Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Знакомая фотография

Послушница хотела закрыть своим телом игумению, но не успела…


Что-то знакомое и трогательное увидела я в фотографии бузулукской инокини на первой странице обложки июньского журнала «Лампада» № 6 (78), где сообщалось, что эта фотография мироточила в вашей редакции. С 1948 года моя сестра Валентина училась в Бузулуке в финансовом техникуме и одновременно пела в церковном хоре, где начинал служить будущий Митрополит Иоанн (Снычев) дьяконом. От сестры своей узнала подробности, как была убита игумения Ермиония Ключегорского девичьего монастыря, находящегося в селе Таллы Грачевского района Оренбургской области, в 86 километрах от Бузулука.
Это было так. Святой Ангел предстал игумении и предупредил, чтобы она спасала сестричек. Будет погром церквей и соборов, в том числе зимней церкви Серафима Саровского и храма Святителя Николая Чудотворца.
Почти все сестры разъехались в разные места. Остались только игумения Ермиония и ее послушница. Окно в покоях матушки было открыто. По водосточной трубе на второй этаж взобрался сельский коммунист Бирюков и в упор выстрелил в игумению. Послушница (ее тоже эвали Ермионией) хотела закрыть своим телом игумению, но не успела. Игумения была убита. Осталась в селе Устиния (певчая), двоюродная сестра моей бабушки Устинии, Елизавета (чтец) и Анна Павловна (жила вдвоем с мамой), которая читала Евангелие, погружала (крестила) младенцев. Да еще была глашатай Матрена-картавая. После все они служили в частных домах, за что следовало наказание от властей. По моему предположению, скорее всего, на фотографии послушница Ермиония, много претерпевшая во время гонений. В этом селе она остаться бы не смогла — без церкви, без молитв…
Из кирпича разобранного до основания храма Святителя Николая построили контору в совхозе имени Коминтерна. В бывшем храме Серафима Саровского была школа-десятилетка, в которой я и училась. Бывший алтарь превратился в арену самодеятельности — вечера, концерты, танцы, пляски и так далее. А собор стал амбаром для хранения зерна. Пытались собор превратить в клуб, но это было небезопасно — падали кирпичи, летали летучие мыши… Кресты, иконы, колокола были вывезены. Один крест, снятый с храма Святителя Николая, находится на кладбище. Часть икон осталась у Христиан. В семнадцати километрах от села Таллы находится село Державино, где сначала иконы мироточили, а потом стали кровоточить — возможно, из-за разрушенных церквей…
До сих пор в селе Таллы нет даже часовенки. Результат поругания церквей очевиден — нищета, наркомания, разгул как наказание за содеянное!
Господи, прости и помоги нам!

Нина Свиридова
г. Новокуйбышевск Самарской области.
10.02.2006
Дата: 10 февраля 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
5
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru