Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Бабий Яр

Над Бабьим Яром шелест диких трав.// Деревья смотрят грозно, по-судейски.// Все молча здесь кричит, и шапку сняв, // я чувствую, как медленно седею… (Е. Евтушенко).


28 сентября исполняется 66 лет со дня трагедии в Бабьем Яру. К этой печальной дате может добавиться еще одна: погибшие футболисты, памятник которым установлен на киевском массиве Сырец, снова оказались под прицелом…

Матч за колючей проволокой

Многие наверняка еще помнят мосфильмовскую киноленту «Третий тайм» — о «матче смерти», который состоялся в оккупированном немцами Киеве 22 июня 1942 года. О том, как команде советских военнопленных, бывших динамовцев, было предложено в показательном матче проиграть немецким спортсменам — и получить взамен свободу. Украинские футболисты прекрасно знали, что поставлено на кон, но играли не просто мастерски, как они это умели, — выиграли с сокрушительным счетом… Просто в такой день — годовщину начала войны — было бы слишком «символично» проиграть! Но еще более символичной стала их победа!
В основу этого фильма (а еще раньше — повести А. Борщаговского «Тревожные облака») легли подлинные события. После того как команда «Старта», собранная из бывших динамовцев, выиграла подряд десять матчей у команды ВВС Германии Luftwaffe, украинские футболисты были отправлены в Сырецкий концлагерь. Уже в сентябре 1942 года погиб футболист Николай Коротких, а в феврале 1943-го во время массовой карательной акции в Сырецком концлагере казнили еще троих футболистов — вратаря Николая Трусевича, Ивана Кузьменко и Алексея Клименко.
И вот теперь памятник, воздвигнутый на месте расстрела мужественных футболистов и множества других узников концлагеря, может быть снесен современными «не помнящими родства».

«Все молча здесь кричит»

Расстрелянные узники Сырецкого концлагеря не дают покоя загадочному инвестору, мечтающему возвести огромный небоскреб прямо на их костях. Сегодня единственной преградой этой «стройки века» является Православный храм-шалаш. А завтра?
Не надо быть большим знатоком в архитектуре, чтобы понять нависшую угрозу: попытка воздвигнуть многоэтажку чревата развалом памятника футболистам. Неужели столичные строители этого не понимают? На самом деле проблема кроется в другом: уж больно это место привлекательное. Лакомый кусочек дорогостоящей землицы, на которую позарился таинственный «заказчик», находится вблизи метро «Дорогожичи», между улицами Телиги, Щусева и Ольжича.
Но такое «светлое будущее» местных жителей не устраивает. Многие из них не понаслышке знают о том, как при возведении очередного жилого дома строители наталкивались на массовые захоронения. Среди человеческих останков были обнаружены футбольные бутсы, что в конечном итоге и послужило главной причиной того, чтобы поставить памятник расстрелянным футболистам. По откликам старожилов, в годы войны здесь находился Сырецкий концлагерь, который по своей жестокости не уступал печально известным Освенциму и Бухенвальду. Гитлер пытался превратить столицу Украины в город, который был бы полностью «очищен» не только от евреев. Вместе с ними в смертоносном котле Бабьего Яра также погибали представители других народов бывшего Союза. К сожалению, советская история и компартийная пропаганда всячески замалчивала эту тему. Своеобразное вето сняли лишь после перестройки, когда уже умерли многие очевидцы.
Места массовых убийств сровняли с землей, «облагородили» автомагистралями, метро и домами, совершенно не заботясь о главном: под пешеходами и жильцами — святая и скорбная земля, окропленная кровью и удобренная костями, обильно политая слезами и воплями к Богу. Но память народа стереть невозможно. Именно поэтому для нас памятны слова из поэмы Евгения Евтушенко:
Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно, по-судейски.
Все молча здесь кричит, и шапку сняв,
Я чувствую, как медленно седею…

Храм или небоскреб?

На Сырце было замучено и убито около ста тысяч наших соотечественников. Фактически это место можно считать кладбищем не отпетых, не вымоленных, не оплаканных людей — тех, кто особо нуждаются в нашей памяти и наших молитвах. В связи с этим и возник вопрос о создании храма-мемориала в память убиенных узников.
Решение о создании этого храма Киевсовет принял еще более шести лет назад. Планировалось, что он будет находиться в бывшем кинотеатре имени Гагарина. Но когда вся необходимая документация была готова, за дело взялись… торгаши: продуктовые и промтоварные рынки, расположенные в этом большом здании, сулили немалую прибыль. «Гагаринские» арендаторы подали в апелляционный суд и, ко всеобщему удивлению, выиграли этот явно незаконный иск. Выиграли, несмотря даже на личное обращение тогдашнего президента Украины к столичному мэру Омельченко. В результате община храма Святителя Петра Могилы была загнана в подвал — крохотное и душное помещение, находящееся на улице Максима Берлинского, 23/8a. Выбраться на свет Божий верующим удалось только нынешней весной: в Великую Субботу, совпавшую с Благовещением, неподалеку от памятника футболистам вырос пятиметровый шалаш. Его установили прихожане, которые сумели достать металлическую конструкцию основы, цельный палаточный чехол и сварочный аппарат. Появление храма-палатки не вызвало массовых пикетов протестующих, напротив, в поддержку его строительства собрана уже не одна тысяча подписей.
Первую Божественную литургию отслужили на Пасху в 2007 году. С тех пор молитвы в этом святом и мученическом месте не прекращаются. У местных жителей наконец-то появилась своя церковь, где можно отслужить панихиду за убиенных дедов и прадедов.
Ходят слухи, что инвестор строительства многоэтажки ждет не дождется удобного момента, чтобы «атаковать» храм и памятник под рев своих тракторов и бульдозеров. «Заказчика» больше интересует не память, а… прибыль. На каждой квартире в планирующемся небоскребе можно запросто заработать не одну сотню тысяч долларов. Однако последнее слово остается за жителями близлежащих улиц, которым придется сделать выбор между домом земным и домом Небесным — храмом. Хотелось бы верить, что на кости погибших больше не посмеют давить небоскребы.

Валентин Ковальский
14.09.2007
861
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru