Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Слово пастыря

Невидимый враг

Нам следует воспринимать коронавирус как грозное посещение Божие, призывающее к покаянию.

Нам следует воспринимать коронавирус как грозное посещение Божие, призывающее к покаянию.

Об авторе. Протоиерей Геннадий Беловолов родился 8 августа 1958 года в селе Ипатово Ставропольского края в крестьянской семье. Окончил филологический факультет Кубанского государственного университета. В 1992 году рукоположен во иерея Митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном. Директор Мемориального музея-квартиры Иоанна Кронштадтского в г. Кронштадте, настоятель храма святых Апостолов Петра и Павла в с. Сомино Бокситогорского района Ленинградской области, научный сотрудник Литературно-мемориального музея имени Достоевского в Санкт-Петербурге. С 1999 г. по 18 января 2017 г. - настоятель храма святого Апостола Иоанна Богослова на возобновленном им Леушинском подворье в Санкт-Петербурге. В 2011 году награжден орденом Святой Анны III степени (награда Российского Императорского Дома).

Сельскому батюшке, как и прихожанам дальнего прихода, легче переживать угрозу коронавируса, потому что к нам не летают самолеты из Китая и не ездят туристы из Италии. На дальнем приходе вся жизнь проходит, так сказать, в удаленном режиме. Поэтому градус напряжения в селе Сомино близок к нулевой отметке и жизнь внешне, кажется, не изменилась.

Но, побывав недавно в Санкт-Петербурге и Кронштадте, я оказался в новом ином мире. Во мне возникло ощущение, что над мегаполисом нависла тень, а по улицам бродит невидимый призрак вируса.

Всю информацию о ситуации с коронавирусом люди черпают из СМИ. Интернет переполнен безконечной новостной лентой о заболевших и умерших, напоминающей сводки с фронта. При этом реально никто не видит вокруг себя ни больных, ни умирающих. В городе течет повседневная жизнь, куда-то спешат люди, едут машины, но вместе с тем за всей этой обыкновенностью чувствуется нависшая угроза, невидимый опасный враг, который витает в воздухе, бродит по городу, стране и миру. Солнце как-то подозрительно смотрит на землю.

Пока приходится говорить больше о вирусе в умах людей. Реальный мир превратился в виртуальный. Они поменялись местами. Вымысел кажется более реальным и уютным. Мы сейчас пребываем в ирреальном вирусном мире, в котором информация из интернета подменяет реальный мир. Грань между реальностью и виртуальностью размыта. В этой ситуации можно действительно потерять чувство реальности и, чтобы не потерять ориентацию, нужно иметь эталон реальности.

Случайно наткнулся на рассказ Тургенева «Бежин луг»: «Был прекрасный июльский день, один из тех дней, которые случаются только тогда, когда погода установилась надолго. С самого раннего утра небо ясно; утренняя заря не пылает пожаром: она разливается кротким румянцем. Солнце - не огнистое, не раскаленное…, но светлое и приветно лучезарное…». Этот мир литературного вымысла показался таким прекрасным, чистым и уютным, а главное, таким реальным и настоящим в отличие от нашего нынешнего, пораженного вирусом и болезнями! Считаю, что я нашел замечательный рецепт от вируса ума - чтение русской классики. Безсмертные произведения наших великих русских классиков - это как глоток свежего воздуха, который способен вернуть нам чувство реальности.

Вот уже несколько месяцев мы живем в заболевшем мире, в мире болезни и смерти, в мире тревоги и опасности, когда каждый человек становится потенциальным источником заражения. Невольно вспоминаются грозные образы Апокалипсиса, пророческие предсказания в Евангелии: «Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам» (Мф.24:7). По крайней мере, мы теперь легче можем представить, что будет перед концом света: примерно та же картина, что и сегодня. Возникает ощущение, что мы переживаем репетицию Апокалипсиса.

Пришла пора вновь открыть Апокалипсис, а еще и перечитать пророчества наших писателей, вспомнить сон Раскольникова о трихинах, который мы так старательно пытались объяснить еще в школьной программе. А ведь Федор Михайлович Достоевский точно описал нынешние события - то, что мы с вами переживаем:

«Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то безсмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла…; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, - но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше…».

Федор Михайлович описывал вирус не плоти, а ума, на который нас ныне и подсаживают. Мир перевернулся. Люди смотрят друг на друга с опаской, думая: как бы к тебе не подошли близко, как бы к тебе никто не прикоснулся, не подал бы руки. Как теперь здороваться с человеком? Как приветствовать ближнего? А вдруг он заражен вирусом? Человек человеку становится источником опасности, болезни и смерти.

И вот здесь возникает главный вопрос, как в сложившихся условиях остаться христианином? Как исполнить заповедь Христову «возлюби ближнего как самого себя»? Кто же твой ближний, если его нельзя подпускать близко?

Для христианина коронавирус стал серьезным испытанием веры и благочестия, экзамен на то, насколько мы являемся христианами. Становятся понятными слова Спасителя о Его грядущем пришествии: придя, найдет ли Он веру на земле (см. Лк. 18:8). Вирус является проверкой нашей веры.

Оглядываясь на историю Церкви, можно увидеть, что Господь в любую эпоху испытывает веру человека. Это началось с Авраама. Он был испытан жертвой единственного сына. В разные времена были разные испытания. Были времена гонений и мученичества, времена войн и междоусобиц, времена смут, революций, перестроек... Наше время Господь также не оставил без испытания. Только еще недавно говорили, что нынешнее время наиболее благодатное для жизни Церкви, полная свобода, нет никаких гонений. Но Господь неожиданно попустил миру коронавирус. Впервые в истории человечества вирус носит столь масштабный планетарный характер. А в наше время мир стал маленьким островком, в котором весьма затруднительно отыскать необитаемый уголок. Последним бастионом безопасности остается собственная квартира.

Все предыдущие эпидемии и пандемии носили локальный характер. В прежние времена достаточно было покинуть город или страну, чтобы оказаться в зоне безопасности. Достаточно было уехать из Флоренции, где свирепствовала чума, уединиться в замке на холме и переждать беду в занимательных рассказах друг другу, как и поступают герои Бокаччо в «Декамероне».

Прежние эпидемии даже в случае максимального распространения охватывали один народ, что и означают понятия «пандемия» - «всенародный» и «эпидемия» - «охватывающий народ» от греческого слова «демос» - «народ». Нынешняя эпидемия охватила все материки и континенты, кроме Антарктиды, многие страны и народы. Кажется, нет ни одного народа, который мог бы чувствовать себя в безопасности. Для нынешней всемирной эпидемии не найден еще даже соответствующий термин, поскольку «пандемия» и «эпидемия» подразумевают бедствие в масштабах одного народа. Можно предложить неологизм типа - «геодемия».

Итак, коронавирус - новое испытание нашей веры, можно сказать, экзамен. И это испытание носит утонченный, рафинированный характер. Во времена информатики и высоких технологий и экзамен предстоит такой. Никто нас не ведет на суд Синедриона, никто не требует отречения от Христа, но мы остаемся перед собственным судом: каждый проходит не публичную, а внутреннюю проверку на верность Христу.

Взять хотя бы Причастие. Кто бы мог подумать, что в наше время станет проблемой нормально причаститься Святых Христовых Тайн? Опасаясь коронавируса, священники начали причащать пластмассовыми одноразовыми ложечками или же лжицу опускать в спирт после каждого причастника. Для кого-то подобные меры по ограждению от коронавируса стали искушением. Что делать и как поступать? Разве это не испытание, когда привычный и существовавший в течение веков образ Причастия становится чем-то особенным, требующим смелости и решительности.

В условиях пандемии понимаешь, как Церковь Христова уязвима перед угрозой вируса. Может быть, прежде мы не обращали внимания, что церковная жизнь пронизана тесным контактом и тактильностью ее членов - мы обнимаем друг друга при встрече, лобызаемся, ликуемся, христосуемся на Пасху, причащаемся из одной Чаши одной лжицей, запиваем теплоту из одних стаканчиков. То, что в Церкви всегда было привычной нормой, в условиях пандемии с медицинской точки зрения - губительно. В условиях угрозы становится отчетливо видно, что Церковь действительно единое тело Христово, в котором всё и вся находятся в контакте. Может быть, никогда раньше мы не чувствовали, насколько сильно мы связаны друг с другом, представляя собой единый организм.

Удивительным образом открываешь и тот факт, что Господь предусмотрел санитарно-эпидемиологические средства в церковной жизни. Он преподал Свою Кровь не в виде воды или иного вещества, но в виде именно вина, которое само по себе является антисептиком. Вспомним, что делает добрый самарянин. Один человек шел из Иерусалима в Иерихон, и на него напали разбойники. Они раздели этого человека, изранили и ушли, оставив его едва живым… Проезжал один самарянин, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, смазав их маслом и вином (см. Лк.10:30-34). Самарянин продезинфицировал раны болящего. Вино - это древнейший антисептик в истории человечества. Во время Причастия лжица естественным образом каждый раз обеззараживается. Причащая, священник погружает лжицу в Кровь Христову, тем самым и дезинфицируя лжицу. Если бы было не так, то за 2000 лет священники и дьяконы вымерли бы как сословие. После Причастия прихожан священник или дьякон вкушает Святые Дары из Чаши. С медицинской точки зрения они находятся в самой большой зоне риска. Однако в истории Церкви не зафиксировано случаев смерти или заражения священнослужителей после Причастия. Господь наш Иисус Христос, преподавая Свою Кровь и Тело в виде хлеба и вина, заложил способ безопасности. Господь предвидел времена и эпохи, когда эпидемия может стать угрозой жизни. Поэтому удивляет малодушие некоторых Поместных Церквей (в первую очередь, и, наверное, не случайно тех из них, с кем у Русской Церкви сейчас нет молитвенного общения - ред.). Константинопольский Патриарх Варфоломей повелел закрыть все храмы и прекратить богослужения. В Греции священнослужителей уже подвергают аресту за богослужение в храме во время карантина. Это все равно что закрывать больницы, а врачей считать источником эпидемии. Церковь - это духовная лечебница. Мы не должны впадать в отчаяние, а наоборот - прибегать к спасительной Чаше Христовой.

Коронавирус разобщает людей. Ближний становится дальним. Как исполнить заповедь Божию о любви к ближнему? Как «оказать милость» ближнему? Если буквально исполнить притчу о добром самарянине, можно заразить ближнего или заразиться от него. Приходится думать о том, как своей любовью к ближнему не навредить ему. Ведь я могу через объятья любви передать человеку заразную болезнь. Заповедь «возлюби» звучит сегодня как «не навреди». Подобное осмысление любви к ближнему поможет достойно пройти испытание коронавирусом и наполнить свое поведение христианской мотивацией. Карантин - это тоже любовь к ближнему. Я не выхожу на улицу, чтобы не стать разносчиком вируса. Не подаю руки, чтобы не подвергать опасности своего ближнего. В этом сегодня проявляется любовь к ближнему.

Однако, несмотря на внешнюю разобщенность, как ни странно, коронавирус делает нас единым организмом. Напомню, что «эпидемия» и «пандемия» в переводе с греческого означают «всенародный» и предполагают, что объектом опасности является народ в целом, а не одна личность. Эпидемия парадоксальным образом, так сказать, от противного, напоминает нам, что мы один народ, вместе болеем и вместе спасаемся. В наше время единым народом мы ощущаем себя в основном только во время олимпиад и чемпионатов мира по футболу, но именно они сейчас отменены. Господь дает нам возможность почувствовать себя народом в боли и страдании.

Коронавирус рушит на наших глазах сложившуюся глобалистскую модель мира. Как только в дом пришла беда, государства тут же вспомнили о своей национальной безопасности и тут же перекрыли свои границы. Карта Европы вновь стала похожа на Средневековье. Дело спасения утопающих оказалось и в самом деле делом рук самих утопающих.

Теория слияния государств, наднациональных институтов власти ныне, в условиях ситуации «быть или не быть», показала свою несостоятельность и безполезность. Не рыночная экономика, не свободный бизнес, не транснациональные корпорации, - спасает только национальное государство.

Коронавирус нанес мощный удар по глобализму, который остался безсильным обезпечить безопасность человека. Мы видим, что человечество может спастись только как семья народов. Америка никого не спасет и никому не поможет. Европейская солидарность не оправдала себя. Только Россия помогает Италии, а союзная итальянцам Польша не пропускает наши самолеты с помощью через свое воздушное пространство. В мире происходит глубокий тектонический сдвиг. Становится ясно, что мы можем спастись только будучи частицей своего народа, что у нас есть только один помощник - наше государство.

Мир в считанные недели стал другим. Вирус отрезвляюще подействовал на наше сознание.

Коронавирус промыслительно попущен Богом для осмысления и отрезвления. Никто не произносит слово «наказание», но наши предки моровые язвы всегда воспринимали как Божие наказание. И нам надо так же относиться к коронавирусу. Нам есть за что ответить пред Господом и в чем покаяться. Коронавирус должен стать призывом к покаянию, к духовному единению со Христом как народа Божьего.

1157
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
18
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/public_page_40225): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262