Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Хрустальная ваза

...У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл — заменитель такой вазы.

Начало см.

...У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл — заменитель такой вазы.

Об авторе. Вячеслав Вячеславович Медушевский родился в 1939 году в Москве. Доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России, автор более чем ста работ по проблемам музыки, искусства, истории культуры, образования.

Мысли-2014

22. По Апостолу, верующий человек есть храм Божий и живущий в нем Бог. Стремление к Небу и жажда небесного вдохновения врождены людям. Но чтобы в человека не вошел чуждый дух, который входит через гордыню (скрытую установку на самоправедность и самобожие), требуется смирение. Потому советовал Господь святым держать голову во аде и не отчаиваться (преподобный Силуан Афонский). Чем больше дистанция между чувством преступности своей жизни (ибо норма, точка отсчета — быть святыми и совершенными, как Бог) и светом упования, великого чаяния Царства Духа, которое дается только Свыше в ответ на чаяние, — тем быстрее и вернее путь к чаемому.

23. К мысли о постмодернистском управленчестве (см. 19). Что ему противопоставить? «Симметричный ответ» с нашей стороны? Это значило бы изменить духу нашей цивилизации и погрузиться в предлагаемые нам интриги (само это слово — от глагола со значением «запутывать»). А дух наш устремлен к правде. Только она способна вырвать нас из сетей лукавства. «Не в силе Бог, а в правде». Ярославова «Правда» была первой русской конституцией, основанием права. Что же такое с Божественной точки зрения постмодернистское право? На каких «принципах» основано? Первый принцип — онтологическое хулиганство (своеволие хищных желаний, попирающее Божественное право). Второй, в отношении к светоносной традиции, — оголтелый хищный волюнтаристский футуризм, опирающийся на идеологию прогрессизма, которая сама основана на центробежном мировоззрении. Этим дьявольским вывертам нужно противопоставить правду Божию: онтологическому хулиганству — послушание воле Божией; футуризму, прогрессизму и центробежному мировоззрению — вдохновенный консерватизм, вытекающий из центростремительного богосознания. Консерватизм дьявол оболгал, сделав его синонимом косности. Между тем это заповедь Божия, прозвучавшая в Раю. На русском языке она звучит так: хранить и возделывать Рай, то есть сохранять Божественное благоустроение жизни. Где здесь косность? Это великое творческое дело, однако не самостное, а благодатное. Русские высшие учебно-музыкальные заведения так и назывались — консерваториями. Они и охраняли красоту Рая в своей предметной области. Что здесь плохого? Русский консерватизм, устремленный к красоте, истине, добру, справедливости, а в последней глубине к любви Божией, требует высочайших творческих усилий в благодатном вдохновении Свыше. И силы к ним даются, ибо «не мерою дает Бог Духа» — сверх наших ожиданий.

Можно говорить и о традиционализме. Традицию тоже оболгали. А ведь ее перевод и историческое значение — Предание (в церковном смысле слова), то есть передача по поколениям высшего смысла, света и красоты жизни. Традиция в вертикальном времени устремлена вперед, к Царствию Божьему, ибо в нем-то и раскроется последний смысл жизни человечества, где Бог будет «всяческая во всем» в неизмеримости Его красоты, любви, блаженства.

24. Земля уменьшилась, время сжалось, цивилизации, сохранив прежние установки, стали мыслить глобально: Запад, возглавляемый США, продолжает мечтать о доминировании; трудолюбивый Китай, мыслящий тысячелетиями, намерен неспешно заселить собой Землю, «ибо трудящийся достоин пропитания»; исламские фундаменталисты хотели б загнать мир в гедонистический рай, как идеальную и прекраснейшую (по их мнению) среду обитания, а несогласных вытеснить или ликвидировать; буддисты не прочь погрузиться в безхозную, лишенную самосознания нирвану…

Призвание России — с любовью молиться о Земле, чтобы помиловал всех Господь, помог во времена всеземной бойни и фальшивого мира с единым правителем во главе совершить правильный выбор между Христом и антихристом, дабы наследовали люди Царствие Божие и, обоженные в нем, могли жить жизнью любви Божией в Богообщении всех поколений Земли, что является последней целью мироздания и мировой истории. Богохульно ведь мыслить цель творения как доминирование, преобладание, как гедонистическую среду. Бог, Троическая любовь, и мир сотворил для любви. Чтобы люди свободно искали проникновеннейшего Богообщения, создал вместе с мирозданием и стрелу времени. Поделенное на времена время отделило Рай от вечного Царствия Божия. А там перегородки между прошлым, настоящим и будущим растают, поколения Земли в соборной любви между собой станут не современниками, а «со-вечниками» — вечными участниками Божественной жизни Бога-любви.

25. В связи с движущейся на нас угрозой мировой войны вчера в усталости и безволии, несмотря даже на сердцебиение с аритмией, читал в интернете, безумный, до половины второго ночи предсказания неправославных («ясновидцев» и прочих) на 2015 год. Прости, Господи, согрешил, подобно Саулу. Позволь мне, Господи, жить, чтобы вновь искать Твоей милости. Ты возвратил ее! — и возрадовался дух мой о скорой милости Твоей. И сердцебиение вдруг прошло, и с легкостью совершил 33 земных поклона и мое обычное молитвенное правило. Слава Тебе, Боже! Как сладко оживать! Ничего хуже нет, Христе, чем лишиться Твоего смотрения на нас.

26. Веры, Надежды, Любови, Софии. В предутреннем сне сочинял (на бумаге) сонату для скрипки и фортепиано в ре мажоре под руководством Моцарта, который подсказал красивые одноголосные секвенционно-имитационные переклички. Моцарт был в обличии новопреставленного молодого иерея Андрея, знавшего матушку Антонию, за которого я подал сорокоуст. Не хотелось, чтобы «Моцарт» уходил, но он торопился и ушел, а я проснулся, и пришла мне в голову идея статьи (см. ниже).

27. Надо написать статью «Понятийно-смысловые регистры языка и музыковедение». Невидимая грань разделяет в каждом слове эти регистры. Когда жива была в сознании народа уникальная глубина русского языка — церковнославянский язык, было проще: был отчетливый выбор регистра. Око — глаз. «Всякое дыхание да хвалит Господа» — «все дышащее» (Синодальный перевод). Старче (звательный падеж) — старик. Откровение — открытие. Дерзновение (от близости Божией) — дерзость (от дьявольских энергий). Чем определяется разность регистров? Христос указал на фундаментальную неоднородность пшеницы и плевел. И Апостол: душевные не поймут духовных, а последним все открыто (см. 1 Кор. 2, 12-16). Но душевные через покаяние могут родиться в Духе — Божьей силой. Слова духоносных людей могут направить их волю, наставить на путь духовный. Художественные языки, музыка в частности, тоже обладают этой разностью регистров. И для музыкантов жизненно важно перейти в высокий регистр, ибо только там обитает гениальность и красота. Например, цезура (переключение от окончания фразы к новой фразе) для посредственных музыкантов — смерть духовная, а для настоящих — откровение красоты, воскресение, восторжение к радости и простору смысла, к слышанию откровений развития. Коренной секрет педагогики заключается в умении воспитать гениальное слышание (соответственно и руки, пальцы, губы и язык у духовиков переходят на уровень вдохновенной моторики, способной подчиняться духу). Но для того педагог должен суметь вдохновить ученика красотой цели (насильно, без соучастия воли ученика, мертвость слуха не взойдет благодатью Божией к жизни).

А далее о том, как выстраивается духовное музыковедение, отчетливо разделяющее регистры музыкального и вербального языка.

28. Мировой глобальный Нью-Содом строится стремительно, притом синхронно во всех областях жизни — правовой, образовательной, властной (подготовка к подкожным чипам), информационной. Например, «слухи» о войнах, о которых предвещает Христос, стали в мировых СМИ, возглавляемых США, технологией по изготовлению «реальности», на основании которой строятся обоснования как локальных военных столкновений, так и всей стратегии дипломатической, экономической и прочих сторон глобально-цивилизационной войны Запада против остального мира. Разумеется, мировой кризис не оставил в стороне ни язык, ни художественные языки искусства, не говоря о дьявольской сдвинутости сознания в скорлупе «мировоззрения», до конца отключившегося от Богосознания.

29. Когда каешься в пристрастном выслеживании новостей из воюющей Украины, порой это мнимое покаяние осуществляется как бы из самой страсти, на территории ее притяжения, незаметного отождествления себя с ней. Это безумие! — Все равно как если бы, находясь в герметичном резиновом мешке, с отчаянным напряжением рук и ног отталкивать от себя одну сторону мешка: с совершенно такой же — равной — силой противоположная сторона мешка прижимает тебя к страсти. Как быть? А нет мешка! Вернее, создаем мы его сами. Кто ж, кроме нас? Этот мешок — не богозданный! Бог его не создавал, и ненавидит его, как главное препятствие Его любви. Создается он гордыней самости. А это — коренной грех, из которого растут все прочие грехи и страсти, в том числе и мечтательное богоборческое восстание на Промысл, навязывающее Богу нашу человеческую волю. Стараясь выдрать из себя производные грехи, мы едва ли не постоянно забываем о производящем. Отсюда торможения и топтания на месте в нашем устремлении к Богу. Он ждет истинного покаяния. Мы вроде бы и вопием, и сильно вопием к Нему, однако лицемерно. Сколько б ни кричать из изготовленного гордыней мешка самости, толку не будет. Мешочная кричалка — не молитва и не покаяние. Где в этот момент якобы покаянного вопля находится наш дух? Спит? Не хочет укорить заточившуюся в себя душу? Зачем же отождествлять себя с нашей ветхой самозамкнувшейся прелюбодейной душой, в то время как заповедано нам возненавидеть ее до смерти (Ин. 12, 25). Кто ж выступит субъектом праведного негодования против страсти, как не дух наш, возносящий к Богу юнеющую в Нем душу? Дух свободен, и мешка для него, как и для Бога, не существует. Дух выступает из мешка, встает на сторону Бога, получает благодать радости, силы, дерзновения. Когда так, верой утвердив себя не в мешке самости, а в Боге, совершаем покаянные земные поклоны, Он восстанавливает в новорождающейся душе живую теплоту Богообщения; тяжкий камень гордыни спадает, и душа, обрадованная, благодарит Бога, хочет выразить свою благодарность в подвиге жизни. Христос ставит в пример веру сотника, воскликнувшего: «Скажи слово, и выздоровеет слуга мой». Где находилась в тот момент его душа? Уж конечно, не в герметизме тьмы, а в славе Божией. И покаяния тоже не бывает без любви и доверия Богу. Не из мешка самости исходит покаяние. Действенность его — от веры и любви.

Преподобный Антоний Марткопский.

30. Моя мысль о вертикальном времени, в котором развертывается музыкальная форма, кажется людям трудной, вычурной метафорой. Чего ж трудного? Ощущение трудности — всего лишь из-за коренного непонимания-нечувствия своей природы: себя мы мыслим щепочками, несомыми ручьем, — замирающими в заводях, неспешно кружащимися в них или внезапно ввергаемыми в водовороты, застревающими между камнями. Зачем так? Не щепки мы! Мы образ Божий, Божье дыхание — и пребывать должны в Боге, вечном и постоянном. Здесь точка отсчета! — никак не в горизонтальном времени. Писание непрестанно призывает: стойте! Стойте в вере, законе, в Господе, «стойте в свободе, которую даровал нам Христос» (Гал. 5, 1). Мужество святые отцы определяли как стояние в истине, то есть в любви и милости Божией. Стояние! Св. Иоанн Лествичник сравнивает кротость со скалой в море житейской раздражительности: волны бьют ее со всех сторон, а она стоит неколебимо. Замечательны поучения индоевропейской этимологии, подметившей производность понимания от стояния. Когда мы stehen (стоим, англ. stand), то начинаем verstehen (понимать, understand). Стоять можно только в неколебимом — в вертикально направленном к нам луче Божьей вечности, силы, славы, красоты, истины, любви, жизни — и этим лучом притягиваться к его источнику. Псалмопевец Давид уподобил праведника древу у источника вод, а нечестивых — праху, возметаемому ветром. Ветер — символ горизонтального времени, которое сметает, словно пыль, отлучивших себя от истинного бытия. Зачем мятутся народы? — вопрошает Давид во втором псалме.

Да, горизонтальное время, где крутятся шестеренки атомов, планет вокруг своей оси и вокруг Солнца, вертятся сутки и меняются времена года, не вправе быть точкой отсчета — это равносильно идолопоклонству (поклонению твари вместо Творца). Большой грех! Занимающиеся идолопоклонством находятся в опасности (Откр. 21, 8).[1]

Вертикаль отношений Творца и творения — истинный стержень жизни. Как координата бытия, вертикаль, утвержденная любовью Бога к творению, недвижна, неколебима. Мы в ней. Горизонтальное время с его событиями и переменами проносится сквозь нас, а мы, словно столпники, стоим на страже, вперив сердца в вышину.

Блаженны столпники — мученики ради любви Божией. Однажды мы с моей путеводительницей, музыковедом Сусанной, стояли высоко в горах Кавказа на столпе преподобного Антония Марткопского. Незабываемо! Пятьюстами метрами ниже располагался монастырь, где почивают мощи святого. Как он стоял — полтора тысячелетия назад — зимой средь бурь, продуваемый неистовыми ветрами? Непостижимо. А мы той теплой многоцветной осенью, стоя вблизи туч на столпе, одни во вселенной, смиренно вдохновлялись неотмирным безбрежным покоем. Небо было странное и волнующее, как на картинах Эль-Греко. Далеко на горизонте вдруг прорисовался узкий луч света, чрезвычайно яркий в перенасыщенном влагой воздухе. Я почему-то сказал: сейчас он придет к нам и остановится на монастыре. Мистический луч приближался с далекого горизонта с поспешностью и действительно надолго завис над монастырем, осветив его радостью. Мы застыли в ощущении Присутствия. Когда позже спустились в монастырь, моя спутница спросила монаха: не могла бы она навсегда остаться в обители. — Нет, невозможно… Я уже помышлял, как успеть возвратиться из такого пустынного места назад, в Тбилиси, а Сусанна медлила. «Не хочется уходить?» — Не хочется.

Может показаться, что в столпе вертикального времени пребывают только святые. Психологически это так: святые по заповеди ищут единого на потребу — одной лишь близости Божией, а все остальное (влияние на современников, поддержание духа народа), опять же, по обетованию Божию, прикладывается к главному. С другой стороны, люди мира сего рвутся к карьерному росту, накоплению богатств, умножению славы человеческой, а о Божественном призвании и не вспоминают. Но онтологически в столпе вертикального бытия находятся все: и святые, и злодеи, но одни выше, другие ниже. Бог над всеми. Он неподвижен, а мы подвижны именно по вертикальной оси, относительно Творца своего. Уютной серединки нет, пребывание на месте исключено в силу векторности души. Вектор (от лат. veho) задан избранным сокровищем жизни, добрым или злым. Только ради этого сокровища живет человек. Если ради Бога, то и стяжает искомую близость. Если жаждет ускользнуть от Бога ради победы своей самости, то получает искомую обособленность в качестве окончательного итога ниспадения по вертикальной оси бытия — в соответствии с Божественным предостережением: «что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?» (Лк. 9, 25).

31. Лучик вечности, касающийся глубины сердечной! Дотрагивается он до нее в какой-то определенный момент биографического, исторического, всего тварного времени. Но вертящиеся шестеренки электронов, суток, лет, всего просчитанного физического времени мироздания остаются вовне, потому что они творение Твое, Господи. Лучик же вечности — вечное Твое сияние: любовь Твоя, милость, красота, истина, свобода, слава. Они не меняются. А душа? — умное создание Твое, призванное к Богообщению любви в свободе истины. Образ Твой, искорка Божия, воспламененная дыханием Духа (Быт. 2, 7). Она не подвластна физическому времени, хотя временно и погружена в него. Таинственная тишина Богообщения не может быть потревожена даже в центре атомного взрыва или взрывающихся галактик. Узкий лучик вечности (присутствия в нас сродняющего нас Духа Святого) по окончании времени внезапно расширится до безконечности: придет Царствие Божие в силе, при обновлении Неба и земли Духом Святым. Всякое приближение души к Богу свидетельствует — пророчественно, неопровержимо, торжественно — об этом таинственном моменте эсхатона истории. Наша задача во времени — позволять благодати Божией расширять и укреплять в нас, сколько возможно, этот лучик вечности, проблеск Царствия Божия, исполнением конституции Царствия — заповедей блаженства. «Не придет царствие Божие с соблюдением». — «Се бо царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 20). Дух Твой Святой, Господи, да пребудет в нас — да придет Царствие Твое!

Петр Ильич Чайковский.

32. После лекций в городе Чайковском были в Воткинске. Изумительный экскурсовод Маргарита Владимировна говорила настолько тепло и так проникновенно излагала факты, что мои симпатии к композитору окрасились в нежнейшие тона. В церкви, где крестили Петрушу, заказал сорокоусты о нашей матушке Антонии и Петре Чайковском.

33. Молитва музыкантов. Упокой, Господи, души великих композиторов Петра Чайковского, Михаила Глинки, Николая Римского-Корсакова, Сергея Рахманинова и всех, имена которых Ты веси. Прости им согрешения вольные и невольные, даруй им Царствие Небесное и их святыми молитвами помилуй нас. Открой нам тайны божественной красоты их музыки и всякой прекрасной музыки вообще, богозданного музыкального языка, музыкальной культуры и жизни, музыкального исполнительства и исполнительской педагогики.

34. Молитва музыковедов. Упокой, Господи, великих мастеров слова Александра Пушкина, Николая Гоголя, Ивана Ильина и всех, имена которых Ты знаешь. Прости им все согрешения, удостой Царствия Твоего и их святыми молитвами спаси нас. Даруй нам слог, как у них: ясный, точный, чистый, прозрачный, простой, безлукавый; просторный, свободный, полетный, вдохновенный, ревностный, усердный, сильный, огненный; нежный, проникновенный, тихий, мирный, покойный, блаженный. Даруй нам лучистые слова вместо тусклых — чтобы русские люди и человечество жили не скучно, а окрыленно во славу Божию, во спасение свое. Ибо только слава Твоя — жизнь наша и спасение в вечности, и красота славы Твоей — дыхание наше.

Молитва имеет естественную способность перемещать нас за пределы земного, за границу времен

35.Блок говорил об Ахматовой: «Она пишет так, как будто на нее смотрит мужчина, а надо писать — как если на тебя смотрит Бог». Ахматова откликнулась: «Если так — кто устоит?» Л. Толстой ощущал на себе взгляд народов земли. Это гордыня. Народы должны устремлять взгляд ко Христу, а не взирать на Толстого.

Скрипачка из Китая Ванесса Мэй.

36. Чуждая власть соблазнила Россию марксизмом. Маркс молился сатане перед перевернутым распятием — и когтистая цепучая сила вошла в его теорию. Но русский народ виноват, что соблазнился. Жить в мнимом отсутствии Бога показалось удобным — твори, что хочешь. Злоба распоясалась, закипело мучительство по кругу, ныне коррупция и воровство по кругу. «Во что вас бить еще?» — взывал Бог к строптивому Израилю (Ис. 1, 5). Как любящий Отец, бьет Он и будет выбивать дурь из России, «ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12, 6). Смелые руководители Китая, незаметно выбросив Маркса, не оставили пустоты в головах, а заменили его Конфуцием. По мысли древнего мудреца, музыка — основа благоденствия государства, самая могучая политическая сила (о том же, кстати, писал и Платон). По приоритетному, а не по остаточному принципу стала музыка финансироваться в Китае. Множество консерваторий и училищ покрыло землю. В общеобразовательных школах — обязательное овладение инструментами или пением. Рояльные фабрики наладили массовое производство инструментов. Миллионы китайских пианистов воодушевлены идеей абсолютного верховенства Китая в духовной жизни человечества. Божественная музыка христианской цивилизации — безсмертные творения Моцарта, Чайковского, Рахманинова — строит в Китае фантастические автобаны, за год возводит города-миллионники. Может быть, есть у Китая шанс подхватить на краткое время великую христианскую традицию умирающей без Бога Европы, если та не возродится? Нет у русских людей сейчас ничего более срочного и первоочередного, нежели покаянно возродиться во Христе, отбросив злобу. Кто срочно не смирится — умрет не только земной, но и вечной смертью. К музыкантам, музыковедам, музыкальным педагогам это относится тоже. Доколе ж можно презирать божественное искусство христианской музыки!

37. Главное действие музыкальной красоты — пробуждение тоски по Небу. Зов Божий — ее причина. Любящий и возлюбленный должны быть вблизи. А мы далеки, ушли «в страну далече». Сближение — единственная цель времени (вертикального, свободного). Для созревания любви и создано время вместе с даром свободы. Магически-насильственная любовь невозможна. Бог не хочет принуждением заставить людей любить Себя — то была б не любовь. Любовь свободна, потому что божественна. И свобода божественна, потому что мы, как написано, боги по замыслу Божию и по благодати Божией в вечном Царствии, где нас ждет Христос (отчего мы, притягиваемые, и тянемся к будущему, и глаза наши не на затылке). И только своей свободой можем открыть душу для ответной любви. О главной цели музыки — стихотворение Лермонтова «По небу полуночи ангел летел», которое Метнер поместил в эпиграф книги «Муза и мода» как выражение основной ее мысли.

Любовь свободна, потому что божественна.

38. «Ясные глаза красоты». Как в иконописи: взгляд красоты не исходит из одной точки, но окружает нас со всех сторон (Бога ведь и сравнивали со сферой, центр которой везде, а периферия нигде) и просвечивают, делая нас прозрачными в смотрении Божием. Наконец, ясность взора. Мутные глаза — изобретение отдалившейся от Бога твари. Ясность же Божественна, ибо всегда цельна и неделима и все собой разом обнимает. Она неотделима от милости и любви. Безжалостная ясность — сатанический выверт. Ею тщеславятся рационалисты, скептики, безумцы лживой эпохи Просвещения (зачем эту ложь принято писать с заглавной буквы))) и прочие убийцы духа. Их псевдоясность — как нож гильотины. Не случайно именно ею закончился век Просвещения. Если б закончился! А то ведь продолжил себя в большевиках, в соцреализме и прочей мути.

Ясные глаза красоты.

В ком из великих проявился дар небесной ясности? В божественном Моцарте. В Пушкине. «Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет». Слова пронзительной, как бы детской ясности звучат подобно молитве. Вкус молитвы после них на устах, и хочется вживаться в них повторениями. В прозрачной ясности — чувство присутствия тайны. Небесная ясность сверхъестественна, непостижима. Непостижимой явностью тайны чудный Вальс-Фантазия Глинки влечет нас к Небу.

39. «Ясные глаза красоты» еще сияют вечностью. Это празднично-светоносное слово тоже потускнело в унывшем роде человеческом, стало пониматься как безконечное время. А ведь любомудрым праиндоевропейцам вечность открылась огненным образом — вне всякой связи со временем — как сила, живая и живящая. «Увечный» в первичном значении — безсильный. В нашем произвольном безсилии (Бердяев: «XX век страдает волей к бездарности») — причина потускнения великого слова. Как сбросить корку обыденности? «Вечная новизна Евангелия» — это Пушкинское речение, тоже лучащееся. Вечная новизна — антоним быстро стареющей формальной новизне, за которой гоняется обезумевшее человечество. «Обновится яко орля юность твоя». Юнеющая вечная новизна встретит достойных в Царствии Божием. «Ищите прежде Царствия Божия и правды его», — призывает Христос. «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века», — запечатлевает заповедь Божию Символ веры.

От огненных начертаний Духа — безсмертная красота музыки Чайковского. А его самого к творчеству пробудили божественные звуки Моцарта, тоже лучащиеся. Недопонимающие спорят: был ли Моцарт солнечным или трагическим. Сияет в музыке Моцарта не земное солнце, а солнце Красоты. Оно не зависит от земных образов, веселых или трагических. Солнце красоты не симулируется, оно исходит из умного сердца художника, — не из земного ума, от которого всякое непонимание: «коренное неведение», по Святителю Василию Великому, не исправят и мириады частных знаний. Да и в видимой жизни Моцарт разве напрасно посещал храм каждое воскресенье, в случае надобности — и в иные дни? Напрасно ли в Италии требовал переводчика для исповеди, а не изъяснялся корявыми словами? Смерть, «правильно понимаемую», — называл «лучшей подругой человечества»! Это главная мысль святых отцов изначального вселенского Православия! Вот что жило в его сердце, а не «цветочки Франциска Ассизского». Огненные прозрения Православного сердца — как возможна без них неумирающая красота? Но масонство? В свихнувшемся уме восемнадцатого века вера Христианская и масонство тогда не считались несовместимыми (как и в России того времени). Не из этого безумного ума выносилась небесная красота, а из безпредельной глубины сердца. «Всякая душа христианка». Не сказал Тертуллиан: еретичка. Все души Бог создает Православными.

Окончание см.


[1] С другой стороны, полагать, на манер индуизма, время майей, иллюзией — значит хулить Бога, сотворившего мир. Сам Бог оценил его как добро и красоту. Негоже нам возводить клевету на творение, соответственно и на Творца. Но человек, находясь во времени, не раб его: он призван к вечности.

856
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru