Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

​«Душа моя, вечная странница… »

В песнях Наталии Гражданкиной — любовь к Богу и людям, к родимому краю, к России…

В песнях Наталии Гражданкиной - любовь к Богу и людям, к родимому краю, к России…

Наталия Гражданкина — самарская Православная певица, автор и исполнительница духовных и патриотических песен, дипломант престижных конкурсов и фестивалей, непременная участница Православных выставок. Сама она говорит о себе: «Вот спроси меня, где я буду через неделю или месяц, — не знаю. Как птичка Божия: лечу, куда душа зовет… »

Концерт в Дивеево

Прошлым летом с Наталией случилось чудо. А начиналось всё грустно…

— Я приехала на конкурс «Арзамасские купола», — начала рассказ Наталия Гражданкина. — Сразу с дороги, не отдохнув, примчалась на конкурс. Надо бы подготовиться, внутренне собраться, а — не получилось. На конкурс съехалось очень много людей. Я прошла во второй тур сразу в двух номинациях — вокал и авторская песня. И вот второй тур. Первые две песни спела, получилось хорошо, надо петь еще две. И в чем я убедилась: Господь любит простоту. А в песне «Стучите, и вам отворят» есть слова очень непростые. Я разволновалась — и сбилась. Спела, но скомкала песню. За кулисы прибежала победительница конкурса «Арзамасские купола» 2012 года Ирина Ватутина: «Как хорошо ты пела! Но когда ты в этих словах запуталась, я расстроилась… »

Понимала я, что сама виновата, а стало так горько… И думаю: надо ехать в Дивеево! Пройду по Канавке, даст Бог — успокоюсь. Очень долго боль была в сердце. Ехала и все время повторяла про себя: «Серафимушка, утешь, мне очень тяжело!» Приехала в Дивеево. И только вступила на Канавку, как всё ушло, на душе стало легко.

А квартирная хозяйка, узнав, что я пою, предложила: «Может быть, ты в монастыре выступишь, споешь?… » Хорошо бы, но как?

Господь все Сам управил. Утром вышла после Литургии из храма, и мне встретилась заместитель благочинной монастыря. Поговорили с ней. Спрашивает: «Какие песни ты поешь?» Я ей рассказываю. О песнях своих, о жизни.

И вот она посылает меня к благочинной, монахине Екатерине, потому что необходимо ее разрешение на проведение концерта. А народу в приемной много, сижу и думаю: у людей горести, беды, а я тут с песнями своими… Уже встала, чтобы уйти, и тут дверь открывается и мать Екатерина зовет: заходите! Объясняю ей, что могла бы выступить с концертом. А она обрадовалась: «У нас будет концерт, посвященный 1025-летию Крещения Руси!… Какая радость! В воскресенье мы ждем ваш концерт!»

Вышла оттуда — у меня ноги не идут, а летят.

И вот — воскресенье. После Литургии собираюсь идти на концерт, и тут хлынул ливень — по всем улицам по щиколотку лилась вода! Ну вот — дорадовалась, никто не придет на концерт. Приезжаю на такси (чтобы не вымокнуть) , а в зале пусто. Александр Валентинович Кусанин, который организовывал концерт, меня успокаивает: «У нас всегда так! Ждем минут семь, а там и народ собирается». И в самом деле, вскоре народ собрался, и мы начали концерт. Люди слушали и плакали. И я, конечно, не могла сдержать слез. С собой было очень мало дисков — я же не собиралась выступать в Дивеево и не захватила диски. Все это смелось мгновенно, не хватило людям.

Когда редактор «Благовеста» Антон Евгеньевич Жоголев узнал, что у меня был концерт в Дивеево, он поразился: «Да ты что! Это же тебя сам Батюшка Серафим благословил! Там просто так ничего не бывает… » А мне эти же слова говорил и Александр Кусанин — что меня благословили на концерт в Дивеево Сама Пресвятая Богородица и Преподобный Серафим: «Без Божьего произволения здесь ничего не происходит. Очень много приезжает людей с именем, которые хотели бы сделать концерт в Дивеевской обители. И все откладывается, куда-то уходит. А ты просто приехала на Канавку, и у тебя концерт состоялся».

После того концерта в обители подошел ко мне незнакомый батюшка и говорит:

— Хочу пригласить вас на Кубань. Приедете?

— Приеду.

Батюшка провез меня по станицам, мы провели уроки Православной культуры в десяти школах. И в домах культуры тоже прошли концерты.

В станице Каневской подошла работница клуба: «Я человек неверующий, в церковь не ходящий, а тут сидела и плакала. Душа трепетала, как будто с нее какие-то каменные скорлупки отлетали… » Особенно ее тронуло стихотворение:

Господи! Господи, Господи,

Услышь мольбу мою.

К Тебе обращаюсь, Господи,

Тебя Одного молю.

Со мной Ты в беде и в радости,

В любви и в горе со мной,

Я для Тебя доченька,

Ты мне Отец родной!

Все боли мои Ты знаешь

И все мои мечты,

Ты так меня понимаешь,

И так меня любишь Ты!…

— Вот тут, — говорит, — меня так пробило - плакала взахлеб! И буду теперь ходить в храм, я что-то поняла — пока еще сама не знаю, что…

Ради этих слез, ради этих душ и ради себя самой — надо ехать, надо петь, несмотря на усталость. Я и сейчас готова хоть в какую даль ехать, только бы петь для людей. О Боге петь хочу!

В Царские дни была на выставке в Екатеринбурге. Выступала. И скоро уже уезжать, а мы почему-то билеты всё не покупаем. Последний день выставки, идет ко мне монахиня Клавдия и зовет: «Наташенька, поехали со мной! У нас в Пантелеимоновском монастыре будет освящение храма в честь Равноапостольного князя Владимира, и так надо, чтобы ты на нашем концерте попела!» Так вот почему я всё билет не покупала — сердце не пускало.

Ехали мы всю ночь, приехали в четыре часа утра. До концерта толком и не отдохнула. А концерт шел на открытом воздухе. Дождик накрапывает. И выступают местные, а меня приберегают поставить в конце. Ну, думаю, хоть бы одну песню спеть! И точно: только одну песню и успела спеть. Грянул такой ливень, что все разбежались.

— Ради одной песни ехала в такую даль…

— Да, так Господь меня смирил. И слава Богу! Что удивительно: меня ведь давно звали туда. Когда я в монастыре увидела монахинь, то сразу узнала их — они были у нас на Православной выставке в Самаре, потом мы встречались на выставке в Казани. Очень подружились, и они всё меня приглашали приехать к ним. Я тогда спрашивала, где это. А они отвечали: ой, это далеко — Красно-турьинск… И я подумала: ну, наверное, там тайга, глушь, туда и не доехать… Но если уж надо куда-то попасть, Господь приведет.

И вот вернулась я домой. И первым делом увидела — откуда они здесь взялись, эти «кирпичики»? — на тумбочке лежат листочки. Года два или три назад я заказала кирпичики на строительство храма равноапостольного князя Владимира на Украине, а святой Владимир меня пригласил на освящение храма своего! Я сумки бросила, у меня аж ноги подкосились. Господи, ни одно наше дело доброе не остается забытым!

«Спой для Зосимушки!… »

Года два, что ли, назад я написала в «Благовесте» про Зосиму Еннатскую. И про нее многие тогда узнали, газета же ходит по всей России. И вот пела я в Уфе на выставке. Стоит батюшка и слушает — небольшого такого роста, рыжеватый с сединой. Глазки у него голубенькие.

— Архимандрит Николай (Чернышев) !

— Он самый. Позвал: «Приезжай к нам, к Зосимушке!» Объяснил, как добраться в Покрово-Эннатский монастырь.

— Батюшка такой, что и встретит, и приветит…

— И встретил, и приветил. И там в это время был Епископ Салаватский и Кумертауский Николай. Я спела три песни. Одну — «Русь моя», слова ее написал Владимир Ермолаев, который долго жил на Афоне, там эти стихи у него сложились. Но мелодия у него не получалась, и по просьбе Владимира я написала свою. Выступила я в Салавате, там и наша общая знакомая поэтесса из Оренбуржья Надежда Акисова со своими стихами участвовала. В Башкирии я проехала четыре города, везде тепло встречали.

А в Покрово-Эннатском монастыре мне дали послушание помогать к выставке готовиться. Я сидела разрезала листочки, иконочки Зосимушки складывала. А сама с ней разговаривала… Она же мне во всем помогает, о чем в молитве попрошу. Спохватилась: вот ведь здесь, рядом — и ни разу на источнике не была! Уезжать завтра, а я так и не окунусь в зосимушкину водицу…

Забегает женщина: «Едем к источнику, у нас есть местечко одно. Едемте с нами!» Она, Зосимушка, та-ак. Я ведь только потужила, а она ответила…

Приехали мы на источник, искупались. И вдруг бежит мужчина — я его в храме у батюшки Николая видела, он живет там и ухаживает за источником Зосимы Еннатской. И он кидается ко мне: «Слава Богу, успел! Я козочек пасу — и слышу, будто Зосимушка говорит: ты что здесь бродишь, там гости приехали! Бросай все дела, бегом беги!»

Приводит меня в Зосимушкин дом — небольшой, деревянный, всё в нем так простенько. Достает пирог, козье молоко, конфеты, чай, зажигает свечку, а сам обращается к иконе:

— Ну вот, матушка, наконец-то Наталья к тебе в гости пришла!

И поясняет:

— Матушка тебя ждала — по ее молитвам и угощение тебе приготовлено.

Сели, покушали. А он говорит:

— Давай, Наталья, пой для матушки!

Я разревелась, петь не могу. Один куплет спела по благодати, а тут уж и уходить пора, надо же ехать.

Столько встреч удивительных, всё переплетается. Все мы капельки одного большого моря, и самое главное, чтобы мы друг друга любили. А как это трудно!… И как благодатно!

«Иди и пой!»

И вот опять я была на Кубани, и опять встретилась с теми батюшками, которые помогали делать в школах концерты. Я и сейчас не могу без волнения вспоминать эти необыкновенные уроки Православия…

— Что же в них было особенного, в этих уроках?

— Прежде всего, то, что урок проводил не тот учитель, который каждый день говорит детям прописные истины, а человек с афиши. Для детей это многое значит. И я им рассказывала о Боге, о России. Старалась рассказывать так, чтобы детям было понятно.

— Пригодился прежний школьный опыт?

— Да, очень пригодилось то, что я тринадцать лет проработала в школе. И я в душе сказала так: Господи, к детям и к солдатам всегда пойду, даже если немощна буду - поползу ползком. Какое это дело великое — провести такие вот уроки! И как горько: я ведь в Самаре тоже предлагала провести подобные уроки Основ Православной культуры, но… Там — надо, «на ура». Здесь — ну да, когда-нибудь можно как-нибудь… А когда это будет и будет ли, неизвестно.

За эти последние годы столько мне Господь показал дивных мест! Я уже пол-России проехала. В Лодейном Поле к мощам Александра Свирского приложилась… — думала ли я! Я тогда даже не очень понимала, куда я попала и к кому прикладывалась. Была на Белой горе.

— Это где?

— Под Пермью. Там один батюшка мне сказал: «Иди и пой! За Русь — пой!»

И знаешь, когда я после этого благословения стала петь «Ой, веди нас, княже» (песня не моя, Галины Лупандиной) , какая во мне сила поднялась! Гора какая-то… Когда душа болит за Россию, Господь силы дает. Кажется, я бы по кирпичу стукнула, и он бы вдребезги разлетелся. Мужчина подходит: «Как вы пели! Душа поднялась!… » Женщина ему вторит: «Захотелось жить! Я снова поверила, что мы еще не пропали». Я думаю: Боже, какое счастье Ты мне дал, что я могу петь и говорить с открытой душой! И я вижу, что люди понимают, что есть отклик. Много людей за Русь болеют! И может быть, по их молитвам Господь помилует Русь и спасет, и возродит в былом величии и красоте.

Есть молодые люди, которым дорога наша Родина. Если все будут хоть понемногу идти к Богу, трудиться для Него, то, может быть, в стране еще всё переменится к лучшему. Мы чаще всего Господа только просим, а благодарим мало. Если бы мы к Нему больше в радости, а не в горе обращались, может быть, и у нас в жизни было бы больше радости, чем скорбей.

Для меня где Россия, там Бог

Мне часто говорят: что ты не поешь светские песни? А мне их петь не хочется. Ну — вышла, попела, покрасовалась и ушла. А здесь-то — душа летит! В светских организациях говорят: песен о Боге нам не надо. Соглашаюсь для вида: ладно, я про Россию вам спою. Для меня где Россия, там Бог. И все равно получаю и радость, и благодать.

Православная выставка в Казани проходила в дни траура из-за гибели пассажиров самолета. И Митрополит Казанский Анастасий не благословил проводить музыкальные концерты. Что же, мне просто уехать? Тогда я предложила организаторам выставки: может быть, я просто стихи почитаю? У меня их много… И я читала час, полтора… — и люди всё слушали, не отпускали.

В Екатеринбурге мы познакомились с корреспондентом «Радио России» Людмилой Кирилловой. И для ее передачи я написала музыку на стихи Надежды Акисовой «Стучатся в дверь мою чужие». Передача посвящалась страшной проблеме — нерожденным детям, убитым во чреве матерей… Послала я Людмиле и свои стихи:

… Не хватало силы мне молиться,

По щекам бежали слёзы вновь,

Если б в юность снова возвратиться -

В доме поселилась бы любовь.

Поцелую я креста распятье,

Не загладить мне вину свою.

Не склонюсь над детскою кроватью.

Колыбельных песен не спою…

Рассветало, штора колыхнулась.

«Ангел, ты вернулся? Друг родной!»

Я б рукою крылышка коснулась:

«Возвращайся, Свет мой неземной!»

За меня молился Ангел Богу,

Перенёс слезинки в Божий дом,

Чтобы я осилила дорогу…

Опустился снова за плечом.

И Людмила ответила радостно: «Наташа, я как раз искала такие стихи, и ты присылаешь то, что мне нужно!… »

«Владычица, встреть у ворот!… »

Во время фестиваля «Арзамасские купола» мы каждый год ездили с экскурсией к подворью Дивеевского монастыря. Помню, как первый раз мы пели на подворье. Славили Божию Матерь, на душе радость, до слез. Мы не были знакомы, но пели вместе, славили Божию Матерь. В душе была благодать. Когда во второй раз приехали на Дивеевское подворье, все прошли, а я замешкалась. И в это время монахини идут Крестным ходом. Как раз когда я шла, к воротам поднесли икону… И опять мы пели и плакали. А на одной из фотографий, сделанных тогда, проявился лик Ангела на небе. И вот мы вернулись в гостиницу, и я вспомнила, что перед отъездом в Арзамас написала стихотворение:

Душа моя, вечная странница,

Ты чувствуешь скорый исход

И просишь у Божьей Избранницы:

Владычица, встреть у ворот!

Пойду, от грехов неотмытая,

Мытарства самой не пройти.

Слезой покаянной умытая,

Ищу в этой жизни пути.

То горы встают на дороженьке,

То в пропасть грехов я лечу.

Истоптаны босые ноженьки,

Я помощи Божьей ищу…

Я же в Самаре просила, чтобы Она меня встретила, а меня в Арзамасе икона Божией Матери «Умиление» встретила у ворот подворья.

Рассказываю об этом — и слезы ручьем. Уж какие еще нам нужны чудеса, какие?!… На каждом шагу милость Божия.

К весне меня опять ждут на Кубани. Устаю, конечно, но — надо ехать.

Я положила на музыку стихотворение Великого князя Константина Романова «Хвала Воскресшему»:

Хвалите Господа с небес

И пойте непрестанно:

Исполнен мир Его чудес

И славой несказанной…

Сводный детский хор всего города Самары пел эту песню. Это для меня огромная радость. Сейчас и в другие города у меня попросили эту музыку. Радуюсь, благодарю Господа. Как хорошо!

… Очень большой дар — дар страдания. Этот дар только человеку дан. Ведь в скорби мы так близки друг к другу. Душа очищается через терпеливое несение креста, через скорби и боль. Россия в скорбях и страданиях проходит путь Христов. Его же гнали, Его распяли, а Он воскрес и взошел на небеса. Так и Россия очистится и, даст Бог, еще воспрянет, воскреснет. Я не знаю, как это будет происходить, но — будет.

Записала Ольга Ларькина.

Дата: 6 марта 2014
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
20
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru