Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

«Потрясатели копья»

Что роднит Вильяма Шекспира с современными Православными поэтами и бардами?

Автор статьи педагог Александр Сороковиков на могиле Игоря Талькова.

Что роднит Вильяма Шекспира с современными Православными поэтами и бардами?

Наверное, многие слышали иностранное слово «миннезингер», или, иначе — рыцарь-поэт. Но не все скажут, какие принципы исповедовали эти рыцари-поэты. Мы забыли, какова была первооснова Христианского искусства, в чем заключалась его роль. Забыли, что задача искусства вовсе не заключается в создании «имени себе», в сотворении кумира из своего таланта, а напротив — искусство, по замыслу Творца, являлось родом служения в проповеди высоких истин, в проповеди высоких идеалов. Искусство древних не существовало само по себе, но являлось и мыслилось, в первую очередь, как проповедь для мира непоколебимых морально-этических констант, проповеди главных принципов благородства — долга, верности, чести, а также как выражение вовне мироощущения витязя-поэта. Культура древних не мыслилась и не являлась служанкой культа, а тем более наемницей, получающей плату. Культура была для древних родной дочерью культа. Она была рождена, создана, выпестована им, а потому и несла в мир, свободно и благоговейно, исходящие от веры Христианской принципы и идеи.

Во времена раннего средневековья не только в Западной Европе, но также и на Кавказе, и у нас на Святой Руси (хотя, возможно, не так ярко выражено) появилось сословие витязей-поэтов, то сословие, о котором в доброй старой Англии говорили, как о «потрясателях копья», рыцарей-бардов, в совершенстве владевших не только рыцарским оружием, но, что гораздо важнее — оружием слова. В одной руке у которых был меч, в другой — лира.

Именно этот псевдоним: Потрясатель копья, или — «Scakespeare» носил гениальный английский поэт и драматург Вильям Шекспир. Или, может быть, тот, кто скрывался под его псевдонимом (исследователи называют имена Бэкона, Ретленда и Оксфорда). Что это значит, и как это понять?

В эпоху раннего средневековья, если возникал военный конфликт между Христианскими королями, то существовал свой, предшествующий сражению обычай, существовал особый этикет. Как правило, если король считал себя цивилизованным владыкой, то битва, после соблюдения всех формальностей, в частности — предъявления ультиматумов и писем с объявлением войны, начиналась… с состязания певцов. При этом нередко здесь состязались сами короли. Соблюдая очередность, они воспевали героические песни. Оба войска внимательно слушали песенные выступления коронованных особ, и лишь после этого начиналась битва. Состязание певцов переходило в воинское противоборство. Поступать иначе — нападать внезапно, без объявления войны, исподтишка, было неблагородно, так поступали только варвары. Война, если говорить о периоде средневековья, соблюдалась по всем правилам рыцарского благородства, отступать от которых считалось непозволительным.

Например, философ-гуманист XVI-го века Мишель Монтень описывает такие обычаи. Когда один король выходил войной на другого, он прежде слал гонца, где вместе с письмом об объявлении войны прилагал подробное описание численности своего войска, сообщал о количестве всадников, конных рыцарей. О том, сколько в его войске лучников, оруженосцев, сколько камнеметных орудий. А также о количестве провианта и прочее, и прочее (всю ту информацию, которую в современной войне с таким трудом добывают разведчики). Нередко случалось, что после изучения присланной хартии осажденный герцог или король сдавался на милость победителя.

Одновременно существовал и другой обычай того времени. Со стороны нападавшего войска кто-то из витязей-поэтов, как правило из гвардии короля, потрясая копьем и подбрасывая его над собой, мчался навстречу вражескому войску с песней о героических подвигах Роланда. Этот воин, поющий «Песнь о Роланде», потрясающий копьем — «Scakespeare», знал, что едва он пропоет свою песнь, как навстречу ему помчатся несколько всадников, в поединке с которыми он погибнет.

Но это случится потом.

А сейчас, потрясая копьем, он поет свой «Гимн о безстрашном рыцаре». И пока он не закончит петь, ни одна рука не посмеет обнажить меч, не посмеет натянуть тетиву лука. Оба войска внимательно выслушают его песнь. Одно войско, то, что позади, — вдохновляясь его пением, другое, навстречу которому он мчится, — с угрюмой злобой.

Витязь-смертник поет, ибо знает — от того, как он вдохновит пением свое войско, во многом зависит исход сражения. А потому призывно взлетает над головой подбрасываемое им копье. Призывно звучит «Песнь о Роланде».

Вильям Шекспир прекрасно знал об этой древней рыцарской традиции потрясателей копья, знал о традиции витязей-поэтов, традиции витязей-смертников. А потому вошел он в историю именно как Шекспир — «Scakespeare». Он знал, на что шел, знал, какие чувства он хочет пробудить, для кого и зачем пишет.

Принципы рыцарского благородства строго соблюдались и среди самураев средневековой языческой Японии. Самурай должен был без рассуждения отдать свою жизнь за императора, обнажить меч против грабителя и убийцы. Самурай не мог нападать тайно, исподтишка, но должен был идти в бой с «открытым забралом» и с песнью на устах. Самураи тоже писали стихи и поэмы. Среди них даже бытовала поговорка: «Плох тот самурай, который не может в бою сочинять стихи «танка» (это известное японское поэтическое пятистрочие).

Именно к этой когорте — «потрясателей копья», к когорте витязей-поэтов, принадлежали и наши современники: Игорь Тальков, священник Олег Ступичкин, пять лет со дня убиения которого исполнилось 6 января 2012 г. Также к ним относится и скульптор Вячеслав Клыков, очень много сделавший для возрождения Русской культуры. К ним относится и убиенный возле Оптиной пустыни в 2006 году Николай Мельников, написавший замечательную поэму «Русский Крест». А также самарский поэт Владимир Осипов, автор стихотворения «На русском рубеже». Все они — «потрясающие копьем», прекрасно знали, что от их пения будет зависеть успех грядущего сражения. Сражения за души человеческие. А потому жизнь каждого из них есть не что иное, как звучащая и доныне призывная «Песнь о Роланде». И о каждом из них можно сказать, что все они были витязями-поэтами. Их творчество было подобно той призывной песне, которую поет отважный витязь-одиночка перед во много крат превосходящими силами противника. Наверное, потому и так коротка была их жизнь…

Вот что написал о таких витязях-поэтах Игорь Тальков, который и сам принадлежал к их числу:

Поэты не рождаются случайно,
Они летят на землю с высоты.
Их жизнь окружена глубокой тайной,
Хотя они доступны и просты.

Глаза таких божественных посланцев
Всегда печальны и верны мечте,
И в хаосе проблем их души вечно светят
Мирам, что заблудились в темноте.

Они уходят, выполнив заданье,
Их отзывают Высшие миры,
Неведомые нашему сознанью,
По правилам космической игры…

Александр Сороковиков,
г. Покров Владимирской области.

1011
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru