Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Православная жизнь — это жизнь во Христе

В Самаре прошли VII Иоанновские чтения, посвященные 75-летию со дня рождения Высокопреосвященнейшего Иоанна, Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского.


Тема чтений, как это заявлено в программе, — осмысление места и роли Православия в судьбах России, его влияния на культуру, государственность, образование и современную медицину.
Утром после богослужения в Покровском кафедральном соборе прошла панихида по Митрополиту Иоанну (Снычеву), который возглавлял Самарскую епархию с 1960 по 1995 год. В Самарской Духовной семинарии игумен Вениамин (Лабутин) отслужил литию. Торжественно и светло прошла лития, усердно молились собравшиеся в маленькой церковке семинарии при открытых Царских вратах о «приснопамятном рабе Божием Митрополите Иоанне», и благоуханный кадильный дым вместе со слаженным пением мужского хора семинаристов уносил мысли и чувства вверх, к горнему миру, вечному покою.
Сразу после литии все спустились на первый этаж в конференц-зал. Перед большим портретом любимого Архипастыря — Митрополита Иоанна — букет белых хризантем. Зал полон, среди слушателей чтений — много духовных чад Владыки. Чтения открыл первый проректор Самарской Духовной семинарии игумен Вениамин. Он передал всем участникам чтений приветствие и благословение от Высокопреосвященнейшего Сергия, Архиепископа Самарского и Сызранского.
— Память Владыки Иоанна священна для нашей епархии, — сказал отец Вениамин. — Он более 25-ти лет возглавлял ее, рукоположил большое число священников, был духовным отцом и наставником для многих самарских прихожан. Он заложил определенные традиции духовной жизни, органически связанные через Митрополита Мануила с тем русским традиционным благочестием, которое было до Октябрьского переворота. Митрополит Иоанн — замечательный богослов, выдающийся церковный историк. В тропаре святителям есть такие слова — «правило веры». Он был воистину правилом веры для самарской паствы, показал, в чем состоит подлинный образ Православия. Он исповедовал то определение Православия, которое прекрасно выразил великий святой Иоанн Кронштадтский: «Православие — это жизнь во Христе».

Следующим выступал декан исторического факультета Самарского Государственного университета доктор исторических наук профессор Юрий Николаевич Смирнов. Он отметил, что добрым правилом и хорошей традицией стало отмечать эту дату — день памяти Митрополита Иоанна — встречами представителей как духовной, так и светской общественности, научной интеллигенции, учащейся молодежи. Иоанновские чтения продолжают одно из главных дел самого Владыки — дело объединения на благо Отечества трудов служителей Церкви, ученого, наставника, служат обогащению духовного и интеллектуального потенциала Самарского края.
Неизменный секретарь Владыки Иоанна, остававшаяся ним до последних минут его жизни Анна Степановна Иванова познакомила собравшихся с биографией Митрополита Иоанна.
Настоятель самарского храма Преподобного Сергия Радонежского протоиерей Евгений Шестун в своем докладе «Православные традиции духовно-нравственного становления человека» подчеркнул, что Митрополит Иоанн возвращал нас к истокам Православия. Его произведения — результат его молитвенного духовного подвига. Он дал методологию изучения истории, историкам показал, что история нашего Отечества есть священная история. Понять историю и культуру России без Православия невозможно. В конце XX века Митрополит Иоанн призывал, как святой праведный Иоанн Кронштадтский в его начале: «Россия, вернись ко Христу!» Сопряжение понятий духовного и нравственного есть только в России. Быть нравственным без духовности, без стяжания благодати Божией невозможно.
Игумен Вениамин с радостью представил именитого гостя из Франции Никиту Алексеевича Струве, профессора, директора парижского издательства «ИМКА Пресс», главного редактора журнала «Вестник русского христианского движения».
Н.А.Струве рассказал, что у него была очень теплая встреча с Митрополитом Иоанном в Ленинграде в1991 году. Их связало общее почитание Митрополита Мануила (Лемешевского). В конце 40-х годов Струве встретил духовных детей Митрополита Мануила, которые написали очерк о его жизни до его последнего ареста, и напечатал его в Православном журнале, который он редактирует уже пятьдесят лет. Тема доклада Струве — «Религиозно-церковный опыт русской эмиграции». Для слушателей чтений приоткрылся мало известный нам мир напряженных религиозных исканий русских Православных людей, волею судьбы оказавшихся вне России, но ощущающих себя русскими. По словам Струве, в эмиграции из обсуждаемой темы «Мы в Церкви» родилось сознание «Церковь — это мы», Церковь –это не только духовенство, не кто-то вне нас, это все мы, каждый отвечает за все, это задача ответственного служения мирян».
По этим словам можно многое понять и почувствовать то, насколько непросто было обрести себя русским людям, оказавшимся в рассеянии в чуждом им западном мире. Очевидно, что духовные поиски привели к обостренному осознанию Православной соборности и своей особой миссии как носителей Истины — Православия в западном мире. Известно, что русские эмигранты очень бережно хранят свою исконную культуру. Яркий пример этому — сам Никита Алексеевич, который говорит на чистом, без акцента, великолепном русском языке, хотя он родился во Франции в семье эмигрантов в 1930 году, и вся его деятельность связана с русской Православной культурой.

По окончании выступления Никита Струве дал короткое интервью редактору газеты «Благовест» Антону Жоголеву.
— Никита Алексеевич, чем, на ваш взгляд, отличается Православная жизнь в России от зарубежья?
— В эмиграции мы пользовались огромной свободой. Свободой от государства, свободой от общества, от традиций. Так что было как бы новое рождение. Это позволило ощутить поразительное отсутствие преград, почувствовать то, что выразил Апостол Павел: «Где Дух Святой, там свобода». А тут это труднее было осуществить. Когда я говорю «тут», имею в виду — в большом государстве, большой стране. Но надо помнить, что свобода — это еще и большой риск…
— Какие вы можете назвать знаковые, ключевые фигуры в церковной жизни современного зарубежья?
— Несомненно, за рубежом самая значительная фигура — это Митрополит
Антоний Сурожский, хотя он сейчас в очень преклонном возрасте. Мне посчастливилось повидать его несколько недель назад и побеседовать на разные темы. Это сейчас самая крупная фигура. Других таких же крупных фигур, может быть, в данный момент у нас за рубежом нет, но есть прекрасный богослов декан Свято-Сергиевского Парижского института отец Борис Бобринский. Он замечательный человек и сильный богослов. Есть среди французов интересные богословы. Но в целом русская эмиграция подходит к своему биологическому концу.
— Как вы оцениваете перспективы отношений Русской Православной Церкви и Русской Зарубежной Церкви? Возможно ли воссоединение?
— Это не простой вопрос. Зарубежная Церковь, так называемая Карловацкая,
слишком застыла во всех смыслах, она всегда слишком смотрела назад, а не вперед. И ее жесткое отношение к Московской Патриархии было всегда для нас неприемлемо. Я принадлежу к юрисдикции Вселенского (Константинопольского) Патриарха, и эта юрисдикция обезпечивает нам полную свободу, которой мы дорожим. Сейчас предприняты некоторые шаги для воссоединения двух Церквей. Но я бы сказал, что вопрос стоит не столько в воссоединении, сколько в создании на Западе автономных западных Православных Церквей, как это было сделано Митрополитом Никодимом в Америке. Была учреждена автокефалия одной части Американской Православной Церкви. Думаю, что задача наша — объединение на Западе Православных совершенно разных национальностей. У нас Православные сербы, греки, румыны… Так что объединение одной какой-то части Православных с Московской Патриархией не решило бы проблемы.
— В связи с тем, что в России сейчас свободно издается религиозная литература, изменились ли задачи вашего издательства?
— Сейчас наша задача — … тлеть! Передавать эстафету в Россию, что отчасти
мне и удалось сделать. Создано московское издательство «Русский путь», которое в какой-то мере является нашим филиалом.
— Православная русская эмиграция уже сыграла свою роль?
— Да, уже сыграла. Но и продолжает играть, тем не менее. В Сергиевском
институте, во Владимирской семинарии есть отдельные яркие личности, которые скажут свое слово. К тому же, эмиграция оставила после себя такое огромное количество различных книг — все это достояние русской мысли…
— То, что вы увидели в современной России, — можно ли на ваш взгляд назвать Православным возрождением?
— В каком-то смысле — да. Всякое возрождение проходит разные волны. Я думаю, сейчас волна наиболее трудная, потому что сейчас нужно созидать. Когда нужно было все заново открывать, наверное, было легче.

Накануне Иоанновских чтений Н.А. Струве сделал ценный дар — подарил Самарской областной универсальной и научной библиотеке пять тысяч томов богословской литературы и лучших творений писателей русской эмиграции. Часть этих книг поступит в библиотеку Самарской Духовной семинарии.
Вместе с Никитой Алексеевичем Струве в Самару приехала княгиня Людмила Сергеевна Оболенская-Флам, председатель комитета «Книги для России», США. В перерыве чтений нам удалось взять у нее интервью 

— Расскажите о комитете, который вы возглавляете.
— Комитет «Книги для России» был создан пять лет назад. Мы собираем книги, чтобы поддержать акцию, которая началась в Москве, — создание Библиотеки-Фонда «Русское Зарубежье», основанного по инициативе Александра Солженицына. Мы собираем книги, публикации эмигрантских писателей, газеты и журналы, изданные в эмиграции, чтобы передать это культурное наследие в Россию. Помимо этого, мы также занимаемся сбором всевозможных архивов, биографий выдающихся русских людей в Америке. Словом, всего того, что отражает культурную и духовную жизнь россиян на американской почве.
— Назовите самые успешные ваши находки.
— Находок много. В частности, это книги Виктора Петрова. Он, можно сказать, хроникер русской эмиграции в Китае. Он писал также очень много о русской Америке в историческом плане, начиная с истории форт-Роса, присутствия русских в Калифорнии, писал о русской Аляске. Я была на Аляске два года назад на острове Кадьяк и посетила там Православную семинарию. Из архива семинарии я получила для передачи в Россию очень интересные книги, в частности, почти что полный комплект «Церковных Ведомостей», которые до революции Святейший Синод присылал в Аляскинскую епархию. Они попали из России на Аляску и сейчас с Аляски вернулись в Россию. Из находок еще — книги писателя Георгия Гребенщикова, которые были найдены недавно.
Мы передали вам в библиотеку много комплектов так называемого «Нового журнала», который сейчас отпраздновал свое шестидесятилетие в Нью-Йорке. «Новый журнал» я считаю наиболее представительным органом русской эмиграции, по нему можно проследить все вехи ее литературной и духовной жизни. Он ежеквартально выходит в Нью-Йорке по сей день. Обычно мы передаем книги в библиотеку фонда «Русское Зарубежье», а уже оттуда дирекция библиотеки занимается распространением по другим библиотекам. В Самару мы приехали с директором библиотеки фонда «Русское Зарубежье» Виктором Александровичем Москвиным и Никитой Алексеевичем Струве, который принимает деятельное участие в этой акции, начавшейся двенадцать лет назад.
— Людмила Сергеевна, расскажите немного о себе.
— Я вышла из русской семьи. Со стороны отца корни уходят в Нижний Новгород, со стороны матери — в Петербург, мой прапрадед был знаменитым изобретателем, его сын был сенатором, мой дед был правоведом. Семья выехала вскоре после Октябрьского переворота в Прибалтику. Я родилась в Риге, еще ребенком выехала из Латвии в Германию, где училась в русской гимназии. Вот откуда еще у меня русская закваска. Потом была Африка. Потом я начала работать на радиостанции «Голос Америки», сначала в Европе, затем в Соединенных Штатах. Начала работать как диктор, потом как корреспондент, потом начала заведовать культурным отделом «Голоса Америки», это было в семидесятых-восьмидесятых годах.
— Вам понравилась Самара?
— Очень! (это было сказано с большим чувством).

Еще одна особенность нынешних Иоанновских чтений в том, что в их рамках работала Медицинская секция. В зале семинарии промыслительно собралась в основном молодежь. Первый выступавший — профессор, зав. кафедрой венерических болезней СамГМУ Евгений Владимирович Орлов рассказал в своем докладе об эпидемиологической ситуации в Самарской области. Заболеваемость венерическими болезнями очень высокая, и самый большой процент больных — среди подростков и молодых людей. Все это связано с безнравственностью, ранними сексуальными связями, которые ничего, кроме морального опустошения и болезни, не приносят. Ситуация с ВИЧ-инфекцией — просто страшная. По официальным данным, в области 17 тысяч ВИЧ-инфицированных. Выход врач видит только один — в нравственном образе жизни. Руководитель секции настоятель храма свв. мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии протоиерей Виталий Калашников прочитал доклад «Взгляд на демографическую ситуацию в России сегодня», в котором подверг острой критике работу службы планирования семьи. Выступивший вслед за ним главный акушер-гинеколог Департамента здравоохранения Администрации Самарской области С.А.Вдовенко не согласился с протоиереем Виталием и попытался доказать, что именно деятельность служб планирования семьи привела к «улучшению ситуации с рождаемостью и уменьшению абортов» в Самарской области в два раза за 10 лет, в чем Вдовенко видит «заслугу служб планирования семьи». Среди путей уменьшения абортов он назвал и «пропаганду безопасного секса», что вызвало резкую негативную оценку со стороны протоиерея Виталия Калашникова. Судя по этим противоположным взглядам на службу планирования семьи, проблема остается очень острой, позиция Церкви в этом вопросе пока не нашла в Самаре должного понимания у губернской власти.
Завершились Иоанновские чтения вечером в Доме актера. По словам ведущего, Православного писателя Алексея Алексеевича Солоницына, с помощью Митрополита Иоанна мы возвращаемся к той истине, что Православие через культуру тоже может свидетельствоваться. Церковный хор Иоанно-Предтеченского храма прекрасно пел Православные песнопения, которые так любил Митрополит Иоанн.
Потом все посмотрели фильм «Владыка Мануил» режиссера Михаила Серкова, в котором Митрополит Иоанн рассказывает о своем духовном наставнике. Большой радостью для духовных чад Владыки было увидеть его на экране, услышать его добрый негромкий голос.
Иоанновские чтения стали новой духовной традицией Самары. И как в личности Митрополита Иоанна совмещалось, казалось бы, трудносовместимое: аскетическая отрешенность молитвенника — и темперамент общественного деятеля, высокая умудренность богослова — и яркое перо публициста, так и чтения, носящие его славное имя, стали яркими, разнообразными, интересными.

Людмила Белкина
11.10.2002
1198
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru