Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Хрустальная ваза

… У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл — заменитель такой вазы.

Начало см.

… У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл — заменитель такой вазы.

Об авторе. Вячеслав Вячеславович Медушевский родился в 1939 году в Москве. Доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России, автор более чем ста работ по проблемам музыки, искусства, истории культуры, образования. Живет в Москве.

Мысли-2014

1. 5 января. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39). Глубина этой мысли не воспринимается как должно. Мы ведь любим себя неправильно, эгоистически. Фактически не себя, а пародию на себя — свои интересы, свой грех отъединенности, изолированности от сущего. Надо же любить безкорыстно, объективно. Как не возлюбить мысль Божию о нас, это немыслимое чудо сотворенной души — ощущающей себя жизни? Так воспринимают себя дети до трех лет, когда еще говорят о себе в третьем лице (двухлетняя девочка Маша слушает Пушкина: «Избушка там на курьих ножках стоит без окон, без дверей». — «Мася даже боится!»). И так объективно, вне времени и пространства, как дивное творение Божие, как дар богозданной самоощущающей свою внутреннюю реальность жизни, мы призваны любить и другие души, познавая в этой любви присутствие любви Божией. С ростом способности самосознания растет и мера ответственности за ближних.

2. Исходная организация души (до трех лет — в сравнении с последующими годами) — правильнее, ближе богозданному устроению души как образа Божия. Когда детская душа, раздавленная окривевшим взрослым сознанием, научается сплющивать себя и запихивать в «я», — то лишается она, бедная, живительного простора и начинает загнивать, всасывая в себя и черты бесоподобия, ибо первыми лишились света и простора падшие ангелы. Сказать: «я — это я», — было бы клеветой на природу души, которая создана собеседницей Богу и только в Нем может находить свою жизнь, а иначе мертвеет. В Нем свет, а без Него душа темнеет. В Нем огонь чистой любви, а без Него душа становится ледяной. В Нем безпредельность, а без Него ограниченность. Святые отцы назовут желанный от вечности простор души трезвением. Благодатью Божией святые усердно восстанавливают в себе изумительную способность видеть себя как бы со стороны, в третьем лице, — Божьим взглядом. Видеть и корень своей греховности — гордыню, скручивающую душу в черную дыру самости. Глубокие слова естественных языков: со-весть, со-знание, со-чувствие, со-жаление — тоже указывают на достодолжный способ, каким мы должны смотреть на себя, именно объективно, взглядом свыше. Совесть ведь так и именуют — гласом Божиим в человеке. Правильная любовь к себе (как образу Божию) вписывается в основополагающий закон диалогического устроения души. Самолюбие, себялюбие справедливо почитается грехом, ибо отказ от устремленности к Богу ведет душу к смерти. Любить же себя чисто означает любить Солнце правды в себе. Такой создал душу Бог. И вот осуществление этого идеала: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), — в соответствии с желанием Пресвятой Троицы обитать в нас и нам в Ней. «Вы боги» (по благодати) — говорит Писание. Достижение этой последней цели христианской жизни Православие именует обожением. Важность простоты детских и святых душ открыта Христом: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3). Простор простой детской и святой души — задается отчасти именно этой врожденной способностью смотрения на себя со стороны, видения в третьем лице. А откуда она сама?

Благодатью Божией святые усердно восстанавливают в себе изумительную способность видеть себя как бы со стороны, в третьем лице, — Божьим взглядом.

3. «Насадивший ухо не услышит ли? и образовавший глаз не увидит ли?» (Пс. 93, 9) Даровавший нам способность самосознания — не обладает ли этим совершенством Сам? «Я и Отец — одно», — говорит Христос (Ин. 10, 30). Но Он не сказал: «Я есть Отец», что было бы равноценно невнятности мысли. Бог без Ипостасей, как Монада, не мог бы быть любовью, — не было бы, Кому жертвовать Себя. Но Бог есть любовь, потому что Отец любовью рождает в вечности Сына и источает Духа, Которые отвечают любовью же. И это есть внутренняя Жизнь Пресвятой Троицы. Бог как Монада не мог бы быть и Жизнью и даровать ее свет творению. Но Бог — а не три Бога. Самоотдача любви делает Троицу совершенной Единицей. Притом же Богосознание различает в Себе три Лица; соответственно и людям дано повеление: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19).

4. Музыка — свет, в котором мы можем правильно видеть мир, природу, историю, самую душу.

5. Душа похожа на Солнечную систему. Христос, в Котором открывается Бог-Троица, — Солнце души, Источник света истины, тепла любви, восторга воли, блаженства жизни. Планеты — ангелы, святые в невидимом мире, а в мире видимом — другие люди, народы, цивилизации, населяющие сердце. Сама же душа — светящаяся радостью пылинка в ликовании просторов Божьего царства.

Ради богодарованной свободы воли реальность Солнца в нас зависит от того, насколько мы хотим его присутствия. Оно ждет горячих призываний, в противном случае покидает мрачнеющую ледяную душу. С замечательной точностью печальная ситуация запечатлена у Лермонтова:

Душа сама собою стеснена,

Жизнь ненавистна, но и смерть страшна,

Находишь корень мук в себе самом,

И небо обвинить нельзя ни в чем.

О таких восходах и заходах Солнца жизни — тоже повествует музыка, и мы не устаем поучаться ее урокам, ибо они прекрасны. Что не удовлетворяет в привычных определениях музыки как языка души? Наполнившее их ныне безбожие, содержащаяся в них презумпция ее безсолнечности. Это клевета! Тогда б лишилась музыка главного и чудесного в ней, способности солнечно, светом богосознания, высвечивать невидимую без него глубину мироздания. Душа бежит от ужасного музыковедения и говорит: уж лучше ничего не знать о музыке, а только полоскаться в ее приятностях. Куда ж скрыться ей от яда безсолнечного мировоззрения, проникшего во все ее фибры? Выход один: навязчивые идеи музыковедческой теофобии побеждаются лишь музыковедческой теофилией. Что здесь плохого? Имя Теофил (=Боголюб, Амадей, Готлиб) входит в полное имя Моцарта: Иоганн Хризостом (Иоанн Златоуст)(1) Вольфганг Теофил. Моцарт еженедельно посещал храм, ревностно исповедовался, причащался, последние 15 дней своей жизни провел в слезных молитвах, надиктовывая свою лебединую песнь — Реквием. Его солнечная — несмотря ни на что — душа живет в его музыке, о которой Григ сказал, что она — рай, которого мы лишились, потому что не были его достойны.

6. Какое общее дело человечества? На латинском языке «общее дело» звучит как «республика». По-гречески — «литургия». Соответственно пониманию языков и имя служителя общего дела звучит на латыни — «министр», а по-гречески — «диакон». Какое истолкование правильнее? Через Преподобного Серафима Саровского Христос открыл человечеству: оно спасется, если соединит церковную жизнь со светской (внехрамовой). Министерство любви Божией и диаконство той же любви, республика и Литургия, — призваны слиться до нерасторжимости. Так ведь и служили Божьему делу Апостолы. Они соборно причащались, осуществляя тем самым главный смысл Литургии. И всё? Нет, они ходили еще по всей земле воскрешать души людей верой в Спасителя. Апостол Павел умоляет галатов огненными словами: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал. 4, 19). Об этой цели говорил и Сам Господь: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6, 29). А как веровать? Не книжно, конечно, но так же, как Апостолы, — деятельно, чудотворно, в муках подвига. В полноте дело Божие осуществится лишь в Царствии Божием — конечно же, силой благодати, но обязательно и при усилиях людей, о чем говорит и Христос: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12). Тогда и станет человек таким, каким был задуман для жизни в Боге, а по отношению к мирозданию — быть царем его. А до тех пор — «тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим. 8, 19-22). Божественное, непредставимо высокое задание человечеству — объединить святую молитву и святую жизнь в одной цели — с особенной силой и широтой открылось Православной душе России. Объединиться же они должны воскрешающей силой Христовой, однако — при усилии всех людей на всех поприщах их соборной жизни, в окончательной победе над смертью. Это и есть общее дело человечества, как на то указал и (несколько наивно) описал его Николай Федоров,  

  вдохновив на начало подобного делания Владимира Соловьева и последующих философов России. Этой объективной задаче служат современные подвижники веры. Преподобный Силуан Афонский слезно молился о спасении всех усопших. Схимонахине Антонии (Кавешниковой) диявол являлся с угрозами (и осуществлял их) за то, что она «таскает его людей из ада», но она пребывала в безстрашии и плевала на его удары. Своей духовной дочери, монахине, она открыла: одна женщина из ее рода (назвала имя и причину) находится в аду. И они вымаливали ее. Но особое поручение дала матушке Божия Матерь: молиться о всех убиенных в абортах младенцах, пребывающих во тьме кромешной. Паисий Святогорец слышал их вопли и тоже призывал молиться о них. О том же говорил Митрополит Антоний Сурожский. Отговаривать людей от молитв за тех, кого убили, — даже и по-человечески было бы непорядочно и гадко, а по отношению к Богу — противно Его любви. Господь запретил ведь даже и приближаться к жертвеннику не примирившимся в любви. Кто ж осмелится подойти к Причастию с сожженной совестью, кроме безумных!

Матушка наставляла и меня молиться о всех людях. Увы мне! Чудовищная лень и холодность владеют мною. «Позор, тоска! О, жалкий жребий мой!» Это последние слова оперы «Евгений Онегин». Под музыку оркестрового заключения предстоит падение во ад? Вся надежда — на милость Божию по молитвам матушки Антонии и всех угодников Божиих.

7. Атмосфера молитвы — очень важна. Это не то же самое, что интонация наших мысленных слов, прошений, обращений. Преподобный Порфирий Кавсокаливит учит: молитва должна быть смиренной, произносимой как бы умоляющим и просящим голосом (именно так молилась и матушка Антония — а я слышал, как воспроизводила ее молитву монахиня Феофилакта, ее духовная дочь). Интонация молитвы — то, что исходит от нас. Но это только одна сторона богообщения. Интонация молитвы не оголена, не в вакууме — она помещена в атмосферу, которая уже не от нас, а от слов божественных молитв, от духа этих слов, от внушений Святого Духа, который и обучает нас молитве. То есть надо различать интонацию нашей просительной энергии в молитве и атмосферу молитвы, которая от Духа и по отношению к нашей энергии являет собой действие подхватывающей энергии Божией: она сообщает ей легкость, полетность, окутывает теплом, любовью, радостью, нежностью, наполняет светом, окрашивает в различные тона.

Что важно: когда мы находимся в правильной атмосфере, то и неканонические молитвенные слова, например описательные слова св. Порфирия «веселие от Божественных слов», — сами эти слова начинают нести в себе правильную атмосферу молитвы, атмосферу простоты, мягкости, безкровности, света, крылатости, о чем нам говорит святой.

Музыка — свет, в котором мы можем правильно видеть мир, природу, историю, самую душу.

8. О, Украина! Да и Россия… Прости, Господи! Цивилизация-иуда — какой достойна участи? Христу же нужна лишь Святая Русь (это понятие и явление духовное, наднациональное). Предстоит нам в покаянии готовиться к испытаниям. Мы мерзки — потому антихрист близ. И Царство Божие близ.

9. Исполнитель призван открывать в каждом произведении самую суть высокой, прекрасной, благородной музыки. Для того умом, сердцем и волей нужно пребывать в предстоянии пред Богом, в сердечном общении с Ним, в исполнении Его святой воли, которая есть слава Божия в людях, дающая им жизнь и уверенность в безсмертии.

10. 16 марта, Собор всех преподобных отцев Киево-Печерских (переходящее празднование во 2-ю Неделю Великого поста). США хотели деморализовать нашу страну, — как после расправы с Сербией, за предательство которой Россия поплатилась унынием. А результат оказался неожиданным для фашизирующегося Запада.(2) По призыву старца Илия верующий народ встал на молитву, и дух окреп. Адской бездне всераздирающей ненависти Святая Русь призвана противопоставить океан ревностной Божественной любви, готовой на жертвенное несение трудностей. Россия сейчас, по слову старца, — на острие ножа. Господь предлагает выбор: «Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 6, 24; Лк. 16, 13). Раболепствие духу алчности и продажности не спасало и не спасет никого. Россия на острие ножа!

11. «Да святится имя Твое»! А мы всячески противодействуем святой воле Божией. Не можем мы жить славой Божией без непрестанного действенного покаяния и его плода — смирения. Каяться же надо в том, что упорно противимся главному желанию Бога видеть нас святыми, совершенными, любящими, и вместо того бываем мелочными, эгоистичными, своевольными.

А как же последняя вавилонская башня истории? Она, как и все предыдущие, рухнет. Да как! — с грохотом, так что и вселенная потрясется.

12. 7 апреля, Благовещение. Как ухватиться за невидимое? Верою? Прежде веры — доверие. А что мешает ему? Мешают грехи. Но сказано: «Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1, 18). Через доверие почувствуем руку помощи Творца. Грехи претворятся в покаяние и смирение, в решимость не грешить и никого не осуждать, но считать всех чистейшими себя. Тогда появится просвет во тьме и легкость, а тяжесть уйдет. Тогда увидишь, что грехам предшествует гордыня, ибо смиренные не падают, а живут в помощи Вышнего. Тогда родится в тебе порыв никогда не отлучаться от Бога, и Он укрепит твой порыв. А если снова упадешь? Снова вставай, смиряясь в покаянии, в желании вечной чистоты Царствия. И так всю жизнь, до последнего мгновения, самого великого мгновения перехода в иной мир. Но, может быть, не будет умягчения сердца и света? Это значит, что не до конца смирился, не до полной искренности и доверительности веры. Причиной может быть и испытание. Что ж? Потерпи, но не унывай и надейся, удержи в себе доверие Промыслу. И знай, что нет ничего вернее веры, надежды и любви, которые от Господа. А потом радость как заря, как начало новой жизни в неотлученности от Бога, источника жизни.

13. Несколько слов об искушениях поста. Смысл испытаний — в осознании их смысла. Они кажутся досадными случайностями. Но важно удержать живой веру в то, что только Бог истинно и всецело существует и ничего в мире не происходит без воли или попущения Божия. Мою ученицу М. подтолкнула под коленки автомашина, и та, упав, сильно рассекла губу. Сбившая ее сербка отвезла ее в больницу, где хирург губу зашил. Через неделю губа зажила, не оставив и следа. Но тут же М. сильно переиграла руку. Идет в ту же знакомую больницу, записывается на прием к врачу. Неожиданно встречает хирурга, оперировавшего губу. Он ее узнал, ведет в свой кабинет и ставит неожиданный для врачебной практики медицинский диагноз: учила этюд Листа по Паганини! Использовала такой-то прием! Им повредила сухожилия на локте, связанные с 4-м и 5-м пальцами. Оказалось, хирург — пианист, сам играл Кампанеллу Паганини-Листа и этюды. Начал колоть лекарство прямо в сухожилия. Искушение пока не кончилось, но странные совпадения вселяют надежду.

У меня в конце Четыредесятницы после мигания света погас компьютер и больше не включался. Опасался, что поскольку по безпечности года три не сохранял в копиях содержание компьютера, плоды трех лет работы могут оказаться потерянными. Думал, может быть, сначала как-то вывинтить с чьей-то помощью жесткий диск и где-то переписать его. Рабочий мой день, среду Шестой седмицы, провел в унылом размышлении о том, как и где организовать починку. В четверг вызвал мастера. Он все никак не ехал, наконец позвонил и сказал, что его машину увезли на эвакуаторе. Назначили встречу на субботу в 11 часов. Не позвонил и не приехал. Звоню в другую фирму, вызываю мастера. Потом, в который уже раз за четыре дня, на всякий случай нажимаю кнопку включения — компьютер ни с того ни с сего заработал в точности после окончания Четыредесятницы. Тут же ставлю на сутки переписывать содержимое компьютера на терабайтный внешний диск. Пока компьютер, впрочем, исправно работает.

14. К празднику Входа Господня в Иерусалим иеросхимонах Валентин (Гуревич) прислал стихотворение Тимура Кибирова на тему сравнительного религиоведения. «Их-то Господь — вон какой! Он-то и впрямь настоящий герой! Без страха и трепета в смертный бой ведет за собой правоверных строй!» Заканчивается оно так: «Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок, — Но наш-то на ослике — цок да цок — навстречу смерти Своей. На встречу со страшною смертью Своей, на встречу со смертью твоей и моей! Не плачь, она от Него не уйдёт, никуда не спрятаться ей!» Однако смысл темы глубже и глобальнее, чем сравнение ислама и других мировых религий с Христианством. Ведь и в Христианстве откололась часть, на протяжении второго тысячелетия напряженно устремленная к силовому, экономическому, финансовому, всестороннему проглатыванию мира, а в первом и последнем своем желании — Православия, без которого земля лишается смысла дальнейшего существования. Речь, в глобальном аспекте, идет о верном понимании взаимоотношений Бога и человечества. Вопрос стоит ребром: может ли человечество въехать в обетованное нам Царство Божие на танке во всеоружии небывалых технологий? Нет, в своей гордыне оно потерпит полное, сокрушительное, небывалое, окончательное поражение. Однако приближение Царства — неостановимо! Ибо смерть побеждена жертвой Христа, всем желающим открыто Царство — с этим откровением и обетованием Христос вышел на служение людям. А как же последняя вавилонская башня истории? Она, как и все предыдущие, рухнет. Да как! — с грохотом, так что и вселенная потрясется («Люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную, ибо силы небесные поколеблются», — готовит нас к неожиданному финалу истории Господь: Лк. 21, 26). Тогда всей земле явится Спаситель в знамении креста. После разделения пшеницы и плевел, созревших на целокупной ниве истории, откроется новое небо и новая земля Царствия. Река истории впадет в океан вечности, сохранившись в ней только как память о вечной победе Божественной любви, в которой в неумирающем восторге воссияют и все стремившиеся к ней.

Никакая самая сказочная приятность не заменит ясной, светлой, разумной и богоответственной жизни в Боге.

15. 13 апреля. Вход Господень в Иерусалим. Причащались. К моей мысли (в выступлении в Харькове в апреле) о том, что неглавное в музыке и жизни часто бывает важнее главного. С утра пришел в голову помысл захватить жесткие бумажки для записывания мыслей, — отбросил его. А он был к тому, что на службе пришла в голову мысль, которую все боялся упустить (вместо того чтобы кратко зафиксировать на забытой бумажке… )

Само понятие Царствия немыслимо без свободного богоответственного отношения к Царю, которого от «бактерий» ожидать невозможно. Но для того-то и создана каждая разумная душа как духовная неповторимость, дабы в ее свободе, умноженной Божественным присутствием, Бог мог обитать Своей любовью. Если Бог не сотворял клонов, но всем дал лица, то и Царствие Небесное нужно представлять адекватным образом, а, например, не коллапсированием людей в безсмысленную и безмысленную нирвану. Никакая самая сказочная приятность не заменит ясной, светлой, разумной и богоответственной жизни в Боге. И у Бога никогда не было в мысли низводить людей до уровня клопов, сосущих приятности.

16. На период событий в юго-восточной Украине и Одессе, от которых все холодело внутри, оказался в больнице с воспалением легких после гриппа. Каковы пути человечества? Захотелось написать книгу о непревосходимом величии Христианства — в плане обобщения (в том числе и через музыку) истории человечества и способа жизни людей в последние времена, когда вавилонская башня бесо-человеческой гордыни будет окончательно повержена, отказавшихся от Христа и принявших чипы антихриста будут сопровождать невыразимые муки, Царствие Божие, неостановимо приближающееся, откроется после Суда.

Вышел из больницы с желанием начать новую жизнь (если Господь продлит дни на земле).

17. Бог вочеловечился, учили святые отцы, дабы человек обожился. Стрела времени выпущена не наугад, но летит из рая к Царствию Божию. Там время, словно река, впадет в океан вечности, растворится в океане Божественной силы и любви, отчего истают перегородки между временами — между прошлым, настоящим и будущим: бытие станет всеохватным общением без границ. Но память о времени сохранится. Прежде всего — о вечном спасительном подвиге Христа, который имел и исторически-временные координаты, запечатленные в Символе веры («распятого же за ны при Понтийстем Пилате»). Кровь Агнца упоминается в Откровении, и небеса исполнены вечной славы Его. И святых, например Святителя Иоанна Златоуста, прославившего Бога в страданиях конца жизни («Слава Богу за всё!»), — как могли бы мы узнавать вне обстоятельств прожитой жизни? Книга жизни существует в бытии, а не только в человеческой памяти, и может открываться святым, что имеет безконечное число подтверждений. Наша матушка схимонахиня Антония не только чувствовала судьбу умерших за гробом (и своей молитвой и молитвой близких могла ее улучшать), но по просьбе родственников и близких открывала важные для них обстоятельства земной жизни усопшего, примеры чего есть в моей книжке о ней.

Стрела времени выпущена не наугад, но летит из рая к Царствию Божию.

18. «Блаженны нищие духом» — противоположность люциферианскому сознанию самообожения. Соединение человека с Богом вплоть до обожения осуществляется только Духом Святым в ответ на смиренное желание человека, а гордыня наглухо замуровывает душу в самость. Писание многократно напоминает об этой опасности: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4, 6; 1 Пет. 5, 5; ср. Ис. 66, 2).

19. Мысли о постмодернистском управленчестве. Идеология постмодернизма сама по себе деструктивна и рождает хаос. Но этот хаос должен быть управляемым, чему и служит новый, самый жесткий и хитрый в истории метод управленчества. Всякая идеология являет собой самозамкнутую систему представлений, отщепленных от веры, соответственно от истины, правды, красоты, от онтологически-единящего начала. А в случае постмодернизма не просто отщепленных: малейшие проблески истины, истинной свободы в Духе, божественной справедливости подлежат осмеянию, а на пьедестал славы воздвизаются поющие бородатые женщины и прочие образцы извратившейся жизни. Деонтологизация открывает простор манипуляциям с общественным сознанием и потому удобна для тайного управления странами и народами. Апостол Павел упоминает управление среди важнейших даров Духа наряду с чудотворениями, исцелениями, пророчествами. Для постмодернистского деонтологизированного управленчества даров Духа не требуется: сочинять управляющие инструкции может и хитрость. Хитрость состоит в законничестве, программирующем изменения направления жизни народов на полярно противоположное традиции. Например, для страны, которую предстоит превратить из свободной в рабски управляемую, сочиняются законы, подзаконные акты и инструкции. Неважно, что результаты противоречат здравому смыслу: казуистика заранее прописанных правил позволяет создать систему жесткого контроля со стороны специально созданных для того комиссий, инспекций, множества органов и рабочих мест в них. А идеология, отвязывающая человека от правды Божией и прикрепляющая к религии денег, создает послушных роботоподобных исполнителей. Как навязать систему управления? Нужны деньги и персональная информация о людях. Кто владеет ею, утверждал Бжезинский, будет владеть и миром. Надо знать, кому давать взятки, через кого проталкивать желаемое, кого ставить на должности. Это не теория заговора, а просто технология новейшего управления — ручного управления обществом, в качестве рычагов использующее и само рукотворное право. Идеология при этом воздвигает право на место высшего регулятора жизни, чтобы люди охотно подчиняли ему свою жизнь, а на деле право оказывается подчиненным интересам наживы. Главное — с помощью тщательно продуманных и прописанных правил и законов задать направление искаженной жизни, а она уже сама породит инерционные поля и потоки, втягивающие в себя новых исполнителей, уже по своей инициативе сочиняющих глупейшие инструкции, дабы оправдать свое существование в бюрократической системе (стоило бы издать закон о выплате зарплаты работникам управления лишь при условии их воздержания от своего бюрократического «творчества»… Если онтологически над правом стоит правда (право — от правды: этимология одинакова, что в русском языке, назвавшем первую конституцию ярославовой «Правдой», что в китайском, на что указывал Конфуций), то теперь хозяином правды стал кумир наживы, маммона, и стал использовать его как средство для умножения наживы.

Какая система жестче — тоталитарная сталинская или нынешняя постмодернистская? Думаю, последняя. Сравним: когда в музыкальное образование вводился обобщающий новый курс «Анализ музыкальных произведений», ему предшествовала публикация книг, статей и дискуссий (то, что человек думает так, как он думает, — понятно; но учет других точек зрения помогает принимать взвешенные решения). Теперь все делается незаметно, гладко — словно бы все происходит само собой. В 2013 году замена «Анализа музыкальных произведений» на «Анализ музыкальных форм» была осуществлена без оповещения научной общественности, без научных дискуссий, чисто бюрократическим путем: педагоги страны просто получили новые планы с новым предметом. Ловко! Некто невидимый одним росчерком пера изменил направление развития музыкальной культуры, повернув его в удобное для себя русло. Студенты, деятели будущей музыкальной культуры, лишились стратегического видения, ибо частная, хотя и важная проблема музыкальной формы (у меня есть статья «Музыкальная форма как откровение»!) вознеслась над музыкой в целом, над ее великим смыслом, эпохальными стилями и жанрами, искусством исполнения и др. И добро бы еще «форма» — но речь идет о «формах»: акцент ставится не на сущности, а на перечислительной множественности, что равносильно легализации невежества (мы же не говорим о географиях, физиках, химиях). Нас заставляют забыть, что все из одного, а не одно из многого. Раздробленным сознанием легко управлять! Бжезинский в книге «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной мощи» среди главных угроз будущему США называет нарастающее невежество. Так! Это неизбежная плата за постмодернистский стиль управления. Невозможно воспитать людей в мудрости, окружая их со всех сторон глупостью и пошлостью! По тому же пути дегенерации в силу заданной в конце ХХ века инерции бредет и наша страна. Невежеству Америки Бжезинский противопоставляет пример растущей образованности Китая. Чему удивляться? Это следствие стратегического мышления современных руководителей нации: строят китайцы свое образование не на ветрах постмодернистских внушений, а на фундаменте своей многотысячелетней традиции, хотя и языческой, но заключающей в себе стремление к свету, мудрости, совершенству. Языческой традиции недостаточно для жизни в вечности. Потому сейчас Господь явным образом через великое переселение народов перемешивает их, дабы к окончанию истории (после трех с половиной лет тирании антихриста и Второго пришествия Христа во славе для суда) дать им возможность светоносного деятельного познания истинного ее смысла и пострадать за правду. 

20. Если ты «победил» какую-то страсть — велико твое падение! Оно заключается именно в том, что победил ты, а не Бог. «Кто не собирает со Мною, тот расточает» (Лк. 11, 23). Ты победил сам? Это значит: победила твоя гордыня, а за ней стоит дьявол. Что страшнее победы дьявола? Ты победил под благовидным предлогом? Но Бог смотрит не на предлоги — смотрит на состояние сердца. «Сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12, 9). Тебе обидно, что не ты победил? Безкорыстный, не самолюбивый Бог с радостью отдаст тебе Свою победу, увенчает тебя как победителя, если ты побеждал с Ним. Или ты не хочешь носить в себе, в тварной немощи твоей, силу Божию, хочешь сам быть как Бог? Таково было желание Люцифера, светоносного по сотворению первоангела, превратившее его в дьявола, первородителя гордыни, которая перечеркивает любовь и святое доверие Богу. Губителен соблазн самообожения, само-праведности, самосильности, само-жизни, ибо это ложь! Лишь Бог — единственно Сущий, Самобытный, Само-жизнь. Чтобы исключить коварный помысл самобожия, руководствовался святой Силуан Афонский советом Господа: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся». Покаянное самоукорение рождает смирение, привлекающее благоволение Божие. «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4,6; 1 Пет. 5, 5).

21. 25 мая, Причастие. Не ясно ли, что сонатная форма, где показано преображение человека, а потом это преображение испытывается (разработка), могла возникнуть только в христианской цивилизации, человек которой знает об этом чуде и задании преображения? Однажды я спросил иностранцев из Юго-Восточной Азии: нравится ли вам разработка как часть формы? К моему удивлению, китаяночки с эмоциональной непосредственностью воскликнули: «Не-ет!» Как это может быть? Ведь для русских студентов это самая волнующая и приподнятая часть формы! Но развивающие части формы, особенно разработки, возникли в цивилизации, которую не удивят слова: «Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1 Пет. 4, 12-13). А в испытаниях даются и силы, и восторг, и отвага, удаль: «Есть упоение в бою!» (Пушкин). Синской же, конфуцианской по воспитанию, цивилизации любить испытания, знать чудо окрыленной воли любви — не дано. Не встретились мне в моей педагогической практике индусы. Но, думаю, и они были бы не в восторге от драматических коллизий и сопутствующего им вдохновения. Это можно косвенно предполагать по реакции Рабиндраната Тагора на шекспировские драмы. Сначала они, по словам Тагора, захватили индийских читателей, но потом пришло понимание, что неколебимая чистота индийской культуры лучше. Лучше-то лучше, но как китайцы и индусы встретят микрочипы антихриста, после которых — вечные муки? Пробуждение от фантазий неизбежно. И лучше раньше, чем с опозданием. Великое перемешивание народов приблизит его. А чудо драм Шекспира вовсе не сводится к метаниям. Над ними — покой красоты, обетование Божественного смотрения.


1 Моцарт родился 27 января по западному стилю, а в Православном верном исчислении, не выбросившем из мироздания ни одного дня (и потому сохранившем символику чисел), 27 января — память Иоанна Златоуста. Странная игра дат в жизни Иоанна Златоуста Моцарта!

2 Великий Платон провидел в «Законах»: демократия, развращающая народ до безпредела, всегда приводит к свирепой диктатуре. Как мы видим сейчас, она уже существует в форме бешеной диктатуры денег, культа наживы и порока. Без помощи Божией никакая форма правления не устоит.

Продолжение см.

Дата: 27 января 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
8
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru