Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Братская трапеза в Великорецком монастыре

Рассказ паломника.


Почему задержался автобус
Поездка в село Великорецкое с паломнической службой «С Вятки» была назначена в неделю о блудном сыне. Она и заставила нас прибыть к воротам Вятского Трифонова монастыря морозным утром и присоединиться к группе богомольцев в одно из воскресений февраля 2006 года. Именно в тот день минул ровно один год, как в селе Великорецком был совершен первый молебен о начинании благого дела — устроении Николо-Великорецкой обители в этом святом месте. И хотя монастырское время течет по-иному, нежели в миру, но чисто по-человечески автору этих заметок хотелось увидеть совершившиеся здесь изменения, а духовно — прикоснуться к частице Древа Святаго и Животворящего Креста Господня, которая не так давно была передана наместнику игумену Тихону (Меркушеву) во утверждение вновь образованной мужской обители.
Испытания у паломников начались еще до отъезда в Великорецкое. Назначенное время отъезда давно истекло, а автобуса все не было и не было. Утренний морозец постепенно пробирался под шубы и куртки и сковывал ступни ног. Мы с легкой завистью поглядывали на прихожан Успенского собора, проходящих мимо нас на раннюю Литургию. Уйти за ними, чтобы обогреться, никто не решался. Ведь мы ехали на Литургию в Великорецкий монастырь, и автобус мог прибыть в любую минуту.
Вероятно, эта непредвиденная заминка и заставила всех паломников сосредоточиться на молитве. И вдруг к нашей группе подходит молодая матушка с малышом на саночках и с удивлением в голосе говорит:
— Вы еще не уехали? А мы-то с Серафимом думали, что опоздали. Мы тоже собрались в Великорецкое. Просто транспорта не было, и мы шли пешком от самого дома. И когда поняли, что опоздали, то просто пошли в Успенский собор. И вдруг смотрим: вы стоите и нас ждете! Вот какая радость!
Одеревеневшие богомольцы сразу оживились: «Так вот почему опоздал автобус! Мы-то, грешные, начали было роптать! А это — воля Божия, чтобы с нами поехал мальчик Серафим с мамочкой. А может быть — чтобы мы поехали с ним?..»
И тут подъехал автобус.
    
Зимняя бабочка

Великорецкое встретило нас ослепительным сиянием солнца и забытой белизной снега. Мы, как пришельцы из иного мира, в первый же миг потеряли зрение от яркого света. И, прищурив глаза, поспешили скорее зайти в Преображенскую церковь, где совершаются монастырские службы.
Слава Богу, несмотря на нашу задержку, Литургия здесь только началась. Пелись антифоны. Суровое и монотонное братское пение подчеркивало богатырский дух этой старинной церкви — без всяких следов комфорта. Железные плиты на полу испещрены, как древние скрижали, неровностями от ног тысяч богомольцев. Потемневшие своды здесь еще хранят следы росписи старых художников. Из новшеств бросается в глаза лишь деревянное кресло наместника с высокой прямой спинкой и откидным сидением — на манер афонской стасидии. Но сам наместник служит сегодня Литургию. На Великом входе игумен Тихон после имени Святейшего Патриарха поминает и нашего Владыку с титулом: «Священноархимандрита святыя обители сия Митрополита Вятского и Слободского Хрисанфа».
Вот уже прочитано воскресное Евангелие о блудном сыне, пропета молитва «Покаяния отверзи ми двери», а за ней — Евхаристический канон. Уже затворились Царские врата, и оттуда донеслось «Святая — святым!». И несколько десятков овец замерли в ожидании пастыря. Ведь многие паломники ехали сюда с надеждой приступить ко Святым Тайнам. Но поста на прошедшей седмице по уставу не было, а причащаться без поста можно только ради крайней нужды. Кого же допустят до Причастия?
Отец Тихон, выйдя из алтаря, сообщил, что священник Дионисий — ближайший батюшкин помощник — внезапно занемог и попал в больницу. Поэтому принять исповедь у всех желающих он не в силах. Да и великорецких прихожан ждет домашнее хозяйство, а одна старушка добирается до церкви издалека на лыжах. Задерживать окончание Литургии он не вправе.
Несмотря на эти строгие слова, наместник все же поинтересовался желанием каждого гостя приступить ко Святой Чаше. И каждому уделил несколько минут для исповеди. И вскоре нам, как евангельскому блудному сыну, отверзлась дверь Божиих щедрот и были преподаны Святые Дары...
После Литургии богомольцы стали свидетелями маленького чуда. В прохладном помещении церкви появилась живая бабочка с яркими крылышками. Она порхала по оконным переплетам и спокойно садилась на детские ручонки. Ребятишки с изумлением смотрели на чудо Божие — зимнюю бабочку. А нам, взрослым, вспомнилось, как в келье у Преподобного Серафима Саровского среди зимы вырос куст настоящей малинки.
    
Чин Панагии

А впрочем, ожившая бабочка — разве это чудо? Из истории святой Церкви мы знаем, что даже покойник ожил, когда на его гроб положили Святой Животворящий Крест Господень, обретенный Царицей Еленой. И вот частица Древа того самого Святаго и Животворящего Креста — перед нами. Какими путями появилась она в нашем далеком северном краю?
По словам игумена Тихона, эту святыню передал Николо-Великорецкому монастырю знакомый священник, который получил ее из рук игумении одной женской обители. К сожалению, узнать имена этих Божиих людей мне не удалось. Кстати, за долгие годы настоятельства отца Тихона в городе Омутнинске им тоже было собрано много Православных святынь со всех концов России и даже из-за границы. Все они остались в Троицкой церкви, выстроенной настоятелем с первого колышка.
Мы смотрим на маленькое круглое стеклышко, под которым в воске хранится частица Древа Святаго и Животворящего Креста, когда-то оживившего покойника, и произносим слова молитвы: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим». Скоро-скоро, всего через несколько недель, с этой же молитвой вся Святая Церковь будет творить поклоны Святому Кресту. А мы, как персонажи сказки «Двенадцать месяцев», нынче в один миг переживаем разные времена года: и весенний пост, и лето в образе порхающей бабочки.
Руководитель паломнической службы «С Вятки» Надежда вручает наместнику монастыря минейную икону, привезенную из Киево-Печерской Лавры. Она куплена на пожертвования богомольцев, что ездили к киевским святыням. Затем игумен Тихон благословляет всех желающих искупаться в святом источнике на берегу Великой, а мужчин приглашает на братскую трапезу. При мысли о купании в ледяной купели у меня захватывает дух, но, глядя на живую бабочку, думаешь, что и вода сегодня должна быть теплой. Тем временем братия с пением чина Панагии выходит из церкви в направлении к трапезной. Мы следуем за ними. Узкая тропа среди белой равнины. Крутая деревянная лестница на второй этаж. Теплая гостиная с длинным столом. Аскетическая сервировка. Ключевая вода в винных бутылках.
Наместник благословляет пищу и садится во главе стола. Разносит гороховый суп послушник Валерий с седой бородой. Отец Тихон берет в руки мелодичный колокольчик и по афонскому обычаю извещает о начале трапезы. В наступившей тишине все слушают творение одного из Святых Отцов о природе нетварного света. После второго сигнала колокольчика подается рис с рыбой и ароматной луковой заправкой. После третьего — чай с тортом, который привезли доброхоты из Вятки.
Окончив трапезу, отец Тихон неторопливо отдает распоряжения братии на сегодняшний день. При малом числе братии дел более чем достаточно: в обители сегодня три священника (кроме упоминавшихся — еще иеромонах Досифей, прибывший из Донского монастыря Москвы), один монах, три послушника и пять трудников. Все они — вятские уроженцы.
Братская трапеза завершается молитвами чина Панагии. Попросив прощения у братии, иеромонах Досифей разделяет большую просфору и вручает каждому по частице. После этого все расходятся по своим послушаниям, а мы следуем за отцом Тихоном. По дороге узнаем, что в монастыре трижды в неделю, начиная с пятницы, совершается Божественная литургия; в остальные дни служится молебен с акафистом Святителю Николаю. Братия целый год ночует в небольшой комнатке (так называемой палатке) при церкви. На первом этаже дома, где располагается трапезная, устроена иконописная мастерская. Там трудится художник, переехавший вместе с отцом Тихоном из Омутнинска.
Перед входом в церковь несколько великорецких жителей ожидают отца Тихона. Они подходят под благословение и беседуют с батюшкой. А мы прощаемся, чтобы пойти на источник.
    
На берегу Великой
Пока мужская часть нашей паломнической группы была на братской трапезе, сестры попили в храме травяного чаю с печением и ушли на берег Великой. Там у святого источника они спели акафист Святителю Николаю и стали окунаться в купальне.
На берегу рядом с нашим автобусом стоят с десяток легковых автомобилей. Белое поле реки усеяно черными точками рыбаков. Строгий старичок, вероятно сторож, внимательно наблюдает за всеми посетителями сего святого места. Мы узкой тропой пробираемся к часовне с источником.
Рядом с купальней пожилой мужчина с мокрыми волосами рассказывает группе женщин: «Вот как мы грешим, сломя голову, так же надо нырнуть с головой в источник. Это ж благодать!». А к нам подходит женщина с вопросом, не возьмем ли мы в купальню ее сына, который еще ни разу в жизни не окунался в святом источнике. Тут уж и отступать некуда: придется лезть в купель.
Господи, благослови! Купальня встречает нас торжественной прохладой. Скидывая одежду, поем «Отче наш», затем «Богородице Дево» и «Правило веры». Главное в этот миг — занять ум молитвой, чтобы не дать свободы помыслам. Перекрестившись, по ледяным ступеням лезу в купальню. Испытываю странное ощущение: вода вовсе не обжигает холодом. Окунувшись три раза, поднимаюсь по ступеням наверх. И уже одеваясь, пытаюсь вспомнить, было ли мне холодно…
Автобус уже ожидает паломников. На его ступеньках маленький Серафим разговаривает с насельником монастыря как со старым знакомым. Оказывается, этот мальчик приезжает сюда не в первый раз и успел подружиться с братией. Так вот почему задержался автобус!
Когда мы тронулись в обратный путь, руководитель паломнической службы Надежда сообщила, что на стене самого большого здешнего храма — Никольского — между высокими колоннами стал проступать лик Святителя Николая. Мысленно целуя этот образ, мы и выехали из села Великорецкого.

Олег Четвериков
г. Вятка
17.03.2006
1044
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru