Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Пасхальные письма

Преполовение Пятидесятницы. Письмо четвертое.

См. также

Преполовение Пятидесятницы. Письмо четвертое.

Как раз на 9 Мая у нас в саду у калитки зацвела сирень. Вскоре уже и весь двор наполнился благоуханием. А улочки в соседнем поселке (там храм, там почта и магазин, так что без него никуда) - претворились словно бы в сиреневые разноцветные ручьи. Всюду по обеим сторонам дороги цветут сплошным потоком кусты сирени. И дивный аромат застыл в воздухе.

Кто почувствовал его, аромат сирени, тому, я думаю, не надо и тест на коронавирус проходить. Говорят, вирус этот сразу и начисто отбивает обоняние. Так что запах сирени и вирус несовместимы.

А еще по вечерам и ночью, да и утром тоже, у дома поет-заливается соловей. Правда, из соседнего озерца ему невпопад вторят лягушки и жабы, протоплазма то хрюкает, то квокочет. Но вот странно: когда чуть позднее, к началу лета, угомонятся жабы, то вместе с ними утихнет и соловей. Почему это так, не знаю. Наверное, и это как-то связано между собой. И без «пузырей земли», всех этих жаб и лягушек, тоже заявляющих о себе «трелями» из тины, не было бы и соловьиного соло с ветвей дерев.

Уже почти неделю мы спасаемся от всех эпидемий и бед на даче. Тут социальная дистанция естественна и проста. Ее не надо и соблюдать даже. Она просто есть. Собственно отдых на даче тем и хорош, что дает возможность без усилий эту вот естественную дистанцию сохранять. Устаем мы не только от перегрузок в городе, но и от скученности людей. На одной редкой старинной фотографии изображены сразу несколько Оптинских старцев (некоторые из них прославлены Церковью). И что же? Как они запечатлены на том снимке? Не так, как многие любят фотографироваться - гурьбой, в кучу-малу. Не мной замечено, а безценным Василием Ирзабековым! - каждый на некоторой пусть и не большой, не «гордой», но ощутительной все же дистанции один от другого. Это нормально. Так и должно быть. Превращать жизнь в битком набитый, как дровами переполненный людьми автобус - неправильно, если не сказать грешно. У человека должно быть личное пространство. Которого совсем нет в мегаполисе. И плохо только, что напомнил нам об этом коронавирус.

…Зато законы социального дистанцирования не распространяются на жизнь будущего века (там и вирусов не бывает). Слышал от людей сведущих, что трое еще не прославленных Оптинских новомучеников, убиенных на Пасху 1993 года, павших от меча сатаниста с тремя зловещими шестерками на лезвии, - иеромонах Василий, иноки Ферапонт и Трофим являются в видениях страждущим все трое вместе и как бы даже слитые, словно сросшиеся между собой воедино… Но это так, к слову.

И вот все же коронавирус уже ваяет жизнь под себя. Меняет наши привычки, обычаи. Вечером перед отъездом в деревню вышел из подъезда, чтобы купить в «Пятерочке» продуктов в дорогу. И сразу наскочил на двух пусть и шапочных, но все же знакомых. Один - местный парень лет тридцати, не всегда трезвый, но приятный, сидел на скамейке у самого подъезда. Другой - сын моих соседей, приехал навестить родителей. Тоже ведь волнуется о них. Парни протянули мне руки. Как не пожать? Вот как? Жму им руки, здороваюсь, ибо этот обычай говорит о многом. О том, например, что для меня эти люди есть. А из окна первого этажа уже встревоженно кричит сыну (да и мне тоже) испуганная мама молодого мужчины, моя соседка:

- Руки помойте с мылом!..

Вот так. И мне становится стыдно, что я такой старомодный. Что ввел ее этим своим рукопожатием в тревогу. Да и сам мечтаю скорее вернуться из магазина и руки помыть. С мылом.

- Я не коронаверующий, мама! - отвечает ей сын. Замечательные слова. А я убегаю поскорее в магазин.

То же и на работе, в храме. Ну как с людьми, ну как с коллегами не поздороваться? А вообще-то теперь нельзя. И правильно нам это запрещают в период эпидемии. Нас же и берегут.

Сам я всего несколько раз открыто не пожал людям руку. Особым людям, в особенных ситуациях. Таких людей называют нерукопожатными. Один из них навредил газете. Другой - уже и не помню, что натворил. Но что-то уж очень подлое. Третий подозревался в тяжелом преступлении. И всякий раз на это были очень основательные причины. А один раз не пожали руку мне. По пустяковому поводу. Случайный, в общем-то, человек. И я это помню всю жизнь. Это ранит.

А тут, тут как обойти людей, ни в чем передо мной не виновных? Как вообще жить в этом полураспаде? А жить нужно, жить, если хотите, придется. И похоже, что именно в нём. В этом самом полураспаде. Мне, и всем остальным, или кому-то из нас, кого не коснется и не угробит раньше времени вирус. И придется придумывать новые модели поведения. Как это сложно! Менять культуру общения!


Из Послания Митрополита Берлинского и Германского Марка,
18 марта 2020 г.:

«Человек, легализуя эвтаназию, не хочет принимать Богом определенное время своей смерти; не хочет признать Богом данную разницу между мужчиной и женщиной, особое призвание каждого; не готов принять деторождение как естественное явление своей жизни, не дает расти злакам естественным образом. Удивительно ли при этом, что возникают новые и новые болезни, и что против них уже нет средств, которые могли бы облегчить участь зараженных людей? Постигла нас зараза, которая пока далеко не так страшна, как то, с чем сталкивались наши предки, и современный человек безпомощен! Приходится закрывать школы, университеты, места собрания людей. Врачи и медицинский персонал перегружены, больницы не справляются, в некоторых местах даже церкви закрываются. Прежде всего, признаем в нынешнем посещении Божьем правосудие Божие, которым несем наказание за грехи, а также и побуждаемся к исправлению. Не будем медлить с постом и молитвой, чтобы умилостивить Всемилосердого Бога. Призываю каждого верующего Германской епархии неукоснительно молиться утром и вечером положенными соответствующими утренними и вечерними молитвами, прибавляя молитву преподобного Ефрема Сирина, а также питать свою душу регулярным чтением Псалтири».


Есть пословица: на всякий чих не наздравствуешься, в смысле: нельзя реагировать на каждый пустяк, на чье-то мнение. А мы ведь теперь буквально вздрагиваем от каждого чиха. И порой разбегаемся в стороны, как от взрыва, когда есть такая возможность. Вот пять минут назад вошла ко мне в кабинет сотрудница и… чихнула. Я невольно вздрогнул и «запретил» ей чихать в моем кабинете. Именно так, как бы бредово это ни звучало. «Это не контролируемо», - просто ответила она. Я бы и устыдился своих слов. Но не такие сейчас времена. На то есть маски.

Приехал к своему доброму знакомому. Побибикал во дворе. Он вышел из дома встревоженный, чуть напряженный. Хотел я с ним по Православной привычке ликоваться, а он смущенно отстранил лицо, пожертвовал лишь своей ладонью. Я это почувствовал и тоже стушевался. Он живет на отшибе, Самара (откуда приехал я) для него словно бы «заграница». И мало ли что там у нас водится, откуда вынырнул и какие я водоросли на себе принес... Подумал: не надо было к нему заезжать. Вот не надо, и все тут! Даже с благими целями. Искушать - не нужно. У него большая семья.

А ведь у нас есть и пожилые родители! Моей маме 80 лет. Отцу жены - 86. Как их защитить от этой напасти? Оба они на строгой самоизоляции. Вроде бы делаем все, что можем. Даже мусор маме приезжаю выбрасывать. Мама за весь месяц один только раз выходила из дома - в храм. Но это было ее обдуманное решение, и я считаю, что правильное. Тут риск все-таки был оправдан (в Великий Четверг, когда все причащаются Святых Таин). Мама сейчас с нами на даче, сажает кабачки, занимается клубникой, цветами, и так я счастлив на нее смотреть, мирно копошащуюся в огороде. И каждый раз мысль: только бы не COVID-19! Не хочу! Не хочу, чтобы мою маму коснулась эта летучая нечисть! Раньше летучих мышей, от которых пошел этот самый COVID-19, называли просто - вампиры, так как считалось, что они пьют кровь у заснувших в поле или еще где-то на открытом месте людей. Читал об этом в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона, можете проверить. Раньше я видел этих гадов только мельком, проносящимися надо мной в ночной темени, но и то было всякий раз неприятно, они налету кувыркались и корчились как-то зловеще. А однажды в израильском зоопарке внимательно разглядел этих самых вампиров. Они висели гроздьями, вниз головами, как бы полууснув в ожидании темени, ну сущие бесы видимые. Стало не по себе. Еще я ведь и не знал тогда, каким жутким вирусом они вскоре напакостят людям.

Теперь давайте побогословствуем. Но при этом первое, что должен сказать: мы все, что бы там себе ни думали, должны и обязаны строго и по возможности неукоснительно выполнять решения наших гражданских властей и нашего Священноначалия относительно угрозы эпидемии. В этом и наше законопослушание, и христианская добродетель смирения. Это основа основ. Но при этом разум наш соборный Христианский должен как-то осмыслять происходящее с нами и вокруг.

Сегодня, придя на работу (редакция находится в здании Крестовоздвиженского храма), первым делом приложился к большому деревянному кресту на церковном дворе. Делаю это уже двенадцать лет, что находимся в храме. Но сейчас ведь угроза эпидемии? Все равно с молитвой приложился (не перенимайте мой опыт!). И при этом подумал: считать, что крест этот может стать возможным переносчиком заразы, для меня еще более вредно, чем даже заразиться COVID-19. Заразиться страшно, что и говорить. Я чем-то подобным переболел еще в прошлом году, может, и тем самым вирусом, тогда еще не до конца выявленным (нас заразил молодой человек, приехавший как раз из Китайских морей). Едва выкарабкался. Лежал в больнице. Кашлял исступленно, температурил сильно. Ставили пневмонию, хотя и видели, что не она. То есть я не буду бравировать смелостью: пережить такое очень тяжело. Мог бы и умереть, не исключаю. Но если я буду считать святыню - опасностью для своего здоровья, то тогда зачем и жить? Вот вопрос. И я бы поставил здесь точку. Если бы речь шла исключительно обо мне. Но есть ведь вокруг меня и другие. И потому ставлю большой такой знак вопроса.

Сегодня, если уж все упростить донельзя, в церковной среде есть, хотя и четко не выявленные, а с разными вариациями, две линии отношения к эпидемии коронавируса. Первая стала едва ли уже не официальной, хотя и не озвучивается прямо и до конца. Если без экивоков, то звучать она может примерно вот так. Бог за наши грехи, за нашу нераскаянность попустил тому, чтобы из кладезя бездны вышел смертоносный вирус (в этом две линии сходятся, различия между ними начинаются дальше, когда мы станем рассуждать о том, какую «подорожную» дал этому вирусу Всемогущий Господь). И вот теперь попущено Свыше этому вирусу губить и заражать всех, кто только встречается на его пути, не различая правых и виноватых. Защиты пока что нет никакой, а вакцину ждать еще очень долго. И потому спасение одно: бегство в самоизоляцию. Все течение коронавируса, начиная с декабря прошлого года и по сей день, по внешней видимости подтверждает правильность именно такого подхода. Не случайно же как-то уж очень нарочито часто вирусом заболевают люди весьма известные, властители дум, медийные персонажи, известные политики, звезды эстрады, крупные бизнесмены и другие. Вирус словно бы говорит нам: смотрите, вот сильные пали, а куда уж вам-то со мной бороться! А в последнее время все чаще слышим, к величайшему сожалению, и о том, что эта болезнь обрушилась на знаковых представителей церковной жизни. И даже на святые места, монастыри. Выходит, спасение только в бегстве… Конечно, это можно объяснить тем, что у людей «первого дивизиона» больше социальных контактов, и потому больше риск заражения. Но ведь и средства защиты у этих людей выше, чем у «простых смертных». Так что, исходя из этой логики, вполне правильно закрывать на время эпидемии храмы, служить при пустых храмах, что мы и видим во многих крупных городах, и особенно в столице, где ситуация с эпидемией более тяжелая.

Но есть и вторая линия отношения. Она недоказуема и почти не опирается на факты (и потому ей не могут доверять априори ученые, политики - при принятии решений, ведь речь идет о жизни людей, и цена ошибки поистине огромна: «А когда фактов нет, их нет»). Эта линия заключается в том, что вирус, выйдя из кладезя бездны, остался на коротком поводке у Бога. И отнюдь не слепо поражает людей. А действует по какой-то скрытой пока что от нас логике. Берет лишь тех, кого ему позволено взять, и обходит остальных. И действует с какой-то определенной целью, а значит с определенной последовательностью. Не случайно же именно в Китае началась эта зараза, а потом перекинулась в первую очередь на развитые страны Запада. К сожалению, не миновала беда и Россию. Сегодня по количеству зараженных мы вышли на второе место в мире уже, уступая только США, где ситуация гораздо хуже. Как же увязать размах эпидемии со словами Самого Господа, что и власы на вашей голове все сочтены? Я не знаю. У меня нет ответа. Но все же считаю, что вирус поражает не «просто так», не случайно, не вслепую, а все-таки избирательно. Потому и смертность в России значительно меньше от вируса, чем в странах Запада, возможно, более согрешивших пред Господом. И если так, то духовные средства в борьбе с эпидемией в отсутствии вакцины - как раз единственное действенное и по-настоящему оправданное средство защиты (а лучшая защита - это нападение). И тогда возникает вопрос: а не зря ли, не рано ли мы себя разоружаем перед вирусом, можно сказать, выбрасываем белый флаг, закрывая храмы, запрещая верным причащаться Святых Таин в храмах в такие опасные для жизни и здоровья людей недели? Может быть, следует поднять народ на молитву? Как это было в Великую Отечественную войну, когда храмы, чудом уцелевшие от большевистской напасти, были переполнены молящимися. Раз уж Митрополит Тихон (Шевкунов) объявил во всеуслышание про войну с вирусом, то и надо воевать, а не складывать оружие, которое у нас известно какое - крест, молитва, пост… И пора нам всем вместе зааминить этот поганый вирус, пока он не перекалечил нас всех поодиночке… Или, что еще вероятнее, нанес травму психическому здоровью едва ли не всей человеческой популяции. Кто-то улыбнется, читая эти строки, и хорошо, если сочтет их наивными, а не опасными. Но я ведь ничего и не утверждаю. Я лишь хочу сказать, что все не так просто. И, по крайней мере, даже в режиме самоизоляции наше Священноначалие должно продолжать пасти свою паству. Как? Имеющимися под рукой доступными средствами. Теми из них, которые бы не создавали дополнительных рисков заражения. Да, в Москве храмы для верующих сейчас недоступны. Как и в некоторых других регионах с повышенной опасностью. Но это не может продолжаться вечно. Ведь, например, даже в период угрозы эпидемии как отменить правило Вселенского Собора о том, что те из нас, кто без особых уважительных причин не причащались Святых Таин три воскресенья подряд, отлучаются от сообщества верных. Тут многие призадумаются над своей духовной жизнью. И будут мучительно решать, а какой риск существеннее? Риск оказаться без Таинств - и вне спасительной лозы Христовой, или риск заразиться моровой язвой, а это тоже существенный риск. Пусть даже вирус и сочтут достаточным основанием, чтобы не налагались такие строгие прещения (это именно так и есть, вирус - «уважительная причина», что и говорить, хотя я сам для себя не пренебрегаю благой возможностью причащаться каждую неделю), но последствия для духовной жизни людей могут быть все равно серьезные. Надолго ли хватит у нас запаса прочности без черпания сил из Источника безсмертного, коим является Евхаристия?

Или вспомним случай из жития Макария Великого про то, как волхв превратил женщину как бы в лошадь, и только молитва святого Макария Египетского помогла вернуть людям вокруг и ей самой правильное восприятие реальности. А причина оказалась простая: эта женщина уже пять недель не причащалась Святых Таин. А мы, закрывшись на месяцы от вируса, не рискуем ли так же вот без Причастия исказить на время свой человеческий образ? Тут есть над чем подумать.

А вот что нужно было сделать уже вчера. И я тут далеко не открыватель Америки (ну ее совсем, эту Америку, если честно, уж лучше изобрести заново велосипед). Митрополит Берлинский и Германский Марк (Русская Православная Церковь Зарубежом) несколько лет назад приезжал к нам в Самару. Я общался с ним в Православной школе № 54, и он произвел на меня впечатление аскета, интеллектуала и духовно мудрого церковного руководителя. Так вот, он напрямую увязал появление коронавируса со всевозможными уклонениями от естественного течения жизни (смена пола, эвтаназия). И предложил своей германской пастве неукоснительно соблюдать в период карантина утреннее и вечернее молитвенное правило, но при этом еще и добавлять к ним молитву преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего…» Великопостную молитву, но которая и сейчас для нас весьма важна. После этого обращения к пастве на него посыпались обвинения в том, что он проявил «несовременность» и попирает демократию. И даже германские правоохранительные органы заинтересовались его обращением к пастве, казалось бы, делом сугубо внутрицерковным. Вскоре после этого сам Митрополит Марк, по некоторым сведениям, был госпитализирован с подозрением на коронавирусную инфекцию, так что жертву принес немалую на алтарь победы над заразой. Но, может быть, он указал нам как раз верный путь?

Только наложением на народ Божий особого поста и особого молитвенного правила, пусть и читаемого по домам, а не в храме, мы можем сегодня остановить этого лютого зверя, вырвавшегося из бездны. И предлагать это должны не какие-то, как правило безымянные, афонские подвижники или еще мало кому известные старцы, а наше церковное Священноначалие. Пусть весь народ понесет этот крест! Только всем миром его и можно выдержать. Мы много грешили пред Богом, потерян счет абортам в нашей стране (он давно идет на миллионы!). А мавзолей с набальзамированным Ильичом и в период самоизоляции принимает своих поклонников с распростертыми объятиями (в день 150-летия со дня рождения Ленина его посетила целая делегация КПРФ во главе с фракцией коммунистов в Государственной Думе). Мы много согрешили и пора начать каяться. Может быть, этого и ждет от нас Господь. Но покаяние должно носить теперь уже не только личный, а также и соборный характер. Как это было, например, во дни Смуты, когда Патриарх Иов отпускал грех признания Самозванца-Лжедмитрия всему народу - по определенному чину.

Бесовская природа этого вируса, по-моему, очевидна. Не зря же одним из последствий эпидемии стала уже сейчас еще большая, чем раньше, виртуализация многих сфер нашей жизни. Тут уже не только досуг, не только общение, но и обучение, и работа на удаленке, и многое другое. Но ведь мы же знаем, мы чувствуем, что вся эта виртуальщина приведет потом к психическим проблемам, а в конечном итоге наступит страшная поголовная (в прямом смысле слова поголовная) апокалиптическая чипизация населения. О которой уже безо всяких там обиняков толкует Илон Маск в Америке, давший своему новорожденному сыну загадочное и мерзкое компьютерно-цифровое имя, которое негоже здесь и приводить. «Процедура вживления чипа выглядит следующим образом. Мы вырезаем часть черепа, устанавливаем туда устройство Neuralink, а затем нити электродов аккуратно подсоединятся к мозгу. После этого всё зашивается. Устройство будет взаимодействовать с любым участком мозга, - откровенничает Илон Маск. И отмечает, что размер чипа не превышает размер почтовой марки. - После заживления никто даже не догадается, что у человека установлен этот чип», - бахвалится он. Не будь коронавируса, он бы, конечно же, не решился столь откровенно высказываться, называя черное белым, а зло - добром.

Вирус имеет как бы две стороны - клиническую и психическую, умело используя их и взаимодействуя в наиболее важных точках. Когда психическая атака на мозги людей предваряет удар эпидемии и наоборот. Обратите внимание, как много значимых людей в церковной среде первыми выбил на время или даже навсегда инфернальный вирус! Даже и перечислять не стану, чтобы не ввергать читателей в уныние. Скажу лишь, что недавно пополнил этот печальный список всеми уважаемый протоиерей Димитрий Смирнов, заболевший коронавирусной инфекцией, а также протоиерей Александр Шаргунов - дай Бог им здравия! Многие монахини в самом дорогом нашему сердцу Дивеево переносят сейчас эту напасть. Там болеет сейчас коронавирусом известная многим в Самаре бывшая сотрудница «Благовеста» монахиня Макария (Огудина). Прошу молитв о ее выздоровлении.

А сегодня и вовсе случилось знаковое событие: загорелась в Санкт-Петербурге больница Святого Георгия (церковное имя не случайно!), где лечились как раз больные коронавирусом. Пятеро погибших, причина - вспыхнул аппарат ИВЛ. Такое ощущение, что вирус этот имеет свою злую волю и осознанно пытается вогнать нас в уныние, в состояние прострации, безнадежности. В этом-то страхе и заключается большая часть его силы! Вот что ему потребно. Наша капитуляция перед ним. Готовность на все (чипизация, виртуализация, вечный карантин, закрытие храмов и что там еще придумают), лишь бы зараза миновала лично и конкретно тебя. Но разве это не означает сдаться? Давайте уж лучше, соблюдая все строгие правила и ограничения, не играя в опасные игры с огнем, все же ответим на вызов духовным трезвением и соборной молитвой! Дайте же нам сигнал к молитвенному наступлению, наши пастыри, Архипастыри и Отцы! Укажите нам ту молитвенную «десятину», которую каждый должен сегодня положить в церковную копилку. Пусть это будет недельный строгий пост, пусть это будет особая молитва, акафист или еще что. Пусть это будет даже какой-то коллективный обет, уж не знаю.

И все же не так важно, чего хочет вирус, чего хочет враг нашего спасения (да и так нам известно, чего). По-настоящему важно только одно - что хочет до нас донести Господь, попуская эту мышиную напасть. И тут всем должно быть заметно, что при том направлении жизни, которую приняла она в мире в последние годы (содомитская пропаганда изо всех щелей, гей-браки, «родитель №1», ювенальная юстиция, виртуальные всякие гаджеты, разговоры о вживлении в мозг микрочипов и искусственном интеллекте вместо живого человеческого ума), - коронавирус, наверное, просто не мог не появиться. Он мог принять какую-то другую форму, но что-то вот такое вот не могло не прийти. Слишком уж семимильными шагами шли мы к самоуничтожению. Как пожар гасят взрывом, так и здесь: пришла эпидемия, чтобы этой бедой нас спасти от еще большей беды. От смерти вечной в мрачной преисподней.

…Но давайте хотя бы Ильича уберем поскорее из мавзолея на Красной площади нашей столицы. Это же вполне по силам сделать нашим властям, была бы только на это политическая воля. Ведь только символы на самом деле и говорят, а не тарахтящие без умолку радио и ТВ. Но говорят эти символы без слов, а одним своим видом. Своим присутствием. Своим гробовым молчанием. О чем же говорит сегодня мавзолей в самом сердце России? О том, что мы по-настоящему не извлекли уроков из прошлого и это прошлое все еще тянется, оно так и не стало прошлым, топит нас всех. Это как покойник хватает живого за ноги, чтобы уволочь его за собой в могилу. Может, и этого одного отказа от мавзолея оказалось бы достаточно, чтобы у нас в России все сразу успокоилось (об этом говорила прозорливая старица, регистратор Свято-Никольского храма в Кемерово Анна Ивановна Абабкова, умершая в 2003 году и успевшая предсказать нам с детальными подробностями этот самый страшный «двенадцатый грипп»).

Но разве же в информационном шуме кто-то расслышит этот отчаянный возглас?

Вечером на даче, в День Победы, раскупорил я припасенную бутылочку красного вина. «Красное вино Победы», - как его назвал один настоящий писатель. Тост не был каким-то оригинальным. «За Победу!», - и поднял бокал. «За нашу Победу», - сказала моя мама. На глазах у нее сверкнула слеза. «Да, за Победу, - вторила нам жена Людмила. - За что же еще и пить, как не за Победу в такие дни. Раз фашиста осилили, то и эту напасть уж как-нибудь да одолеем». Дочь тоже подняла свой бокал, в который плеснул ей самую малость. «Христос Воскресе!» - проговорила она. Пригубили из деревенских кружек. И я подумал, что эти слова - про Пасху и про Победу - способны прогнать любой вирус. Только надо с верой их произносить.

Антон Жоголев.

12 мая 2020, седмица четвертая по Пасхе.

48
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru