Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Стяжите дух мирен…»

Вышла в свет Летопись жизни Преподобного Серафима Саровского.

Рудольф Баранов. Фрагмент картины «Серафим Саровский».

Вышла в свет Летопись жизни Преподобного Серафима Саровского.

Профессор Государственной академии славянской культуры (г. Москва) Владимир Иванович Мельник недавно издал книгу «Преподобный Серафим Саровский: хроника жизни». Книга представляет собой впервые созданную Летопись жизни Преподобного Серафима Саровского. Все известные на сегодняшний день зафиксированные документами события биографии Батюшки Серафима выстроены исследователем в один последовательный хронологический ряд. В книге уточняются и выясняются спорные данные о биографии великого русского святого, привлекаются новые исторические материалы. В результате для нас становится ближе и понятнее жизнь этого святого старца. Такой труд обычно оказывается по силам лишь целым коллективам исследователей. Но наш постоянный автор и давний друг Владимир Мельник смог в одиночку произвести уникальное исследование. Мы попросили его подробнее рассказать о своей новой книге.

— У каждой книги своя судьба… Как вы шли к этой книге, как готовились к ее написанию? Что стало толчком к началу работы?

— Преподобный Серафим Саровский стал первым русским святым, который затронул меня за живое и, можно сказать, привел в Церковь. Будучи еще невоцерковленным человеком, я, конечно, слышал о многих святых: о равноапостольном князе Владимире, о Николае Чудотворце… Но когда в 1993 году мне в руки попала книга Сергея Александровича Нилуса «Великое в малом», я был просто поражен… близостью Бога. Конечно, я слышал о том, что святость сопровождается чудотворениями. Но в советское время мы планировали свою жизнь и от чудес были далеко. О Стоянии Зои в Куйбышеве (Самаре) знали тогда еще далеко не все. И вдруг — чудесный Батюшка Серафим, который жил в одно время с Пушкиным! Я узнал это святое имя только в ту пору — раньше никогда о нем не слышал! А ведь я как исследователь русской литературы XIX века считал Пушкина почти своим современником. Так значит — возможны и чудеса в наше время, и святость, и, стало быть, Бог как был, так и остался с нами — на все времена?! Это был полный духовный переворот для меня.

С тех пор Преподобный Серафим стал для меня одним из самых близких людей, одним из самых любимых святых. Я всегда с любовью и огромным интересом читал книги о нем, вглядывался в его жизнь. Но с некоторых пор я стал задумываться о том, что мы не ценим по-настоящему своих святых, что не уделяем их житиям должного внимания. А ведь драгоценна каждая черта их жизни! В основном мы помним отдельные эпизоды жития Преподобного Серафима: в его детстве — чудесное падение с колокольни, потом уже в юности — посещение болящего инока Божией Матерью, далее — чудесное устроение Дивеева, выросшая зимой в келье Преподобного малинка и пр. А глубинная логика жизни, путь к святости — он от нас ускользает.

С какой любовью и дотошностью светские исследователи изучают жизнь Пушкина, Лермонтова, Достоевского. Существуют не только их жизнеописания, но и «Летописи жизни»: описание жизни наших культурных светил по годам, месяцам, дням, даже часам. Ибо их жизнь драгоценна для русского народа, нашей культуры, самосознания. Без Пушкина, Достоевского мы не полны, мы слабы, легко можем исчезнуть с карты мира! А что же тогда говорить о наших святых: Преподобном Сергии Радонежском, Батюшке Серафиме, Святителе Алексии и других! К сожалению, мы еще не в полной мере осознали, что являемся хранителями великих святынь, великих духовных сокровищ! Хранителями, как ни печально, небрежными. Мы похожи на человека, который несет за плечами мешок с сокровищами, но мешок этот — дырявый. Разве не достоин Батюшка Серафим того, чтобы мы его жизнь знали подробно, чтобы увидели его житие не в ярких только эпизодах, но во всей полноте? Разве Батюшка Серафим менее важен для нас, чем Пушкин, Гоголь?

Вот эта ревность о наших святых и руководила мною в написании книги. Я считаю, что должны быть написаны нашими духовными ревнителями такие «хроники жизни» и многих других наших любимых святых.

— Преподобный Серафим — достаточно «исследованный» святой. И все же… Удалось вам сделать какие-то находки в его биографии? Обратить внимание на факты его жизни, на которые мы мало внимания обращаем?

— Разумеется, тщательное вглядывание в жизнь Преподобного с опорой на документы (а в книге каждый факт жизни Батюшки дан со ссылкой на верные источники, на документы) выявило много нового по сравнению с традиционными житиями старца Серафима. Пришлось собрать рассеянные по различным источникам упоминания событий, людей, окружавших Батюшку Серафима. Нужно учесть, что Батюшка жил в одинокой келье, стараясь избегнуть излишнего общения с людьми, даже и с монахами. Но мир и его заботы поручила ему Матерь Божия, когда повелела открыть затвор и принимать людей. И мир вошел в келью Батюшки Серафима, но не полонил его. Напротив, Батюшка в своей пустынной келье изменял мир вокруг себя: «Спасись сам — и вокруг тебя спасутся тысячи!».

Люди приносили Батюшке не только свои личные заботы. Вернее сказать, эти личные заботы были тесно связаны с жизнью всей России, а иногда и всего мира. И Батюшка обо многом был прекрасно осведомлен. Тем более, что среди его посетителей были не только окрестные жители, крестьяне, мещане, помещики. В 1825 году его посетил Великий Князь Михаил Павлович, проезжавший из Петербурга в Пензу и Тамбов. Вообще жизнь Батюшки Серафима оказалась тесно связанной с судьбой Царствующей семьи Романовых.

Батюшка переживал все общенародные радости и горести своего времени. Когда началась Отечественная война 1812 года, в Арзамас потянулись беженцы из Москвы, в Саров и Батюшкину келью проникали тревожные слухи. Вместе с другими монахами и со всем народом Батюшка возносил свои молитвы к Богу за Царя и Отечество. И вместе с другими насельниками Саровской пустыни получил медаль в память о победе над Наполеоном. К нему среди других посетителей приходили часто и офицеры, отправлявшиеся в действующую армию, брали у него благословение. Потом некоторые заезжали к нему благодарить за молитвы, рассказывали о том, что видели. Вот почему в книге присутствуют иллюстрации, напоминающие о битве при Ватерлоо и т. п. Как известно, отзывался Батюшка и о таких событиях, как декабристское восстание. Он говорил о декабризме как об учении, проникнутом антихристианским духом. Он по-своему держал руку на пульсе России.

Ни в одном житии не упомянуто о тайных учениках Батюшки Серафима, а они были. Например, не известный нам юноша, послушник Александр, прожил в пустынной келье рядом с Батюшкой Серафимом восемь лет. Семь лет прожил вместе с ними в пустыни и будущий Архимандрит Иона, в схиме Петр, подвизавшийся впоследствии в Киевских монастырях и основавший в Киеве Свято-Троицкий монастырь. Много и других новых имен тех, кого можно назвать учениками Преподобного, тех, кто прошел жизнь с его благословением, советами, кто основывал монастыри при его духовной поддержке, встречается в книге.

Много нового обнаружит читатель и о семье Преподобного Серафима, о его курской родне.

-------------------------------------------
«Говоря вообще о будущем и о всеобщей слабости к концу рода человеческого, особенно же о нашей-то женской немощи, не приказывал батюшка изнурять себя непосильными ныне подвигами поста, по древнему обычаю; батюшка велел более всего бояться, бегать как от огня и храниться от главнейшего — уныния. «Нет хуже греха, матушка, и ничего нет пагубнее и ужаснее духа уныния!» — говорил батюшка Серафим, почему и приказывал всегда быть не только сытой и кушать вволю, но и на труды брать с собою хлеба. «В кармашек-то свой и положи кусочек, — говорил он, — устанешь, умаешься — не унывай, а хлебца-то и покушай, да опять за труды!» Даже на ночь под подушку приказывал он класть хлеба. «Найдет на тебя уныние да раздумье, матушка, — говорил отец Серафим, — а вы хлебушка-то выньте, да и кушайте, уныние-то и пройдет, хлебушек-то и погонит его, и сон после труда вам хороший даст он, матушка!»
-------------------------------------------

Выше вы привели слова, которые стали самым известным и самым часто произносимым духовным наставлением Батюшки Серафима: «Спасись сам — и вокруг тебя спасутся тысячи!» Но ведь известны и другие варианты этой же мысли… Какова история этого краткого, но очень важного текста?

— Это высказывание Преподобного Серафима идет из второго жития великого старца, составленного Иваном Толстошеевым (впоследствии — игумен Иоасаф, в схиме Серафим, настоятель Павло-Обнорского монастыря Вологодской епархии). Отец Иоасаф — личность весьма противоречивая, он зачинатель «дивеевской смуты». Но все же он оставил много ценных свидетельств жизни Батюшки Серафима. Уже позднее этим словам старца, обращенным к отцу Иоасафу, придали афористичность. А в «Житии» эта фраза звучала так: «Радость моя, молю тебя, стяжи мирный дух, и тогда тысяча душ спасется вокруг тебя». Потом стало это высказывание звучать в двух вариантах. Первый — «Стяжи дух мирный, и тысячи спасутся вокруг тебя». И второй: «Спасись сам — и вокруг тебя спасутся тысячи». Эти варианты одного высказывания ни в чем не противоречат друг другу. Смысл слов Батюшки Серафима в том, что человек своим примером влияет на окружающих людей. Всегда нужен в первую очередь личный пример, а не правильные слова… И еще: «мирный дух» — это ведь благодать Божия, и она сама по себе действует на окружающих людей…

— На какого читателя рассчитана ваша книга?

— Книга рассчитана на всех, кто любит Преподобного Серафима и хочет узнать о его жизни больше, чем заключают в себе известные на сегодняшний день жизнеописания старца.

— У России очень много Небесных заступников. Но почему именно два святых — Преподобный Сергий Радонежский и Преподобный Серафим Саровский — стали для каждого русского особенно дороги, особенно близки? В чем причина особой любви нашей к Батюшке Серафиму?

-------------------------------------------
«Мы… много заблудили от пути спасительного; прогневляем Господа и нехранением св. постов; ныне Христиане разрешают на мясо и во Св. Четыредесятницу и во всякий пост; среды и пятницы не сохраняют; а Церковь имеет правило: нехранящие св. постов и всего лета среды и пятницы много грешат. Но не до конца прогневается Господь, паки помилует. У нас вера Православная и Церковь, не имеющая никакого порока. Сих ради добродетелей Россия всегда будет славна и врагам страшна и непреоборима, имущая веру и благочестие в щит и во броню правду: сих врата адова не одолеют».
Преподобный Серафим Саровский.
------------------------------------------—

— Вопрос на самом деле непростой, но постараюсь дать свое понимание. Действительно, именно Преподобные отцы Сергий Радонежский и Серафим Саровский наиболее известны и любимы русским человеком. Преподобный Сергий был призван Богом на служение России в тот момент, когда решалась ее историческая судьба, когда она начала освобождаться от ордынского ига, а прежде всего и от ига греховного. Преподобный Сергий не только молился, когда шла сеча на Куликовом поле, где бились и монахи Пересвет и Ослябя, но и дал образец чистоты, кротости, смирения для русского монашества и для всего русского народа. Русский человек узнает в его личности свои лучшие черты, свои идеалы того, каким должен быть человек. Преподобный Сергий отличался скромностью, незлобием, некичливостью, молча уклонялся от конфликтов, смиренно уступая. Это лучшие черты русского национального характера вообще. Отсюда и любовь народа к этому святому. А Батюшка Серафим говорил преподобному Антонию (Медведеву), который готовился принять руководство монастырем: «Не отцом монахам будь, а матерью», то есть показал образец необычайной любви к человеку. До него никто не говорил, что монахам нужен не только отец-настоятель, но и «мать», то есть материнская жалость, материнская любовь. Это не послабление, не потакание слабостям. Это то, чего мало было в русских монастырях. Это то, что пришло с Афона в русское старчество. Эта любовь была перенесена Преподобным тем более и на простых мирян. Эту любовь и почувствовал, и оценил русский народ. Отец Серафим молился огненно, поднимался во время молитвы на воздухе. Но когда маленькая Елена Мотовилова играла в его келье и у нее не получалось разбить камешком орешки, Батюшка отрывался от своей молитвы за весь мир и учил ее — как правильно колоть орехи. Осудить ли его за то, что оторвался от молитвы? Нет, он показывал нам образ истинной Христианской любви! Он помогает нам и после своей кончины — и у каждого Православного человека наберется немало примеров его скорой и благодатной помощи. А кроме того, есть и национальное, и мировое значение Батюшки Серафима. Я в этом уверен. Но раскрываться это значение только начинает. У славы Батюшки Серафима все впереди: она будет расти и расти, в том числе и за границами России.

Подготовил Антон Жоголев

Книга «Преподобный Серафим Саровский: хроника жизни» рекомендована к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви. Чтобы приобрести эту книгу по почте, вам нужно связаться с автором книги Владимиром Ивановичем Мельником по тел. в Москве: (495) 465-32-63 или по электронной почте: vimelnik@rambler.ru

Стоимость книги (без учета почтовых расходов) — 170 рублей. Книга будет вам выслана почтой.

4015
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru