Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

События

Незабываемые встречи

Наш корреспондент побывал на выставке «По завету Князя Даниила».


Всероссийская Православная выставка «По завету Князя Даниила» прошла в Москве во Всесоюзном выставочном центре с 4 по 12 сентября.

Еще из павильона N 55 бывшего ВДНХ, где проходила вставка, не выветрился душистый запах ладана, медовых восковых свечей, ржаного монастырского хлеба, изготовленного на закваске «по рецепту апостольских времен». А ее участники, подружившись, обменявшись телефонами и адресами, в приподнятом настроении отправились по домам, во все концы необъятной Матушки-России — от Калининграда до Хабаровска, от Мурманска до Северной Осетии.
Среди мрачного и грохочущего современного мегаполиса Православная выставка в Москве представляет собой что-то необыкновенное и радостное. Сколько встреч, радостных неожиданностей, сколько улыбающихся лиц! Поражает богатством и разнообразием представленная здесь продукция монастырей, храмов, братств, подворий Русской Православной Церкви, производственных предприятий, мастерских. В памяти невольно всплывают благоуханные страницы прозы Ивана Шмелева с его дивным описанием Православных ярмарок. Чего тут только нет — иконы, оклады, церковные облачения, освященное масло, святая вода, церковная утварь, благовония, восковые свечи, колокола, море духовной литературы, аудио— и видеокассет, монастырское рукоделие, авторские изделия ручного ткачества из льна, платки, валенки, вышивка, русские народные костюмы, изделия из бересты, свежий янтарный мед с монастырских пасек.
Выставка началась с молебна, который совершил Епископ Дмитровский Александр. «Хорошо, когда вера подкрепляется и такими вот хозяйственными делами, пример чему показывал и сам святой благоверный князь Даниил Московский», — сказал Владыка Александр. Молебен проходил около стенда Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря. Во время молебна звучало молитвенное обращение и к благоверному князю Даниилу, и к Преподобному Серафиму Саровскому. Служили молебен перед дивеевской иконой Преподобного Серафима с частичкой его мощей и мантии.
На выставке нельзя пройти и нескольких шагов, чтобы не столкнуться с чем-то удивительным. Посетители прикладываются к положенным на аналои чудотворным иконам, у которых батюшки их помазывают освященным от этих икон маслом.
К одной из таких икон — Святителя Василия, Епископа Кинешемского, подошла и я.
Иеромонах Нестор из прихода святого благоверного князя Александра Невского города Кинешма Ивановской области рассказал:
— Наш город Кинешма находится на Волге, в нем сто тысяч населения, восемь храмов. Это родина Святителя Василия. В 1917 году он стал Епископом Кинешемским. У нас до сих пор живет его духовное чадо, Елена Фирсова, она в 14 лет провожала его в ссылку. Она помнит все его наставления, Святитель ей всю жизнь предсказал. Он неоднократно сидел в тюрьмах: освободят — опять посадят. Скончался Епископ Василий в тюрьме в 1945 году. Мощи Святителя Василия находятся в Иванове во Введенском женском монастыре. У нас бывает в августе Крестный ход по Кинешме с его мощами. Мы ему всегда молимся, особенно — если кого нужно привести к вере, — и он помогает. Я сам ему молился, и мои дети стали в церковь ходить. Святитель Василий никого специально к вере не приводил. Он даже убегал, когда к нему приходили и просили: «Батюшка, поговори, обрати такого-то к вере». Он сам был благочестив по-настоящему, так жил, молился, что рядом с ним люди приходили к вере. Если мы сами будем более благочестивы, то жизнь будет лучше, и многие люди к вере придут. Мы, бывает, начинаем своих родственников уговаривать, давить на них, а через давление человек лишь отвращается. Обращение к вере — это дар Божий, и надо за этого человека молиться. Человек обращается к вере тогда, когда на лице другого видит отсвет благодати Божией. Старую еврейку, бабушку моей родственницы уговорили креститься. Я после этого увидел ее… Была, как говорят, старая развалина — а теперь как родилась заново и сияет духовным светом. И еще я увидел одну девушку и не мог в ее лицо смотреть: посмотрю — и глаза отвожу. Потом понял — настолько она чистая, что сияет лицо. Вот эта благодать Божия и привлекает человека, больше ничего не привлекает. Раньше даже и благочестивые миряне нередко имели такую благодать. Мне одна бабушка рассказала про своего дедушку. Он попал в австрийский плен в Первую мировую войну. Несколько раз пытался бежать, его ловили и били. Он начал молиться: «Господи, если я попаду на Родину, то обещаю до звона на каждую службу приходить в храм». Через несколько дней ему дали освобождение. Приехал он к себе домой, стал возить бревна из леса и успевал в храм до звона. Однажды дочь ему говорит: «Завтра нам нужно вывозить свои бревна, я одна не справлюсь». Он всю ночь ворочался, думал — или Нюрке помогать, или обет выполнять. И вдруг стук в окно и голос: «Раб, не думай, делай то, что обещал». И он пошел в храм, а дочь одна вывезла бревна.
Много у нас людей благочестивых было. Блаженный дедушка Осип, который предсказал смерть Сталина, войну предсказал: в санки наложил тряпья и привез на рынок: «Тряпочки недорого — гречечки, пшенца — меняю». Петр Григорьевич Поварешкин собирал людей, объяснял Евангелие, учил народ благочестию. 15 лет в тюрьмах сидел, его преследовали, ловили, пытали, ногу проткнули раскаленным прутом. Он юродствовал, многие по его молитвам исцелялись. У нас жил блаженный Коленька — слепой инок Николай. Он был прозорливый, у нас сейчас его источник, его домик. Да вон отец Павел у иконы стоит — он вам о Коленьке расскажет.

Неподалеку иерей Павел Сажин, настоятель Крестовоздвиженского храма Ивановской епархии, помазывает святым маслицем не убывающую очередь у чудотворного образа Пресвятой Богородицы, именуемой «Троеручица», с многими дарами за исцеление — колечками, крестиками. Рядом с этой иконой стоит скромное фото слепого инока в кепочке.
По моей просьбе батюшка рассказывает о блаженном Коленьке, и вокруг нас собирается целая толпа, все благоговейно слушают батюшку.
— В наших местах Ивановской области окормлял народ блаженный инок Николай, 1900 года рождения, вот его портрет. С девяти лет он стал слепым. И народ стал за ним замечать дар прозорливости. Кому что скажет — сбывается. Сначала смеялись над ним. Дети пойдут за водой под гору к колодцу, протянут веревочку и залягут на тропе, ждут Колю — как он споткнется. Коля дойдет до этой веревочки, встанет и стоит. Терпение у них кончится, они выйдут: «Коля, ты что не идешь?» — «А шар стоит, и я стою». Он видел шар лиловый, который всегда перед ним ходил и указывал ему дорогу. Он в храм ходил, где пел на клиросе, безо всякой палочки, без провожатых.
До 1977-го года он молился за всю нашу округу. Сейчас у нас есть целый сундук писем — около трех тысяч, — которые пришли Коленьке уже после его смерти. У одной женщины сильно болели руки, она пришла к Коленьке, это было в 1946 году. И он тут же ей говорит: «Иди, там твоя икона — спасай». Она пошла, куда он ей указал. Навстречу ей идет женщина, несет в мешке икону, зять ее выгнал с иконой, грозя икону сжечь. «Меня Коленька прислал за этой иконой» Та женщина отдала ей икону, наревелись досыта. Принесла она икону к Коле, а блаженный говорит: «Храни эту икону, она чудотворная, а после твоей смерти твои дети пусть отдадут ее в алтарь храма». Пришла она с иконой домой, а ей — похоронка, мужа убили, у нее четверо детей, одна их воспитывала. Икону хранила у себя дома. И забыла, что руки у нее болели. После ее кончины эту икону поставили в алтарь нашего Крестовоздвиженского храма в селе Воздвиженье. Колин домик в селе Еремино никогда не закрывается, люди идут туда каждый день. Полежат на его топчанчике, посидят, где он сидел в уголочке, поговорят с ним. Один мальчик пришел, стал жаловаться на то, что все у него не ладится, и слышит голос: «Иди и покайся». При советской власти блаженного не гнали — Господь укрывал, считали за дурачка. Мы готовимся к прославлению блаженного Коленьки, сделана для него рака и пишется его икона.

На выставке меня привлек уголок храма святого праведного Иоанна Русского. Ирина Горюнова работает при храме, она рассказывает:
— Наш храм находится в Кунцево, в Москве, станция метро «Молодежная». Это единственный в России храм-часовня этого святого, впоследствии будет построен большой каменный собор. Место для храма долго искалось. Но в конце концов по Божией воле сам Иоанн Русский выбрал это место в Кунцево, где никогда не было храма, а был ручеек и две березки. Храм-часовня деревянный, строили его рабочие из Архангельска из архангельских бревен, очень уютный, какой-то теплый. Нам сейчас очень нужен такой святой, как Иоанн Русский. Нам кажется, что скоро он будет очень почитаться у нас в России. Этот святой очень любит и защищает маленьких детей. Стоит маме за ребенка ему помолиться, как моментально помощь приходит. К нам приезжали в храм и рассказали, что купили у нас маленькую иконочку Иоанна Русского, и она замироточила. Одна женщина рассказывала, что Иоанн Русский вывел ее мать из Казахстана, когда началась вся эта неразбериха. Бабушка старенькая не могла оттуда выехать и решила сама пойти пешком, а на дороге ее остановил Иоанн Русский — она его потом узнала на иконе, -и сказал ей: «Иди домой, за тобой приедет дочь, и ты уедешь в Россию». Она ждала дочь месяц, каждый вечер ходила, крестила вокруг дом, утром выйдет — кругом следы, а к ней никто из бандитов не зашел. Иоанн Русский ей сказал: «Все русские люди, обращайтесь ко мне, я вам всем помогу». Он был в плену у мусульман, и своей жизнью и любовью к Богу сумел и у них заслужить уважение. Что интересно, сейчас наш храм строится, и приходят помогать его строить и мусульмане.

С иноком Всеволодом (Филипьевым) из США наши читатели знакомы по публикациям его стихов и статей в «Благовесте» и «Лампаде». Мы встретились на выставке возле стенда Свято-Троицкого Джорданвилльского монастыря.
— Расскажите, где вы сейчас живете — в России, в Америке?
— Я сейчас живу в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, это четыре часа езды от Нью-Йорка в сторону Канадской границы. Мы находимся в географическом центре штата Нью-Йорк. Это природа, напоминающая Россию, у нас такие же поля, перелески, такие же травы — одуванчики, подорожник, зайчики прыгают, белочки приходят. Это все напоминает Россию и помогает жить русскому человеку на чужбине. И, конечно, золотые купола храма создают в этом месте аромат Святой Руси. С 1928 года существует монастырь, и сейчас он фактически является центром Русского Зарубежья, в нем находится кафедра Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, Митрополита Лавра. При монастыре есть семинария, издательство. Я в Джорданвилле несу послушание в издательстве, являюсь заместителем нашего главного редактора — Митрополита Лавра. Мы издаем периодические издания — «Православную Русь», журнал «Церковная жизнь».
— Какое монастырское издание приобрело наибольшую известность?
— Пожалуй, это «Закон Божий», по которому вся Россия воцерковлялась, почти в каждом Православном доме он есть, во многих воскресных школах. Джорданвилль его впервые издал в советские 60-е годы, после перестройки он стал миллионными тиражами в России переиздаваться. Многие книги, посвященные Царственным Мученикам — «Письма Царственных Мучеников из заточения», «Царь Николай Второй как человек сильной воли». Сейчас мы концентрируемся на том, что связано с жизнью русского церковного Зарубежья, начиная с самых ранних времен, поэтому одна из последних наших книг — «Преподобный Герман Аляскинский как просветитель Америки», это наиболее полное издание о нем. Я также преподаю в семинарии. Мы являемся преемниками исторической типографии преподобного Иова Почаевского, его печатня находится сейчас у нас. Подвижники, аскеты в отшельничестве проливают невидимые миру слезы. Но Православное миссионерство тоже заставляет проливать невидимые миру слезы, хотя люди думают, что все у них благополучно, миссионеры обычно известны, их все знают, их книги читают. Но за все это приходится платить большими скорбями. Поэтому и наших читателей, и читателей вашей газеты нужно смело просить, чтобы они больше за нас молились, потому что без их молитвы очень тяжело.
Сейчас у нас в монастыре 25 человек братии, 40 семинаристов и около 20 трудников. Постоянно приезжают паломники из Нью-Йорка, из Канады.
— Что привлекает паломников?
— Они попадают в уголок Святой Руси, очень к нам стремятся — отдохнуть душой. Паломников привлекает еще могила убиенного брата Иосифа, хранителя Иверской Монреальской мироточивой иконы Богоматери, который у нас недавно как мученик просиял. На могиле происходят знамения, чудеса, часто сами собой возжигаются свечи, люди стекаются к ней уже не только со всей Америки, а и со всего мира. Мы собрали книгу в более чем 500 страниц с описанием чудес по молитвам к нему. Он не только сопровождал икону — он утешал людей, помогал им. Он, вероятно, был в тайном постриге.
В Джорданвилле погребены многие видные Первоиерархи Русской Зарубежной Церкви. Митрополит Филарет (Вознесенский) — второй Первоиерарх, был молитвенником, постником, аскетом, 15 лет он почивал в усыпальнице на дальнем кладбище. Для него сделали новую крипту около нашего кафедрального собора. Когда стали его переносить, открыли гроб — мощи оказались нетленными. Пока не было его прославления. Я видел его мощи — они такого же шоколадного цвета, как мощи Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, такой цвет считается признаком особой святости. Я уверен, что многие почившие на Джорданвилльском кладбище — святые люди. Такие, как Архиепископ Аверкий (Таушев), известный богослов, Архимандрит Киприан (Пыжев), основавший Джорданвилльскую иконописную школу, многие простые монахи, молитвенники. У некоторых все их семьи были уничтожены коммунистами, они оказались в эмиграции, пошли в монастырь.
У нас есть музей, который представляет национальную ценность для всего русского народа, мы его никогда особенно не афишировали, но сейчас он бывает открыт для паломников. Там собраны очень многие личные вещи Царственных Мучеников, вещи из Ипатьевского дома, вещи преподобномученицы Великой княгини Елисаветы. Эмигранты, офицеры Белой армии их передавали в Джорданвилль. Наш монастырь называют Лаврой Русского Зарубежья. Как Троице-Сергиева Лавра здесь в России, так в Америке — Джорданвилль.
— Над какими книгами вы работали в последние годы?
— В 2003 году была издана книга «Начальник тишины», в этом году она вышла вторым изданием. Действие происходит в Москве и в Нью-Йорке в 2002 году. Герои в большинстве своем имеют реальных прототипов. И там есть книга в книге — дневник пустынножителя. Это художественная проза, и возникает вопрос, насколько допустим вымысел? Я для себя ее рассматриваю как миссионерский проект, как мостик, который может привести человека к чтению святоотеческой литературы.
— Отец Всеволод, обычно монаха представляют как человека, который молится в келье, а вы еще пишете стихи, это же довольно редко встречается.
— Для меня остается самым главным молитва. Мой духовник воспитывал меня в любви к пустыне, к непрестанной Иисусовой молитве, для меня это является самым главным в моей христианской жизни. Так как наша главная цель — спасение, а путь к нему — умного делания, Иисусовой молитвы и уединения, насколько это возможно. А творчество я рассматриваю тоже как форму молитвы. Конечно, оно не заменяет молитву по четкам, в храме, но это — как послушание, как форма Богоугождения.
— Как вы оказались в Америке?
— Я родился в России и по благословению своего духовника в начале 90-х годов, очень интересуясь иеромонахом Серафимом (Роузом), Святителем Иоанном (Максимовичем), поехал к святыням Русского Зарубежья — именно потому, что мне хотелось впитать их дух любви к чистому Православию. Я окончил Свято-Троицкую семинарию в Джорданвилле, потом Владыка Лавр пригласил меня там преподавать. Я уверен, что Митрополиту Лавру и многим другим, кто физически пребывает за границей, Господь дает послужить России, Святой Руси, Православию в России, может быть, даже больше, чем если бы они находились здесь. Мы служим Святой Руси, хотя находимся за океаном.
Сейчас между Русской Православной Церковью и Зарубежной Церковью идет диалог, и это открыло многие двери, ощущение полного духовного единства есть, учитывая, что у нас есть взаимное почитание святых, в России — почитание отца Серафима Роуза, Святителя Иоанна (Максимовича). А в Америке все больше узнают о старцах, блаженных советского времени как об истинных выразителях Русского Православия. Да и участие нашего монастыря в этой замечательной выставке в Москве — добрый знак перемен к лучшему и нашего сближения.

Фото автора.

На снимках: иеромонах Нестор у иконы Святителя Василия Кинешемского; иерей Павел Сажин держит в руках портрет блаженного инока Николая; инок Всеволод (Филипьев) у стенда Свято-Троицкого Джорданвилльского монастыря.

Людмила Белкина
17.09.2004
Дата: 17 сентября 2004
Понравилось? Поделитесь с другими:
0
0
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru