Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

​Почувствовать чужую боль

Для руководителя по инновационным проектам самарского благотворительного фонда «Благодетели» Оксаны Владимировой помощь тем, кому трудно, стала главным делом в жизни.

Для руководителя по инновационным проектам самарского благотворительного фонда «Благодетели» Оксаны Владимировой помощь тем, кому трудно, стала главным делом в жизни.

В детстве, как у многих, у Оксаны были романтичные мечты. Мечтала — пойти в геологи, в археологи, в летчики… Но в лётное училище не прошла по зрению, хоть и выучила наизусть таблицу. В речной техникум брали с закрытыми глазами, но папа сказал: «Никогда!» И Оксана послушалась. Пошла на факультет социологии и культурологии госуниверситета. Однажды, студенткой, сделала шаг к давней мечте, отправившись с подругой в археологическую экспедицию. Но, как сама она говорит, «наверное, православное нутро мое взбунтовалось». Потому что только и смогла снять лопатой культурный слой на могильнике. И поняла, что археология ее больше не привлекает.

Во взрослой жизни была не романтика — рутинная работа. Но неожиданно для себя Оксана оказалась вовлечена в круговорот социальной работы и благотворительности, вошла в Самарский областной родительский комитет (СОРК).

А может быть, началось всё намного раньше. Когда девочка Оксана увидела молодого человека, стоявшего с протянутой рукой, и выгребла из кармана всю свою мелочь — и отдала ему. В среднеазиатском городке, где они жили, почти не было нищих. А он просил подаяния. Потому что не на что было жить. Уже через год узнала: с помощью добрых людей он встал на ноги, устроился на работу, построил дом… Тогда в глубине сердца отложилось заповеданное: просящему — дай!..

— В нашей работе несколько направлений, — рассказывает Оксана Владимировна Владимирова. — Это работа с многодетными семьями, с детдомовскими выпускниками, а теперь и с ребятами, которые были в приемных семьях. Родительский комитет активно сотрудничает с самарским центром «Матронушка», где словом и делом помогают женщинам принять верное решение и родить ребеночка. Нередко обращаются за помощью семьи, стоящие на грани развода, — и нам удалось помочь одним примириться и сохранить семью, другим — хотя бы уберечь детей от тяжелейшей психологической травмы. Помощь больным деткам. Ну и добавилась помощь одиноким мамам.

Удочка для голодных

Есть такое представление, что голодному человеку нужно только дать удочку — и пусть он сам ловит рыбу, а не ждет, пока ему принесут готовенькое.

У нас был удивительный случай. Однажды позвонил благотворитель: приезжайте, дам денежку. Денежку дал в конверте. Мы не знали, сколько. И стали советоваться: вот сейчас разделим, всем понемножку достанется… Но может быть, лучше дать одной, которой сейчас совсем плохо, чтобы хоть как-то помочь ее семье? И мы поехали в глухое дальнее село. Пурга, холод. Жилье — землянка с ледяными земляными полами. Новый год, а у них и хлеба не досыта… В прошлом это была крепкая многодетная семья, но супруг погиб, и всё их благополучие рухнуло. И вот мы приехали. Даем матери конверт. Она открывает его… — и падает в обморок. Слава Богу, с нами водитель зашел, мужчина — успел подхватить. Мы даже испугались: что случилось? Очнувшись, она показала нам, что в конверте 50 тысяч рублей! Хорошо, что мы не посмотрели раньше, сколько там денег, — не удержались бы, разделили бы с другими семьями. А в этой семье впервые за несколько лет праздновали Новый год! Но главное, она купила скорняжную машинку и стала принимать заказы, шить шубы на дому. Сейчас у нее маленькая мастерская, семья вновь встала на ноги. А ведь была такая нужда — безпросветная…

Мы после этого стали партнерам предлагать: вы помогите одной семье. Пусть это будет та самая «удочка», с помощью которой мама сможет прокормить семью.

Сейчас, к сожалению, у нас таких людей, которые могли бы точечно помогать, практически не осталось. Предпринимателям, для которых участие в благотворительности лишь средство пиара, с нами неинтересно. Мы же не выставляем напоказ свою работу и чье-то содействие. Поэтому в финансовом отношении нам еще долго, наверное, будет трудно.

Нормальные семьи не крикуны, они, оказавшись в трудной ситуации, просто страдают тихо в своем углу. И надо обязательно увидеть их боль — и помочь! Очень часто люди годами латают дыры, а выбиться из нужды не могут.

И от этого нам тоже стало страшно, мы собрали конференцию общероссийскую, и те, кто нас знал, слетелись к нам, как птицы. Но оказалось, что многих общественников больше всего интересует, как и где получать гранты. И мы надолго отказались от организации конференций. Цели самопиара у нас нет. Если ты смог помочь больному или голодному ребенку, что еще нужно! Само ощущение того, что кому-то стало легче, согревает душу.

Нам очень повезло

Работа нас свела с протоиереем Алексием Гладуном, который вскоре после этого возглавил отдел социального служения в Самарской епархии. Отец Алексий умеет объединять нужных людей в нужное время в нужном месте. Он никогда не работает для галочки. Нам очень повезло с отцом Алексием, да и с другими батюшками. А сколько пересечений было у родительского комитета с Митрополитом Самарским и Тольяттинским Сергием, столько было положительных решений самых непростых вопросов! У Владыки есть глубокое понимание того, что необходимо сделать сегодня для грядущих поколений. Были случаи, когда дело не касалось епархии, но когда оно попадало к Владыке, всегда эти вопросы решались грамотно и справедливо, с большим человеческим желанием вникнуть и максимально помочь.

И к какому бы священнику ни обратились, мы всегда получали действенную помощь. У нас давние очень хорошие отношения с протоиереем Леонидом Коркодиновым из Усолья. А он же и музыкант, и писатель-сказочник… Было такое, что по нашей просьбе он из Шигонского района ездил в Самару просто на беседы с одной семьей. И с его помощью удалось выровнять эту семью, кстати, хорошую православную семью. А семья, которой пришлось пережить очень тяжелые дни, ценит то, что батюшка приезжал к ним из такой дали, оставляя все свои дела и заботы…

Бывают такие сложные случаи, что психологи машут рукой: здесь ничего нельзя сделать. Через год возвращаемся к теме. «Ну что они — все живут в грехе, всё плохо?» — «Да нет, всё как раз хорошо. Все в браке, хорошие семьи». — «Как же это удалось?»

А так. Просто рукава засучили и работали. Где-то — сами покупали и два дня клеили обои, наводили порядок в квартире, стирали и гладили. Где-то беседовали, кого-то привлекали к этим беседам. Мы могли этого не делать, это дополнительный труд. Но у нас ведь сверхзадача даже не в том, чтобы помочь папе и маме, а — помочь ребенку.

Ювенальный формат — это самое опасное. Система приоткрыла двери в семью, и неважно, по какой причине, но если ребенка изъяли из семьи, а его близкие не смогли защитить, — всё: у него мир-то уже рушится!

…Недавно два специалиста СОРК в 6.00 выехали в Оренбуржье. За день прошли семь инстанций — но отстояли ребенка! Домой вернулись за полночь. Потратили кучу собственных денег на штрафы за стоянку не в том месте, на ремонт сломавшейся машины… Но ребенок остался в семье. И мама, исхудавшая до неузнаваемости, наконец-то смогла уснуть спокойно. А так — ничего особенного. Обыкновенный рабочий день, один из многих.

И дорогого стоит, что нам уже сами звонят из опеки: «По формату мы должны изъять детей. Но семья неплохая, давайте думать, что можно сделать».

Мы просто — чернорабочие

Чаще всего человек, которому отказывают в помощи, может быть, просто не в ту дверь вошел. И мы подсказываем, в какую идти. Или сами беремся помочь. Ведь беда «маленького человека» должна и может быть услышана.

Самое главное, мы ничего не приукрашиваем, в просьбах о помощи пишем честно. Поэтому часто сборы не идут. Понятно, что если бы я приукрасила, — народ заплакал бы и отдал последнее, лишь бы помочь. Но маленькая ложь рождает большую. И мы на нее не идем.

— Ну а как обстоят дела у Кристины Винокуровой, Ангелины Песковой, которым читатели «Благовеста» тоже старались помочь? — спрашиваю у Оксаны.

— Кристину Винокурову мы до сих пор ведем, стараемся ей помочь. У девочки лейкоз, ей сделали операцию по пересадке костного мозга, сейчас ей необходимы дорогостоящие лекарства, которые приходится покупать самим. У Ангелины Песковой очень непростая ситуация с оперировавшей ее российской клиникой. Благодаря помощи неравнодушных людей Ангелина смогла поехать в Германию, ее спасли. Но больше пока порадовать нечем.

…Скромно живущие люди — у них не гордыня, они боятся опуститься до того, чтобы жить с протянутой рукой. У них стресс от того, что приходится просить о помощи. И они не умеют с благодетелями себя вести, у них становятся каменные лица. Не потому что они неблагодарные. А потому что им стыдно просить. Стыдно смотреть в глаза человеку, который им помог. И они — эти реально нуждающиеся семьи — выглядят неблагодарными, не то что профессиональные, скажем так, нищие, которые с легкостью просят и не скупятся на поклоны. Да иногда человек не то что не хочет — он не может поблагодарить, у него в горле пересохло.

Хотя как-то вижу в списке — тысячу рублей прислала одна из наших подопечных, девочка удивительной судьбы... «Ну хоть что-то должна же я сделать…» Я ответила: «Не сейчас! Вот будешь бизнес-леди — не вопрос: можешь даже отчислять на благотворительность часть прибыли. Но только когда твердо встанешь на ноги».

Есть в социальной работе теоретики, есть практики. Мы практики, больше того — чернорабочие. А по-другому никак.

Записала Ольга Ларькина.



Помогите Ульяне!

Милое дитя с фотографии — Ульяна Зайцева! Воспитывают ее бабушка с дедушкой. У Ульяны ДЦП, три года назад отнялись ноги. Врачи не делали утешительных прогнозов. Ульяне помогали партнеры фонда «Благодетели», один больше года оплачивал массаж и дорогостоящие процедуры, и девочка пошла. Сегодня в общем развитии она мало чем отличается от сверстников. Сейчас необходимо 6 тыс. руб. для приобретения ортопедической обуви и 35 тыс. руб. — для очередного реабилитационного курса. По всем вопросам звонить Оксане Владимировне: 8-937-100-04-47, 8-937-205-05-87. Карта Сбербанка 4276 8540 1041 0578 привязана к номеру 8-937-100-04-47. Публикуется по благословению протоиерея Алексия Гладуна.

Дата: 29 августа 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
9
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru