Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

«За всё в моей судьбе благодарю Тебя, Господи… »

Письмо нашей читательницы.

Письмо нашей читательницы.

Однажды увидела сон… Я знаю, что не очень-то надо доверять снам и лучше осторожно относиться к ним — так предупреждают нас святые отцы. Но бывают совершенно особые сны, их чувствуешь по какой-то удивительной радости и благодати, которая после них остается в сердце… Видела я Господа Иисуса Христа — таким, каким Его изображают на иконе «Воскресение Христово». Он протягивает мне листы бумаги — они летят от Него ко мне — и говорит: «Пиши!» — «Господи, — отвечаю, — что писать, я не знаю… » — «Знаешь, Тамара, знаешь… »

Священник Виктор Турович.

Долго до меня не доходило, что именно я должна написать. И вот недавно, вымешивая тесто для просфор, смотрю на Лик Спаса Нерукотворного и вдруг ясно понимаю, что написать должна о своей жизни, о тех милостях, которые явил мне и моей семье Господь. Растерялась, испугалась, но потом потихоньку успокоилась. Вспомнила, как несколько дней назад моя сватья рассказывала, какой хороший рассказ в «Благовесте» прочла. Так вот куда надо написать, думаю.

Во славу Божию писать надо очень хорошо. И наверное, у меня так не получилось, простите меня. Но не рассказать обо всем я не могла.

С двух лет я жила с родителями в Казахстане, в городе Семипалатинске, переехали туда по семейным обстоятельствам. Жила, как все в те годы жили. Окончила школу, поступала в мединститут — не прошла, год проработала на трикотажной фабрике и поступила в торговый техникум, училась хорошо. Перед распределением мне приснился сон: железная дорога, огромные кучи угля, затем длинная аллея, перекресток, на углу магазин «Ромашка» и телефонная будка. Получаем с подругами распределение в город Джезказган. Приезжаем, сходим с поезда — видим огромные кучи угля. Добрались до общежития, устроились. Утром пошли в Госпромторг. Дали нам направление на работу в магазин… «Ромашка». Идем — и вот она, аллея, и перекресток, и телефонная будка. Пошутили, посмеялись с подругами — сон был как кино, сработал на опережение. В голову даже не пришло задуматься, от Кого это было…

Отработала месяц, и меня отпустили — у меня было подано заявление в загс и на 30 октября назначена свадьба с моим мужем Виктором. Много лет спустя мы с ним узнали, что 30 октября — день памяти священномученика Александра, Епископа Семипалатинского, расстрелянного в 1937 году в нашем родном городе Семипалатинске.

Наш сын Виктор родился 12 июля. Назвали мы его не Петром и не Павлом, потому что к вере, к сожалению, в те годы еще не пришли. Хотя я и выросла в одной комнате с моей глубоко верующей бабушкой Анастасией. Будучи малограмотной, бабушка всегда молилась утром и вечером — Господу, Пресвятой Богородице, Святителю Николаю Чудотворцу, по воскресным дням ездила в храм, привозила и делила для меня и моих двоих братьев просфоры. Мы ее очень любили, но иногда подшучивали над ней. «Смейтесь, смейтесь, — говорила она, — еще вспомните Бога!» Моя бабушка всю жизнь прожила с Богом в душе. Вечная ей память!

Сын подрос, пошел в школу. Ходить было далеко, мимо недостроенных домов. Он у нас рос единственным ребенком, но «маменькиным сынком» никогда не был. Занимался спортом, тренер очень доволен был его успехами. Сыну было десять лет, когда как-то раз по дороге в школу его схватил крупный, сильный мужчина и потащил в недостроенный дом. Витя рассказывал, что мужчина злобно ругался и грозился его убить. И вдруг — сын не заметил, откуда, — появился стройный юноша и говорит мужчине: «Отпусти его!». Тот хриплым голосом опять стал ругаться. Юноша говорит сыну: «Беги!» — «А вы как же?» — спросил Витя. «Я справлюсь!» — спокойно сказал юноша и посмотрел на сына светлым, смелым и добрым взглядом. «Я понял — он справится! — и побежал», — рассказывал сын.

Сейчас мой сын стал священником, служит в храме, главный престол которого освящен в честь Архангела Михаила. В храме есть икона Архистратига Михаила, и на ней сын с удивлением узнал того юношу, который спас его.

Когда сыну было лет двенадцать, он попросил: «Мама, окрестите меня!». Я удивилась, стала спрашивать, кто его научил. Он ответил: «Никто не учил, я сам очень хочу». И мы пошли в церковь и окрестили его.

До переезда нашего в Ульяновск меня по работе направили на семинар бухгалтеров в Алма-Ату. На семинаре было много специалистов из разных республик и городов СССР. После семинара для всех участников организовали ужин в ресторане, был накрыт длинный стол. За столом напротив меня сидел холеный мужчина-узбек со своим бухгалтером. Мы разговаривали на общие темы. Поели, стали выходить из-за стола, кто хотел — танцевал. Мы с моей знакомой стояли в зале, когда к нам подошел немолодой человек в светлом костюме, со светло-русыми волосами, спокойный и благообразный. Мы разговорились, он спрашивал, откуда я, кто мои родители. А потом сказал: «Одна из зала не выходи, находись среди людей, тебя хотят увезти», — и отошел. Я серьезно не отнеслась к его предупреждению, но на всякий случай старалась не оставаться одна. Этого человека потом мельком видела и в гостинице, и в аэропорту, когда уже улетала домой.

Позже смысл этой истории открылся мне удивительным образом. Когда я уже начала ходить в храм, вдруг вспомнила этот случай. В голову пришла ясная мысль, что посетил меня тогда, недостойную, и помог Святитель Николай Чудотворец! От неожиданности я замерла, потом подошла к иконе, всмотрелась в лик святого — и вспомнила того человека. Это был он! Я упала на колени, долго рыдала, благодарила, просила прощения… И только в тот момент поняла, откуда исходила опасность в тот день. Я думала, что недобрые люди меня будут ждать на улице. Но вспомнила свое ощущение при разговоре с холеным мужчиной из Узбекистана — у меня почему-то все время, пока я с ним говорила, мурашки бегали и было непонятное чувство страха…

В Ульяновск мы переехали в 1994 году, к этому времени сыну уже исполнилось семнадцать лет. Виктор со школьных лет читал много исторических книг, XIII-XIV века были его любимым периодом в истории Руси. Писал стихи о воинах и смерти на поле брани за други своя… И вдруг после окончания школы он неожиданно сказал нам, что хочет быть монахом, уйти в монастырь. Мы с мужем были в шоке. Состоялся серьезный разговор, мы наперебой уговаривали его остаться с нами, ведь он у нас один, и мы так хотели, чтобы он женился, чтобы были у нас внуки… Сын послушался и в 1995 году поступил учиться на юридический факультет. Там на первом курсе он познакомился со своей будущей женой Натальей. Вскоре сыграли свадьбу, и мы все вместе стали жить в четырехкомнатной квартире.

Муж мой занимался бизнесом, дела шли хорошо. В 2000 году мы решили переехать в Чехию. Уже оформили все документы, съездили туда, оформили паспорта, прописались… Почти перед самым отъездом ночью я проснулась от того, что ясно услышала голос, который говорил, просто кричал мне: «Не надо!». Я задумалась тогда, а стоит ли нам уезжать… Ведь в России тогда начались перемены, жизнь стала меняться к лучшему, и мы бросили все в Чехии и остались на Родине.

Сын окончил институт и включился в семейный бизнес. Ему приходилось много ездить, столько было опасных случаев — и Бог всегда хранил его. Жили мы хорошо. Господь давал деньги, но мы распоряжались ими хуже не придумаешь: ни храму, ни людям… Мы не могли тогда осознать, как помогает нам Бог. Господь всегда был с нами, это мы не были с Ним… Постепенное осознание того, что без Бога жить нельзя, начало приходить тогда, когда наши дела стали идти все хуже и хуже. Мы продали квартиру в Ульяновске и переехали жить в село Большие Ключищи.

Сын работал юристом в коммерческой фирме. На работе его уважали, зарплата устраивала. Однажды, защищая интересы своей фирмы, сын попал в непростую ситуацию, никак не мог найти правильного решения. Его одолевали сомнения, правильно ли он выбрал работу. И мы с ним поехали в Болгары за советом к священнику Владимиру Головину. Батюшка Владимир, выслушав сына, сказал ему: «Вне Церкви ты нигде не будешь чувствовать себя на своем месте, тебе надо быть священником».

Наташа, жена сына, в то время уже пела на клиросе в храме нашего села. Я тоже ходила в храм. Но слова отца Владимира мы восприняли, как будто нам на голову ушат холодной воды вылили. Сын отнесся к благословению отца Владимира очень серьезно. Стал ходить по субботам и воскресеньям в наш сельский храм Покрова Пресвятой Богородицы. Поговорил с нашим батюшкой, и он благословил его пока учиться звонить в колокола. Мы всегда думали, что у нашего сына нет музыкального слуха, но он удивительно быстро научился правильно и красиво звонить.

Вместе с женой Натальей сын записался в городе на курсы катехизации. Курсы вечерние, ездили после работы. Мы с мужем тоже начали одну за другой читать духовные книги. Душа оживала, и читать что-то другое нам уже не хотелось. Запомнилось, как в один из дней тогда сын сказал: «Мама, как это хорошо и в то же время страшно — осознавать, что Бог всегда рядом!».

Начались новые испытания — сын стал часто и серьезно болеть. Молились все за него, а он говорил: «Это меня Господь очищает». В храме он уже читал Апостол, выучил церковнославянский язык. Но все болел и болел… Мы очень волновались за него. И вот дома стою у икон, молюсь, а у самой мысли — кому мне сугубо молиться за сына, какого угодника Божия просить за него. И вдруг ясно слышу ответ, как бы голос внутри меня, — Михаилу Архистратигу. Стала дрожащей рукой листать молитвослов, нашла там две молитвы
Архистратигу Михаилу и тропарь Небесным Силам Безплотным. Опять думаю: какую молитву читать, первую или вторую. И опять в голове ответ — вторую. Выписала ее для сына, чтобы и он читал. Дальше думаю: тропарь надо или нет. И снова мысль — надо! Выписала и тропарь. Стою и думаю: он ведь не будет читать, скажет — некогда. Опять в голове «подсказка»: надо сказать ему, что я мама и он должен меня слушаться. И еще ясно возникла мысль, что будет разлад между мной и сыном…

Пошла к сыну. У нас дом с двумя входами, на два хозяина, и сын с женой жили на другой половине. Отозвала его, вся взволнованная, рассказываю, отдаю ему переписанные молитвы. Он отвечает: «Некогда мне, мам». Виктору действительно тогда приходилось очень трудно: после работы надо у скотины убрать — мы поросят много набрали, он до 12 ночи у них чистил. И два раза в неделю курсы после работы. Зима, холод, он еще все время болеет… Но я говорю: ты должен меня слушаться — и он согласился. А через два дня между нами действительно произошел разлад, мелкая обида на пустом месте, но поссорились мы всерьез. Тогда я вспомнила предупреждение, данное мне на молитве, — пошла к нему, и мы помирились.

Однажды зимой, в мороз, ждем Виктора с Наташей с курсов. Волнуемся: что-то долго их нет. Автобусы в село в это время уже не ходят, и после курсов они всегда добирались домой на попутках. Позвонила сыну на мобильный, выяснила, что они до сих пор стоят и ловят попутку. По голосу слышу: замерз сильно, хотя и говорит мне, что все хорошо и не надо волноваться. Но ведь он и так болеет!

Упала я на колени перед иконами и со слезами прошу Архистратига Михаила: помоги, пошли попутку, чтоб довезли до самого дома, ведь погибнет сын! Не помню, что-то еще говорила и плакала. Только встала, вытерла слезы — слышу звонок в дверь. Открываю — стоят сын с женой. Как так, говорю, вы же вот только стояли в городе? Сын рассказывает — подъехала машина, водитель согласился подвезти. По дороге рассказывали ему про катехизаторские курсы, он в ответ улыбался и довез их до самого дома. Сын хотел дать ему денег, но водитель не взял. Тогда сын подарил ему икону Архистратига Михаила, которую я ему дала, чтобы всегда была с ним. Икону водитель взял с радостью. А сыну я потом еще такую же подарила. Это было настоящее чудо!

Окончив катехизаторские курсы, сын заочно поступил в семинарию. А его жена Наташа стала преподавать в воскресной школе. Сын пока еще работал юристом, а по субботам и воскресеньям звонил в колокола и читал в храме. Готовился к рукоположению. Прихожане из села Криуши стали звать сына к себе. Но у них пока не было храма, были только верующие и любящие Бога сердца.

Перед тем как сыну ехать поступать в семинарию, месяца за два примерно, у нас на огороде неизвестно откуда появился необыкновенно красивый белый голубь. Сидел на высокой перекладине для огурцов. Я с ним каждый день разговаривала, приносила поклевать пшеничных зерен. И вот в такой момент, когда я кормила голубя, пришел наш будущий семинарист и тоже умилился его красотой. А голубь взлетел в его сторону, встряхнулся и выронил перышко. Оно плавно опустилось перед сыном. Виктор долго хранил это перышко, потом оно потерялось.

Священник нашего села отец Михаил предложил сыну съездить и познакомиться с верующими людьми села Тушна. Батюшка там сам представил его людям, пообщались, понравились друг другу. Из Тушны сын позвонил мне и говорит с волнением в голосе: «Мам, ты знаешь, перед каким храмом я стою? Храм в честь Архистратига Михаила!». В этом храме сыну суждено было служить!

В Тушне раньше был большой трехпрестольный храм. Центральный придел посвящен Архистратигу Михаилу, два боковых — великомученице Параскеве Пятнице и священномученику Харалампию. Храм был почти до конца разрушен, как и во многих селах нашей России в безбожные годы. Верующие пока восстановили придел Параскевы Пятницы, службы проводятся в нем.

По окончании первого курса семинарии через пять дней Владыка Прокл рукоположил сына во диакона. В это время его жена Наталья ждала третьего ребенка. Две дочери у них уже росли, третья девочка родилась в Десятую пятницу по Пасхе — день памяти святой Параскевы Пятницы. Так ее и окрестили — Параскевой. Прихожане говорят, что это знаково: ведь служить ему потом пришлось в храме, действующий придел которого освящен во имя святой Параскевы! В день, когда Параскевушке исполнился один месяц, 21 июля, моего сына рукоположили в сан священника.

На рукоположении я плакала. Это были слезы и радости, и волнения, и немного — страха перед чем-то новым в нашей жизни. Непросто было нам с мужем осознать, что Виктор теперь в первую очередь священник, а потом уже — наш сын.

Сын был назначен настоятелем храма в селе Тушна, служит он также в селах Артюшкино и Криуши. С женой и дочерьми он переехал жить в Тушну.

Прошло несколько лет. Много пришлось пережить им трудностей за это время, и материальных, и моральных. Очень непросто было. Батюшка запрещает жаловаться на трудности, говорит: это милость Божия, что Господь позволил Ему послужить! Но все же представьте: грудной ребенок, безсонные ночи, зима, а газа в доме нет. Печку приходится топить много и подолгу, иначе в доме холод, как на улице. Но мир не без добрых людей. Помогают в Тушне им все — администрация, депутат, прихожане. В храме четыре службы в неделю, иногда больше, матушка поет на клиросе, а детей надо с кем-то оставлять… Но радость служения Богу и ощущение реальной Божией помощи придают им силы.

На экзаменах в семинарии у батюшки тоже разные случаи бывают. Подготовиться как следует сложно, времени совсем нет. «Беру, — говорит, — билет и понимаю, что как раз до одного вопроса не дошел, когда готовился. На первый вопрос билета ответ написал, а по второму вопросу ничего не знаю. Взмолился: Господи, помоги! В это время отвечал другой семинарист, и преподаватель у него дополнительным вопросом спрашивает как раз мой второй вопрос! Я послушал ответ, кое-что свое добавил и тоже весь свой билет смог рассказать. Сдал!»

На клиросе и в Тушне, и в Криушах, и в Артюшкино несет служение верная помощница батюшки Виктора матушка Фотиния. Наша Наташа, как мы ее обычно зовем, жена сына, в крещении ведь получила имя Фотиния. Прабабушка у нее тоже когда-то пела на клиросе.

В селе Криуши будет строиться новый храм во имя Святителя Николая Чудотворца. Когда-то был храм в этом селе, но его разрушили. Работы очень много, хватит на всех желающих помочь. В селе Тушна у храма пристроили алтарь. Там же все три алтаря были разрушены и колокольня снесена. Все это предстоит восстановить. Это будет непросто, но мир не без добрых людей, и вера жива в людях, и главное — помощь Божия чувствуется. Милостивый Господь с нами, во всем помогает, и в большом и в малом, все управляет всегда.

Не могу удержаться, чтобы не рассказать еще один случай. Мой муж делает для храма что может из столярных изделий. Делал он аналой по образцу, взятому из Софринского каталога. Аналой должен быть белый с золотом, а с четырех сторон крест на черном фоне, и черный фон покрыт золотым ажуром. Думали, как это воплотить, — ничего не выходило. Сделать просто черным — мрачно, белым — невыразительно. Звоним нашему батюшке Виктору, советуемся. Он отвечает: давайте отложим до завтра, что-нибудь придумаем.
А назавтра звонит радостный: в храм пришли две женщины и принесли женский костюм — черный, бархатный, с золотым рисунком. Говорят батюшке, что ткань хорошая, можно использовать для храма. Батюшка им посоветовал подарить костюм какой-нибудь нуждающейся женщине, но они отказались, сказали, что хотят пожертвовать его храму. Вот так Господь управил нашу ситуацию. Ткань поклеили на аналой под кресты, получилось красиво.

Хочется сказать людям: Господь всегда с нами рядом, Его угодники всегда готовы помочь нам. Обращайтесь к ним, молитесь, просите — и всегда получите помощь в благом деле. Откройте сердца ваши Господу — и Он примет вас в Свои объятия. Ведь самое настоящее чудо — изменения, происходящие в душе, когда человек приходит к Богу и старается жить по заповедям Божиим, следит за своими словами и поступками, обретает мир в душе, покой и радость от соединения с Господом.

Как и у всех людей, у нас в семье бывает хорошее и плохое, грустное и веселое. Здоровье у всех не идеальное. Но Господь с нами, наш Спаситель, Помощник, Заступник, не абстрактный, а Живой, Сущий. Хочется все время повторять слова песни: «За всё в моей судьбе благодарю Тебя… ». Жизни, устроенной по-другому, нам не надо.

Тамара Турович,

село Большие Ключищи,
Ульяновская область.

Храм в селе Тушна восстанавливается только силами прихожан. Чтобы вернуть былое благолепие, восстановить все три придела, внутреннее убранство храма, отстроить колокольню заново, нужна любая посильная помощь: строительные материалы, денежные средства, рабочие руки.

Банковские реквизиты:

Местная религиозная организация Православный приход храма в честь Святой великомученицы Параскевы Пятницы с. Тушна Сенгилеевского района Ульяновской области Симбирской и Мелекесской епархии Русской Православной Церкви

ИНН 7321313022

КПП 732101001,

ОГРН 1077300000513

Р/с: 40703810365180000019

в ОАО «Россельхозбанк» Ульяновского РФ

К/с: 30101810200000000897

БИК 047308897

В графе «Назначение платежа» просим обязательно указывать: «добровольное пожертвование на строительство храма в с. Тушна».

Почтовые переводы можно присылать по адресу: 433390 Ульяновская область, Сенгилеевский район, с. Тушна, ул. Ленина, 69, священнику Виктору Викторовичу Туровичу.

Тел.: 8-927-829-80-14 (о. Виктор);

8-927-829-80-16 (матушка Фотиния).

Дата: 9 декабря 2013
Понравилось? Поделитесь с другими:
3
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru