Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Леушинская тайна. Часть II

Этого монастыря уже давно нет — над ним шумят воды рукотворного моря…


См. начало

Монастырь под водой


…Из покоев игумении винтовая лестница вела прямо в алтарь храма. Иоанн Кронштадтский после службы не мог выйти, народ обступал и теснил его, и по этой лестнице батюшка спускался из алтаря в покои игумении. Здесь его угощали чаем. Если игумении не было, он оставлял ей письмо о том, что служил здесь службу, и выходил через укромный выход.
А нас, паломников, в приемной встретила сама игумения Таисия! Точнее, картина петербургской художницы, изображающая странное видение 1881 года, незадолго до ее назначения настоятельницей Леушинского монастыря. Видение это игумения Таисия так и не смогла до конца понять.
Она идет в монастырь по ржаному полю, на котором трудно даже колосья раздвинуть; недоумевает, как же хозяин так безпечно оставил поле несжатым, и кто-то невидимый ей говорит: «Тебе предназначено выжать все это поле». Вдруг она чувствует под ногами воду, поднимающуюся все выше: до колен, до пояса, по грудь… Монахиня оглянулась и увидела, что вода простирается без конца и без края. «Но я почему-то знала, что это вода наливная, а не самобытная, что тут — луг, сенокос… И я пошла; между тем оказалось довольно глубоко, чем дальше, тем глубже, и я стала бояться утонуть, так как плавать не умею, а вода покрывала меня по шею», — вспоминала игумения. Она молилась к Богу и вдруг увидела: сверху спускается посох. Она поняла, что это благословение все равно идти в монастырь — и взяла посох. Не поддаваясь стихии, матушка идет и видит, как вода, покоряясь молитве, начинает отступать. И когда она подошла к монастырю, вода исчезла, и под колокольный звон и пение сестер игумения вошла в Святые врата обители.
— По благословению Иоанна Кронштадтского сон этот еще до революции был опубликован. Только сейчас полностью стал ясен его смысл, — говорит отец Геннадий. — Ржаное поле, полное спелых колосьев — расцвет монастыря! 700 насельниц, третий по величине женский монастырь России, любимая обитель Иоанна Кронштадтского. То, что для Серафима Саровского было Дивеево, то для Иоанна Кронштадтского было Леушино. И матушка собрала эту семью большую, как ржаное поле. Потом поле выкошено — советская эпоха, монастырь разогнан, в нем устроена детская тюрьма. А далее начинает подниматься вода — это прямое пророчество о судьбе монастыря. С 1936 года начинается подготовка затопления Молого-Шекснинской низменности и создания самого большого искусственного водоема — Рыбинского водохранилища. Непосредственное затопление началось в 41-м году, помешала завершить его война. Закончили затопление уже после войны.
Монастырь находится на глубине пять метров, и верхушки храмов, колоколен выглядывали из-под воды до последнего времени. Но вода делает свое дело, подмывает, размывает стены, лед подрезает. И сейчас, к сожалению, практически все постройки рухнули. И только когда вода опускается в сухие годы, тогда из-под воды выступают очертания храмов, как Леушинская Голгофа на водах.
В 2003 году вода опустилась на четыре с половиной метра, и монастырь почти весь выступил из воды. И мы прямо ходили по храму, вокруг храма, входили в Святые врата, в которые въезжал Иоанн Кронштадтский. Конечно, невозможно было видеть все это без слез… Мы там пробыли три часа и за это время не сказали практически ни одного слова. Начинаешь говорить — душат слезы. Видишь труды матушки Таисии, место, которое отец Иоанн возлюбил. Когда-то матушка Таисия попросила батюшку стать духовным покровителем и окормлять ее обитель. И отец Иоанн, помолившись, сказал: «Я буду всегдашним вашим молитвенником и здесь, на земле, и на Небе».
И вот когда там оказываешься, думаешь: действительно ли батюшка держит свое слово? Как же так, монастырь разрушен! Но мы не можем сомневаться в верности слов святого, безусловно, это попущение Божие для славы Леушина. Сейчас уже люди знают это место, и над монастырем сделали плот с большим крестом — в буквальном смысле это крест на водах. Эта утрата рождает любовь, сострадание, скорбь. И заставляет действовать. И мы тоже чувствуем себя наследниками этой обители, потому что все, что от нее осталось, — только вот это подворье. Все остальное сокрыто под водой, а мы как верхушка айсберга… Мы остаемся подворьем затопленного монастыря.
…Где-то на монастырском кладбище похоронена игумения Таисия. Точнее, ее могилу теперь уже не найти, если только Ангел явится и скажет: вот здесь…
Картина, изображающая, как матушка выходит из воды и входит в свой монастырь, выражает наши чаяния, что рано или поздно монастырь все равно явится. Если исполнилась первая половина видения, более трудоемкая по исполнению, — затопление обители: такая территория ушла под воду — Молога целиком затоплена, Весьегонск на три четверти, три монастыря, около ста храмов, шестьсот деревень, 250 тысяч человек выгнали с вековых насиженных мест, — то слить воду гораздо проще. Подняли шлюз — и пусть течет в Волгу, Каспийское море. Земля просохнет.
Некоторые говорят: это будет экологическая катастрофа! Возникнут болота… Но в 2003 году оголились обширнейшие пространства — и к концу лета все там зеленело. Еще бы два-три таких года, и там бы леса начали расти.

Безценные святыни

Сколько в Леушинском подворье святынь, связанных с отцом Иоанном Кронштадтским! Наперсный крест Иоанна Кронштадтского, его Евангелие, кропило с Леушинского подворья, которым окроплял дорогой батюшка — сестры хранили это кропило как зеницу ока! Епитрахиль, которую передал Архимандрит Гермоген (Муртазов) из Снетогорского монастыря Псковской епархии. Он хранил епитрахиль около тридцати лет!..
В приемной матушки Таисии на стенах фотографии батюшки, одна из них сделана в Леушино, с автографом в дар одному священнику подворья. Протоиерей Иоанн Орнатский прослужил здесь десять лет, а потом по ходатайству отца Иоанна Кронштадтского перевели его в Иоанновский монастырь: он был первый священник Леушинского подворья и последний священник Иоанновского монастыря. А последним священником Леушинского подворья, служившим в 20-х — начале 30-х годов, был отец Феодор Окунев, родственник самой игумении Таисии.
— Это был необычайно глубокий батюшка, — продолжает отец Геннадий. — К нему тянулась петербургская интеллигенция. Отец Феодор окормлял семьи художника Билибина, актера Юрия Лаврова. Он крестил здесь его сына — впоследствии очень известного киноактера — Кирилла. Первые шесть лет своей жизни Кирилл Лавров посещал этот храм, запомнил Пасхальные Крестные ходы. И потом, спустя 75 лет, он вновь пришел сюда и сказал: «Я прихожанин этого храма». И хоть был он и парторгом в свое время, и Ленина играл, но в последний год своей жизни он исповедовался и причастился и завещал себя отпеть в этом храме. Что и было исполнено год назад, Кирилл Юрьевич похоронен рядом со своей женой на Богословском кладбище.
Портрет матушки Таисии… Еще портрет — ее предшественницы, монахини Сергии. Эта подвижница, учредив монашескую общину в Леушино, неожиданно написала прошение удалиться на покой в свой родной Софийский Рыбинский монастырь, в затвор, приняла подвиг молчальничества. Она объясняла потом, что почувствовала — ничего не может сделать — и стала вымаливать преемницу. И достойной ее преемницей стала монахиня Таисия. Из маленькой общины в десять сестер она сделала по сути великую женскую Лавру русского Севера, в которой собрала 700 сестер! А после себя матушка оставила по завещанию свою келейницу. Игумении Агнии уже довелось видеть разорение монастыря, но до затопления монастыря не дожила: в 1937 году была расстреляна в Череповце. Сейчас готовится канонизация Агнии Леушинской.
На одной из фотографий матушка Таисия запечатлена с двумя совсем юными насельницами. В лицах необыкновенная чистота, молитвенность.
— Она была сторонницей того, чтобы в монастырь принимать как можно раньше, — поясняет отец Геннадий. — И в формулярном списке обители не редкость записи: 13, 14 лет. Игумения Таисия воспитывала племянницу отца Иоанна Анну Семеновну Малкину-Сергиеву, она получила полный курс образования при монастыре.

Все фотографии, книги найдены нами в селениях на берегу Рыбинского водохранилища. После затопления сестры расселились по берегу вдоль водохранилища, как бы взяли его в кольцо и молились. Практически во всех селах есть их могилки, следы пребывания, вещи. Вот и просфорная печать, и пасхальное яйцо игумении Таисии, и подсвечничек ручной, с которым отец Иоанн на полиелей выходил. Псалтирь, богослужебные книги, фотографии сестер тоже были найдены в этих селениях. Настоящие ножницы для пострига! Таких по всей России теперь практически не сыскать. Почему-то такие монашеские ножницы особенно уничтожались безбожниками.
В библиотеке Конгресса США хранится архив автора первых цветных фотографий Сергея Михайловича Прокудина-Горского. Для нас великое счастье, что он заезжал в Леушинский монастырь и сделал 24 цветных снимка в Леушино. После революции весь его архив оказался в Америке. Но Прокудин-Горский завещал, чтобы гражданам Российской Империи доступ к его снимкам был свободным, безвозмездным. Поэтому нам, по нашей просьбе, прислали цифровые копии всех Леушинских фотографий Прокудина-Горского. И когда мы их вывели на бумагу, то ахнули: это было чудесно!
Сестры на покосе: можете подсчитать количество колосков. Вон вдали Леушинский монастырь. Келейный корпус. Самое поразительное, этот дом сохранился. Перед затоплением кое-что все-таки вывезли, и этот дом сейчас стоит в Мяксе. Там было общежитие, а сейчас дом для переселенцев с юга.
Вид монастыря со стороны Святых врат. По этой дороге проезжал Иоанн Кронштадтский… А это Похвальский собор, где хранилась икона Божией Матери «Похвала Пресвятой Богородицы». В этом храме Батюшка Иоанн часто служил.

«Как хорошо в Твоем храме, Владычица!..»

— Вы, конечно, знаете, что в келью монашескую надо входить с Иисусовой молитвой, — предупредил отец Геннадий и громко произнес: «Молитвами святых отец наших Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас». — И чуть помолчав: «Аминь». — Будем надеяться, что матушка Таисия благословила нас. Мы считаем, матушка духовно здесь пребывает, и входить без спроса нельзя.
Что такое келья: место духовных подвигов, сокровенных трудов, монашеского уединения. В этой келье молилась великая подвижница матушка Таисия. В этой келье ей были видения Матери Божией, здесь она составляла свои труды, писала стихи, духовные наставления, те самые келейные «Записки»… У нее, конечно, была келья и в самом монастыре, но здесь, на Петроградском подворье, она пережила глубокие молитвенные созерцания, и здесь чувствуется такая духовная благодать!
В келье нас встречает большой парадный портрет игумении Таисии. Его написал современный художник-академист Александр Шалякин (отец Геннадий с улыбкой посмотрел на корреспондента «Благовеста») — родом, кстати, из Самарской области, из Тольятти. Он замечательный портретист, но когда стал писать игумению Таисию, начались такие творческие муки, что он приходил в недоумение: «Не пойму, в чем дело!» Не дается, не получается. Но как же могло быть иначе: ведь это портрет подвижницы, монахини, здесь должна быть не столько живопись, сколько близость к иконописи. И тогда я благословил его писать портрет здесь, в келье. И портрет неузнаваемо преобразился. Я понял, что матушка сама благословила его труд. Портрет написан в келье и для кельи, даже фон его совпадает с фоном стены. Кресло, игуменский посох… — но она не держит его в руках, потому что в келье она не игумения, а молитвенница; в руках четки, на груди два креста: большой игуменский и малый с украшениями из кабинета Его Императорского Величества, она была удостоена этой награды в 1892 году.
Оказывается, только официально было запротоколировано семь встреч игумении Таисии с Царской Семьей, с Императрицей Александрой Феодоровной. Причем помечено: «По личной просьбе Императрицы Александры Феодоровны».
Они познакомились на 100-летии Павловского института в 1904 году, и потом знакомство продолжилось. Мы можем говорить о духовной связи и духовной близости меж ними. Недавно мы узнали, что в музее религии хранится молитвослов с надписью: «Моей духовной дочери Таисии», от отца Иоанна Кронштадтского, но далее, на следующей странице, надпись: «Государыне Императрице Александре Феодоровне от игумении Таисии». Игумения подарила Царице, может быть, самое дорогое, что у нее было. Этот молитвослов очень красивый, с золотым обрезом. Но что дороже всего, это был подарок ей от самого Иоанна Кронштадтского! Мы видели этот молитвослов, прикладывались к нему. Получить назад такую святыню — вряд ли: у музейных работников трудно что-то подобное выпросить. Но слава Богу, что он хотя бы сохранился. И вот один этот молитвослов говорит об очень, очень многом: какая же была степень духовной близости игумении Таисии к Государыне Императрице!
В 1911 году игумения Таисия была представлена Государю Императору Николаю II и всей Августейшей Семье. В том же году ей были подарены портреты Царственной Четы с собственноручными подписями, позднее — аметистовые четки.
Именно в этой келье матушка беседовала с Иоанном Кронштадтским. Исповедовалась, поверяла самые сокровенные мысли.
На столе, который принадлежал не игумении Таисии, а другому известному подвижнику, протоиерею Борису Николаевскому (знаете, такая книга «Духовные беседы» — она писалась на этом столе!), — сейчас лежит первое издание духовных книг матушки Таисии.
Эти книги… Не оторваться!.. Матушка Таисия ведь по матери была родственницей Пушкина, видимо, и ей часть поэтического дара передалась. Такой великолепный литературный талант, настолько занимательно пишет о духовном!
Как хорошо в Твоем храме, Владычица!
Как сладко душе и светло!
Свободно, спокойно в нем каждому дышится,
На сердце легко и тепло!..

Или:
Спаситель, Спаситель! согрей мою душу
Святою любовью к Тебе,
Чтоб ум, воскрыленный свободою духа,
Легко возносился горе!..

Когда закрывали подворье, сначала описали все иконы, а в следующий приезд опечатали все, и ничего нельзя было вынести. И потом по описи все вывезли — и сожгли… Очень мало что успели вынести до этого из кельи. Последний алтарник Ананий Викторов вынес из покоев матушки чернильницу и ручку-вставку. Нам их вернула его дочь, Вера Ананьевна, и рассказала эту историю. Трудно поверить: чернильница и ручка матушки Таисии! Тем удивительнее, что сестры сберегли даже портрет Иоанна Кронштадтского, за хранение такого портрета в 30-е годы ведь полагалась расстрельная статья!
Часы из Леушинского монастыря нам подарила игумения Дамиана из Пошехонского монастыря, а ей передала дочь одной крестьянки. Ее мать при затоплении взяла эти часы и унесла к себе, но потом всю жизнь каялась, не нарушила ли она заповедь «Не укради», не согрешила ли святотатством. И все просила дочь: «Ты только верни эти часы в монастырь!» Поскольку Леушинского монастыря не было, она и отдала в Пошехонский. Часы отреставрированы, ходят, и мы по праздникам их заводим.
Тот же Ананий Викторов спас метроном с клироса Леушинского подворья. Метрономом с тех пор никто не пользовался.
Батюшка включил этот нехитрый прибор, и зазвучали мерные такты.
— Вот так для нас с вами сейчас зазвучало время Леушинского подворья…
Чудесным образом то, давно ушедшее время глянуло на нас и с иконы, которую батюшка Геннадий бережно взял в руки и показал нам:
— Это икона Иоанна Рыльского, Небесного покровителя Батюшки Иоанна. На обороте иконы написано: «В знак глубокой любви нашему дорогому молитвеннику и отцу благословенному протоиерею Иоанну Кронштадтскому от врача Иоанна и жены его Ольги. Месяца февраля 10 дня 1905 года».
Икона, которая, мы знаем точно, принадлежала отцу Иоанну, он перед ней молился, встречал День Ангела с этой иконой, и последние три года жизни она была при нем. Это одна из тех икон, перед которой преставился отец Иоанн! Ценность ее, конечно, величайшая!.. После кончины Батюшки ее взял на хранение протоиерей Иоанн Орнатский, а после его мученической кончины хранили икону его дети, а затем и внучка Тамара Ивановна Орнатская. И она передала нам икону: этот образ постоянно хранится в келье игумении Таисии, а по праздникам мы его возим в квартиру отца Иоанна в Кронштадт.

Стояние в вере

Глубоко взволновал рассказ отца Геннадия о традиции, которой сам он с несколькими леушинскими прихожанами положил начало девять лет назад. Леушинские стояния…
— Монастырь был Иоанно-Предтеченский, и вот в ночь на Рождество Иоанна Предтечи на берегу служится Всенощное бдение. Вопреки всему мы совершаем престольный праздник затопленного монастыря! Это так трогательно, служить, глядя на глади вод, и представлять сокрытый под водой великий монастырь. На эти стояния собирается множество людей. В 2005 году было две тысячи человек из Москвы, Питера, других городов и сел. Вот сейчас звонили из Белоруссии, тоже хотят на двух автобусах приехать… Сейчас уже эти стояния проходят не только в Вологодской епархии, но и в Ярославской и Тверской. И там тоже проходят Богослужения памяти затопленных святынь. Событие на глазах разрастается в масштабе.
Что же привлекает сюда столько людей? Там же нет золотых куполов, просто — берег, деревянный крест… Зовет сюда память, эта скорбь, русская голгофа на водах. Боль утраты оказывается таким мощным двигателем духовным, что людей собирается не меньше, чем в уже отстроенных монастырях. И после Всенощной до утра читаются Неусыпающие акафисты. Многие купаются в водах, ведь там внизу столько монастырей, храмов, святынь. С одной стороны трагическое водохранилище: рукотворный потоп, а с другой — святое. Ангелы-то стоят над престолами. И они тоже вместе с нами в этом молитвенном стоянии.
Во время молитвенного стояния не покидает поразительное ощущение: как будто стены величественной Леушинской обители восстали из воды и незримо окружают молящихся благодатным оплотом.
И смысл Леушинских стояний в том, чтобы почтить память всех храмов и монастырей, сокрытых водами рукотворного потопа. Это — стояние памяти о всех поруганных святынях, стояние верности Святой Руси, стояние в вере.
Леушинская тайна… Она открывается не вдруг, и мы смогли лишь прикоснуться к ней на Леушинском подворье — подворье монастыря, которого давно нет.
Но он — будет!

На снимках: На Леушинском подворье хранятся безценные святыни — вещи, принадлежавшие св. Иоанну Кронштадтскому; Отец Геннадий Беловолов с иконой святого Иоанна Рыльского.

Ольга Ларькина

Фото автора
12.09.2008
1839
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
14
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru