Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Надо славить Господа сладко…»

Интервью с профессором Московской государственной консерватории Вячеславом Вячеславовичем Медушевским.

Профессор Московской государственной консерватории, доктор искусствоведения, член Союза композиторов России, заслуженный деятель искусств Вячеслав Вячеславович Медушевский недавно приезжал в Самару на конференцию «Православная цивилизация». Его выступления на различных секциях и круглых столах вызвали интерес у присутствовавших. В прошлом номере мы уже опубликовали текст его выступления в медиацентре Самарского аэрокосмического университета. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с Вячеславом Вячеславовичем Медушевским.

«Смысл предсказаний в том, чтобы они… не исполнились!»

— Православная цивилизация почти вся — в будущем, а не в прошлом только. Пока мы осуществили Православную цивилизацию всего, может быть, на один процент, — говорит В.В. Медушевский. — Перспективы тут огромнейшие. Ведь это величина безконечная… Многого ждет от нас Господь. По пророчествам, в конце времен восстановится Россия, скажет свое слово миру. Это будет последняя проповедь покаяния. Преподобный Серафим Саровский об этом говорил… Я составил хронологию событий мировой истории. Собрал и систематизировал разные пророчества, начиная от ветхозаветных, и постарался показать, как они сбывались. А есть одно пророчество еще языческих древнеримских сивилл. Вот как актуально оно звучит: «Увы, несчастные люди рода последнего в мире, злодеи ужасные! Как же не понимают, глупцы, что если жены не станут рожать, то род человеческий иссякнет…» Страны Европы, раньше бывшие Христианскими, вымирают уже давно. А начиная с 1992 года и Россия начала вымирать. Мы сейчас видим исполнение этого пророчества… Но оно относится к нам лишь при условии, что наш род действительно окажется последним. А это еще не факт. Если мы покаемся, то это пророчество будет не о нас.
— Раз уж мы заговорили о пророчествах разных времен, спрошу: как относиться к пророчествам Нострадамуса?
— Их можно принимать во внимание, но нельзя называть пророчествами. Это чисто фаталистические предсказания, не имеющие какого-то понятного нам духовного смысла. А настоящий смысл всех предупреждений в том, чтобы мы покаялись, изменились, чтобы этого не произошло… Господь для того нас и предупреждает, чтобы мы по другому пути шли. А у Нострадамуса этого нет. Хотя совпадения с историческими событиями там присутствуют. Есть перекличка и с предсказаниями Ванги. Но ведь на самом деле никакого фатализма нет. В каждую минуту истории люди свободно делают выбор между добром и злом…
— Но пророчества сбываются… Причем чаще всего именно страшные пророчества!
— Святые Отцы на этот счет говорили: бесы не могут пророчествовать, потому что они не знают, чего хочет Господь. Но они пронырливые, знают Писания, они подворовывают знания, и еще — они очень хорошо знают, чего они сами хотят… С их стороны это не пророчества, а планы. Известный сатанист, автор «масонской библии» Альберт Пайк, например, еще в 1871 году предсказывал три мировые войны. Но это скорее желание сил тьмы, их планы, а не пророчества. Если скажешь подлость, а потом ее сделаешь — это нельзя назвать пророчеством. Это просто подлость. Темные силы системно продумывают свои шаги. Специалисты самых разных направлений собираются и строят планы. В подготовленной мной Хронологии все это прописано: какие решения принимало правительство США — по чипизации, по ведению информационных войн… Мы сейчас живем под этим невероятным давлением, и при этом мы не организованы и не подготовлены для отпора…
— А вы когда-нибудь встречали людей — носителей пророческого дара?
— Я знал матушку схимонахиню Антонию (Кавешникову, + 1998 г.) и даже написал книгу о ней — «Помяните мою любовь». Книгу издали на Афоне, в болгарском монастыре Зограф, на болгарском языке, и еще в Белоруссии. У нас же больше известна другая книга о ней: «Я испытал тебя в горниле страданий». Схимонахиня Антония жила сначала на Толге, потом в Малоярославце. Ее знали очень многие люди. Все, что она предсказывала, сбывалось.
Многие слышали о матушке Антонии по ставшему известным и составленному ей молитвенному правилу для женщин, делавших аборты. И тут к ней предъявляются серьезные претензии. Священник Максим Обухов даже издал брошюру против нее, но в его тексте мало справедливого. Я убежден, дело не в «правиле», а в том, что стоит за ним. Некоторые люди говорят: вы покайтесь, а ребенок — это уже не ваше дело. С глаз долой — из сердца вон. Это, конечно, неправильно. Почему аборт — самое страшное преступление? Да потому, что это преступление против самого центра, откуда исходит любовь. Преступление против материнства. И когда раздавили любовь и материнство, просто покаяться и забыть — этого мало, так нельзя. Мы надругались над любовью. Продолжать молиться нужно не для младенцев только, а для своей души. Хотя очень многие подвижники, и среди них схимонах Паисий Святогорец, говорят о том, что молитвы влияют на души убиенных младенцев. Старцу Паисию было видение, он услышал вопли нерожденных младенцев… Почему мы считаем, что Господь будет их «автоматически» спасать? Мы будем убивать, а Он — «автоматически» спасать? Тут что-то не так. Нужен молитвенный подвиг тех, кто совершил этот грех. Еще матушку упрекают за то, что в этом правиле есть слова о крещении. Но забывают, что в правиле нет крещальной формулы: «Крещается раб Божий…» Забывают, что это — лишь просьба о крещении…
(От редакции: мы слышали разные мнения людей о молитвенном правиле схимонахини Антонии и, избегая каких-то однозначных выводов, все же напоминаем, что это правило не вошло в обиход Русской Церкви, у него много противников, и применять его следует с осторожностью, только по благословению опытного духовника — ред.).

«Вся красота списана с Неба…»

— Теперь давайте поговорим о музыке…
— Бах сказал, что цель всякой музыки — это служение славе Божией. Он не разделял музыку на светскую и духовную, для него это было едино. Музыка молитвы, по слову Климента Александрийского, не должна вдаваться в разнообразие. Идеал здесь — афонское греческое пение. Это чудо. Постепенно вы так увлекаетесь, и так легко стоять в храме! То же было и у нас — знаменный распев. А светская музыка окормляет мирскую жизнь верующего человека. В церковь приходит человек за благодатью, за близостью Бога, и получает это в таинствах Церкви. А дальше выходит в жизнь свидетельствовать о вере своими делами. Для помощи в этом — светская музыка. Музыка получила право не просто отражать жизнь, но ее преображать. Если внимательно послушать музыку Чайковского, то это потрясающе: его музыка берет любое, самое тяжелое душевное состояние — уныние, ропот, ревность, например, — и преображает их, освящает. Любой музыкальный шедевр — это учебник христианской антропологии. Вся красота списана с Неба. Не случайно ведь Петр Ильич Чайковский записывал в партитуры свои молитвенные обращения к Богу. И Бах то же самое делал, и Рахманинов…
— Как вы оцениваете сегодняшнее состояние нашего церковного пения?
— Сейчас я посещаю храм святого мученика Власия. Там удивительное пение! А вообще в храмах должны петь по-разному, все зависит от прихожан. Для людей монашеского устроения должно быть одно пение, их «концертное» исполнение покоробит. Каждый должен выбирать храм по душе. В Москве — и, наверное, по России в целом — культура церковного пения из года в год повышается.
Матушка Антония говорила, что когда хор поет — это очень важный труд, важный момент службы, и поэтому дьявол тут особенно усердствует, вот отчего так много искушений именно на клиросе. И она добавляла: «Я всегда молилась, чтобы Господь покрыл нас Своей любовью, чтобы мы могли славить Господа сладко…» Тут духовная сладость имеется в виду!
«Русская — потому что добрая…»
— Иногда даже в больших храмах в будние дни «Символ веры» и «Отче наш» поют не все прихожане, а только хор…
— Это зря. Даже когда людей не много, надо чтобы все пели эти главные молитвы. И постепенно прихожане привыкнут, запоют дружно и слаженно. У народа слух испортился после того, как люди отошли от Церкви. Стали появляться люди-«гудки» (которые не разбирают высоту звука). Раньше таких людей почти не было! А когда люди начинают ходить в церковь — а храм ведь основа всей нашей культуры! — слух постепенно возвращается. Это происходит оттого, что музыка имеет духовную основу.
— Почему музыканты, которые так восприимчивы ко всему высокому и, можно сказать, каждый день «трутся о Божественное», так часто бывают не религиозны?
— Чем выше музыкант, тем он религиознее. Многих может удивить: как же так, например, Бах — такой гениальный композитор, а он не Православный?.. Но он же все время молился! И в молитве творил музыку. Славил Бога своей музыкой!.. А в Библии сказано: «прославлю прославляющих Меня» (1 Цар. 2, 30). Если Бог услышал сотника Корнилия, то почему не услышит Баха? Услышит… Душа ведь по природе Христианка… У Сергея Рахманинова есть одно маленькое, но одно из самых гениальных его произведений, это «Вокализ». Рахманинов знал, что в этом произведении есть некие черты баховской музыки, и сознательно пошел на это. Но музыка зазвучала у Рахманинова так, как написал бы ее Бах, если бы он был Православным! Ведь он ее еще лучше написал!..
Моя пятилетняя внучка слушала Римского-Корсакова, вступление к «Майской ночи», и вдруг воскликнула: «Какая русская музыка!» Я удивился, ведь фольклора дети сейчас совсем не знают. Откуда она знает про русское? Спросил ее, и она ответила: «Дети все знают», — но я продолжал настаивать на ответе. И в конце концов она сказала: «Русская — потому что добрая…»
Скажите, а музыку Моцарта можно назвать доброй? Скорее, доброжелательной, дружелюбной. А о музыке Баха можно сказать: добрая? Скорее, возвышенная, отрешенная… Добрая — это точная характеристика русской культуры. Доброта — сильнее, глубже, ответственнее… Доброта — это желание видеть всех людей спасенными в вечности. В этом соборность! А ведь «Майская ночь» написана на светский сюжет, но любовь, мягкость, доброта делают эту музыку глубоко духовной. Если бы великие гении Моцарт, Бах, Бетховен были Православные, их музыка была бы еще гениальнее.

«Интонация — это документ нашего духовного состояния…»

— Вячеслав Вячеславович, вы в своих выступлениях говорили об интонации в музыке, а какая интонация сегодня возобладала в речи?

— Недавно среди детей и подростков поставили эксперимент: говорилась какая-то фраза, и им нужно было определить, какое состояние человека выражает голос. Оказалось, что дети перестали распознавать интонацию гнева, совсем отвыкли ее различать. Это для них самая обычная интонация! Так говорят в семье, так говорят сверстники. Другого ничего они и не знают… Та же речь звучит с телевидения в переводных фильмах… Вторая черта современной интонации как раз и состоит в ее зависимости от телевидения. Знаете, как раньше, в войну, торжественно возглашал по радио Левитан: «Говорит Москва…» Люди чувствовали в его голосе величие страны, пусть даже и советское величие. Сейчас на телевидении возобладали противоположные интонации. Все там тараторят, а мы знаем, кто тараторит — бесы!.. Эти их страшные интонации становятся стилем жизни для многих, копируются людьми.
Известно, что бесы говорят с омерзительной интонацией, которую сразу узнаешь. Это происходит по той же причине, почему они всегда дурно пахнут. Мне однажды пришлось девять часов общаться с одержимой женщиной, которую нужно было подготовить к отчитке. Мы даже на магнитофон записали голос беса. Переход от человеческого голоса к голосу беса был мгновенный, «переключение» моментальное… И было понятно — две разные силы говорят… Матушка Антония безошибочно понимала, кто именно в этот момент говорил: сама одержимая или поселившийся в ней бес… Когда я вышел в семь часов утра из келии, то вдруг услышал, как на всю окрестность одержимая орала не своим, неприязненным голосом: «Господи, поми-и-и-луй!..» И было понятно, что это именно бес кривляется в одержимой, произнося святые слова, но его выдает противная интонация… Или этот злой дух говорил со страшной неприязнью на матушку Антонию: «Схи-и-и-мница»… Интонацию изменить бесу было не под силу.
Когда я преподавал в Японии, то передо мной встала непростая задача: как объяснить японцам, что такое интонация? Известный теоретик музыки Асафьев много писал об интонации. И вот когда он умер, один профессор так пошутил: «Ну вот, теперь мы уже никогда не узнаем, что такое интонация…» Я стал объяснять это японцам через сравнение. Сказал им так: интонация как лицо. Что такое лицо? Знак бровей? Форма носа или губ? Нет. Это все вместе. Что такое выражение лица? Если человек сосредоточен, то брови сдвинуты. Представьте, если он хочет улыбнуться, то при таких же сдвинутых бровях это будет не улыбка, а оскал. Потому что улыбка — это выражение доброжелательности, при этом глаза расширяются, брови меняют форму. Все вместе меняется… И в музыкальной интонации много свойств звукописи. Так же устроена пластическая интонация — танцы… Все это одно. Например, интонация у монахов отличается от интонации мирских людей — она более мягкая, говорят они тише…
Вся жизнь интонационно окрашена. Есть интонация кинематографа. Даже наука — и та интонационна. Интонация объясняется словами Господа: «От избытка сердца глаголют уста» (Мф. 12, 34). Мы хотим сказать какие-то слова, а за ними стоит нечто духовное или антидуховное. И в результате прозвучит обязательно то, чем мы живем в самом деле. Интонация — это документ нашего духовного состояния. Интонация выражает все то, что в нас есть.

«Нет ничего сладостнее тишины…»

— Человек живет в деревне и радуется мудрому, успокаивающему шуму леса, рыбак утешается шумом волн… А жители мегаполиса живут среди скрежета, скрипа, визга тормозов… Что вы можете сказать о шумовом фоне нашей будничной жизни?
— Безобразный фон! Беда не только в звонках мобильников или стуках колес. Не в производственном шуме. Хотя сам по себе шум плох, но это звуки все же нейтральные. Глинка вот даже написал «Попутную песню» — под звук мчащегося паровоза: «Веселится Православный весь народ…» Опасны те звуки, через которые проходит бесовская сила… Реклама, переводной фильм… Все это часто несет зло. Бес придумал очень хитрый ход — кривляющуюся интонацию: «Да, я такой вот плохой…» И непонятно, то ли это игра, то ли ты действительно такой… В политике так проявляет себя постмодернизм. Сегодня политик говорит одно, завтра другое. И все понимают: политик — актер.
Нет ничего сладостнее тишины, ведь через тишину входит общение с Богом. Но известен случай с греческим старцем Порфирием. У него была такая проблема: возле церкви, где он служил, кто-то включал дикую музыку. Старец Порфирий просил его выключать музыку, но тот отказывался, ссылаясь на свой бизнес. Тогда старец обратился за вразумлением к Богу, просил Его показать, как поступить, как к этому относиться. И вот однажды он как бы случайно открывает чью-то школьную тетрадку по физике и в ней читает о том, как распространяются звуковые волны. Что сильные волны могут заглушить слабые… И тогда он пришел в храм и так вошел в молитву — никогда до этого он так не молился! — и эта громкая музыка была им духовно заглушена. Молитвенная «волна» оказалась сильнее звуковой! С тех пор музыка ему уже никогда не мешала… Но это возможно только на высотах духа. А на нас, обычных людей, все эти шумы воздействуют отрицательно.
Телевизор заряжает нас бесовской взбудораженностью. А сколько происходит звукового насилия! Ты не хочешь, а слушаешь в маршрутке похабную «попсу». При этом невольно пропускаешь ее через свое сердце и тем сквернишь себя. Особенно тяжело это для верующего! Мы же хорошо понимаем, о чем эта интонация. Я знаю такой случай: маленькая девочка была глубоко верующей, а потом получилось так, что отец ее одну оставил в машине и очень громко включил «Авторадио». Эта девочка раньше ненавидела «попсу», а послушав ее очень громко, была «пробита» злом и после этого стала охладевать к церкви, к молитве. О «попсе» стала рассуждать так: «А может, так и надо?» Девочка стала одержимой. Иногда зло продавливает даже детей, хотя Господь охраняет их особенно сильно.
— Вы преподаете в консерватории. Скажите, есть ли среди сегодняшних студентов подлинные наследники великой русской музыкальной традиции?
— Есть хорошие девушки и юноши. И не только русские, а и студенты из других стран тоже. Иностранцам у нас просто некуда деться от русской музыки, от русского отношения к искусству. Это не пропаганда, просто сама наша культура так воздействует на них. Я говорю студентам: вы хотите играть хорошо? Хотят. И тогда объясняю, как это делать. Обычное исполнение чем отличается от гениального? Исполнитель играет Рахманинова как музыку эмоций — грамотно играет, но это все равно «не то». А когда играют его музыку как духовную, звучит она по-иному. Есть гениальный пианист — Владимир Ашкенази. Наверное, он еврей, и скорее всего, не Православный. Но как по-русски он играет! Другой гениальный пианист, Иегуди Менухин, он тоже, по-видимому, еврей, — ему в Англии даже присвоили титул лорда! — он однажды сказал: «Учиться играть можно только у русских». Он не имел слов, чтобы это объяснить, но он правильно почувствовал, ибо русские играют так, что через вас проходит волна благодати!
Был у меня ученик — победитель международных конкурсов, пианист, Православный японец Садакацу Цучидо. Он принял крещение уже в России. Этот японец так ревностно, так чисто и горячо воспринял русскую культуру! Он играет с совершенно русской интонацией. Однажды я его повез к матушке Антонии. Он хотел стать афонским монахом, а матушка — ей тогда уже было 93 года — перекрестила его мелким, но очень внимательным крестиком и шепнула: «Музыкант…» Благословила его не на монашество, а на семейную жизнь. Он женился на японке, которая тоже стала Православной. Садакацу пел в храме, в Голицыно, и ему надо было из Химок через весь город ехать два с половиной часа до церкви. И вот он, такой мерзливый, зимой в три часа утра просыпается, кряхтя, собирается в храм и в отчаянии говорит жене: «Это смерть!» А жена, Харуга, ему отвечает: «На смерть — так на смерть! Вставай, одевайся!» И едут, и поют на службе в церкви…
— Каким был ваш путь к вере?
— У меня путь был самый обыкновенный — через разные житейские неурядицы и проблемы. Я с детства крещен, всегда искал такого знания, которое наконец все объединит. И уже позднее я прочел у священника Павла Флоренского: «Нет круга наук. Есть круг веры, куда вставляются науки…» Только вера может все объяснить. А решающими в моем духовном становлении оказались семейные трудности. Дочка не всегда себя хорошо вела. И вот один игумен так мне сказал: «Дело не в дочери, а в вас». Я это серьезно воспринял, и вот начался мой путь к воцерковлению. Это было еще до празднования Тысячелетия Крещения Руси.

На снимках: Вячеслав Медушевский;  трубящий Ангел Апокалипсиса. Рязанский Кремль.

См. также

Антон Жоголев
29.09.2006
1256
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru