Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Капельки вечности

Записки редактора


Последняя рыбалка

Мы вышли с отцом из подъезда и сели на скамейку в его дворе. Был конец июня. И сразу на нас накинулись чахлые городские комарики. Я отчаянно замахал руками, а отец неожиданно сказал: «Ну, раз комары жучат, значит, все в порядке». Я счел это за мрачный юмор давно уставшего человека. Но оказалось, что дело гораздо серьезнее. И вот что он мне рассказал.
— Ты, наверное, помнишь в свое время известный фильм «Тревожные ночи в Самаре». К концу семидесятых это был единственный игровой многосерийный художественный фильм, снятый в нашем городе силами самарцев. Сценарий к фильму сочинили Эдуард Кондратов и Владимир Соколовский. О писателе Соколовском я и хочу тебе рассказать.
Однажды летом, тоже в июне, — это было, кажется, в 85-м году — он пригласил меня на рыбалку. Сказал, что место прикормленное, все снасти у него есть. Только приехать нужно и забросить удочку с лодки… Я согласился. Рыбачили мы на Волге под Шелехметью. И никогда в моей жизни не было такой странной рыбалки. Мы сидели рядом в двухместной резиновой лодке. Насаживали на крючки червей и опарышей из одной консервной банки. Удочки у обоих бамбуковые, тоже одинаковые. Но у меня в тот раз отчаянно клевало, а у него ни разу не дернулся поплавок. Когда я вытащил третьего подлещика, Володя как-то странно посмотрел на меня и попросил поменяться с ним местами. Я спорить не стал, закинул удочку в его сторону. А он пересел на мой край лодки. Вскоре мне вновь посчастливилось вытащить красноперку, а потом крупного язя. Тогда он попросил поменяться удочками. Я не возражал. Мне и самому было как-то не очень удобно от такой избирательной удачливости. Тем более что я рыбак так себе, просто любитель. А он был заядлым рыбаком, что нередко случалось в писательской среде в то благополучное и спокойное время. Сейчас-то писатели рыбачат для прокорма, а не для удовольствия, не для «чистого искусства» ужения рыбы, как тогда…
В общем, у него опять не клевало. А я вытаскивал рыбы одну за другой. Сначала он раздраженно шутил. Потом как-то вдруг помрачнел и затих. До вечера было еще далеко, но он предложил мне сматывать удочки. Я не стал спорить, мне тоже что-то тут показалось странным и едва ли не мистическим. Ну хоть бы одна поклевка у него, хоть бы одна рыбешка за весь день!..
Мы пристали к берегу. Потом молча шли до автобусной остановки. Я попытался отдать ему часть улова, но он не взял ничего. Я почувствовал, что своими уговорами только еще больнее раню его. Был он тогда уже немолод, я слышал, он чем-то серьезно болел. А тут еще я со своими лещами… Мы сухо простились, и я две недели не вспоминал о нашей странной рыбалке. Вспомнил о ней лишь тогда, когда сообщили, что он скончался. Та рыбалка была последней в его жизни…
Отец помолчал, словно бы глядя на те далекие, давние круги на воде. Которые, наверное, все еще расходятся шире и шире — где-то в вечности. Комары все так же разноголосо звенели, но он не обращал на них никакого внимания.
— В то время я еще не был даже крещеным человеком, — продолжил он рассказ. — Но при этом известии сразу перекрестился. То, о чем я лишь смутно догадывался во время нашей рыбалки, вдруг для меня стало непреложной истиной. Есть какие-то незримые нити, которые уходят отсюда в миры иные. И эти нити связывают нас, живых, со всем живым в Божьем мире. А когда нездешние ножницы вдруг перережут эту нить — каждому в свой срок, — человек как будто вычеркивается из живой ткани мироздания. Умерев духовно, умерев для этого неба, для рыбы и для реки, вскоре он умирает и физически. Но жизнь по инерции еще может в нем теплиться какое-то время. Тогда в лодке сидел лишь один человек, включенный в эту великую реку, в небо, в природу. Во все живое. Другой же был словно выдернут из Небесной розетки… Его просто не было. И крючок его удочки поэтому рыбы не замечали. Мне кажется, он тоже все это почувствовал в ту послед-нюю рыбалку. Когда мы прощались, на глазах у него сверкнули слезы.
Так что ты зря так сердишься на комаришек. Пусть их звенят. Значит, мы с тобой живы, раз кроме Бога и дьявола мы еще кому-то нужны. Ну хотя бы вот им, кровососам.

Материнская молитва

Этот случай перед Днем Победы рассказала мне алтарница Нина из Петропавловской церкви города Самары. Каждое утро она едет на службу из пригородного поселка Управленческий. Вот и на Вербное Воскресенье она ехала на автобусе в храм. Рядом с ней сел старичок Николай, он ехал на праздничную службу в Покровский собор. Разговорились. И вот что он ей со слезами на глазах рассказал:
— Было это в войну. Сидели мы в блиндаже — человек десять. И вот к нам неожиданно спускается женщина. Я только силуэт ее рассмотрел, а лица почти и не видел. Спустилась к нам и нескольким солдатам дала что-то съесть. Они сразу послушно съели то, что она им дала, даже не спросив, кто она, откуда, как оказалась в нашем блиндаже… А мы трое спросили женщину: а нам почему ничего не дала съесть? «За вас матери молятся», — был ее странный ответ. С этими словами она вышла из блиндажа. А вскоре те, кому она дала что-то съесть, погибли. Мы же трое остались в живых, прошли всю войну. Когда я приехал домой с фронта, то сразу спросил у матери, молилась ли она за меня. «Да, — ответила она, — я за тебя очень горячо молилась. Все ночи на коленях простаивала возле иконы». Так мы с ней поняли, что спускалась к нам в блиндаж святая великомученица Варвара. Она причастила перед смертью тех семерых солдат…

Не осуждай!

Этот случай рассказал один русский послушник с Афона.
Во время бомбардировок Югославии по какой-то монастырской необходимости приехал он в Салоники. Греческий город жил шумной и радостной безмятежной жизнью. И было так трудно поверить, что где-то не так уж и далеко сейчас рвутся бомбы, гибнут мирные жители… Он проходил мимо уличного кафе. Там громко работал телевизор. Сообщалось о том, что недавно в Сербии натовцы разбомбили колонну с гуманитарным грузом. Несколько машин сгорели… Послушник зашел в кафе, чтобы узнать новости. У себя в келье он горячо молился за Сербию, подвергавшуюся в то время зверским бомбежкам американцев. И вот он услышал, как в том кафе за столиком в углу смеются и громко разговаривают на сербском языке несколько посетителей. С возмущением он посмотрел на них. Компания была довольно большая и шумная, за столиком сидели примерно восемь человек. И все были в прекрасном настроении — смеялись, шутили… Все они были сербы. Послушник не сдержался и подошел к ним.
— Как вы можете веселиться, когда ваша страна в такой опасности, когда ваши братья отдают жизнь за родину? Вот и сейчас только что передали, что американцы разгромили колонну грузовиков…
Один из сербов, видимо, старший, встал из-за стола и подошел к послушнику.
— Я вижу, ты любишь наш народ и молишься за нас, — сказал он. — И тебе, конечно же, больно смотреть, как мы здесь пьем вино и веселимся… Но ты не знаешь, что два дня назад мы оказались под той самой бомбежкой, о которой ты только что услышал. Мы все — водители грузовых машин. И мы перевозим гуманитарные грузы из мирной Греции в нашу страну. Нас бомбили американские самолеты. Они гонялись за нами как за дичью, сбрасывали бомбы, расстреливали из пулеметов… Многие наши товарищи погибли. А мы вот чудом остались в живых. И мы радуемся, что Господь продлил нам дни. А что будет завтра, мы не знаем. Ведь уже завтра наша колонна вновь отправляется с грузом в Сербию…
Послушник извинился и, отвесив поясной поклон, вышел из кафе. Из-за дальнего столика по-прежнему доносились смех и громкие голоса. Уходя, он подумал, что этот маленький народ будет не просто раздавить, раз они так умеют радоваться жизни. Несмотря ни на что.

Рисунок Ирины Евстигнеевой.

Антон Жоголев
05.08.2005
854
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru