Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Солнечные зайчики

Наш автор Виктория Белькова рассказывает о своем обетном паломничестве в Троице-Сергиеву Лавру.

Записки паломницы.

Об авторе. Виктория Витальевна Белькова живет в селе Балухарь Черемховского района Иркутской области. Работала учителем, воспитателем в детском саду, сейчас с мужем ведет фермерское хозяйство. Прихожанка храма Благовещения Пресвятой Богородицы
г. Свирска Иркутской области.


Виктория Белькова с дочкой Анастасией в Екатеринбурге, у Храма-на-Крови.

Ничего не бывает в нашей жизни случайным. Известная истина. Еще раз убедилась я в этом, отправляясь в паломничество по святым местам летом нынешнего, 2018 года вместе с дочерью отроковицей Анастасией.

После гибели сына в январе и не думала о путешествиях. Не время. Ни настроения, ни желания, ни даже мыслей в этом направлении.

Всё переменил звонок нашей близкой родственницы. В тонком сне приснился ей Сережа, наш погибший сын, и просил передать для меня слова: «Скажите маме, чтобы она молилась Преподобному Сергию Радонежскому, моему Небесному покровителю. Батюшка мне здесь очень помогает. Маме нужно съездить в монастырь… в Троице-Сергиеву Лавру…»

Надо сказать, к своему стыду, что Батюшке Сергию до этого момента я не молилась. Разве только самой краткой молитвой. Хотя очень люблю и почитаю этого святого. Поэтому в дорогу собралась не раздумывая. Спаси Господи близких и дорогих мне людей, которые помогли и финансами, и с покупкой билетов, и было кому за домом присмотреть. Отправляясь по святым местам в год столетия убиения Царской семьи, я не могла проехать мимо Екатеринбурга. Наш маршрут: Иркутск - Екатеринбург - Среднеуральск - монастырь на Ганиной Яме - Троице-Сергиева Лавра - Кубинка - Серпухов - Мичуринск (Тамбовская область).

Попутчики

Во всем пути Господь посылал нам неслучайных попутчиков. Поезд Чита - Москва, в котором мы ехали до Екатеринбурга. Купейный вагон повышенной комфортности. Это старшая дочь при покупке билетов позаботилась о нас. За окном - огромные поляны желтых «сибирских лилий» - так цветет горицвет.

В Красноярске у нас появились соседи - двое командировочных мужчин среднего возраста. Невысокого роста общительный Андрей поначалу насторожил меня своей разговорчивостью. Интеллигентный и высокий Владимир чаще загадочно улыбался. Андрей и Володя поинтересовались целью нашего путешествия. Так с разговора о паломничестве завязался разговор о вере. Андрей сыпал вопросами, а потом тихо и внимательно слушал ответы. Не удержалась, спросила, крещен ли он. Оказалось, да, крещен в детстве.

Загадочный Владимир оказался некрещеным книгочеем, перечитавшим гору не только православной литературы, но и множество печатных изданий других религий. Но чтение всей этой литературы без духовного руководства не принесло никаких плодов, образовав в голове Владимира трудноперевариваемую кашу. Во все время нашего разговора с Андреем Володя поначалу молчал, улыбался, несогласно мотал головой, но в конце концов выдал такую точку зрения на религии вообще и на Православие в частности, что не берусь даже приводить его мнение здесь, чтобы не ввергать в искушение читателей. Одно могу сказать в отношении Владимира: просвети, Господи, его Своим светом прежде, нежели он покинет этот мир и перейдет в вечность.

Что в нашей встрече может быть неслучайным? А неслучайным оказалось то, что эти люди, как и мой погибший сын, оказались энергетиками, правда в другом городе. Им были интересны все детали и подробности произошедшей в Иркутске аварии. А мне по понятным причинам эта тема очень близка.

Вспоминаю пытливые вопросы Андрея о вере и надеюсь, что встреча эта для него была не случайна. Очень хочется надеяться, что и для Владимира тоже.

* * *

Не соблюдая хронологию событий, перескачу далеко вперед и расскажу о неслучайных встречах.

Скорый поезд Москва - Воронеж, в котором мы ехали до Мичуринска. Двухэтажные комфортабельные вагоны с сидячими местами. В вагоне около ста человек. Через проход от нас усаживается супружеская чета среднего возраста. Бородатый мужчина и женщина в длинной, до пола, юбке и вязаной сетчатой летней шапочке. Наблюдаю за ними и ловлю себя на мысли: они похожи на православных.

Во время пути становлюсь невольной свидетельницей, вернее сказать слушательницей, происходящего позади меня разговора двух женщин. Они разговаривали достаточно громко, а деваться мне было некуда. Одна из женщин рассказывала другой, что они паломники из Воронежа. А сейчас возвращаются с Валаама. Паломничают уже не первый раз с семьей священника, у которого четверо детей. И тут я понимаю, что супружеская чета напротив нас, привлекшая мое внимание, - это и есть батюшка и матушка!

Позже, когда я рассказала своему зятю этот случай, он заметил:

- Мам, ничего удивительного! Сколько раз и я попадал в такие же ситуации. Вот сколько народу бывает в поезде, самолете или электричке! А рядом с тобой «случайно» оказываются православные люди! Поначалу я удивлялся, а теперь уже привык.

Когда мы с Настей возвращались через неделю в Москву этим же поездом и позади нас очень громко разговаривали две пожилые дамы, я, все еще не привыкшая к таким само собой разумеющимся случайностям, набрала сообщение зятю с дочкой: «Дети! Вы не поверите! Позади нас сидят две женщины. Они разговаривают про свой приход и про паломничество на Валаам!».

Еще случай. При посадке в самолет Москва - Иркутск обратила внимание на пожилую чету. Женщина была в инвалидной коляске, а мужчина с пушистой, до пояса, бородой сопровождал ее. Узнала в нем протоиерея Андрея Зашлого и его матушку. Сейчас уже на покое, батюшка живет в западной части России, но каждое лето приезжает в Листвянку на берег Байкала, где у него есть свой домик. Отец Андрей увлекается сочинением и исполнением бардовских песен и однажды подарил свой диск моему мужу.

Протискиваясь в салоне самолета к посадочному месту, поздоровалась с отцом Андреем, попросила его благословения. Как-то спокойнее лететь в самолете вместе со священником и с его благословением.

Тому, что в салоне с нами летит священнослужитель, я уже почти не удивилась. Видимо, привыкать стала к таким вот «случайностям».

Екатеринбург

Екатеринбург встретил нас ласковой теплой и солнечной погодой. Хотя еще пару дней назад здесь бушевал страшный июньский ураган. Город расположен между холмами. Холмы образуют удлиненную долину, в которой ветра разгоняются до страшной разрушительной силы. Поэтому ураганы здесь не редкость.

Мы сошли с поезда и в приветливости людей, в теплом спокойном вечере почувствовали к себе любовь Екатеринбургской земли. Встретила нас Оля - дальняя родственница, которая уже несколько лет приглашала нас к себе в гости, посетить святые места. Низкий поклон Ольге и ее семье за ту радость, которую мы получили, пребывая у них в гостях.

Храм-на-Крови

Екатеринбург дышал чемпионатом мира по футболу. Какие-то футбольные встречи проходили и на Уральской земле. Настюша таращилась на заполонивших аэропорт и вокзалы ярких иностранцев, которые свой темперамент с футбольных трибун перенесли на улицы города.

Но меня порадовало другое. «Царские дни». Баннеры с этой надписью и фотографиями Царственных мучеников повсюду сопровождали нас. Православный Екатеринбург готовился к другим, более значимым - если не сказать самым значимым - празднованиям этого года.

Храм-на-Крови предстал пред нами на фоне ярко-синего неба и ослепительно белых кудрявых облаков. «Ух! - выдохнули мы, - красотища какая!» Храмовый комплекс поражает своей грандиозностью и величием. У входа - расписание богослужений в Царские дни. Каждый день по две Литургии, в воскресенье - четыре. А меня удивляет, что ежедневно служатся ночные Литургии, которые, согласно расписанию, начинаются в двенадцать часов ночи. Словно Пасха каждый день! С грустью отмечаю, что у нас из-за ограниченного времени нет возможности побывать на ночной службе. Как жаль…

Осторожно заходим внутрь. Нас встречают фотопортреты Святых Царственных Страстотерпцев. Настюша тянет за руку: «Мама, смотри, вот святая Анастасия!»

В свечной лавке заказываю требы, покупаю свечи, спрашиваю про исповедь.

- А исповеди у нас утром не бывает.

- Как не бывает? Понимаете, мы паломники из Иркутска. Так мечтала я об исповеди…

- Да не расстраивайтесь вы так! - Свечница дает мне в утешение большую богослужебную просфору. - Попросите передать в алтарь, что хотите исповедаться.

Иду к лестнице на второй этаж, а у самой такой несчастный вид! Ну кого я там буду во время службы отвлекать и просить, чтобы меня исповедали? И вдруг навстречу мне идет молодой человек в подряснике и черной, наглухо застегнутой куртке. Похож на семинариста. А на шее возле воротника блеснула цепочка от наперсного креста. Священник? Набралась смелости, подхожу, почти хватаю за руку:

- Простите, вы священник?

- Да.

- Благословите, батюшка!

Делюсь с ним своей печалью, что так и так, приехали за столько тысяч километров, хотелось бы попасть на исповедь и Причастие… Батюшка говорит:

- Вы поднимайтесь на второй этаж, там идет Литургия, и попросите кого-то передать в алтарь, что есть исповедники. Может, какой-то батюшка и выйдет к вам на исповедь.

Стою, согласно киваю головой, понимая, что не видать мне сегодня ни исповеди, ни Причастия. Видимо, всё было написано на моем лице. Потому что батюшка берет меня за руку, отводит в сторонку и начинает принимать исповедь прямо у стеночки. Потом благословляет наперсным крестом на Причастие! Такой подарок от Царственных Страстотерпцев! Спаси Господи!

Поднимаемся по лестнице. Всё явственнее слышны звуки песнопений. Храм внутри поражает нас еще больше своей красотой и возвышенностью. Настя в восторге дергает меня за руку, показывает глазами на свод. Поднимаю голову, и у меня перехватывает дыхание: «Господи! Красота-то какая! А высота!» Роспись на стенах и куполе сияет нежными светлыми тонами. Еще не везде убраны леса.

На колоннах в несколько ярусов - ростовые иконы Святителей. Вот Святитель Митрофан Воронежский. С этим святым я «познакомилась» в первые годы своего воцерковления. Икону Святителя впервые увидела в Свято-Никольском храме поселка Листвянка, что на берегу Байкала. Это одна из немногих икон, уцелевших после разрушения Казанского кафедрального собора в Иркутске. Собор был настолько велик, что его обломками устлали большую центральную площадь Иркутска, до сих пор называющуюся именем Кирова. Огромная площадь поднялась на метр в высоту. Мы ходим и ездим по святым камням, попираем лики святых… Господи, прости! Святитель Митрофан мне дорог еще и потому, что мои предки по материнской линии - бабушка, дедушка и прабабушка (жена репрессированного священника) - переселенцы в Сибирь из Воронежских земель.

А вот Святитель Иннокентий, Митрополит Московский. Апостол Сибири и Америки, просветитель алеутов. Известен факт, что, переводя для алеутов молитву «Отче наш», Святитель затруднился перевести строчку «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Ведь алеуты не знали, что такое хлеб. Тогда Святитель заменил слово «хлеб» на слово «рыба». Рыба для алеутов и была хлебом насущным.

Батюшка хоть и назван Московским, но все православные иркутяне считают его своим, Иркутским. Так как родился будущий Святитель на Иркутской земле и в свое время окончил Иркутскую Духовную семинарию, начинал пастырское служение в Иркутске.

А вот с колонны смотрит прямо на нас Святитель Иннокентий Иркутский (Кульчицкий), первый Епископ Иркутска. Показываю Насте его икону, радуюсь, как от встречи с родным человеком. Посланный Царем Петром I для дипломатической миссии, Святитель Иннокентий несколько лет ожидал в Иркутске разрешения на въезд в Китай. Так и не дождавшись его, отошел ко Господу в сане Епископа Иркутского и Нерчинского. До того как было прислано распоряжение Святейшего Синода об основании Иркутской епархии, Святитель Иннокентий, оставленный всеми сопровождавшими его для дипломатической миссии лицами, в те непростые годы ожидания претерпевал голод, холод и лишения, что подорвало его здоровье. Кротость этого уже при жизни отмеченного святостью человека потрясает. Отче Иннокентие, моли Бога о нас!

Тут же образы Преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского. Надо сказать, что
Батюшки Сергий и Серафим будто сопровождали нас на всем нашем пути. И об этом дальше еще напишу.

После службы мы поклонились месту убиения святых Царственных Страстотерпцев, огороженному переносными перилами. Не буду ничего описывать. Потому что описать это невозможно. Если есть возможность, каждый православный должен побывать на этом страшном и святом месте.

Среднеуральский женский монастырь


Среднеуральский женский монастырь.

Обитель расположена в нескольких километрах от города Среднеуральска. Среднеуральск фактически поглощен мегаполисом - Екатеринбургом, хотя пока еще имеет свою независимую администрацию. Ольга комментирует нашу поездку:

- Мы едем по Екатеринбургу, а это уже Пышма, а это - Среднеуральск.

Для меня никаких разделений и изменений за окном почти не произошло. Лишь дома стали более провинциальной постройки.

К сожалению, мы не попали на монастырскую службу. Здесь хранится святыня - икона Божией Матери «Спорительница хлебов». Изначально я не планировала посещения этой обители. Но сейчас не жалею, что все-таки нашла время, по просьбе мужа, поклониться иконе. Она - покровительница всех людей, чей труд связан с возделыванием земли, выращиванием плодов.

Удивили в монастыре очень низкие цены на требы. По моим наблюдениям, чем беднее монастырь, тем меньше цены за требы и тем молитвеннее настрой в таких обителях.

Монастырь на Ганиной Яме


Никольский храм на Ганиной Яме увенчан 17-ю куполами.

В эту поездку Оля не смогла нас сопровождать, и мы с Настюшей отправились вдвоем. Комплекс из семи храмов окружен лесным массивом. Вернее, не так. Храмы как бы растворились в зелени берез. Четыре храма из семи были спроектированы с участием архитектора Татьяны Алексеевны Петкевич, которая во время работы над чертежами этого храмового комплекса боролась с онкологическим заболеванием. Примечательно, что родилась она 17 июля. Один из спроектированных Татьяной храмов - Свято-Никольский - очень необычен. Он построен с семнадцатью куполами. Это неканоническое число для возведения храмов в Православии. Храм приснился Татьяне Алексеевне во сне. И Владыка благословил ее на создание этого проекта. Число семнадцать - 17 июля, день гибели Царской Семьи. Работа над храмовым комплексом для Татьяны, по словам очевидцев, была как последняя любовь, как лебединая песня. За неделю до смерти Татьяна приняла постриг с именем Дамиана.


Внутри крытой террасы, окружающей Ганину шахту.

Семь храмов - по числу Царственных Страстотерпцев. Первым был построен храм в честь святых Царственных Страстотерпцев. Второй храм - во имя Преподобного Серафима Саровского. Третий храм - в честь Преподобного Сергия Радонежского. Затем был заложен надвратный храм в честь Иверской иконы Божией Матери. Пятым строился храм во имя Святителя Николая Чудотворца. Шестой храм - в честь иконы Божией Матери «Державная» и седьмой - домовый храм во имя праведного Иова Многострадального. В день этого святого, 19 мая по н.ст., родился будущий Страстотерпец Царь Николай.

Перед дорогой Оля напутствовала нас: «Постарайтесь примкнуть к какой-нибудь экскурсии. Авось не выгонят. Не пожалеете!»

Послушник монастыря указал нам дорогу к Никольскому храму, где началась Литургия. Бревенчатый крестообразный храм очень гармонирует с окружающей природой. Внутри по-домашнему уютно и… пусто. Батюшка в алтаре, два послушника на клиросе, высокий согбенный монах в длинном струящемся черном одеянии (лопатки на спине, как два сложенных крыла, выпирают двумя буграми), молодая женщина в левом приделе, я с Настей, и больше никого. Мы встали слева от двери, недалеко от иконы Божией Матери. Возле иконы открыт ковчежец с мощами, без очков не могу разглядеть, чьими. Клирос от нас - по диагонали в дальнем правом крыле. Время от времени заходят рабочие, постоят несколько минут и уходят для выполнения послушаний.


Июнь 2018. Монастырь Ганина Яма. Екатеринбург.

До этого момента у меня не было возможности уединиться. А здесь душа открылась, и слезы полились рекой. Стараюсь не издавать ни звука. Но Настя всегда чувствует эти мои моменты:

- Мамочка, что ты плачешь? - и, не дожидаясь ответа: - Из-за Сережи?

Молча киваю. Слезы мои о сыне. Накопились за несколько дней, в которые не было у меня возможности их излить. Вспомнилось всё - вся его жизнь и смерть. Дыхание перехватило, не могу вздохнуть. Настюша попросила разрешения полежать на лавочке. Ребенок очень устал от длинной дороги. Разрешаю, и Настя тут же засыпает, положив голову на свернутую кофточку. И тут монах, стоящий у клироса, как-то бочком, бочком, потихоньку семеня, по диагонали пересек пространство храма, встал впереди меня в полутора метрах у самой иконы Богородицы и стал молиться, часто осеняя себя крестом. Невольно наблюдая за ним, поняла, что помимо общих богослужебных молитв молился он какой-то еще своей молитвой. Это было видно по тому, как часто он накладывал на себя крестное знамение. Потихоньку мои слезы стали иссякать. И когда я совсем успокоилась, монах, так же потихоньку семеня, пересек храм и встал на прежнем месте.

* * *

На исповеди рассказала батюшке о своем горе. Батюшка обрадовался так, что этой радостью как из ведра окатил и меня:


Ганина Яма. Памятник детям Царя Николая Второго.

- Да в раю! В раю ваш сын! Хо! Даже не сомневайтесь!

Словно солнечные зайчики заиграли в моей душе:

- Правда?

А батюшка уже удаляется от меня в алтарь. После Причастия в конце службы, во время крестоцелования, спрашиваю:

- Батюшка, можно узнать ваше святое имя?

- Евстратий.

- Благословите добраться до Троице-Сергиевой Лавры. Мы паломники из Иркутской области.

Батюшка удивленно:

- Из Иркутской? А откуда именно?

- Из Черемхово...

- А я в Ангарске служил! (Ангарск - город-спутник Иркутска - прим. В.Б.)

Обнялись глазами, как родные, и батюшка нас благословил в дорогу. Хорошо так благословил.

После службы осматривали с дочкой монастырь. Рядом с Никольским храмом огорожено крытой галереей место шахты № 7, куда были первоначально сброшены тела Царственных мучеников. Сердце замирает. Хочется снять обувь.

У спуска к шахте стоит памятный камень. На нем высечена фраза из книги пророка Амоса: «Не пощажу его, ибо он пережег кости царя Едомского в известь» (Ам. 2, 1). В Библии, которую читали члены Царской семьи перед смертью, осталась закладка именно на этих словах, словно Страстотерпцы предвидели, что их кости будут пережжены в известь.

Мы с Настей вдвоем, можно не спеша помолиться. Мое внимание привлекают березы внутри и вне ограждения. Их кора просто испещрена мелкими крестиками. Лопнувшая кора образует сплошной покров в виде больших и маленьких крестов. Никогда и нигде не видела я ничего подобного. Русская голгофа!


Дубовый крест у шахты, куда были сброшены тела Царственных Мучеников.

К нам приблизилась экскурсия. Экскурсанты - пожилые женщины-пенсионерки. Вспоминая совет Оли, примыкаем к экскурсии и узнаем много нового. Оказывается, в одном из храмов хранится царский крест-мощевик. Этот крест Царь Николай II надевал во все значимые моменты своей жизни. Также в монастыре хранится найденное на месте шахты кольцо с монограммой, принадлежавшее Великой Княжне Ольге Николаевне Романовой.

Крест из мореного дуба у входа в крытую галерею - подарок певицы Вики Цыгановой и ее мужа Вадима Цыганова. Колокола на колокольне главного храма Царственных Страстотерпцев - пожертвование барда Александра Розенбаума.

С экскурсией мы посетили практически все храмы, даже те, что были временно закрыты для посетителей. Экскурсовод «волшебным ключиком» открывала для нас все двери. И мы смогли приложиться к святыням и в храме Преподобного Сергия Радонежского, и в храме Преподобного Серафима Саровского.

А дальше - не прощай, а до свидания, Уральская гостеприимная земля! Нас ждет Лавра. И мы очень ждем встречи с ней.

Троице-Сергиева Лавра

В Москве встретились с моей институтской подругой и вместе отправились в Лавру. Люда сама захотела поехать с нами, узнав о поездке из разговора с нашей дочерью. Когда-то с Людой мы учились и жили вместе во Владивостоке, были как сестры. Почти тридцать лет разлуки и дальность расстояния, редкое общение несколько притупили наши чувства. И все-таки каждый раз при встрече отмечаю: как же я ее люблю! Люда верующий, но почти невоцерковленный человек. Одно время она с эпатажем говорила на тему распространенной в современном мире ошибочной точки зрения, что Бог один, но пути-религии к Нему разные. Конечно, я возражала, а подруга обижалась: «Что ты мне навязываешь!» Да не навязываю я. Просто, слушая неправду, не могу молча соглашаться.


Уточья башня Троице-Сергиевой Лавры (на шпиле уточка). По преданию Царь Петр I любил упражняться в стрельбе по уточке на вершине башни. Прежняя уточка хранится в музее. А на шпиле ее современный двойник.

В ожидании электрички Люда угощает нас куриными котлетками и малосольными огурчиками, которые она предусмотрительно захватила из дома. От котлеток тактично отказываюсь, а за огурчики благодарю. Люда удивляется:

- У тебя пост? Хотела вас порадовать… А я поститься не могу. У меня диабет, ты же знаешь.

Люда, в отличие от меня, человек более открытый, экспрессивный, но при этом очень искренний и по-хорошему доверчивый, за что я ее и люблю. Едва мы бросили сумки в частной гостинице православной семьи Игоря и Татьяны Никитиных, как почти бегом побежали к вечерней службе в надежде попасть на исповедь. А оказалось, что исповедь для мирян только утром. Настя после безсонной ночи в самолете почти всю службу спала у меня на руках. Во время песни Богородице монах, стоящий у задней стенки, строго сказал мне и сидящим рядом:

- Встаньте! Чего сидите!

Все встали, а я, извиняясь глазами, показываю на дочь. Разбудить ее никак не получалось - Настя спала как убитая. И встать, держа ребенка на руках, тоже нет сил, все-таки дочь уже не грудничок. Так и просидела, мысленно прося прощения у Богородицы.

Исповедь

Вечером читаю молитвы ко Святому Причастию. Люда интересуется, что читаю. Объясняю, и она охотно соглашается молиться со мной.

Утром в приподнятом настроении идем в Лавру. Виды монастыря поражают с любой точки и ракурса. Подруга громко и радостно выражает свой восторг:


Успенский собор Лавры.

- Как здесь хорошо! Какая благодать!

Исповедь в надвратном Иоанно-Предтеченском храме. Семь иеромонахов выходят и занимают места у аналоев. Так получилось, что мы с Людой встали в разные очереди. Настя первая подходит к таинству. И, пожалуй, это первая ее такая длинная и подробная исповедь. Батюшка всё не отпускает Настюшу. Наконец накрывает епитрахилью. Дальше - мой черед. Священник спрашивает:

- Настя ваша дочь?

Скоро исповедаюсь, потом хочу рассказать о сыне, но батюшка торопится, поднял епитрахиль, ждет. А я спешу, говорю сбивчиво, много чего не успеваю рассказать, всех важных деталей. Священник говорит, что не всё так однозначно, что есть смерть за Христа, есть за Слово Божие (показывает на Евангелие), а есть просто так. «Молитесь, читайте Псалтирь. Это полезно и вашему сыну, и вам». Благодарю, прошу благословения, сожалею о том, что не успела сказать то, что хотела…

Искушение

После исповеди встречаемся с Людой у входной двери. По лицу подруги льются слезы:

- Вас благословили на Причастие? А меня нет… Батюшка спросил, постилась ли я. И я ему честно сказала, что нет. А он меня отправил от себя. Но почему? Я же честно сказала! Что я больной человек, что мне нельзя поститься…

Пытаюсь как-то утешить подругу, видя, что она очень расстроена. Люда решается идти к другому
священнику. Договорились встретиться в свечной лавке. Но не успели мы с дочкой купить свечи, как в лавку заходит Люда. Спрашиваю:

- Ты уже исповедалась?

Что-то твердое и упрямое появилось в ее лице:

- Нет. Я так пойду. Не благословил? Ну и что! Я очень хочу причаститься.

Меня охватил страх:

- Да ты что! Нельзя без благословения!

- Я сказала: пойду!

- Вернись на исповедь, постарайся объяснить всё еще раз…

- А зачем? Я же честно сказала! А он… Сказала - пойду на Причастие, значит, пойду!

- Честно сказать - еще не значит покаяться… Ты пойми, Господь за Причастие без благословения до смерти может наказать.

- Ну и что!

У меня опустились руки. Идем в Успенский собор, а я всю дорогу молюсь: «Господи! Пощади рабу Божию Людмилу! Она очень хорошая! Не допусти ей причаститься без благословения!» На службе всё те же мысли.

Стоим недалеко от храмовой иконы Успения Пресвятой Богородицы. Подходят, прикладываются разные люди. Мое внимание привлек человек, очень похожий на монаха. Маленький, невысокого росточка, аскет по виду. Одет он был в курточку и подрясник. Удивило, что подрясник был сшит из камуфляжной ткани. Он прикладывается к иконе, а я невольно подумала: «Какой хороший!» В следующую долю секунды человек резко повернулся и так грозно посмотрел, что у меня мурашки с ног до головы побежали! Будто я не про себя подумала, а крикнула эти слова ему в ухо. Спохватилась: «Ой, батюшка, прости, родненький, что отвлекаю тебя от службы!» Забыла, что в таком святом месте даже и думать громко нельзя. А человек, похожий на монаха, тихо пошел в глубь храма.

Причастие

Наступает время Причастия. Мама маленькой девочки напутствует ее: «Только ты громко свое имя называй». И подталкивает дочку вперед, где выстроилась очередь из детишек, среди которых и моя Настя. Вышел иеромонах с причастной Чашей и лжицей. Началось Причастие. Вдруг под своды храма, к самому куполу улетел звонкий детский голосок: «Ма-ри-я!» Все заулыбались. Молодец Мария! Наказ мамы выполнила.

Очередь взрослых тоже движется. Среди них впереди, через несколько человек, моя Людочка. Я в полном смущении, до последнего надеялась, что она передумает. С одной из причастниц батюшка долго разговаривает, потом она отходит в сторону алтаря, откуда в конце службы к ней выйдет иеромонах на исповедь. Видимо, очень нужно было этой женщине причаститься.


В Лавре у Преподобного Сергия Радонежского. Июнь 2018.

Люда подходит к Причастию, а мне кажется, у меня сердце стучит через раз. Она вскинула брови, желая что-то сказать священнику, но, увидев, что он уже несет лжицу с Причастием, открыла рот, приготовившись к принятию Святых Даров. Слава Богу, опытный священник заметил это Людино движение глаз и спросил:

- Вы что-то хотели сказать?

- Да, я хотела сказать, что меня не допустили к Причастию, но я очень хочу причаститься…

- Вас не допустили к Причастию? - Иеромонах несколько отстранился. - Вы были на исповеди?

- Да, я была, и меня не допустили, но я очень-очень хочу причаститься… Я не постилась, не готовилась, но очень болею, мне нельзя поститься, разрешите…

- Постойте. Вы были на исповеди в Лавре? И вас не допустили до Причастия?

- Да, я исповедалась, и священник наложил на меня эту, епитимию… (Люда, возможно, перепутала слова «епитрахиль» и «епитимия»).

Голос священника звучал предельно мягко и с такой любовью:

- Понимаете, я не могу отменить запрет священника, который вас исповедовал. Пожалуйста, подготовьтесь и приходите в следующий раз.

Люда отошла вся в слезах. Кажется, все, кто был свидетелем этой сцены, сопереживали ей. Потому что люди подходили и ободряли мою дорогую подругу.

А я уже и не помню, как причастилась. После принятия теплоты подхожу к Людмиле. Она спрашивает:

- Ну что, причастилась?

- Слава Богу.

- Ну, ты же у нас святая.

- Зачем ты так? На меня за что обижаешься?

Господи! Такое искушение! Прости меня, грешную. По дороге в гостиницу каждый думал о своем. Говорю Люде:

- Вот ты говоришь мне - «святая». Только я так не думаю. У меня средство хорошее есть, как от мыслей прелестных избавиться. Только «крылышки святости» за спиной начинают расти, так я смотрю на какого-нибудь человека и думаю: «А ведь он этот грех не совершал наверняка, в отличие от меня… Вот ты совершала грех?..» Люда удивленно вскидывает брови:

- Нет…

- Ну вот! А ты говоришь, что я «святая»…

* * *

Как-то мы втроем с Людмилой и Настюшей шли вдоль лаврской могучей стены. Вспоминали с Людой какие-то эпизоды молодости. И вдруг Люда говорит:

- Ты знаешь, а ведь я тогда не совершала этого поступка…

- Знаешь, я тоже, - ответила ей машинально, как само собой разумеющееся.

В это время меня отвлекла Настя, и, разговаривая с ней, я не сразу поняла, что Людмила отстала от нас. Оборачиваюсь, а она идет в нескольких метрах позади, лицо залито слезами. Она так горько плакала покаянными, как мне показалось, слезами, что я не решилась подойти с расспросами. С болью стала осознавать, что все эти долгие годы Люда думала обо мне иначе. Мне стало нестерпимо жалко мою подругу. Как, наверно, тяжело ей было жить с этим камнем в душе все это время! Каким это было для нее искушением! Тогда подумала, что наша встреча в этом святом месте - Лавре Преподобного Сергия - очень нужна была нам обеим, но Люде, пожалуй, больше.

* * *

Нам еще долго не хотелось уходить из Лавры, утопающей в цветущих розах. В храме-трапезной, изучая дивные по красоте росписи, увидела иконы дорогих Святителей Иннокентия Иркутского и Иннокентия Московского.

С момента моего первого пребывания в Лавре в центре монастыря за один год выросли два холмика - старцы архимандрит Кирилл (Павлов) и архимандрит Наум (Байбородин) отошли ко Господу в один год. Возле могилок, украшенных букетами цветов, почти постоянно служатся панихиды. Помолились и мы во время одной из таких служб. Как семейная реликвия хранится в нашей семье ответ старца Наума на мое письмо к нему в 2015 году.

К Преподобному Сергию в каждое наше посещение Лавры бежали в первую очередь. Однажды Люда, ожидая нас, была свидетельницей забавной сценки. Два китайца у входа в храм, где хранятся святые мощи Преподобного, горячо заспорили. Один из них говорил, что креститься нужно справа налево, а другой утверждал, что наоборот. Первый говорит на своем китайском: давай, мол, посмотрим, как они крестятся. Встали чуть в стороне и стали наблюдать за входящими и выходящими паломниками. Потом весело рассмеялись, и спор их прекратился: справа налево! Люда китайским языком не владеет, но сценка была настолько красноречива, что и без слов все понятно.

В Сергиевом Посаде

За стенами Троице-Сергиевой Лавры расположен храм Великомученицы Параскевы Пятницы. Как обрадовалась я этому в первый свой приезд в Лавру. Святая Параскева очень почитается в нашей семье. Есть на Черемховской земле место ее явления людям. Недалеко от деревни Чемодариха есть мостик через маленькую речку Черемшанка. На запад от этого мостка примерно в километре расположена лысая скалистая гора. На этом месте и являлась людям издавна святая Параскева. По преданию в последний раз ее образ в небе видели дети в годы Великой Отечественной войны. Многие годы ходили сюда Крестные ходы из Черемхова, которые, по словам еще живых очевидцев, проводились в летнюю пору. Хотя день памяти Великомученицы Параскевы - 10 ноября по новому стилю. Видимо, это делалось с благословения священников, чтобы как можно больше народа могли стать участниками этих Крестных ходов. Люди шли пешком более двадцати пяти километров с хоругвями, иконами, больных везли на подводах. Были неоднократные случаи исцеления.

К сожалению, эта благочестивая традиция давно утрачена. На лысой горе, похожей на лобное место, в память о событиях тех лет стоят несколько железных крестов, сваренных из водопроводных труб и установленных кем-то из почитателей святой Параскевы. Если позволяет погода, бываем и мы на этом месте в день памяти Великомученицы. Каждый раз перед чтением акафиста с болью в душе очищаем кресты от языческих лент, которые свисают разноцветными лохмотьями. Буряты тоже ездят на это место, считая его своим. Они-то по своим шаманским обрядам и навязывают на кресты цветные рваные ленты. Когда-то многие буряты были просвещены светом Христовой истины. Но в последние годы они массово возвращаются в язычество. В православных храмах не так часто встретишь представителей этой народности. О том, что их деды и отцы были православными, напоминают лишь старинные русские имена, которыми буряты продолжают называть своих детей: Прокопий, Тимофей, Серафим, Степан. Тут есть о чем задуматься всем нам.

Возвращаясь из Лавры, мы посетили источник преподобного Саввы Сторожевского. Пока Люда с Настюшей отдыхали на скамейке, искупалась в святых водах источника, потом мы попили целебной воды и, вполне умиротворенные, вернулись к себе в келью.

Вечером с дочкой сходили на другой источник - в честь иконы Богородицы «Живоносный Источник», что расположен в нескольких метрах от дома, в котором мы остановились. Источник вместе с купальней благоустроен хозяином дома Игорем. Говорю хозяйке гостиницы Татьяне:

- Да у вас тут личная святыня почти под боком!

Таня смеется:

- Можно и так сказать. Воду для питья всегда берем из источника.

Маленькая улица в два дома называется Благовещенская. Кстати, рекомендую. Если вы ищете бюджетный вариант и не очень притязательны к условиям проживания (так как гостиница еще обустраивается), то вам должно понравиться. Хозяева будут рады постояльцам в любое время года.

У Люды было время подумать обо всем, что с ней произошло. И вечером я услышала:

- Конечно, я была неправа. Раз нужно готовиться к Причастию, значит, нужно. Скоро сын из армии придет, и мы вдвоем сюда приедем. Постараюсь подготовиться как следует.

Дай Бог! Еще долго мы разговаривали с подругой о том, что здоровых людей сейчас вообще сыскать трудно. Однако это не означает, что все посты отменяются. Каждый должен взять крест поста по силам. Об этом нужно говорить с батюшками. И если тебе благословили послабление поста, то об этом нужно сообщить на исповеди у незнакомого священника. И опять подумалось мне, что эта поездка в Лавру для Люды была, может быть, более важна, нежели для меня.

Серпухов

Серпухов запомнился тихими провинциальными улочками с розариями почти у каждого частного дома, удивительным по красоте мужским Высоцким монастырем и видом со смотровой площадки, оборудованной перед ним. Высоцкий монастырь в Серпухове - Православный мужской монастырь XIV века, один из старейших на Руси и в Подмосковье. Он входит в число девяти обителей, основанных Игуменом земли Русской Преподобным Сергием Радонежским! До посещения монастыря я об этом не знала.

Вторая обитель в Серпухове - это Владычный Введенский женский монастырь, основанный в 1360 году Святителем Алексием, Митрополитом Московским.

С монастырями Серпухова у меня давняя связь. Бывает, заказываю у них требы перед иконой Богородицы «Неупиваемая Чаша» по своим нуждам или по просьбе кого-нибудь из наших прихожан. Благо, что сделать это сейчас можно по телефону.

Молилась я «Неупиваемой Чаше» и о сыне, когда нависла над ним угроза зависимости от компьютерных игр - этого бича современной молодежи. И в тот день, когда сын попал в реанимацию, я дала обет поклониться святыне, если сын будет спасен. Верю, что сын спасен. Не для земной жизни, но для Царства Небесного. Спасен от компьютерной зависимости и от многих иных искушений падшего мира.

Перед поездкой на сайте каждого из монастырей читаю, что чудотворная икона находится именно в их обители. Ничего не понимаю. Звоню, спрашиваю - подтверждают, что да, именно у них. Но не может же такого быть, чтобы одна и та же икона была сразу в двух монастырях! Все прояснилось, когда я прочла историю этой дивной иконы. Оказывается, сама икона после революции была утрачена, а в серпуховских обителях хранятся два ее чудотворных списка.

На Тамбовской земле

Тамбовская земля - гостеприимная, плодородная, там живут люди-труженики. По данным об экологическом состоянии наших российских областей, Тамбовщина - наиболее чистый в этом отношении край. Видела я и кувшинки в реках, и то, как у дна реки ходит рыба. Старожилы говорят: всё не то уже, вот раньше! Благодатная земля, на которой можно возделывать весь список плодово-овощных культур. Недаром здесь расположен известный на всю страну Мичуринск.

«Тамбовский волк тебе товарищ!» Кто не слышал этого словосочетания, ставшего поговоркой, в которой тамбовский волк выступает явно отрицательным персонажем! Оказывается, «тамбовскими волками» советская власть нарекла восставших в двадцатые годы тамбовских крестьян во главе с Антоновым. Нарекла от безсилия. Мощное движение повстанцев долгое время причиняло головную боль советам. Но силы были неравны. И крестьяне, уходя от боевых вооруженных отрядов новой власти, захватив с собой семьи и даже скот, укрылись на островах, расположенных внутри непроходимых болот. Расправились с ними советы жестоко. Просто пустили удушливый едкий газ. Та земля до сих пор усыпана сотнями, если не тысячами костей в том числе стариков, женщин, детей… Волками-то оказались их палачи.

А еще Тамбовщина - это родина очень многих знаменитостей. Здесь родились женщина-герой Зоя Космодемьянская, ученый-селекционер И.В. Мичурин, ученый В.И. Вернадский, поэт Е.А. Баратынский, изобретатель лампы накаливания А.Н. Лодыгин, исполнительница русских народных песен Мария Мордасова. А поселок Знаменка - родина жены А.С. Пушкина Натальи Гончаровой. Сохранилась и знаменитая усадьба Загряжских, в которой расположен музей.

Мы же с родственниками отправились в село Александровка к Литургии в день рождества пророка Иоанна Предтечи. Это последняя Литургия в нашем паломничестве. Храм удивил уютом, с любовью выполненным храмовым оформлением. Лавочки застелены домоткаными половичками. Очень трогательно. Все иконы покрыты расшитыми рушниками. Ни один узор на них не повторяется. Насчитала более двадцати рушников. Приход небольшой. На службе около полутора десятка женщин, в основном уже в возрасте. Одна милая подробность: записочки на требы здесь многоразовые. То есть человек приходит, и ему из стопочки отыщут его подписанную на обороте записочку. Нигде такого не встречала. Остались там и мои записочки, которые свечница подписала «теща Бочкова».

Каждая воскресная Литургия заканчивается чаепитием с матушкиными румяными пирогами. Матушка Иулия поначалу была и единственной певчей на клиросе.

Спрашиваю: чей храм? Оказалось, храм освящен в честь Преподобного Сергия Радонежского! Я уже писала, что образы-иконы Преподобных Сергия и Серафима будто сопровождали нас во все время нашей поездки. А тут - завершающая нашу поездку Литургия в Сергиевом храме!

Служит здесь молодой священник отец Иоанн, недавно переведенный из другого прихода. На прежнем приходе батюшку так полюбили, что на первую службу в Александровку прежние прихожане приехали почти всем приходом за семьдесят километров. И до сих пор, вот уже несколько месяцев, кто-то из прихожан нет-нет да и заедет на службу.

Пока у батюшки нет своего жилья в Александровке, приходится ему с матушкой ездить на службы из Тамбова, за пятьдесят километров, на пожертвованной кем-то «Оке». Батюшку с матушкой выручают молодость и чувство юмора. Во время крестин нашего внука матушка Иулия обратилась с вопросом к крестному:

- Крестный?

- Крестный.

Матушка решительно протягивает ведро:

- Любишь крестить - люби и водичку носить!

А когда батюшку Иоанна спрашивают:

- Хорошая машина «Ока»?

- Хорошая, - отвечает батюшка. - Молитвенная. Едешь и всю дорогу молишься: «Господи! Хоть бы доехать!»

В середине службы батюшка вышел на амвон и громко спросил:

- Причастники есть?

Руку подняла только Настя. Иерей сокрушенно покачал головой и ушел в алтарь. После службы батюшка вынес Насте богослужебную просфору как единственной причастнице в этот день.

* * *

Уезжая с Тамбовской земли, торопились мы в Мичуринске на вокзал, к скорому поезду в Москву. Проезжаем мимо старинного храма. Зайти? Хоть на чуть-чуть! Конечно. Тем более что сегодня 8 июля - день благоверных князей Петра и Февронии Муромских, в иночестве Давида и Евфросинии, покровителей семьи. Боголюбский кафедральный собор Мичуринска - это уменьшенная в два раза копия московского Храма Христа Спасителя. У обоих храмов один и тот же архитектор - Константин Тон, и построены они были практически в одно и то же время - в середине XIX века.

В храме шло праздничное богослужение. Всё здесь дышит стариной. Огромное стечение народа. Войти в храм можно с трех сторон. Мы вошли с северной стороны, поднимаю голову и не верю глазам: в левой части иконостаса взирают на нас с огромных ростовых икон Преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский! Не передать словами мои чувства. Ведь мы могли зайти в любую другую дверь, но зашли именно с этой стороны, где нас встретили и благословили в дорогу любимые святые. Идет чтение Евангелия. Зять говорит мне шепотом:

- Я всегда здесь на Херувимской помолюсь и успеваю к поезду точь-в-точь.

Но меня охватывает безпокойство, и я настаиваю, чтобы ехать на вокзал сразу после чтения Священного Писания. Едва мы успеваем с багажом добраться до перрона, как тут же подошел скорый поезд.

Веселый носильщик

Москва провожала нас весело, с песнями. На Павелецком вокзале к нам с Настей подошел мужчина среднего возраста, по виду из Средней Азии. Обратился к нам с легким акцентом:

- Женщина, давайте помогу донести багаж, всего за 250 рублей.

Отказываюсь, мужчина настаивает, так препираемся какое-то время. Свой немаленький багаж тяну сама и, подойдя к спуску в подземный переход, с ужасом вижу, что лестница не оборудована полозьями для спуска и подъема багажа. Пыхтя и отдуваясь, с трудом преодолеваю ступеньку за ступенькой. А внизу нас ждет уже всё тот же носильщик. Глядя на мои героические потуги самостоятельно справиться с багажом, он улыбается, берет наш чемодан и сумки, укладывает их на свою тележку. Извиняющимся тоном оправдывается:

- Вы мне потом спасибо скажете. В том конце перехода такой же подъем, только там с вас возьмут все 500 рублей.

Соглашаюсь, и мы идем по очень длинному переходу. Настроение, честно сказать, не очень. Расставание с родными, конец нашей поездке… Настя устала и тоже не в духе. И тут наш носильщик запел:

- Дет-ство! Дет-ство! Детство - это свет и радость, - знаешь такую песню? - обратился он к Насте. Настя сердито насупила брови. Носильщик, не обращая внимания:

- Все люди на большой планете должны всегда дружить, должны смеяться дети и в мирном мире жить… А вот такую? Крыла-а-а-тые каче-ели летят, летят, летя-а-ат!

Носильщик, исполняя знакомые песни, так старался развеселить нас, что трудно было оставаться равнодушными. Настюша изо всех сил сдерживала улыбку, но на третьей песне сдалась даже она.

- Солнечный круг, небо вокруг! Это рисунок мальчишки…

Так мы, «шагая по жизни с песней веселой», миновали нескончаемый переход Павелецкого вокзала, и веселый носильщик доставил наш багаж к самым кассам аэроэкспресса. Спасибо тебе, добрый человек. Глядя ему вслед, думала, что есть у этого немолодого человека, похоже, и дети, и внуки, а он не просто выполняет свою работу, но еще и приносит людям радость. По собственному желанию. Ведь никто его не заставляет и никто за это ему не приплачивает. А радости так не хватает всем нам, людям современного мира.

* * *

И еще одна маленькая неслучайная случайность. По прилете в иркутский аэропорт нас облепила целая куча таксистов. Наперебой предлагали свои услуги «почти задаром - семьсот рублей».

- Дорого! - говорю.

- А за сколько вы хотите? Ваша цена?

- Да рублей за двести пятьдесят доеду.

Атакующих таксистов как ветром сдуло. А мы с Настей получили багаж и вызвали такси по заказу. Подъехала машина. Настя удивленно: «Калдина! Как у Сережи!» У меня сердце заныло. Действительно, машина «тойота-калдина». У сына такая же, даже цвет. Внутри салона всё знакомо. Сижу, оглядываюсь, вспоминаю, как в последний раз на такой машине с сыном ехала. Настюшка тоже притихла. Кажется, будто сын нас везет. Таксист взял с нас двести шестьдесят рублей. За багаж почему-то брать плату не стал…

Мы ехали по утренним умытым ночным дождем улицам. И в какой-то момент солнечный зайчик отразился от придорожной лужи и заскочил к нам в салон. «Солнечный зайчик!» Дочка так любит эти маленькие капельки отраженного светила.

Подумала, что счастье человеческое - оно вот такое, как этот зайчик: мгновение - и оно здесь, мгновение - и его нет. И только душа может накапливать в себе эти теплые светлые моменты, чтобы потом дарить их людям.

118
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru