Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

«Церковь — созидающая сила!»

Интервью с Архиепископом Симбирским и Мелекесским Проклом.


Год назад наша газета уже поднимала тему возрождения в Симбирске (Ульяновске) одного из красивейших соборов Поволжья — величественного Свято-Троицкого кафедрального собора, построенного в честь победы русского оружия над Наполеоном и взорванного большевиками в тридцатых годах. Живя в Ульяновске, трудно отделаться от ощущения, что живешь в городе необычном. Не покидает уверенность, что до тех пор пока не будет возвращено городу исконное название — Симбирск, ничего действительно хорошего у нас не произойдет. Нечистое Богом не освящается. Недаром Митрополит Куйбышевский и Сызранский Мануил (Лемешевский) говорил о нашем городе: «Как трудно здесь молиться. Как еду в Ульяновск, беру с собой таблетки от сердца».

Шестнадцатый год уже осуществляет свое Архипастырское служение на нашей многострадальной кафедре Архиепископ Прокл (Хазов) — духовный друг приснопамятного Митрополита Иоанна (Снычёва). Помню его с весны 1990 года — еще молодого, жизнерадостного Епископа. Сегодня Архиепископ Прокл — неспешный в движениях, умудренный жизненным опытом седовласый Владыка. Добрый, когда возможно, и строгий, когда нужно. Карающий и милующий, рукополагающий в священнический сан и — когда необходимо — извергающий из оного. Подлинный Хозяин нашей непростой епархии. Понемногу пишет стихи, но держит это в большом секрете и нигде их, конечно, не публикует. С первого года его служения в Симбирске за ним идет молва, что его вот-вот, мол, должны куда-то перевести. Однако Владыка продолжает терпеливо взращивать Православие на выжженной Ильичем симбирской земле.
Служит уже при третьем губернаторе. Насмотрелся и натерпелся всего: и открытого неприятия любой религии коммунистом Ю.Ф. Горячевым, и обещаний воина и героя В.А. Шаманова, и теперь вот странных «сюрпризов» С.И. Морозова. Возможно, именно эти господа-товарищи и являются виновниками того, что сегодня все чаще Владыку можно встретить в унылых больничных коридорах.
Одна из главных сегодняшних забот Архиепископа Прокла — восстановление кафедрального Троицкого собора. Осенью и зимой «электорату» было не до собора — увлеченно избирали нового губернатора. В итоге все благие обещания прежнего губернатора В.А. Шаманова вместе с ним самим навсегда исчезли в московских далях. Новый губернатор, Сергей Иванович Морозов, — бывший мэр г. Димитровграда. Человек, с которым Владыка ранее успешно сотрудничал в церковных вопросах. Морозов быстро создал Попечительский cовет по строительству cобора, лично его возглавил, а заместителем поставил мэра г. Ульяновска С.Н. Ермакова.

Дальнейшая хроника событий такова.


1 марта — вышло в свет cовместное Обращение к жителям города и области за подписью Архиепископа Прокла и губернатора Морозова. В нем говорилось: «…Ульяновская область занимает одно из последних мест в Поволжском регионе и России по многим социально-экономическим показателям. Пьянство и наркомания, безнравственность и равнодушие, разгул преступности, попрание норм человеческого общежития становятся реалиями нашей жизни. Считаем, что невозможно бороться с этими уродливыми явлениями без возрождения нравственности, духовной культуры и их стержня — веры в Бога. Появление этого Храма поможет преодолеть негативные явления, возродить соборность нашей малой Родины, воспитывать наших детей в духе Веры, любви к Отечеству. Строительство Храма будет возвращением к духовным истокам российского общества. …Размещение Свято-Троицкого кафедрального собора на площади Ленина, как и Покровского собора на Красной площади в Москве, является продолжением традиций по строительству мемориальных объектов города. Мы не согласны с мнением тех, кто заявляет, что еще не время для строительства храма. Хотелось бы задать им вопрос: “А когда наступит это время?” Пусть эти люди вспомнят историю нашей страны и приведут примеры, когда храмы на Руси строились в спокойное, благополучное время. Складывается такое впечатление, что нынешние идейные потомки тех разрушителей, псевдозащитники народных интересов не хотят не только духовного возрождения России, но и ее политического и экономического процветания. Давайте будем жить реалиями сегодняшнего дня, а не пустыми лозунгами некоторых демагогов».
2 марта — в Епархиальном управлении прошла пресс-конференция, на которой состоялся показ большого макета будущего cобора. На пресс-конференции Владыкой Проклом было сказано: «…Мы полны решимости строить этот собор, который, несомненно, будет иметь государственную значимость. Это тем более важно, что город Ульяновск совершенно обезглавлен, не видно ни одного креста. Приезжающие к нам представители различных конфессий, в том числе зарубежных, спрашивают: “Где же храмы, которые мы видим на ваших открытках?” Им отвечают, что храмы сгорели. Гости недоумевают: “Как сгорели, до вас же не дошла война?” Им очень трудно понять, что мы сами все уничтожили, прежде всего — память предков. На все приглашения наших властей, сделанные в разное время, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II отвечал: “Как же я могу приехать к вам, если у вас нет кафедрального собора, где бы я мог совершать богослужения”. Понятно после этого, почему за последние 15 лет, побывав во всех городах Поволжья, Святейший Патриарх обходит вниманием Ульяновск».

На этой же встрече с общественностью произошло совершенно дикое событие. «Православный мирянин» С.Б. Петров, краевед и преподаватель одного из вузов Ульяновска, устроил скандал. Он сообщил, что в его распоряжении есть обращение с подписями нескольких жителей города с требованием немедленно прекратить строительство. Эти подписи, по его словам, он уже направил в Администрацию Президента России и, в довершение к сказанному, сообщил, что намерен подать на своего Правящего Архиерея в областной суд. Древняя симбирская кафедра такого еще не видела: богоборческие власти переводили наших Владык на другие кафедры, ссылали, расстреливали, но чтобы обращаться на него в суд и доносить на него Президенту страны? Да еще от лица «смиренного пасомого»? Это что-то новое.
7 марта — председатель Попечительского совета С.И. Морозов энергично нацелил ведущих ульяновских бизнесменов на сотрудничество с областным руководством в деле возрождения собора.
9 марта — на огороженном месте строительства собора, в присутствии представителей власти, Владыкой Проклом был отслужен молебен и произведено освящение Поклонного креста. К тому времени противники строительства собора уже успели обгадить забор стройки «разоблачающими» надписями.
13 марта — в Прощеное воскресенье в областном Дворце книги губернатором и Правящим Архиереем подписывается соглашение о сотрудничестве между Епархией и Областной администрацией.
14 марта — начались работы на месте строительства собора.

17 марта. Газета «Симбирский Курьер»:
«Опасения геодезистов, деятелей культуры и краеведов, что строительство Свято-Троицкого собора на площади Ленина разрушит расположенные рядом памятники истории и архитектуры, начали оправдываться даже быстрее, чем думали. В первый же день активных работ на стройплощадке потолки Дворца книги пошли трещинами. Руководство заповедника «Родина В.И.Ленина» обратилось в связи с ЧП в прокуратуру. Подготовило письма также Управление по делам культуры и искусства, одно из которых передано в епархию. 14 марта, когда строители начали готовить площадку для котлована и долбить асфальт, стены и потолки Дворца книги стали трескаться, а здание сельхозакадемии — вибрировать, как если бы рядом была бомбежка, говорят очевидцы. В тот же день на месте происшествия побывали специалисты Управления по делам культуры и искусства.

Представитель государственного органа охраны объектов культурного наследия Радий Губайдуллов сказал корреспонденту «СК», что тревога была не ложной. Ситуация серьезная. Вокруг предполагаемой территории строительства находится пять памятников архитектуры и истории, говорит Губайдуллов, и были приняты меры, которые орган охраны объектов культурного наследия обязан принять. Подготовлены письма в прокуратуру области и епархию с просьбой приостановить земельные работы, которые могут причинить вред памятникам федерального и местного значения. Чтобы исследовать влияние строительных работ на здания, на потолке и стенах Дворца книги и сельхозакадемии установлены «маячки», которые должны зафиксировать изменения в конструкциях памятников архитектуры. Сотрудник зала иностранной литературы Любовь Успенская рассказала «СК», что 14 марта с утра в читальном зале страшно было находиться, хрустальная люстра ходила ходуном и звенела. Читатели библиотеки спешно покинули зал, испугавшись, что обвалится потолок. Первый день работы тракторов и кранов оставил также следы в вестибюле библиотеки, музее и кабинете директора. Вчера работы на стройплощадке были срочно приостановлены, продолжение их многие специалисты считают невозможным». 

21 марта — на аппаратном совещании Глава администрации области С.И. Морозов в присутствии Владыки и других участников строительства внезапно без объяснения причин запретил строительство собора на выбранном месте и, резко повернувшись, вышел из зала. В дальнейшем появились такие формулировки — «конструкции зданий находятся в ограниченно работоспособном состоянии», «в целях обезпечения их сохранности необходимо исключить вибрационные и динамические воздействия», «решение о прекращении строительства вызвано стремлением не вносить раскол в общество».
Правда, в распоряжении одного из ульяновских телеканалов имеются доказательства того, что трещины, на которые обращали внимание комиссии, были там еще 3 года назад.
1 апреля — вышел в свет очередной номер официальной «Народной газеты» с сообщением о том, что на областном градостроительном совещании было решено на месте вырытого котлована под фундамент Троицкого собора оборудовать… фонтан с цветовой подсветкой, который одновременно будет служить и плавательным бассейном! Похвалив С.И. Морозова как «разумного руководителя и рачительного хозяина», газета сообщила, что будут оборудованы мраморные ступеньки, кабинки для раздевания и… биотуалеты. Это — на освященном Архиепископом месте бывшего собора, под спудом которого и поныне пребывают честные останки четырех симбирских Архиереев: Епископов Феодотия, Евгения, Варсонофия и Гурия!
К строительству фонтана-бассейна должны приступить в ближайшие дни. Ожидается, что строительство, которое будет идти в ускоренном режиме, закончится уже в конце июня.
По одному из телеканалов, «под прикрытием» первоапрельской шутки, сообщили, что решено снести… здание самой Администрации области (!), а на его месте соорудить Троицкий собор.
11 апреля — традиционно, в понедельник пятой седмицы Великого Поста, состоялось ежегодное собрание духовенства Симбирско-Мелекесской епархии. Пресс-служба епархии сообщает: «Недавно между епархиальным управлением и администрацией Ульяновской области было заключено соглашение о сотрудничестве. “Результатом” подписания этого документа явилось прекращение строительства кафедрального собора и фактическое прекращение финансирования газеты “Православный Симбирск”. О таких непонятных для епархии последствиях подписания соглашения поведал клиру своей епархии Владыка Прокл. К сожалению, губернатор области Сергей Морозов, который является председателем Попечительского Совета собора, испугался оголтелого давления деструктивных элементов (среди противников — национал-большевики, коммунисты и несколько “почетных” граждан Ульяновской области) и подписал указ о прекращении строительства собора. На этом, конечно, точка в этой истории не поставлена, и мы надеемся, что губернатор вспомнит о том, что больше половины людей, избравших его на этот пост, являются Православными христианами».
12 апреля — Архиепископ Прокл дал интервью Православной газете «Благовест».

— Ваше Высокопреосвященство! Вы являетесь советником нового губернатора. Должность эта пока непривычна для Архипастыря, ведь по закону у нас Церковь все еще отделена от государства. Что принесет Церкви и государству это Ваше служение?

— Во-первых, я советник на общественных началах. А во-вторых, для того, чтобы люди правильно смотрели на те или иные элементарные Православные вопросы, необходимо, чтобы их трактовка исходила из уст Правящего Архиерея или хотя бы от человека, непосредственно связанного со священнослужением. Советники ведь бывают разные, могут посоветовать невесть что. Поэтому я и согласился им быть, но только для того, чтобы не было никаких кривотолков в религиозном понимании нашей Святой Веры. Только из этих соображений.
— Владыка, в Вашем титуле уже давно значится — «Симбирский и Мелекесский». Но на политической карте России до сих пор эти города названы Ульяновском и Димитровградом. Сказывается ли это на духовной жизни в этих городах? Есть ли возможность вновь поставить вопрос о переименовании этих древних русских городов?
— Если мы сегодня имеем желание восстановить былое, возвратить нашу историю, то мы должны это переименование сделать незамедлительно, как это делается во всех городах и весях, которые стремятся подчеркнуть, что они хранят историю, что они имеют желание возвратиться к своим законным корням.
— Десять лет назад умер Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Я знаю, что он оставил громадный след в вашей жизни, что вы дружили, более того — он участвовал в вашей епископской хиротонии. Какой отпечаток оставили эти взаимоотношения в вашей судьбе?
— Я к Владыке Иоанну относился очень тепло, как к старшему собрату, как к человеку, который был многоопытным Архипастырем и всегда мог дать хороший, исчерпывающий ответ. Особенно в первые годы моего управления Симбирской епархией я часто звонил Владыке, спрашивая, как поступить в том или ином вопросе, и он всегда охотно помогал, подсказывал, за что я ему очень благодарен. Владыка был замечательным человеком. Замечательно и то, что он был прежде всего духоносным старцем, который любил Церковь всем своим существом и старался эту любовь распространять на других. Вот это было очень важно. Однажды ему сказали: «Вы только и можете, что молиться», — а он ответил: «Мое призвание как Архиерея, священника и Христианина в том, чтобы я молился, и я это делаю, делаю с любовью».
— Владыка, вы до назначения на Симбирскую кафедру были викарием Ленинградской епархии, Епископом Тихвинским. И вот в прошлом году состоялось величайшее событие в духовной жизни всей России — возвращение Тихвинской иконы Божией Матери из Чикаго. Я слышал, что когда вы были Епископом Тихвинским, то неоднократно молились в храме, где она раньше находилась — перед пустой выемкой в стене, перед нишей. Вы были в Тихвине в прошлом году. Поделитесь, пожалуйста, Вашими переживаниями того незабываемого события.
— Моя кафедра Епископа Тихвинского состояла из одного маленького храма, который именовался «Крылечко». Это себе даже трудно представить — алтарь был отделен от зала (трапезной части) своеобразным «иконостасом» — громадной стеной, на которой был написан образ Тихвинской иконы Божией Матери. Вообще это помещение представляло собой часовню, которая и называлась «кафедральным собором Епископов Тихвинских». Рядом стоял тот самый замечательный монастырский собор, в котором в то время находился музей — там были соха, лопата, каски-маски, в общем, всякая ерунда. Директор музея однажды, когда я совершал в Тихвине Богослужение, разрешила нам посетить собор. Мы подошли к этой нише в стене, где всегда хранился чудотворный Тихвинский образ, пропели Матери Божией величание. И я тогда сказал: «Я питаю глубокую надежду, что настанет такое время, когда мы будем с вами свидетелями того, что образ Матери Божией вновь займет это свое достойное, законное место». Еще я помню такой случай. Его рассказывал приснопамятный Митрополит Никодим (Ротов). Когда он был в Чикаго, Тихвинская икона находилась тогда у Архиепископа Иоанна (Шаховского). Владыка Никодим говорил, что члены церковной делегации пропели перед образом величание, Рождественские песнопения. Это так умилило Архиепископа Иоанна, что он сказал, что желает передать икону в Россию. Подошел к киоту, открыл и — вдруг сразу же захлопнул! Владыка Никодим спросил: «Что случилось, Владыка Иоанн?» А тот говорит: «Я вам не могу передать эту икону. Вы ее привезете в Россию, а у вас коммунисты ее отберут». Может быть, это так и было бы.
Митрополит Никодим всегда молился о том, чтобы это чудо возвращения иконы произошло. Он был Митрополит Ленинградский и Новгородский, а я в то время был у него иподиаконом. Так что я это лично слышал от Владыки.
«Невозможное человекам возможно Богу». Я был свидетелем этого исторического события — возвращения в обитель Тихвинской иконы. Перенесение иконы было очень торжественное и трогательное. Когда поезд прибыл на станцию Тихвин, то по радио диктор объявила, что прибывает… (Владыка растроганно замолк).
— Матерь Божия!
— Да, Ее чудотворный образ. На свое законное место. Когда-то я служил священником в ста метрах от явления этой иконы ладожским рыбакам, как раз на той косе, в прекрасном ладожском соборе Рождества Богородицы. Поэтому для меня все это очень близко.
Возвращение Тихвинской — это историческое событие! Оно является свидетельством того, что Господь, молитвами и предстательством Царицы Небесной, хранит нашу родную, многострадальную Россию.
— Владыка, уже в разгаре Великий пост — время особого духовного делания для людей. Скоро мы приблизимся к его завершению, к Страстной седмице. Что бы Вы пожелали людям во время Великого Поста — и тем, кто уже в Церкви, и тем, кто еще раздумывает — идти в Нее или нет?
— Я хочу, чтобы над всеми нами в полную меру исполнилась молитва святого Ефрема Сирина, которая говорит — «Ей, Господи Царю, даруй мне зрети мои прегрешения». Одному старцу братия сказала: «Авва, наша братия удостоилась видеть Ангелов». На что старец ответил им: «Хорошо, если бы наша братия видела свои грехи». Вот если мы будем видеть свои грехи и стараться от них избавляться, то это и будет самое важное в духовной жизни человека.
— Состоится ли очередной Крестный ход с чудотворной Казанской Жадовской иконой Божией Матери из Жадовского монастыря в этом году? Будет ли и в этом году облет епархии на самолете с чудотворной иконой?
— Буквально вчера я подписал распоряжение о Крестном ходе. Он начнется 23 мая. 29 мая чудотворный образ должен прийти в Симбирск. 19 июня икона выходит в обратный путь в Жадовскую обитель. Облет запланирован, на это есть договоренность с руководством компании «Волга-Днепр».
— Владыка, вот передо мною лежат местные газеты «Народная газета», «Симбирский курьер» за последние недели. Что же произошло в последнее время с возрождением Троицкого собора?
— Это идет вокруг собора такая «игра», шельмование, а в основе всего этого — нежелание его созидать. Вот и все. И поэтому некоторые газеты пишут невесть что. Что бы они там ни писали, истинная причина одна — нежелание строить. И они «сломали» губернатора области. Губернатор поддался Законодательному собранию области и напору таких людей, как А.Л. Кругликов (один из лидеров ульяновских коммунистов). Это все свидетельство того, что Ульяновск как был коммунистическим и как был городом, которому «что бы ни делать, лишь бы ничего не делать», таким он и остался. И он никогда не выйдет из своего экономического кризиса. Никогда! Так и будет в этом ступоре находиться. И это все будет сделано теми людьми, которые сегодня не желают, чтобы у нас было духовное развитие, потому что в мутной воде рыбу ловить, конечно, проще.
Сейчас пишут, что в соседних старых зданиях трещины появились. Если по-настоящему разбираться, то трещины были еще десять лет назад. Это все свидетельство того, что за все время не уделялось и не уделяется до сегодняшнего дня должного внимания сохранения тех памятников архитектуры, которые есть. Но если здания такие плохие — сломайте и постройте другие. Но они ни строить не хотят, ни ремонтировать. В Ульяновске же ничего не делается! Ничего! Построили «ледовый дворец». Вбухали много денег. Сейчас ни денег, ни дворца. И вот так все. Кто в этом виноват? А беды все сегодня сваливают на Троицкий собор. Но Троицкий собор мы все равно планируем поставить на его законном, историческом месте. Однако, если Ульяновск не хочет, то… пожалуйста, я не возражаю! Сидите! Но только не нужно лгать, что «мы построим собор на другом месте», — это все пустые отговорки. Смотрите, мы два с половиной года только собирали документы. Сейчас придется еще два с половиной года снова собирать документы, потом отвод земли, завтра еще эти «кадры», которые сегодня протестуют, будут говорить, что там обнаружились древние захоронения булгар, еще кого-нибудь… Выдумывают все, что угодно. Любую непроверенную информацию вбрасывают. Сейчас на нас здесь все ополчились! Следовательно, кто-то дает сигнал этому, кто-то руководит, какая-то движущая сила это делает? Делает! И это реально. А существующая сегодня наша местная власть безпомощна. Она безвластна. Здесь, в Ульяновске, просто ничего не хотят делать. Город не живет, а доживает. И духовно, и экономически. И поэтому ничего здесь не идет. Так вот и живут — «день да ночь — сутки прочь».
— Строительство кафедрального Троицкого собора — событие прежде всего духовное, сакральное…
— Но власти этого не хотят! И нежелание властей — вот оно, перед нами. Вот посмотрите — все ульяновские средства массовой информации, за исключением телекомпании «Репортер», каждый день в течение двух-трех недель говорили о соборе. Призывали спасать город от негативных последствий его строительства. Больше проблем в Ульяновске нет, только собор. А сказать бы им надо было так: товарищ Зубов А.Н. (директор Ленинского Заповедника), что вы делали все эти годы? Выделяло ли Вам Федеральное правительство средства на ремонт и прочее. Ведь выделялись, наверняка, деньги? Где они, — спросите. Но ведь никто не хочет спросить. А почему?
Мне очень печально, что к строительству кафедрального собора и у предыдущей администрации, и у новой такое отношение. Только и слышишь от них — «Нам собор очень нужен, мы его будем строить». Лишь бы прожить свои четыре губернаторских года, а потом — меня это не касается, я уже за это не отвечаю. Выбирайте теперь другого. И так далее. Вот такое отношение. И такое только в Ульяновске. Поэтому Ульяновск является сегодня просто зияющей дырой. Плохо во всех отношениях.
— Владыка, но может быть есть «свет в конце туннеля» в этом вопросе?
— Я лично благого выхода не вижу. И я больше не буду этим делом заниматься. Наступать дважды на грабли и получать удары — слишком много чести будет для ульяновской администрации, чтобы я этим занимался и дальше. Пусть это будет на их совести. Должна же быть у них ответственность перед избирателями, перед народом.
— Мы все очень будем молиться — и духовенство, и миряне …
— Я хочу сказать только одно — по всей вероятности, строительство собора в нынешней ульяновской ситуации Богу не угодно. Поэтому-то Господь и не допускает. И все. Аминь! Больше ничего не могу сказать.
Я не хочу быть предсказателем, но скажу. Поверьте моему слову, настанет такое время, когда Ульяновской области как таковой не будет. Растащут по всем швам. Думаю, что к этому умозаключению люди, власть предержащие, придут. Потому что играть с Богом — нельзя.
— Тяжелое предсказание…
— Да, мне это тоже очень печально сознавать, но сегодня нас окружают именно такие обстоятельства. Мне это все дается очень нелегко. Я трачу свое здоровье. Я уже далеко не молодой человек и смеяться надо мной не надо. Я являюсь здесь представителем великой Церкви Христовой, которая живет уже две тысячи лет, а не семьдесят, как компартия! А там все — «по желаниям трудящихся», ложь — с начала и до конца! Вы слышали, что было в Законодательном собрании области, когда коммунист Аладин В.Н. кричал о том, что у них, мол, тысячи подписей, чтобы запретить строительство собора. Налицо — явное нежелание его строить, просто нежелание! Мы готовились, нашли финансирующую сторону. Мы же не можем просто трепаться перед спонсорами. Одно дело, строительство Спасо-Вознесенского храма, там понятно — наобещали нам поддержку и губернатор и мэр, вот они и «поддержали» — десять лет уже прошло и ничего не сделано… И те люди, которые сейчас могли бы помочь, но видя такую картину, они уже не хотят, к сожалению, заниматься строительством Вознесенского храма. Поэтому у коммунистов и у других «народных избранников» сейчас есть возможность отличиться, но эти люди, видимо, способны только кричать, больше ничего. Что-то хорошее делать они не способны. Они способны только разрушать! Церковь — созидательная сила, а эти люди являются силой разрушительной! Мы строим собор не для себя, а прежде всего — для всех симбирцев и для тех поколений, которые мы оставим после себя. И мне хочется сказать А.Л. Кругликову: «Я уйду, но останутся храмы, которые мы построили, а вот вы уйдете — ничего не останется. И завтра все забудут, что такие люди вообще были»! Всё!

Иногородние паломники, желающие принять участие в многодневном Крестном ходе по Симбирской земле с чудотворной Казанской Жадовской иконой Божией Матери, могут заранее позвонить по телефону в Симбирск: 8-8422-532150. Спросить Бородину Людмилу Александровну.

На снимках: Архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл; Владыка Прокл и Губернатор Морозов подписывают соглашение о сотрудничестве; дореволюционный Симбирск (на переднем плане Свято-Троицкий кафедральный собор).

Сергей Серюбин
22.04.2005
913
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2




Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru