Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«Православная энциклопедия» — главный издательский проект Русской Церкви»

Интервью с руководителем Церковно-научного Центра Русской Православной Церкви «Православная энциклопедия» Сергеем Леонидовичем Кравцом.


«Православная энциклопедия» является универсальным сводом богословских, церковно-исторических и общественных знаний, при этом значительное внимание уделяется современным общественным проблемам, по которым формулируется Православная точка зрения», — так обозначил уникальность этого крупнейшего издательского проекта Русской Церкви Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Издание «Православной энциклопедии» начато в ознаменование 2000-летия Рождества Христова и осуществляется под общей редакцией Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и под личным патронатом Президента России Владимира Владимировича Путина. Сейчас уже издано тринадцать алфавитных томов, готовится к изданию XIV том. Каждый том издается тиражом 39 тысяч экземпляров. В Энциклопедию войдет более 70 тысяч научных статей. В каждый том включается около тысячи иллюстраций. Издание рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений.
Руководитель Церковно-научного Центра Русской Православной Церкви «Православная энциклопедия» Сергей Леонидович Кравец согласился дать интервью газете «Благовест».

— Сергей Леонидович, когда все тома Энциклопедии встанут в ряд на книжных полках Христиан, а также появятся целиком в библиотеках и в вузах страны?
— Сначала мы планировали все издание вместить в 25 томов. Но этот план выполнен не будет по нескольким причинам. Первое — процесс канонизации новомучеников приводит к тому, что появляются тысячи новых имен святых, а по решению Святейшего Патриарха Алексия II все новомученики должны быть отражены в Энциклопедии отдельными статьями. Во-вторых, было принято решение давать отдельными статьями сведения о всех как восточных, так и западных святых, просиявших до отпадения Запада в латинство. А это тоже добавит сотни имен в каждый том. И в-третьих, по очень многим богословским дисциплинам нам просто некуда отослать читателей. И потому мы даем статьи фундаментального характера, более объемные, чем мы планировали. Эти статьи — первые современные научные публикации на русском языке. В течение многих десятилетий церковная наука не развивалась, и именно поэтому «Православная энциклопедия» вынуждена работать сегодня не только как издательство, но и как научный центр.
— «Православная энциклопедия» — это книга надолго? Смогут ли ей пользоваться следующие поколения Христиан?
— К сожалению, надолго… Именно к сожалению! По-видимому, эта Энциклопедия не будет повторена в течение многих десятилетий. У нас сейчас есть уникальный шанс, который вряд ли еще когда-то будет. Сегодня мы делаем Энциклопедию вне какого-либо идеологического давления, и мы делаем ее силами современных ученых. А Энциклопедии надо обновлять или тогда, когда предыдущие издания делались под каким-либо идеологическим гнетом (например, Большая советская энциклопедия), или если за время, прошедшее с выпуска последней энциклопедии, произошел научно-информационный взрыв. Это произошло в области технических и естественнонаучных знаний в конце ХХ века, когда возникли новые направления в науке и технике. В нашей сфере конфессиональной науки такого взрыва пока не наблюдается. Вряд ли наступит столь быстрое, «взрывное» развитие богословских и церковно-исторических наук, которое могло бы привести к кардинальному обновлению знаний.
— А в Царской России предпринимались попытки создать Православную энциклопедию?

— В начале ХХ века была такая попытка: под редакцией наших замечательных богословов Лопухина и Глубоковского издавалась Православная богословская энциклопедия. Издание дошло до буквы «К» (последняя статья была «Константинополь»). Издание томов энциклопедии оборвалось в 1914 году из-за начавшейся Первой мировой войны. Проект финансировался Священным Синодом. К сожалению, та энциклопедия во многом опиралась на западный протестантский богословский опыт, но в этом не только вина руководителей энциклопедии. Вся богословская наука в то время в России была в большой зависимости от Запада. И во-вторых, это была гораздо менее подробная энциклопедия, чем та, которая нами издается сегодня. Когда мы в 1998 году приступили к изданию Православной энциклопедии, у нас была иллюзия, что мы сможем опираться на статьи из энциклопедии наших предшественников. Но с тех пор очень устарело историческое знание, произошло много открытий. Да и богословские статьи слишком зависели от западных источников. И нам пришлось их работу использовать лишь как один из многих источников информации и знаний.
— Большего специалиста, чем вы, по подготовке энциклопедий сейчас в России нет. Ведь вы параллельно возглавляете работу над Большой Российской энциклопедией…. Как вам удается одновременно руководить двумя такими масштабными проектами?
— Энциклопедия призвана не исследовать (как это приходится делать нам в «Православной энциклопедии»), а лишь кодифицировать, фиксировать знания. В Большой Российской энциклопедии нет задачи исследовать, а только отражать те знания, которые получены исследователями в различных областях науки. И это несколько упрощает нашу задачу. Мне приходится очень жестко делить свой рабочий день на три части: это Православная энциклопедия; Большая Российская энциклопедия; и третье — работа на телекинокомпании при Церковно-научном центре. Это делает несколько длиннее мой рабочий день. В Большой Российской энциклопедии и в Православной энциклопедии мы дошли до буквы «Д». Большая Российская была начата на несколько лет позже, но она издается тремя томами в год и как универсальная энциклопедия она менее подробна. Это совершенно светское издание. Но среди нововведений Большой Российской энциклопедии (по сравнению с Большой советской) значительно больше внимания уделяется вопросам религии, Церковной истории и др. Там нет особенного, нарочитого внимания к духовным вопросам, но нам удалось восстановить в энциклопедии нормальное, достойное место для Православной тематики. В той энциклопедии тоже нет никакого идеологического давления на нас. И здесь, и там работают серьезные ученые и специалисты. В Большой Российской энциклопедии я помимо того, что отвечаю за весь проект, еще и лично курирую несколько направлений — это философия, социология, религиоведение.
— Какая статья в Православной энциклопедии была больше всего по объему?
— Наверное, «Библия». Большие статьи были также об Александрийском и Антиохийском Патриархатах, о Грузинской и Болгарской Православных Церквях. Была еще большая статья о Вселенских соборах. Это фундаментальные статьи церковно-исторического характера. В нашем словнике, заранее подготовленном специалистами, каждому термину присвоено то примерное количество строк, которое он должен занимать исходя из важности той или иной статьи. Но мы не всегда четко соблюдаем этот регламент.
— А как вы работаете с авторами? Позволяете ли им высказывать свою личную точку зрения? Ведь, например, известный мыслитель Владимир Соловьев в энциклопедии Брокгауза и Ефрона порой допускал в своих статьях и личные оценки, и даже литературно-публицистические приемы…
— Энциклопедия не терпит ни публицистичности, ни каких-то личных оценок… В конце 80-х годов я готовил к публикации статьи Соловьева в энциклопедии Брокгауза и Ефрона. И они производят такое впечатление «раскрепощенности» лишь на фоне множества других достаточно зажатых переводных статей в Брокгаузе… Для нас самое важное — получить от автора квалифицированную информацию и не дать ему высказывать какие-то субъективные и не устоявшиеся точки зрения, не обозначив при этом другие мнения…
— Какие статьи «Православной энциклопедии писали лично вы?
— Я участвовал в написании статей о Патриархах Алексии I (Симанском) и Алексии II (Ридигере), так как мне довелось заниматься их архивами.
— А как возникла сама идея такого авторитетного издания — Православной энциклопедии?
— Эта идея принадлежит Святейшему Патриарху Алексию II. Оказался очень удачным первый проект — «История Русской Церкви», который я возглавлял. Там впервые объединились церковные и светские ученые. И когда проект был завершен, стало очевидным, что это сотрудничество очень плодотворно. И тогда было принято решение попытаться во второй раз в истории Русской Церкви взяться за издание Православной энциклопедии.
— Недавно в Православном интернете было распространено письмо с претензиями в ваш адрес из-за того, что из Православной энциклопедии была исключена статья про составителя «Словаря живого великорусского языка» В.И. Даля…
— Мы не могли вычеркнуть из Энциклопедии этого замечательного деятеля русской культуры, так как его в нашем словнике никогда и не было. Был его сын — церковный архитектор, и о нем есть статья в Энциклопедии. О претензиях этих я слышал. Даля мы не включили в Энциклопедию потому, что за исключением лишь пары работ, которые могут иметь весьма отдаленное отношение к Церкви и к Православию (например, его статья о ритуальных преступлениях), у него нет собственно церковных тем. Очень многих замечательных ученых, философов нет в энциклопедии… У нас ведь не энциклопедия русского народа! У нас конфессиональная энциклопедия. В том открытом письме нас упрекают: у вас Даля нет, зато почему-то Гитлер есть… Да, это так. Мы в статье «Гитлер» описываем государственную политику нацизма в отношении Православной Церкви и Православных граждан на оккупированных территориях в период его правления. Будут статьи «Ленин», «Хрущев». Эти люди осуществляли пусть агрессивную, антицерковную, но политику, напрямую затрагивающую Христианство. Вот почему мы их включили в Энциклопедию. Есть у нас и статья «Брежнев», где говорится о взаимоотношениях власти и Церкви в годы его правления.
— А кем и как решается вопрос о том, чьи имена включать в Энциклопедию, а чьи не включать?
— Если научная редакция предлагает включить кого-то в уже составленный словник, она должна это аргументировать. Если главная редакция считает, что включение обоснованно, — например, открыли имя нового иконописца или церковного композитора (такие случаи были), тогда вопросов не возникает. А если главная редакция не согласна с таким включением, то есть еще научно-редакционный совет. И так дело доходит вплоть до Патриарха — какие-то вопросы приходится решать лично ему. Некоторые направления в нашей работе курирует лично Святейший Патриарх Алексий II. Например, сейчас он контролирует подготовку статьи о Евангелии. Это статья многосоставная, ее пишут многие авторы (это и история Евангельского текста, и история переводов, и Евангельское богословие). И все авторы отвечают лично перед Патриархом.
— Каких самых авторитетных авторов Энциклопедии вы можете назвать?
— Уникальный автор — Анатолий Аркадьевич Турилов, один из лучших архивистов в стране, специалист по древнерусской книжности. Он сочетает в себе научный талант, приверженность документальным фактам — с Православным взглядом на мир. Еще назову Александра Торгомовича Казаряна, который пишет статьи по истории философии и богословию. Нельзя не назвать Михаила Степановича Иванова, проректора Московской Духовной Академии… Много имен! Всех не перечислишь. Сейчас среди цвета гуманитарной науки почти все ученые — Православные, и это не какая-то случайность. Потому что люди, которые серьезно занимаются, например, историей, обязательно приходят к вере. Так, член-корреспондент Академии наук Ярослав Николаевич Щапов, рецензирующий статьи по своей специализации в Энциклопедии, на одном из наших собраний сказал: «Честный историк или должен прийти к выводу о существовании Божьего Промысла, или должен признать всю историю человечества безсмысленной и безконечной случайностью…»

— А как вы будете решать вопрос о том, включать или нет таких замечательных, но спорных исторических деятелей, как, например, Григорий Ефимович Распутин? Мнения о нем порой высказываются взаимоисключающие…
— До буквы «Р» нам еще далеко, и я пока не знаю, кому из авторов поручу писать о нем. Но в этой статье обязательно будут изложены документально подтвержденные факты его биографии и будет зафиксирована разноречивость оценок его деятельности. Распутин был значительный деятель нашего церковного прошлого, и мы обязательно напишем о нем в Энциклопедии.

— Вы несколько лет работали с наследием священника Павла Флоренского. Чему научили вас труды этого уникального ученого и богослова?
— Я занимался подготовкой к изданию рукописей отца Павла Флоренского. Меня в нем более всего поразило стремление к единству. В его время науки стали очень специализироваться, дробиться. Но для меня Флоренский — последний человек, который сохранял представление о едином знании. Оно может быть многообразно, многонаправленно — но оно едино. Сейчас химик не понимает физика, физик — биолога, и так далее. Флоренского нельзя назвать ни глубоким математиком (математики говорят, что, да, у него были замечательные математические идеи, но они не были им проработаны), ни химиком, ни физиком, но тем не менее он владел представлением о едином знании. И это помогало ему идеи из совершенно разных областей знаний перебрасывать и заставлять, например, математику работать в богословии — и наоборот. И это приносило свои замечательные плоды. Сейчас это ушло из науки. Ведь наука развивается такими темпами, что даже внутри математики есть ученые, не понимающие друг друга. Это объективный процесс, но он ведет в никуда. Мы бежим с горы — и понимаем, что надо бы остановиться и подняться. Но сила притяжения нас все разгоняет на пути вниз… Соловьев и Флоренский — последние носители цельного знания. Соловьев на философском уровне защищал идею цельного знания, а Флоренский попробовал эту идею единства воплотить в жизнь.
— Почему не ставится вопрос о канонизации отца Павла Флоренского, погибшего в застенках ГУЛАГа? Есть ли внешние препятствия для его канонизации?
— Мы пока еще не очень четко определили свое отношение к канонизации. Мы все еще продолжаем считать, что если человек канонизирован, то все его деяния тоже канонизированы. А это не так! Можно себе представить, что среди тех десятков тысяч мучеников первых веков Христианства были и не очень хорошие правители, и не слишком храбрые воины, и блудницы, и воры. И даже разбойники. Как тот разбойник, который оказался на Кресте рядом со Христом. Но ведь Церковь же не говорит, что достойно канонизации все то, что совершал этот разбойник до того, как на Кресте воскликнул: Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем! Просто в жизни этих людей наступил такой момент, когда они должны были сделать выбор между спасением и погибелью. И они выбрали спасение, сохранили верность Христу. Я считаю, что отец Павел Флоренский, несмотря на спорность многих его идей (его софиологические идеи я считаю спорным богословским мнением, подлежащим разбору, — а эти идеи были важны для Флоренского), он все же погиб как мученик за Христа. И поэтому я считаю, что в чине священномучеников он несомненно может быть прославлен Церковью. Но это должно произойти лишь тогда, когда у нас прояснится само отношение к канонизации. Нельзя считать, что если его канонизируют, то и все его спорные богословские суждения будут канонизированы вместе с ним. Церковно-научное сообщество этот вопрос о канонизации Флоренского все время поднимает. Но я могу понять и Комиссию по канонизации, с осторожностью относящуюся к этому вопросу. Она опасается, что это прославление может привести к отмене критики всех его творений.
— Расскажите о своей работе над Православными фильмами.
— Мы создали кинокомпанию «Православная энциклопедия». В ее работе два направления. Первое — еженедельная телевизионная программа «Православная энциклопедия», которая выходит по субботам на ТВЦ. А второе направление — это кино. В прошлом году мы выпустили фильмы «Паломничество в Вечный город», «Крест против свастики. Сталин и Третий Рим». Скоро выйдет на экраны фильм «Холодная оттепель» о хрущевском гонении на Церковь. Для Первого канала мы сделали фильм «Смутное время» с ведущим Михаилом Леонтьевым. Для НТВ сняли ленту «Ангел Русской Церкви против «отца всех народов»: о Патриархе Сергии и Иосифе Сталине…
— Сейчас кое-где в Православной среде пытаются «реабилитировать» Сталина. Я такие попытки считаю не только ошибочными, но и, можно сказать, кощунственными. Ведь столько Христиан было расстреляно в годы его правления… А каким вы представили телезрителям этого «вождя»?
— У нас не было идеологической установки развенчивать Сталина, но мы делали фильм о сталинских гонениях на Церковь и потому касались его личности. Это был абсолютно рационально мыслящий восточный деспот, не имеющий никакого отношения к Православию. Несомненно, это был богоборец. Сталин был тираном в самом прямом смысле слова. А желание наделить тирана всеми возможными доблестями характерно для любого народа. Мы смотрим документы, где Сталин росчерком пера обрекал на расстрел всех Епископов, находящихся в лагерях. Знаем, почему была поддержка Церкви с 1943 года — для власти это была большая политическая игра… Так как стремление «обелить» Сталина — не разумная историческая установка, а эмоциональный порыв, доказать что-либо очень сложно. И даже очевидные факты вряд ли переубедят тех, кто не хочет быть переубежден.
— Расскажите о своем духовном пути, назовите хотя бы основные факты биографии.
— До определенного момента моя жизнь складывалась обычно. Это была гладкая жизнь московского мальчика из благополучной интеллигентной семьи. Окончил английскую спецшколу, поступил на факультет журналистики МГУ. В то время у нас на факультете была особая группа, которая формировалась вокруг кафедры литературоведения. Это был семинар Игоря Ивановича Виноградова. Он был заведующим отделом литературной критики в журнале «Новый мир» во время Твардовского. У Виноградова были сложные отношения с советской властью. Я попал к нему на спецкурс по истории русской литературной критики, но на самом деле это был спецкурс по русской религиозной философии. Вскоре Игорь Иванович стал моим крестным. И эта встреча определила характер моих будущих занятий на несколько лет вперед. Я стал заниматься русской религиозной философской критикой, писал диплом по Достоевскому (это был «закрытый» диплом — он никому не давался для чтения и обсуждался только на кафедре). Потом была аспирантура Института философии. Вторая моя встреча была с известнейшим мыслителем Алексеем Федоровичем Лосевым (тайным монахом Андроником). В последние годы его жизни я помогал ему в публикации статей по русской философии. Это был человек огромных способностей. За те несколько лет, что я был связан с ним, ни разу не слышал в его доме разговоры на церковные темы. Никому он не говорил и о своей вере. Он был «катакомбником» и, видимо, не хотел ставить нас в неудобное положение. Но большинство людей, которые были вокруг него, или становились священниками Русской Церкви, или же вступали на какой-то другой путь церковного служения. Так случилось и со мной.

От редакции. О том, как будет представлена в «Православной энциклопедии» Самарская епархия, мы попросили рассказать нашего земляка, Андрея Игоревича Макарова, старшего редактора редакции Богословия и Церковного права Церковно-научного центра «Православной энциклопедии».
— О Самарском крае и Самарской епархии будет рассказываться или упоминаться в статьях, число которых сейчас уже подходит к 100. В уже опубликованных томах с историей Самарской земли связаны 27 статей. Среди них статьи о чудотворной иконе Божией Матери «Взыскание погибших», которая находится в Самарском Покровском кафедральном соборе, о самарских Архипастырях священномученике Александре (Трапицыне), Епископе Гурии (Буртасовском), Святителе Герасиме (Добросердове). Отдельные статьи будут посвящены Митрополитам Мануилу (Лемешевскому) и Иоанну (Снычеву), в разные годы возглавлявшим Самарскую кафедру. В планах Энциклопедии — статьи о воине-мученике Фоме Данилове, о безруком и безногом иконописце из села Утевка Григории Журавлеве, о подвизавшемся в наших краях последнем оптинском старце иеромонахе Данииле (Фомине) и многих других подвижниках. В Энциклопедии немало иллюстраций, связанных с нашим краем, с самарцами. Так, в статье «Библиография» была опубликована фотография Митрополита Мануила (Лемешевского), известного библиографа. А в статью о Болгарии включен снимок Самарского знамени, которое было вручено самарской делегацией болгарским ополченцам во время войны за освобождение братьев-славян от турецкого ига. Я стараюсь, чтобы наша малая родина была как можно полнее представлена в Православной энциклопедии. Среди членов Попечительского совета по изданию Энциклопедии есть известные самарские имена. В их числе — председатель совета директоров банка «Солидарность» Алексей Константинович Титов и губернатор Самарской области Константин Алексеевич Титов. Благодаря их помощи Энциклопедия уже поступает в библиотеки Самарской области.

На снимках: Сергей Леонидович Кравец; так выглядит отдельный том Православной энциклопедии; священник Павел Флоренский; философ Алексей Лосев.

Антон Жоголев
30.03.2007
Дата: 30 марта 2007
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru