Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

​Под крылом Ангела

Записки паломницы.

Записки паломницы.

Ранним воскресным утром 12 июня далеко в небесной выси белый Ангел распростер крыло над озаренным золотистыми лучами монастырем. Одно только правое крыло, сотканное из облаков, и было видно с земли. Совсем как на иконе, с узнаваемыми изгибами плавных линий, с четко выписанными незримой кистью пушистыми перышками, — только огромное крыло…

Епископ Салаватский и Кумертауский Николай (в центре) с архимандритом Николаем (Чернышовым) и игуменией Серафимой (Мишурой) у монастырского Софийского храма в башкирском селе Ира.

Прошло лишь несколько мгновений, и от изумившей меня картины мало что осталось. Ветер ли могущественно дохнул на облако, солнышко ли, набравшее силу, так пригрело, но «перышки» истаяли, удлинились и, полупрозрачные, растеклись изысканным шлейфом по голубому своду… Но в те ушедшие мгновения Ангельское крыло — было над нами! Я даже успела подумать: быть может, не права была замечательная писательница Юлия Вознесенская, когда полушутя писала о изваянных в натуральную величину скульптурных ангелах на Исаакиевском соборе в Петербурге? И тут же возразила себе: да, видимо, этот Ангел — покровитель не одного человека, а целого монастыря, потому-то и укрывает он в сени мощных крыл своих все его храмы и корпуса.

За день до этого, 11 июня, в Марфо-Мариинском женском монастыре, что в башкирском селе Ира, был большой и радостный праздник. Отмечали сразу два события: столетие освящения Софийского храма и десятилетие основания монастыря.

Была торжественная встреча Правящего Архиерея, Епископа Салаватского и Кумертауского Николая. За Архиерейским Богослужением Владыке Николаю в сонме духовенства сослужил наместник Покровского мужского монастыря с. Дедово Федоровского района Башкирии архимандрит Николай (Чернышов) — человек, без которого всё здесь было бы совершенно иначе. Да, наверное, сейчас уже храм был бы восстановлен — но произошло бы это далеко не так скоро, и вряд ли выросла бы вокруг церкви сначала приютившая и отогревшая десятки обездоленных, потерявшихся в этой жизни людей Обитель Милосердия, а потом и монастырь. Вот она, углубившаяся в молитву, игумения Серафима (Мишура), в белом апостольнике, с орденом Святой Равноапостольной Ольги и церковными медалями: все эти награды матушка надевает лишь ради самых больших событий. Рядом с ней немногочисленные сестры монастыря и море паломников!

Игумения Серафима благословляет паломницу в дорогу.

— Сколько их собралось на нашем празднике? — не знаю, — скажет матушка потом, когда главные гости отбудут и суета утихнет. — Многие стояли на ступенях и во дворе, не вместились в храме.

Ну а в те утренние часы начавшийся Божественной литургией праздник продолжился Крестным ходом, в котором шли вместе с Архиереем священники и монахи, председатель городского совета г. Кумертау Олег Анатольевич Астахов, заместитель главы Администрации г. Кумертау по социальной и кадровой политике Наталья Михайловна Лапшина, казаки и обычные миряне, прихожане храма и паломники из разных градов и весей.

Епископ Николай тепло поздравил матушку Серафиму с сестрами и архимандрита Николая с юбилеями монастыря и храма. Оба уже были прежде награждены наперсными крестами с украшениями (крест священника отличается от креста игумении тем, что на нем написано на обратной стороне: «Образ буди верным»), а теперь получили из рук Владыки новые памятные кресты с украшениями и благодарственные грамоты. Архиерей преподнес в дар монастырю ковчег с частицами мощей святых и напрестольный семисвечник. Матушка Серафима с любовью смотрела на новый свой крест: какой он изящный, сразу видно, что женский… Торжества переместились в ставший сразу тесным просторный зал воскресной школы монастыря, где всех ожидал незабываемый праздничный концерт! Было не просто красивое слаженное пение духовных песен и чтение стихов — в этом-то как раз нет ничего необычного. Но вот хотя бы такой момент. Исполнители очередной песни вышли в центр зала почему-то с лукошками в руках. Зачем бы это? — удивилась про себя матушка Серафима. Они же не про ягоды-грибочки будут петь… Но, едва отзвучал последний куплет, певуньи шагнули к игуменье и… осыпали ее из своих лукошек лепестками роз. Несколько лепестков упали и к ногам рассмеявшегося от неожиданности Епископа, и к сидящим рядом гостям.

А когда на экране ожила история храма, у многих в зале (признавались потом) мурашки побежали по коже.

Как построили церковь

Первая церковь в селе с девичьим именем Ира, освященная в честь Покрова Пресвятой Богородицы, была деревянная. Но после пожара сельчане остались без храма и несколько лет не могли построить новый. Да, на счастье, нашелся благотворитель — московский промышленник граф Павел Николаевич Су-Соколов. Су-Соколовы были известными людьми в Москве, на карте столицы и поныне остается построенное Павлом Николаевичем Су-Соколовское шоссе. А в церкви Рождества Пресвятой Богородицы вошедшего в черту Москвы села Владыкино хранится список с чудотворной иконы «Скоропослушница», подаренный храму Анной Ефимовной Су-Соколовой в благодарность за исцеление от тяжелого недуга десятилетней дочери Антонины.

Как вспоминает живущий в Салавате внук Павла Николаевича Алексей Алексеевич Су-Соколов, в начале XX века граф встретился на охоте с тремя жителями села Ира — управляющим имением помещика Еловейского Михаилом Викторовичем Михотиным, баем (то есть крупным богачом) Ядгоровым и учителем Александром Ивановичем Смирновым. Узнав, что Павел Николаевич страдает астмой, они предложили ему приехать в соседнее село Бугульчан полечиться кумысом.

Вскоре граф построил себе дом в селе Ира и стал часто приезжать туда с супругой Анной Ефимовной. Рано умершая сестра Анны Ефимовны Софья перед смертью оставила ей 25 тысяч рублей золотом, наказав построить Софийский храм. Тут-то эти деньги и пригодились, все без остатка пошли на строительство кирпичного храма в селе Ира.

Да еще 10 тысяч рублей и без счету куриных яиц для укрепления раствора собрали сельчане.

Анна Ефимовна деятельно взялась за строительство. Добилась в канцелярии Обер-прокурора Священного Синода разрешения на возведение церкви взамен сгоревшей много лет назад. Московский архитектор Михаил Емельянович Приемышев, помогавший Анне Ефимовне в хлопотах, теперь разработал уникальный проект.

На Литургии в Софийском храме Марфо-Мариинского монастыря в селе Ира.

В два года, с начала 1914 до начала 1916 года, храм был построен. И стоять бы ему неколебимо века, да только считанные месяцы оставались до октябрьского переворота, когда великая Империя превратилась в истерзанную, залитую кровью страну. И Православные храмы разделили участь многих людей…

Старое кино

На экране был необычный клип. Не просто черно-белый, как старое кино (прием испытанный, но не новый). Взорам предстала старая церковь, очень похожая на ту, что видна из окон воскресной школы. До мелочей похожа, до щербинок в кирпичных стенах. Только обезображенная вандалами, с покосившимися куполами. Подлинные старые снимки? Но как можно было так смонтировать их, чтобы не было ни малейшего зазора, будто киносъемки ведутся в реальном времени, и под звуки песни «Старая церковь» по руинам церкви ходит грустный мальчик с очень хорошим, светлым лицом и возжигает свечу…

— Это и есть наша церковь, не какая-то другая, — сказала мне матушка Серафима. — Нашли в интернете съемки, сделанные двадцать лет назад…

У мощей блаженной Варвары. Справа — скитоначальница матушка Вера.

Из записок Сергея Кузнецова, руководителя вокальной группы «Чернила для 5 класса»:

«Ехали мы как-то в 1995 году по Башкирии на концерт. Проезжаем деревню Ира, видим старинную полуразрушенную, всеми забытую церковь. Конечно, остановились, вышли из машины. Внимательно осмотрели церковь и неожиданно нашли настоятеля (тогда иерей Виталий Чернышов, ныне архимандрит Николай — прим. О.Л.). Он и рассказал нам историю собора. Построен в начале века, потом «красные», пришедшие к власти, всё разрушили «до основанья, а затем…» Церковь им стала не нужна.

Вернувшись домой, я за пятнадцать минут написал песню «Старая церковь» — Бог, конечно же, помог. В сети найдёте. Немедленно записали, взяли видеокамеры. Уехали в Иру снимать видео. Настоятель храма очень помог вместе с учеником! Там, в Кумертау, на местном ТВ смонтировали ночью клип. Спасибо добрым людям! И наступило утро. Утро Пасхи. Великий Праздник! Немедленно запустили клип в эфиры, и через день пошли предложения меценатов о восстановлении церкви! И спустя несколько лет проезжаем мы мимо Иры и... нет слов: церковь восстановлена!!! Идёт Служба! Всё как положено! Я не считаю это нашей заслугой. Просто так и должно было быть».

Конечно, далеко не одни только вокалисты из «Чернил для 5 класса» и услышавшие их песню меценаты потрудились для возрождения церкви в селе Ира. Много, много тружеников и молитвенников было и есть у столетнего Софийского храма.

Ксения Блаженная, помоги, родная!..

В который раз поражаюсь: в монастыре ни малейшего дуновения ветерка не тревожит ветки деревьев. Но стоит выйти за ограду, откуда ни возьмись налетает порывистый ветер, так и норовит сбить с ног. Да не на тех напал!.. Вдвоем с матушкой Серафимой идем на могилу ее сестры, схимонахини Сергии (Скурихиной). Несем нежно-розовые пионы — и видим, что могилка уже украшена живыми цветами. Многие паломники приезжали в Иру к любимым матушкам Серафиме и Сергии. И теперь, порадовавшись встрече с игуменьей, получив ее благословение, мудрые и добрые советы, идут через дорогу, где уже выросло небольшое монашеское кладбище. К матушке Сергии… Паломники из разных мест Башкирии и далеко за ее пределами хорошо знают дорогу в село Ира, что на полпути между Оренбургом и Уфой. Как ни странно, Ира, хоть и находится в 16 километрах от города Кумертау, считается его частью. В почтовом адресе так и пишут: г. Кумертау, с. Ира…

За оградой кладбища тоже нет ветра, царит тишина. Пропели литию, помянули ушедших монахинь. Помянули и припомнили, какими они были. Очень разными. И пути, приведшие их в обитель, тоже у каждой свои.

Монахиня Николая была очень своеобразным человеком. Здоровье у нее было очень слабое, монастырские послушания не под силу. Договорились с ней, что часть своей небольшой пенсии она будет отдавать в монастырь. Но вот один месяц не может дать денег («Очки новые нужны!»), другой месяц еще что-то срочно понадобилось. На третий месяц матушка и спрашивать не стала. А как раз в то время монастырю предложили изготовить новый купол на храм. Но это же очень большие деньги! И где их взять?

Каждый вечер Крестный ход обходит Марфо-Мариинский монастырь в селе Ира.

Игуменья горячо помолилась у иконы Ксении Петербургской, попросила помощи Блаженной. Давно замечено: по молитвам у этой храмовой иконы происходит много чудес милости Божией. На следующий день пришел перевод на 5 тысяч рублей без указания, на какие цели. На второй день еще пришла сумма побольше. А на третий день матушке сказали, что ее зовет мать Николая. Да еще добавили: «Чудная она: пришла в баню (монастырскую), сама разделась, а под мышкой держит узелок. И ни за что не хочет положить его — нет, мол, у нее никакого узелка…»

Понятно, что за узелок: накопленные денежки… Уж сколько их там может быть, да для нее, всю жизнь прожившей в бедности и трудах, и копейки ох как дороги!

— Зашла я в келью к Николае, — продолжила рассказ матушка Серафима, — она спрашивает: это ты, матушка? Нагнись! Наклонилась я, она и говорит мне: возьми мой узелок, там денежки для монастыря… Оказалось, 37 тысяч рублей! Вот так мало-помалу и собрала я за полгода нужную сумму на купол! Матушка Ксения помогла!

Видела, сколько украшений уже висит у иконы? Это всё люди благодарят за помощь в их нуждах и скорбях. Как-то смотрю, двое немолодых супругов стоят и молятся Ксеньюшке со слезами. Рассказали: много лет прожили вместе, и вдруг… муж ушел к другой! Брошенная жена не стала устраивать скандалы, умолять о возвращении. Заказала молебны перед этой иконой, сама стала молиться Блаженной Ксении. И через месяц муж вернулся с просьбой принять его обратно. Сам, говорит, не мог понять, что за наваждение тогда нашло. В другой раз стоявший у иконы мужчина открылся, что Блаженная Ксения избавила его от навязчивого желания покончить с собой. Говорит: «Возьми вот, матушка, серебряный браслет, повесь его тоже к иконе». Сейчас этот браслет уже на иконе находится.

А еще был необыкновенный случай! В Оренбурге у мальчика Антона обнаружили опухоль. Сначала она была доброкачественной, а потом перешла в злокачественную. Несколько раз переносили срок операции, но дальше откладывать уже было невозможно: от опухоли пошли метастазы. А тут его маме наши паломники рассказали о чудесной иконе, и она заказала молебен Блаженной Ксении в нашем монастыре, сама стала ей молиться.

Положили Антона на операцию. В назначенный день привезли в операционную, врач посмотрел мальчика — и что-то его смутило, решил еще раз проверить перед операцией. Смотрит — нет никаких признаков, что здесь была опухоль! И от метастазов следов не осталось. Антон звонит отцу: приезжай, забери меня. Отец расстроился: опять отложили операцию! Неужели у сына уже неоперабельный рак?! Когда узнал, что сын совершенно здоров, был так рад! Такая она добрая помощница в наших скорбях, Блаженная Ксения!..

Звонок телефона прервал утешную беседу: матушку ждут паломники из Тюльгана, есть такой райцентр в Оренбуржье. Надо идти.

У блаженной Варварушки

Нечаянная радость: среди паломников, приехавших еще в пятницу, оказались и мои земляки, сакмарские. И одна из них — моя одноклассница, Валя Павлова! Это для меня она Павлова, а так — давно уже Гусева, мать двоих взрослых детей. В первый раз в своей жизни она приехала в Иру — и встретилась с подружкой детства. Если даст Бог, приеду в отпуск в Сакмару, вот уж наговоримся вдосталь!

А пока — прощаемся. Утром матушка едет в Скворчиху, берет и меня с собой. О блаженной Варваре Скворчихинской сподобил Господь узнать, когда она еще не была прославлена в лике святых. И вот теперь — увижу место ее подвигов, помолюсь у святых мощей. Да и повидаться с начальницей скита матушкой Верой — это ли не радость!

Храм в скиту в честь блаженной Варвары Скворчихинской.

По дороге любуемся чудесной башкирской — и очень русской! — природой, где горы встают посреди степи, где леса и луга радуют взгляд цветущим разнотравьем, где солнце смотрится в серебряные зеркала озер, а мощные дубы упираются кронами в небо. Водитель Андрей Ентальцев то и дело останавливает машину: вот где можно сделать хороший кадр… И здесь тоже…

Андрей, хоть и мирянин, не случайный человек в монастыре. Господь привел. По дороге матушка Серафима и Андрей рассказали мне, как это произошло.

Так получилось в жизни, что несколько лет Андрей не мог справиться с одолевшим его пьянством. И однажды, в 2011 году, побывал за гранью бытия, увидел Самого Христа. А еще в этом видении на вопрос: «Я умер?» — некий старец ему ответил, что не знает. Какая-то бабушка стала проверять, есть ли у него бирка, — и не нашла ее. «Я так думаю, мы ведь в мир приходим, младенцу надевают бирку в роддоме, и уходим тоже с биркой, только уже другой, которую надевают на бездыханное тело в морге», — пояснил мне Андрей. А старец тогда сказал ему: «Иди, тебя хочет видеть матушка». И Андрей ожил — не только телом, но и духом. С того дня он совершенно бросил пить. Без лекарств и кодирований. Жил, работал, а из головы не выходило: «Тебя ждет матушка». Спустя четыре года по воле Божией пришел-таки к матушке. В прошлом году ему передали просьбу отвезти в Челябинскую область и обратно некую игуменью из монастыречка, что в недалеком от его родного Мелеуза селе Ира. Увидев матушку Серафиму, он сразу понял: вот кто меня ждет! А месяца через два или три после поездки матушка пригласила его работать в монастырь водителем.

…Проезжаем село Верхотор с его красавицей Богородице-Казанской церковью. Жаль, что службы в понедельник не было — вот бы встретиться с настоятелем храма протоиереем Валентином Поповым! Когда-то мы познакомились с батюшкой в Крестном ходе, который он вел от Ишимбая к месту явления Табынской иконы Божией Матери. Он и сейчас каждый год — в Крестном ходе с прихожанами ближних и дальних храмов.

А перед нами — Скворчиха! По разным справочникам, расстояние между районным центром в Башкирии городом Ишимбай и селом Скворчиха составляет от 18 до 21 километра. Летом по хорошей дороге, да с добрыми попутчиками эти километры вообще незаметны.

Само не очень большое село остается по левую сторону от дороги, а наша машина поворачивает направо, к скиту в честь блаженной Варвары Скворчихинской.

— Правда, красивый храм? — говорит матушка Серафима. — А по проекту он должен был быть еще выше, величественнее. Но на что уж хватило средств…

Матушка Вера (Ионова) уже ждет гостей — и с сердечной радостью обнимает игуменью Серафиму. Сколько лет мать Вера подвизалась под ее началом в Марфо-Мариинском монастыре! А теперь она, добрая хозяюшка, привечает нас в скиту.

В величественном храме светло и от солнечных лучей, щедро льющихся в окна, и от возжженных свечей на подсвечниках. Матушка Вера подзывает свою дочь Ксению: сбегай за ключами. И через несколько минут открывает для нас раку с мощами блаженной Варвары, затворницы Скворчихинской. И мы прикладываемся к открытым мощам!

— Видишь светлое пятнышко? — спрашивает матушка Вера. Вместе с игуменьей Серафимой вглядываюсь и я — и вижу на густо-коричневом костном своде маковки главы Варвары Васильевны небольшое пятнышко, словно бы покрытое тоненькой маслянистой пленочкой. А сами мощи блаженной теплые! Им не от чего нагреться, прямые солнечные лучи не падают на раку с мощами, да и тогда еще было прохладно, палящий зной пришел лишь через пару дней.

Таким же теплым, живым было, помнится, плечо Святителя Афанасия Лубенского (Сидячего), к которому через малое оконце почти шесть лет назад сподобил Господь приложиться в Харьковском Благовещенском соборе… «Всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин. 11, 26).

Тем временем Андрей Ентальцев подходит к шаткой лесенке, ведущей на колокольню. Горестно вздыхает:

— Эх, я же, оказывается, высоты боюсь!

И тут же с ловкостью бывалого матроса, карабкающегося по вантам парусника, вмиг взбирается наверх. Зовет и нас: отсюда такой чудесный вид открывается! Вскоре Ксения и даже матушка Серафима оказываются на высоте — в прямом и переносном смыслах… А я как представила себе, что оттуда же еще и спускаться придется, так и не стала рисковать. Хотя и пожалела о своей трусости. Может быть, в другой раз наберусь храбрости…

А пока матушка Вера приглашает нас на трапезу, угощает удивительно вкусным чаем из травы иван-чай. Говорит:

— Мы теперь только этот чай и пьем. Он готовится совсем не так, как обычный травяной чай. Листики обрывают, но не заваривают сразу. Мелко режут, кладут в большую емкость. Ставят в теплое место, и когда начинается процесс ферментации, из фляг идет неповторимый аромат. Но это еще не все. Чай раскладывают на сухие простыни в жарко протопленной сухой бане и высушивают, а потом уж раскладывают по баночкам. Вот как-то примерно так он готовится, знаменитый копорский чай. Впрочем, это все очень приблизительно, нам его привозят в готовом виде. До революции его за границу продавали, даже в знавшую толк в лучших сортах индийского и цейлонского чая Англию. Очень уж вкусный и полезный этот наш русский чай.

Не могу поручиться, что этот приблизительный рецепт я запомнила в точности. Ну уж как запомнилось…

Матушка Серафима за трапезой поделилась рассказом о том, как удостоилась присутствовать в аэропорту и на приеме в честь посетившего Башкирию 4-5 июня Святейшего Патриарха Кирилла. Рассказала матушке Вере о том, как в субботу в монастыре прошли юбилейные торжества. Добавила с ясной улыбкой: «Владыка Николай нам еще и десять кур и петушка подарил! Пригодятся в хозяйстве…»

За теплой беседой время летит незаметно. А ведь скоро уезжать. Но прежде надо же побывать на источнике, испить прозрачной и очень вкусной водицы. У источника застаем несколько паломников. Мужчина башкирской наружности набирает большие бутыли водой из источника и поясняет: «Очень она чудотворная, эта вода!» И нам Андрей набирает с собой немного (потому как в дорогу) водицы. Эту сказочно вкусную прохладную воду так бы и пить — не надо и никакого чая. А потом, уже дома, я обнаружу и целительное ее действие. Зрение стало ощутимо лучше.

…Прощаемся с матушкой Серафимой и Андреем на автовокзале в Салавате, куда они подвезли самарскую гостью.

— Если проживу еще полтора года, приезжай на мое 80-летие, — приглашает матушка. И я обещаю — если, конечно, тоже доживу.

Так и будет. Еще не отъехали от Салавата, а душа уже тоскует. В ней навсегда остаются родные мне люди, остается Башкирия, милый сердцу край!..

Ольга Ларькина.

Фото автора и Андрея Ентальцева.

Дата: 6 июля 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
24
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru