Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

​Иоанн — милость Божия

Художественный рассказ о реальном событии.

Художественный рассказ о реальном событии.

Об авторе. Матушка Юлия Кулакова — супруга священника Димитрия Кулакова, несколько лет служившего настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» Самарской епархии. Ныне отец Димитрий клирик храма в честь Апостола Фомы в Нью-Дели, Индия, окормляет чад Русской Православной Церкви в других городах Индии, а также в Непале и Бангладеш. Юлия Кулакова — автор многих публикаций в Православной газете «Благовест» и журнале «Лампада».

Когда не назначены службы, в крохотном храме — тихо. Тихо, и полумрак, и только кутайся в принесенную шаль.

На дворе жара, какой в северных странах не видывали, и искусственным охлаждением не везде можно справиться с настоящим печным жаром, которым буквально опаляют прохожего стены раскаленных зданий. А здесь, в маленькой комнате, выделенной для Богослужений, вроде пока справлялись, и потому за дверью — печет, а внутри — можно и закутаться потеплее. За целый день может никто не заглянуть, догорит одинокая свечка. И, молясь перед ликами знакомых всю жизнь русских святых, нет-нет да и думаешь: как далеко отсюда почиваешь ты мощами, угодниче Божий? Сколько часов до тебя на самолете лететь? В твое время, отче Сергие, в твое, отче Серафиме, не было самолетов, и сколько идти да ехать? И только молитва к тебе долетит из любого уголка земли…

Особенно молилась она святому Иоанну Шанхайскому, чудотворцу и покровителю всех, кто волей или неволей оставил родные края. Его же слова поддерживали, не давали унывать: рассеяние наше — и для того служит, чтоб нести Православную веру во все концы мира.

А в дни служб — не до размышлений. В единственный православный храм съезжаются люди с разных областей страны, да и из соседних стран приехать могут, там православную родную службу никто не служит. Едут не день и не два, и когда градусник будто сломался на отметке «+50», и через штормовые ветра и проливные дожди. Добираются — и скорее, скорее к обедне, затеплить свечу, передать несколько листов с записками на помин, изумленно, будто не веря, что они — здесь, оглянуться с улыбкой из очереди к Святому Причастию. И, отойдя к застеленному тяжелой тканью столику, с детской радостью прижать к губам кусочек просфорки… А потом — в совсем маленькую комнатку-трапезную, пить чай и слушать, что расскажет священник.

А живущим рядом — Марфино служение: встретить-объяснить, после службы напоить-накормить, кому помочь ребеночка утешить, кому еще что. Выходцы из многих государств в их храме бывают, и кто языки знает — все заняты: рассказать, перевести, книги подобрать. После службы всегда слышалась речь сразу на нескольких языках, кто-то рассказывал о себе и о том, как он узнал Бога, такие истории она слышала постоянно, и каждая была настоящим чудом.

Так было и в этот день. Она сразу приметила у двери молодую женщину-славянку, за которой стоял празднично одетый мужчина, явно местный житель, с маленьким ребенком на руках. Анна — назовем ее так — немного рассказала о себе и пояснила ей, что они приехали для крещения и готовы дождаться, когда все прихожане потрапезничают и благословятся в обратный путь. Причем креститься имеет намерение и ее супруг.

* * *

Пока Анна стояла у икон и со слезами благодарила Господа за то, что сподобил причаститься, она взялась последить за Анниным сыном. Пришлось основательно вспомнить молодость: резвый мальчуган бегал очень быстро, и по коридору, соединяющему комнатку-храм и комнатку-трапезную, они пробежали не раз и не два. Батюшка тем временем долго и основательно беседовал с желающим креститься, и, видя его серьезное намерение и подготовку, решил крещение не откладывать. Они вернулись в храм, соскучившийся малыш вбежал вслед за отцом и ухватил его за ногу, за ними вошли и обе женщины.

Юные прихожанки православного храма в честь Апостола Фомы с иконой Жен Мироносиц. г. Нью-Дели, Индия.

— Мой дар Божий, — ласково сказал отец. — Знаете, как он появился?

И рассказал:

— Я уже говорил батюшке, что уверовал во Христа и понял, что истина — в Православии, только после того, как в моей жизни произошло много чудес. Однажды, когда я только начинал молиться Богу, мне во сне явился Сам Господь. Он сказал: у тебя будет сын, и ты назовешь его «часть Бога». И вот он, мой сын, и я так и назвал его… — отец произнес имя сына на одном из местных языков. — Какое имя бы ему могли наречь в Русской Церкви?

* * *

Батюшка хотел что-то сказать, но она, не успев перевести дыхание, уже открыла церковный календарь (уж очень любила помогать при крещениях, особенно с поиском именин) и затараторила:

— Ну, «часть Бога» у нас не скажешь, однако много можно найти по значению близкого: Божий дар, Божия слава, Божия милость… Ой, а может, тогда… раз «Божия милость»-то… батюшка?

— Нет уж, ищем, ищем, не отлыниваем, — засмеялся священник, проследив хитрый взгляд помощницы в сторону ее любимой иконы Святителя Иоанна Шанхайского. — Поищем как можно более близкое.

Она картинно вздохнула, развеселив ребенка и мать, и начала искать:

— Феодор… Феофан… Феопрепий… А как тебя мама зовет, голубчик?

— Я зову его Ян, — призналась мать, и все переглянулись. — А Ян — это ведь Иоанн?

— Так, значит, пусть и будет Иоанн? — вопросительно взглянула помощница. — А так как скоро праздник Святителя Иоанна Шанхайского…

Родители закивали, а она, уже захлопнув календарь, перебирала в ящичке маленькие иконы, которые обычно дарили новокрещенным. И конечно же, там обнаружилась доселе никем не замеченная маленькая иконочка Святителя Иоанна!

— А крестным-то кто у малыша будет? — спросил священник.

Выяснилось, что ни одного знакомого христианина — не только мужчины, но и женщины — в этой стране у них нет. И помощница решилась:

— Если позволите — то буду я!

И вновь перебила батюшку, который явно хотел указать на то, что мужчиной-крестным, мальчику полагающимся, ей ну никак не стать:

— Отче, вы знаете, откуда они приехали? А они… — она думала сказать «очень бедные», но осеклась.

Священник был хорошо знаком с картой страны, что называется не понаслышке, да и остальное понял без слов. Поэтому через не самое маленькое, но такое радостное время из храма выходили уже два новокрещенных христианина.

«Крещается младенец Иоанн…» В тот момент крестная ясно поняла то, что как христианка должна была бы понять раньше. «И родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил», читаем мы у Пророка Исайи (Ис. 7, 14). Это не значило, что Рожденный будет иметь имя Еммануил — «с нами Бог», ведь Христа Господа нашего нарекли Иисусом. Это значило, что с этого момента с нами будет Сам Бог, потому как Родившийся есть Сын Божий. Так и здесь: не о имени «часть Бога» шла речь. А о том, что единственный сын этого человека должен стать при-частным Богу и Его Царствию — стать христианином. Частью Его Церкви, частью Тела Христова.

…На улице через усталую горячую дымку победно блестело солнце. Анна смотрела куда-то в небо — в Небо? — и говорила: «Я не ожидала, Господи… сколько даров!»

Малыш Иоанн уже вновь убежал от крестной, его отец взглянул на часы и, заволновавшись, включил телефон, чтобы вызвать такси…

* * *

Она как раз готовилась к исповеди перед праздником очень почитаемого ей Святителя Иоанна и размышляла, как культурным языком сказать «перебивала батюшку, умничала и лезла куда не просят», когда от новоиспеченной кумы пришло письмо. В нем, помимо прочего, были и такие строки:

«Много лет назад мой папа работал в США и был именно в соборе, где покоятся мощи святого Иоанна, в Сан-Франциско, ему там подарили маленькую иконочку Святителя. Папа — человек совершенно нецерковный, но привез ее домой, так она у нас и стояла и до сих пор стоит.
В те времена я не заинтересовалась ей, ничего не знала о Святителе Иоанне, и узнала немного только уже здесь, в этой стране! Слава Богу за всё!»

— Слава Богу за всё, — повторяла она, перечитывая письмо и разглядывая фотографию крестника в новенькой школьной форме (ведь в некоторых странах первый класс школы рассчитан на детей пяти, четырех или даже трех лет).

Слава Богу за всё.

Дата: 21 августа 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
14
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru