я волю творю…».
— Ты сам видел, чью черную злобную волю он творил. А слово «волшебство» произошло от «волхв», что и значит маг, колдун, чародей. Как его ни назови… А эти галлюцинации были общими или каждый видел что-то свое?
— У каждого были свои видения, но он держал общую канву, она была у него. Одни видели книгу, видели надписи на незнакомом языке — и попросили его перевести. Он отказался: «Откуда мне знать, я что вам — гений, за всех все знать!». Такой вот «смиренный»… Он рассказывал, что бесы приходят к нам в облике разных животных. У многих возникали картинки, словно из фильмов ужасов.
— Ты теперь ходишь в церковь?
— Да, хожу, мне хорошо в церкви.
— С мамой отношения нормализовались?
— Да, вполне. Она меня и предостерегала, говорила, чтобы я не ходил в секту.
— А с теми, кто тоже ходил в эту секту, у тебя возникли какие-то контакты? Что это за люди, что их туда привело?
— В основном они чего-то искали. Искали духовного. Но в Православии-то все так долго, надо годами молиться, «Царство Божие трудом нудится», а они ищут легких, быстрых путей. Тут он раз, рукой махнул — и вмиг: «Я у тебя подселенца убрал — ты чувствуешь?» — «Да, да, чувствую!..». Подселенцами он называл бесов, которых будто бы убирал из нас.
— Одного убрал, семь посадил! Жалко его пациентов, они ведь потом все почувствуют. Люди-то были простые, доверчивые?
— Как сказать… Простых там уже не было. Были и интеллигентные, и всякие, но они уже были какие-то… готовенькие.
— А что скажешь про «волшебника»?
— Он не смиренный. В нем ощущается гордость. Ко мне он всегда относился с пренебрежением. Сам он имел аж шесть посвящений.
— В чем все-таки суть этой секты?
— Его школа называется внутренняя школа рэйки. Он говорил нам, что Христианство порабощает, а здесь мы будто бы свободны. Мы спрашивали его, можно ли носить крест. Он сказал, что если крест — это простое скрещение линий, знак «плюс», или даже крестик, не освященный в церкви, то, по его словам, в этом нет ничего плохого, такой крест «не опасен». Но если крест освящен в церкви, наполнен Божией благодатью, то его уже нельзя надевать, потому что он призывает «Христианский эгрегор». Человек с таким крестом впадает в рабство, получает зависимость от Церкви. «Мастер» говорил нам, что сам год ходил в церковь, молился, служил, но потом, по его словам, понял, что есть нечто большее. Что теперь он с помощью космической энергии может исцелять. А вот батюшка так не может… Я возразил: да ведь батюшки и квартиру освящают, и причащают людей. Но он ответил: ну, освящать квартиру незачем, это безполезно. А причащаться — набожные бабушки чуть не каждую неделю причащаются, они что — здоровые? Я ведь до этого в церковь ходил, и он почувствовал во мне некую скопившуюся за это время благодать. «В тебе есть чуждая энергия, я тебя от нее избавлю!» — заявил он мне. Я заметил, что все его «исцеления» были внешними. Снималась симптоматика, но не было внутренних, качественных изменений. Ведь когда в Православии происходит исцеление, то человек меняется внутренне, и меняется в лучшую сторону. Это и есть главное условие исцеления телесного. Здесь же обманчивое выздоровление создает психологическую свободу, и со временем еще больше падаешь.
— Расскажи подробнее о своих адских видениях.
— Было ощущение чего-то мрачного. Какой-то бездны. Самих страданий я не видел, они до времени были от меня прикрыты, завуалированы. Хотя, конечно, если бы они открылись, это был бы непереносимый ужас!.. Но ужасно было уже то, что я чувствовал: мне тут определено место. Это как если в компьютере занесли в папочку, завели файл, и он там лежит. И здесь такое ощущение, что тебя вот тут поставили, прикрепили, и ты там находишься и ничего не можешь сделать. От твоей воли ничего не зависит, и самой воли уже нет. Твое место в мироздании закрепили там, в аду! Ты медленно начинаешь сползать в эту бездну. Я чувствовал тяжесть, неумолимую засасывающую тяжесть. Ты сползаешь и изменяешься при этом, ты еще здесь — и уже там, еще немного — и ты совсем отключишься и окажешься там. На месте вечных мучений.
— А ты удерживал себя молитвой?
— Я молился, и каялся, и мысленно крестил бесовские видения… Не могу выразить в словах, как это происходило, но я этим спасся.
— Что бы ты посоветовал другим?
— Если есть возможность, то Православным надо действовать, потому что за бездействие Бог может очень сурово наказать. Я на себе в этом убедился. Если есть возможность спастись, а ты не спасаешься, ты можешь просто погибнуть. И потом очень трудно выкарабкиваться из этой пучины, ведь у меня была возможность просто ничего этого даже не знать, не прикасаться к этой мерзости. Просто миновать этого, идти по белому пути, жить в церкви, набирать благодати… Все, что можете доброе делать, делайте. Потому что можете упустить время, как со мной произошло, я упустил время и сейчас вот в таком состоянии нахожусь.

Алексей И. ушел от нас с отксерокопированным текстом «Чина отречения от оккультизма» и твердой уверенностью, что в систему зла он уже не вернется. Не встроится. Ибо он — не «файл». И больше не отдаст бесу свою свободную волю…

Антон Жоголев, Ольга Ларькина
08.07.2005
997
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru