Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

​Хрустальная ваза

… У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл — заменитель такой вазы.

… У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл — заменитель такой вазы.

Об авторе. Вячеслав Вячеславович Медушевский родился в 1939 году в Москве. Доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России, автор более чем ста работ по проблемам музыки, искусства, истории культуры, образования. Живет в Москве.

Мысли 2013 г.

1. История — взаимодействие спасающей силы Божией и немощи человеческой.

2. Критика слабых людей убивает в них волю к жизни.

3. 12 февраля 2013 г. Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (вчера был день Игнатия Богоносца, у которого в сердце золотыми буквами было написано имя Божие). Сегодня видел необычный сон. Я пел. Самым важным был голос. Я с достоверной ясностью ощущал его напряжением своих связок, но он был глубже меня, через меня, я удивлялся его красоте, мощи, мягкости, тембр был золотой, светящийся. Хорошо помню, как взял предельную для «себя» ноту ля второй октавы. Но это не был женский голос, да и не совсем человеческий, скорее ангельский. Второе обстоятельство — что я пел. Это не были народные песни, но все было несомненно русским. Со мной были и какие-то другие голоса, которые подпевали не в унисон. Третье обстоятельство: при пении я одновременно был и вне себя, поющего, наблюдал внутреннее состояние каких-то немецких преступников, слушателей, и по мере их просветления начинал сочувствовать им. Да, в них происходили благие изменения, и я этому радовался.

Я понимаю этот сон как указание на то, каким бы мог быть труд моей жизни, если бы я был смиреннее и тем вместительнее для силы Божией. А кто эти «немцы»? Это те, кто по моей гордыне не услышали голос Божий. Прости, Господи, и помоги! (Л.И. на эту мысль откликнулась: не должно быть никакой итоговости, все впереди, — дай Бог!)

4. 25 февраля 2013 г. Вчера был храмовый праздник священномученика Власия, причащались. Бог един не только в Себе, но и в нас может пребывать только всецело, а не в разделенности. Христос есть дверь: мы входим через Него и пажить обретаем. Он путь — потому идем через Него и Им в жизни и молитве. Когда молимся: «Отче наш», — то не устремляемся к Отцу помимо Христа, но влечемся к Нему сквозь богочеловеческую природу Христа в Духе. Так взывая, оказываемся, пусть и не явно для нас, внутри Божественной жизни Троицы, идя к Отцу в Сыне Духом. Бог един в нас, — и вот почему матушка Антония (1) учила, что нам надо преодолеть нашу рас-троенность: как Бог един, являет собой не три отделенности, но единство неразрывно различимого, так и мы должны быть цельными в Едином Боге и его внутрибожественной Жизни. В Боге-Отце — как в Сыне и Духе Святе через Богочеловека Иисуса Христа. И когда далее говорим в молитве: «Да святится имя Твое», то оно, имя Любящего Отца, святится, то есть действует в нас, преображая нас, Духом в Сыне через Его богочеловечность. И Царствие (во втором прошении) приходит так же. Нерасторжимое Божественное единство присутствует во всех прошениях Господней молитвы, вообще во всем строе всех молитв и всех сторон нашей жизни. И все духовные слова, по видимости дробящие Слово, вновь сливаются силой единства Божия в непостижимое единство.

5. Тайна слиянности всего творения причиной имеет творящее единство Божие. «Многое из одного, а не одно из многого». Пример — единство слога, стиля. В эклектике разнородные мысли подобны чуждым друг другу «спикерам» в постсоветской Думе, где их речи — потасовки в слове, которые были бы способны только раздирать целое, если б оно даже и было. Чуждость — то, что за пределами своего. Слово «чужой» — раннее заимствование из готского языка. Готское тьюд — «народ», от основы со значением «разбухать», «вздуваться». Итальянский язык превратил его в tedesco — «немец»; русский — в «чудь», откуда «чужой» и «чуждый» («не славянский»), а далее — «далекий не только по языку и культуре, но и по духу». А кто всеобщий разделитель слога-стиля и людей? Чуждый, вражий, холодный дух, дьявол. Напротив, в осиянности стилевого единства даже различные мысли — свои друг другу, ибо безконечно родственны по духу. Родные, ибо принадлежат роду Божьих людей и соединены любовью в Боге, Который есть любовь. Если из дьявольских споров и потасовок мыслей-слов уходит истина, то в органичном стиле мысли и слова, словно святые собеседники, поддерживают, усиливают и вдохновляют друг друга безмерностью истины в сиянии красоты, в теплоте любви и в преизбыточности жизни.

6. Мысль быстрее всего? Но всякая наша мысль, не успев отзвучать в сознании, тут же уходит в прошлое, удерживаясь лишь памятью, а не живым восторгом настоящего. Господь же всегда в настоящем, и если мы в Нем, то и мысль наша в настоящем. Только Бог может остановить в нас бег времени, чтобы мы пребывали в Его вечности.

7. Допустил одну горделивую мысль в связи с тем, что на таинственную гору в Тибете никто не может взойти — какая-то сила останавливает их. Я подумал, что взошел бы. У Тани в этот момент выкрали кошелек с деньгами, с нашими зарплатами. Пришла рыдающая. Дальше бесы ужалили своей энергией, я выдернулся, чего давно не случалось (Маша что-то в резкой форме сказала, я взвился). Тут же пошел в ванную, чтобы в молитве восстановить покой в душе.

Покаянно рассказал сегодня на исповеди о горделивой мысли и о последствиях отцу Алексию, и он потом в общей проповеди красиво говорил о притворщиках-бесах, которые обманно бегут, но потом вдруг останавливаются, а за ними вооруженные тьмы черных воинов с пулеметами и пушками — и ты в окружении. Да, так и было.

Адам и Ева. Изгнание из Рая.

8. 17 марта, Прощеное воскресенье и память святого благоверного князя Вячеслава Чешского [день Ангела]. Причащался. Как служим мы Богу триединством сил души, так таким же триединым образом и не служим Ему. За что прародители были изгнаны из Рая? Только ли за наивность? За ошибку ума Евы, не устоявшей перед коварными хитростями дьявола? Но прародителям был дан могучий ум, ведь дать имена всем вещам — равносильно тому, чтобы увидеть их сущность! Его надо было хранить и возделывать. А возделывание — это задание в первую очередь для воли, упражняющейся в умножении своей богозданной свободы. Две заповеди, положительная и отрицательная, даны не для одного ума, а прежде всего для укрепления дара свободного произволения, решимости и ревности жизни. Заповедь возделывать Рай — любовь Божию в общении с Богом и друг другом и добродетель труда любви в человеке, за что умножается и степень блаженства в сердце, — задание именно для воли, как способности усилия жизни. Воля любви, воспитывая себя, должна была возгреть вместе с умом чувство безценного сокровища Божественной любви. Отрицательная заповедь — не вкушать от древа испытаний — была дана для той же цели, как наглядный критерий любви. «Любящий Меня заповеди Мои исполнит», — эта аксиома была вложена в прародителей. Легкомысленное съедение плода свидетельствует о том, что ревностность в охранении райского завета с Богом не была воспитана богоданной свободой произволения. Но только ли за лень и безделье были изгнаны из Рая прародители как негодные работники? Во время Божьего вопрошающего (побуждающего) анализа проступка прародители не покаялись. Почему? Вследствие помрачения ума грехом? Из-за пассивности киселеобразной нетворческой любви? Так! Но все же больший спрос — с воли вследствие данной ей свободы и силы определять и направлять жизнь.

9. Однажды на занятиях со студентами из Юго-Восточной Азии по какому-то поводу я произнес: «светлая печаль». Группа застыла в недоумении, один из студентов возразил: такого быть не может, это нелогичность вроде «мокрой сухости». Я был потрясен: как можно не принять очевидного?! «Печаль моя светла». Что здесь непонятного? Не откликаемся ли мы на стих Пушкина своим собственным просветлением сердца? Вместо ответа я стал играть музыку — и тогда из множества примеров студенты удостоверились: невозможное существует, составляет тайну шедевров и гениального исполнения. И умом приняли то, что давно, из любимейших произведений, знало их сердце. Этот опыт я в последующие годы многократно и уже намеренно повторял с тем же результатом. А святые давно знали об этом чуде. По слову св. Иоанна Лествичника, изнутри печали верующего сердца, словно мед из сот, выступает светлая радость. Печаль от нас, а радость, свет, несказанная сладость — от Бога, от утешений Святого Духа, Утешителя, которые безконечно превышают повод печали. Пред величием несказанной красоты отступает даже жесточайшая скорбь и сама смерть.

Пример вдохновенного святого мужества из жизни — восьмилетний Православный китайский новомученик (времени боксерского восстания) Иоанн Цзи. Ему отрезали нос, уши, отрубали пальцы, изъязвляли плечи, а он говорил мучителям: «За Христа страдать не больно!», — после чего ему отрезали и голову.

Надо охранять с ревностью сокровище Причастия. Бог хочет его дать. Потому должны хотеть и мы. Желание Бога — закон для нас. С умножением стажа веры постепенно приходишь к мысли о частом причащении, но тогда вся жизнь должна быть подчинена только одной цели, близости Богу во всем.

10. Надо охранять с ревностью сокровище Причастия. Бог хочет его дать. Иначе бы не сказал: ядите, пейте. «Мы недостойны». Конечно! Кто ж достоин? Но этого хочет Бог. Потому должны хотеть и мы. Желание Бога — закон для нас. Разве мы автономные (=самозаконные)? А как хотеть? Деятельно, триединством сил души, чтобы жить для этого желания Бога, исполняя данные Им заповеди любви к Творцу и к людям. А если случилось падение? Тем скорее вскочим на ноги с воплем покаяния, а не как Адам с Евой, тем паче не как самозаконный Иуда. С умножением стажа веры постепенно приходишь к мысли о частом причащении, но тогда вся жизнь должна быть подчинена только одной цели, близости Богу во всем.

11. Мыслить — значит видеть. Значит — стать духовными офтальмологами и оживить в себе духовные глаза. Ведь мы смотрим на музыку, чувствуем ее красоту — и ничего не понимаем: не видим причин ее необыкновенного действия. С малой надеждой смотрим на музыковедение, но материалистическое музыковедение ничем здесь не поможет, потому что оно само слепо. Слепо же — потому что в нем нет духовного измерения. Но только духовное может оживить наш мертвый глаз, потому что оно само насыщено энергиями Божиими и способно творить глаза и давать им способность видения.

12. Всякий человек должен знать свои основания, иначе испортит себе жизнь здесь и в вечности. Основание человека — образ Божий, и цель — обожение. Основание и цель воли — благо (добро) любви, которое от Бога. Основание ума — истина Божия. Основание чувства — блаженство мира Божия. Недостаток блаженства производит ожесточение. Недостаток истины — тупость неведения. Недостаток блага — злые дела и помыслы. Недостаток Бога — это духовная смерть, опасность которой нас подкарауливает на каждом шагу.

13. Бердяев (2) говорит о власти космического прельщения, исходящего из Индии, и прельщения антропософией. «Популярность оккультических и теософических течений я объяснял космическим прельщением эпохи, жаждой раствориться в таинственных силах космоса, в душе мира… Оккультизм есть сфера магии по преимуществу, то есть необходимости, а не свободы. Магия есть господство над миром через познание необходимости и закономерности таинственных сил мира. Свободы духа я не видел у людей, увлеченных оккультизмом. Они не владели оккультными силами, оккультные силы владели ими. Антропософия разлагала целость человеческой личности, потрошила душу не менее психоанализа. Она усилила разложение личности у Андрея Белого (3), не помогла ему собрать и концентрировать личность. Некоторые антропософы производили на меня впечатление людей одержимых, находящихся в маниакальном состоянии».

14. Человек создан дыханием Божиим (Быт. 2, 7). Мы — Божье дыхание. В нем свобода наша вкупе с жаждой небесной истины, красоты, добра, любви, Божественного совершенства и жизни истинной. Мы не магниты сами по себе, а аморфное железо, становящееся магнитом в присутствии магнита. Не боги, но храмы Божии, чтобы обитал в нас Бог. Богозданной свободой в молитве и исполнении заповедей мы способны стяжать благодать, принимая в себя блаженство Божественной жизни, которая не вливается в нас против нашего желания и решения нашей воли. Без жажды Бога мы просто животные (Еккл. 3, 18). Поклоняющиеся материи — духа жизни не имеют (Пс. 134, 17-18) и людьми продолжают считаться только из-за возможности покаяния. Из кислорода Божьего в делании благих дел и молитвы образуется в нас совесть и вера. Материя же не имеет ни совести, ни веры. А без них вместо человеков — казнокрады, расхитители России, растлители, губители.

15. В Харькове было искушение: открылся проливной насморк, который обычно тянется семь-десять дней, лечи его или не лечи (почему никогда не лечу). Как общаться здесь и в Киеве? Я всегда спокойно принимал насморк как данность. Но во время лекций и мастер-классов?! Я почувствовал: насморк — искушение; смирение же состоит в том, чтобы преодолеть его, ибо того хочет Господь. Как ответить на зов воли Божией, переборов Его силою Его же искушение? Ведь любая примесь самости (в желании освободиться от болезни) противна воле Божией. Как сохранить смирение в исполнении воли Божией — восстать от болезни? Как раз в Харькове в то время я продумывал музыковедческую идею о провиденциализации внешних событий и обстоятельств, включаемых в синергию богообщения, что мы видим в музыке сверхгениев. Насморк предложил мне мои умозрения прожить на деле. Наверное, вывод можно сформулировать так: не нужно думать о себе. Вообще. Даже краешком мысли. Нужно думать только о слушателях, которым мой насморк не должен помешать воспринять красоту Божию в музыке. Их любит Господь. Это основание и моих действий. Потому и нужно думать об их самой главной и единственной объективной потребности в Боге и, конечно, о любви Божией, о Самом Христе, Богородице, о всех святых и ангельских силах безплотных, помощниках и молитвенниках наших.

16. На Благовещение причащался в Харькове в Благовещенском соборе, сегодня на Иоанна Лествичника (14 апреля) — в нашем храме. Вчера ночью во сне играл что-то свое на скрипке. Палец на смычке изумительно чувствовал струну, смычок словно зачерпывал жизнь из сердцевины бытия; с достоверностью ощущалось предстояние пред тайной. При этом наблюдающая мысль, пораженная таинством взаимодействия сердца и благодати, пыталась запомнить это чувство восхитительной и блаженной преданности воли в руце Божии, с полной собранностью внимания в момент концентрации вечности в мгновении. Какая неисследимая и прекрасная бездна мгновения, когда в нем дыхание Божие! Итак, если бытие есть общение, если музыка черпает вдохновение из сердцевины бытия, то задача музыкальной педагогики — помочь музыканту войти в эту сокровищницу общения души с Богом. И здесь сугубая тайна — в звучании. Исполнительский звук дышит бытием — это условие гениального исполнительства.

17. Ночью во сне видел лицо какого-то восточного (корейского?) лидера — и это как бы я. Ему (мне) вменен долг ответственного слушания музыки, от которого зависит судьба вверенного мне народа. По сему поводу с утра пришел в голову пассаж: музыка — способ предстояния пред Сущим. Если мы кривляемся в ней, то участь наша незавидна. А когда открываемся ее Божественной глубине, то прибывает в нас Жизнь. Музыка — зеркало нашей судьбы в мире сем и будущем. В ней дар свободы и ответственности. Ответственности не только пред Богом, но и пред людьми. Не вправе мы любить в звуках зло и распущенность, ибо безумие заразительно. Симпатией к нему в музыке мы можем превратить (и уже превратили) Землю в сумасшедший дом. Где ныне благородная трезвенность и зрячесть Небесной правды? Редкие это сейчас гости на планете.

Самое простое руководство к жизни: не делать того, чего бы не сделал Господь, и по возможности подражать Его совершенствам. 

18. Вчера, в Великую субботу, пришла в голову и жила в ней мысль: содержание страданий Христовых — действенная Божия любовь, а значит, мы имеем долг продолжить ее в нашем отношении к Богу и к людям. Крест и Воскресение неразрывны, могут мыслиться только вместе, как активная спасающая любовь Божия.

19. 23 июня, Троица. О людях, гордящихся своими природными качествами…

Бывают собаки злые и добрые. В Небесные обители не попадают ни те, ни другие, потому что Господь хочет обитать не в собачьих душах. В человеке же Господь ценит не природно-данные душевные свойства, а те, что приобретены верой: на приточный брачный пир, символизирующий Царствие Божие, были приглашены и добрые, и злые (Мф. 22, 10)! Это кажется абсурдом неверующим людям. Меж тем в Божественной логике все понятно. Вот и в другой притче раб, не пожелавший умножить данный ему талант и закопавший его в землю, был избит и выброшен во тьму кромешную. В будущем веке Господь оценит каждого именно за приобретенное во Христе. От природы раздражительного человека в единый миг сделает Он мирным и благостным, если таким было его желание на земле, когда он изо всех сил старался ради Христа преодолеть свой желчный характер. Так надо понимать выражение, что Бог целует и намерения. Так же Бог примет и мирного от природы человека, если он жаждал усовершенствовать дар любви и мира. Но довольного своим мирным нравом Господь отвергнет, поскольку основное направление его воли состояло в самоуслаждении своей добротой. Нежелание жить в помощи Божией есть ожесточение против Бога. В первой притче (о брачном пире) таким, видимо, оказался не пожелавший облачиться в предложенную брачную одежду любви. Две притчи, о таланте и о званых на брачный пир, явно параллельны и раскрывают одну мысль.

20. 24 июня, Духов день. Отец Алексий неожиданно причастил без подготовки, подозвав меня (Тане сказал: я точно знаю, что он не ел после 12-ти, в чем я не был уверен). Не успев собраться с мыслями, я пред Чашей только пришел в состояние смирения, недостоинства и упования — без слов. Из батюшкиной проповеди срезонировала мысль о том, что Бог прост — и не нужно ничего придумывать, а только быть в этой простоте.

21. Сущность глобализма: задаром берите грехов столько, сколько сможете унести, объединяясь в грехе против Бога, желающего единения творения в Духе и истине.

22. Любовь — духовное соединение, не душевное: соединение с Богом и в Боге — с людьми. Вне Божественной вечной любви в уповании Царствия нет любви и к человеку, а только сделка на время.

23. Имя Божие святится богообщением, исканием и услышанием, исполнением Заповедей. Бог там, где Его ищут и призывают.

24. Человека дергает и тормошит безтолковая суета идеологии, а ему одиноко и все его творческие способности подавлены. Неразумен обмен души на технику и комфорт! Душа способна расцвести только во Христе.

25. Нашей свободе дана животворящая сила Христова, сила Божественной любви, которой мы призваны творить новую жизнь и культуру, не приспосабливаясь к гнилому духу времени. Потому Церковь, Христианская жизнь и культура не должны занимать оборонительную позицию, это было бы равносильно предательству. Они призваны вдохновлять, звать к вечности, поднимая народы из грязи к Небесам.

26. Что есть исполнение музыки? Посредством исполнителя она должна быть исполнена присутствием Духа, — и это состояние есть молитвенное состояние воли, восхищенной верой и согретой любовью к Богу через подаваемую Свыше любовь к слушателям, человечеству и ангельскому миру. Как иначе исполнять Баха, Шопена, Чайковского, всех сверхгениев?

27. Откуда энергия «стрелы времени», вливающаяся и в людей? Энергийная причина времени не позади него, не в прошлом. Она в призвании Божием, подобном восхищающему нас магниту. Время вольется в вечность и непостижимо растворится в ней как неумирающая память о любви Божией во всей ткани истории. Бог не толкает время, не понукает: «Время, вперед!» Он, как отец в притче о блудном сыне, неотступно смотрит на дорогу времени из Царства Своего и выбегает навстречу с объятьями. Бог ожидает выпускного экзамена человечества, чтобы принять любящих Его на дивную службу любви в вечном Царствии Своем.

Вавилонская башня.

28. Как наивны люди, думающие, будто случай или сговоры бесов с людьми определяют ход истории. Провокации и планы заговорщиков удаются или не удаются по Промыслу Божию, который учитывает свободную волю людей и располагает события так, чтобы спаслось как можно больше людей. Бог разрушает все вавилонские башни истории, а богопротивники не утомляются строить новые. Нынешняя постмодернистская башня содомского либерализма рухнет от войны на истребление, а мнимый праведник и миротворец антихрист построит последнюю башню фальшивого экуменизма, которая тоже будет разрушена вместе с землей и небом. В новом мире Господь примет в Свое вечное царство и последних в истории Своих верных друзей.

29. Нью Эйдж — религия гордого богоборческого человекобожия, противопоставившая себя христианскому идеалу смиренного богочеловечества — богосыновства по благодати.

Нимрод, внук Хама, строитель первой в истории вавилонской башни, ради одурачивания людей по подсказке бесов изобрел магию — обманную веру в способность воздействовать на Бога через определенные внешние действия. Для чего строилась оккультная башня «высотою до небес»? «Сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли» (Быт. 11, 4). В еврейском чтении, которое поддерживал Святитель Филарет Московский и иные, — еще определеннее: «чтобы не рассеяться». Речь идет о восстании земли против непреложного определения Божия о судьбе потомков Хама, наказанных за его грех.

На протяжении всей истории Бог неустанно рушил вавилонские башни. Только что развалилась башня богоборческого социализма. Вскоре с грохотом падет башня содомского либерализма. А информационно-технологическое устроение самой последней в истории антихристовой башни и ее крах детально описаны в Апокалипсисе. В электронном мировом концлагере «всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их», и «никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание (Откр. 13, 16). Без цифрового кода, с социальных карт перенесенного и вживленного в тело, нельзя будет и заплатить за квартиру, а бомжей будут незаметно упрятывать подальше с глаз. Таков предел зловещих информационных технологий Нью Эйдж.

А что получат те, кто ради вживленных чипов предал Бога? «Дым мучения их будет восходить во веки веков» (Откр. 14, 11).

Человека дергает и тормошит безтолковая суета идеологии, а ему одиноко и все его творческие способности подавлены. Неразумен обмен души на технику и комфорт! Душа способна расцвести только во Христе.

30. Каково обнаружить перед смертью, что ты, оказывается, и не жил?! А святоотеческая память смертная, великая добродетель, вычищает ум для обретения жизни.

31. Заповеди Божии запечатлены не только в словах Евангелия, но, прежде всего, в едином и единственном, живом, облекшемся в плоть Слове Божием — Христе. Потому самое простое руководство к жизни: не делать того, чего бы не сделал Господь, и по возможности подражать Его совершенствам. Тогда сможет сказать человек вместе с Апостолом Павлом: уже не я живу, а живет во мне Христос. Не через самовнушение, не через поиск каких-то особых состояний (что может быть страшнее измышленной «благодати»!) надо приближаться к этому идеалу жизни, а через саму реальность жизни, действенно, онтологически, — и тогда вместо придуманной хитростью мнимой благодати войдет в душу благодать Божия.

32. В Причастии человек особенно остро ощущает последнюю цель сотворения мира — любовь Божию, возжелавшую обитать в нас даже и телесно, ради того обретшую плоть, принявшую муки, смерть и воскресшую. Эта-то безсмертная, вечно живая огненная любовь, явленная в пресуществленных Дарах, и подается в Таинстве, входя в нас, если мы хотим принять ее в ответной самоотверженной любви.

33. О чем же говорят благоухания? Их смысл состоит в ободрениях упования из мира невидимого, в провещаниях из Царствия Божия. В благоуханиях присутствует некое ощущение тайны и непостижимости. Благоуханные ощущения не точечны. В них простор жизни. Первичные ощущения — например, весенней свежести, чистоты, тепла, нежности или мужества и благородства — воспроизводят добродетели, которые просияют в Царствии, а в безпредельном пределе возводят к Божественным совершенствам, которые откроются в людях, ибо Сам Бог будет жить них и они — в Нем (Ин. 17, 21).

Даже краткое прикосновение к небесной славе благоуханий освежает дух. Сочетание природных благоуханий используется в Богослужебном искусстве варения мира и в секретах ладана, о которых нам рассказывал изготовляющий его афонский монах. Сам Бог указал Моисею состав священного фимиама для воскурений пред Скинией и запретил использовать его вне молитвенного поклонения Богу (Исх. 30, 34). «Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою» — это слова святого псалмопевца Давида (Пс. 140, 2).

У слова «фимиам» есть неожиданный этимологический родственник — слово «парфюмерия». Это чисто светское явление, аналог попсово-гламурной музыки. В нем богостремительные ароматы используются в таких пропорциях, которые дают поворот восприятия на себя, любимого. Святые отцы писали, что без высшего дара небесной сладости (отблеска божественного блаженства) человек не может достичь ничего духовного. Но такая сладость, внутренняя, глубинная, сердечная, — всегда в сочетании с благоговейной трезвенностью и бодренностью. А если ослаблены импульсы молитвенно-духовной воли в чувстве предстояния пред Богом, то сладость становится средством ублажения себя, нежность любви оборачивается изнеженностью себялюбия. Для того в помощь современным парфюмерам созданы специальные компьютерные программы. Иногда в состав парфюмерных изделий включаются эфирные масла-афродизиаки, увеличивающие половое влечение и давно известные приворотной магии. Таким способом осуществляется уклонение благоуханий в сторону секса — антипода любви. Разворот в самовлюбленность церковный язык именует прелестью (от «пре-» — в высшей степени и корня «лесть» — ложь).

Помимо изысканно-коварной прелести есть и грубая форма прямых дьявольских суггестий, например, в запахе табака, аналогичном мату, в музыке — агрессивным формам рок-музыки с хриплыми прокуренными и пропитыми голосами, а в культурологии — эпохе авангардизма, предшественнице современного постмодернизма (заквашенного уже на либералистской самовлюбляющей прелести).

После открытия Америки табакокурение вторглось в Христианскую Европу из магических культов — поклонения бесам. Отец Павел Флоренский писал о бесопривлекающей его силе. Но, следовательно (можно добавить), — и о силе богоотталкивающей. А она, по церковным понятиям, — нерв гордыни. Аналог в философии — рационализм. По слову Флоренского, вся «Критика» Канта, замешана на табачном дыме. В первые столетия табачной напасти с ней боролись суровыми государственными установлениями (курильщикам вырывали ноздри). В наше время Соединенным Штатам удалось превратить свою страну из самой курящей в некурящую с помощью мощнейших методов незаметного для людей процессного управления обществом.

Одинакова ли красота цветов и сорняков, светлого ручья и грязной лужи? Равно ли вкусны мед и редька? Столь же ли дивно поет ворона, как соловей? Благоухания цветов тревожат душу предчувствием Царствия, которое можем и потерять. А разлагающийся труп — случайно ли не источает аромата свежести? Конечно, не случайно. Его зловоние назидательно, предостерегает нас от еще более нестерпимого смрада разложившихся духов-бесов (его обоняли святые) и от нескончаемого ужаса вечной духовной смерти в смердящей разложенности души, которая может нас постичь.

От нас — желание любить, любовь — от Бога. 

34. Три сущностные силы в нас — ум, воля, сердце — неразлучимы. Но в неразлучности сохраняют свое лицо. «По силе жития бывает познание истины» (преподобный Исаак Сирин). Так! Истина не откроется уму, если человек не живет по заповедям. Лишь в их исполнении он встречает Христа. Когда ж откроется истина — откроется именно уму: оку души, органу духовного зрения. Жизнь же созидается усилиями воли в служении добру и от усилий крепнет. Различение добра и зла воля принимает от обретшего зрячесть ума и переводит в иную модальность. Человек призван к обожению — и для того создано время, а с ним и динамика учительных событий и состояний. «От избытка сердца глаголют уста». Так — в синкроническом плане. Здесь сердце выглядит как причина. Но ведь в избытке сердца может находиться сокровище доброе или злое (любовь к Богу и в Нем к людям — или вожделение к себе как мнимому центру бытия). А задачей поставлено обожение. Потому в плане временной динамики главой поставлено единство ума и воли. «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 21). Свобода воли, приняв различенные умом сокровища Неба и ада, вступает на путь деятельного служения добру, увлекая за собой и сердце. Сердце не может само сотворить в себе любовь. Любовь не сочиняется самовнушением или медитациями. Она божественна и потому вливается в сердце Свыше за труды любви. Кто самоотверженнее трудится, тот и больше любит (современные мамы часто порхают по жизни, а бабушки заботятся о внуках, потому и любят, а любовь мам иногда походит на привязанность к любимой игрушке).

Поцелуй Иуды.

35. Иуда сильно раскаивался, однако не покаялся. Совесть, закон Божий в человеке, нестерпимо жгла его сознанием вины до жажды смерти, но даже из жгучего, как бы уже адского огня он не захотел возопить Богу о прощении. В этом решении воли содержалась хула и клевета на Бога — недоверие Его безпредельной любви. Святые отцы говорили: если бы Иуда покаялся, то стал бы Апостолом Павлом. Чего не хватило ему? Ответ содержится в состоянии его сердца, в котором тепло привязанности было подавлено и истреблено страстью жадности. Разве мало Господь давал ему свидетельств Своей безграничной любви? Он и ему умыл ноги, Своим смирением облегчая ему покаяние в задуманной измене. Даже и в самый момент предательства — набрасывается ли на него с негодованием, возмущением, жесткими обличениями? Нет, обращается с мягким упреком, по человеческим понятиям совершенно не соответствующим драматизму ситуации: «Друг, для чего ты пришел?»

Настоящее, глубокое покаяние совершается из сердца и являет собой плач той дарованной Свыше любви, которую ты оскорбил грехом. Если Бог есть любовь, то и все грехи — против любви.

Преподобный Порфирий Кавсокаливит.

36. (мысль для статьи об оккультизме) Материя безконечно далека от нас. Миллиарды лет требуются свету, чтобы долететь от далеких галактик до Земли. И проглоченному с пищей атому невозможно стать частичкой нашей души. А Бог, Хозяин и Творец частиц и квантов, материального света, электромагнитных и всех прочих полей, самого пространства и времени, — всегда, в любой момент в нас, если только мы в Нем. Если… Мысль о дальности материи тоже еще безконечно далека от нашей души, ибо Бог, сотворивший ее в жилище Свое, просит иного: «Сыне, даждь ми сердце». «Кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу. Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: «до ревности любит дух, живущий в нас»? (Иак. 4, 5). Апостол Павел тоже остерегает боголюбцев: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Кол. 2, 8). Искатели стихий — электромагнитных полей, тонких измерений пространства-времени, туннельных переходов, эфирных ветров, надувающих паруса левитации, раскрытых чакр, третьего глаза, негниющих тел, самодельных нирван и прочей дребедени — навсегда останутся вдали от живого Бога, Который единственно может дать спасение в вечной, безконечно разумной и блаженной жизни в ослепительной славе Божией. Незачем уподобляться клещам, хищно впивающимся в тело. Не нужны душе оккультные энергии. Кто ищет их — оказывается врагом их Создателю. Бог есть любовь — и не может обитать в сердце, ожесточенно отказавшемся от общения с Ним ради прелюбодейного сосания тварных энергий. Не может принять озлобленную самостью душу и в Свою жизнь, ибо любовь несовместима со злобой. «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21, 8). Нет хитрых обходных путей к Богу через материю! Бог прост и соединяется с душой в простоте. «Любящий, то есть Бог, любит возлюбленного, а возлюбленный желает достигнуть соединения с Любящим», — говорит только что прославленный преподобный Порфирий Кавсокаливит (4), дивный святой чудотворец нашего времени.

37. От нас — желание любить, любовь — от Бога.

Продолжение см.


(1) Схимонахиня Антония (Кавешникова, 1904 — 1998). В. Медушевский написал о ней книгу «Помяните мою любовь».

(2) Николай Александрович Бердяев (1874 — 1948) — русский религиозный философ.

(3) Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев, 1880 — 1934) — поэт, писатель, литературный критик, один из ведущих деятелей русского символизма. Увлекался антропософией.

(4) Порфирий (Байрактарис, 1906 — 1991) Кавсокаливит с 12-летнего возраста подвизался на Святой Горе Афон. В 1940-1973 гг. служил в Афинах приходским священником церкви святого Герасима. Провел последние годы жизни и отошел ко Господу в своей келии на Афоне. Священный Синод Константинопольской Православной Церкви 27 ноября 2013 года причислил старца Порфирия к лику святых. День памяти 2 декабря/19 ноября (Конст)

Дата: 30 декабря 2014
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
9
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru