Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Герои народного единства

4 ноября — исторический день освобождения Москвы от польско-литовских интервентов ополчением Минина и Пожарского.


Вятская поэтесса Светлана Сырнева, секретарь Союза писателей России, известна в литературном мире как продолжательница классических поэтических традиций Пушкина и Некрасова. Ее стихи вошли в антологию русской поэзии XX века. Сегодня поэтесса изучает историю знаменитого Нижегородского ополчения под предводительством Минина и Пожарского.

Известно, что Русская Православная Церковь сыграла огромную роль в победоносном походе Минина и Пожарского, в преодолении Смуты начала XVII века. Это и стало темой нашей беседы. 
— Светлана Анатольевна, почему вы вдруг занялись абсолютно не литературной и не вятской темой?
— Тема не литературная, но к Вятке (Кирову) она имеет отношение. Ведь в  Нижегородском ополчении вместе с посланцами других русских земель участвовали и вятчане. Но об этом отдельный рассказ. А историей похода Минина и Пожарского мне предложили заняться в коллегии по столичности при полномочном представителе Президента в Приволжском федеральном округе, которая работает в Нижнем Новгороде.
— К подвигу Минина и Пожарского сегодня обращено внимание и на государственном уровне?
— Безусловно. Российское общество давно уже испытывает необходимость в общенациональных объединительных символах.  Сегодня людей разъединяет не только имущественное неравенство. Между нами лежат также идеологические пропасти: приверженцы коммунистической идеи не приемлют буржуазную парадигму, и наоборот. Это потенциальная угроза стабильности.
В нынешнем году мы будем впервые отмечать новый государственный праздник — День народного единения. Не случайно датой праздника выбрано 4 ноября — исторический день освобождения Москвы от польско-литовских интервентов ополчением Минина и Пожарского. Государству нужны национальные герои, которые устраивали бы и «правых», и «левых». Такими историческими фигурами как раз и являются Минин и Пожарский, положившие конец Смутному времени в XVII веке и на триста лет вперед определившие развитие России (на срок правления Династии Романовых).
— Можно ли считать, что Смутное время имеет параллели с нашим временем?
— Конечно. Период с 1598 по 1613 год — это время, когда личные, корыстные интересы довлели над государственными и общенациональными. Предательство, измена, склоки были тогда образом жизни русской знати. В погоне за личной выгодой бояре не стеснялись доносить друг на друга, присягали самозваным претендентам на престол, совершали государственные перевороты. Целая плеяда самозванцев и иностранных ставленников находила себе приют в сердце России — московском Кремле, потому что им отворяло ворота безпринципное боярство.
К сожалению, и нам вот уже пятнадцать лет внушают, что личная выгода превыше всего. Это приносит громадный ущерб государству и обществу в целом. Россия стала едва ли не самой коррумпированной страной в мире! Пустые поля, банды грабителей, разобщенность русских земель — это начало XVII века. И сегодня мы видим почти то же самое. Как с этим бороться? Исторический опыт Нижегородского ополчения в наше время получает второе дыхание.
— Какова роль духовенства в преодолении Смутного времени?
— Православное духовенство выступило в роли объединительной силы. Над Русской Церковью в те дни нависла смертельная опасность: польско-литовское вторжение рано или поздно обернулось бы введением католичества по всей Руси. Да поляки и не скрывали своих целей постепенно окатоличить Русь! А бояре ради своих материальных благ с легкостью закрыли бы на это глаза. Патриарх Гермоген в ту пору писал: «Сердце мое разрывается, слыша в Кремле католическое пение, чуждое нам». Он проклял бояр-изменников и обращал свой глас к земскому дворянству, к простому народу, потому что только в них видел защитников Православия.
Но Церковь не могла сама сформировать освободительное войско, это должны были сделать русские земли. Здесь-то и проявился организаторский талант нижегородского купца Козьмы Минина, истинно народного вождя. Дворянство же снарядило на подвиг князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Поход ополчения Минина и Пожарского был освящен Православной Церковью. Поэтому Нижегородское ополчение выполнило не только освободительную, но и очистительную задачу: оно очищало души людей от кривды, лжи и корыстолюбия. Можно сказать, это был своеобразный Крестный ход от Нижнего до Москвы.
— В то время многие русские города были предательски сданы польско-литовским завоевателям. Почему же Нижний Новгород не отступил от Православия и не присягал самозванцам?
— В Нижнем не было Правящего Епископа, и Низовские земли находились под духовной властью Патриарха Гермогена. Кроме того, городом правил честный воевода. Будучи городом торговым, купеческим, мещанским, с крепкими моральными устоями, с соблюдением традиций старины, Нижний тяготел к стабильности. Сильным оказалось выборное земское правление (Минин был одним из земских старост). Получив право обращаться к горожанам, Козьма вдохновлял их своими речами, нравственно укреплял. На это благословил его Преподобный Сергий Радонежский, явившийся Минину во сне. 
— А какова была миссия Пожарского?
— Князь Пожарский — из рода основателя Нижнего Новгорода святого великого князя Георгия Всеволодовича. (К слову, двоюродный брат Пожарского, князь Петр Тимофеевич Пожарский-Щепа, в летописях 1600 года значится как воевода Уржума на Вятской земле). Глубоко религиозный человек, Дмитрий Пожарский был исключением в кругу придворных еще при Борисе Годунове: он не стремился к почестям, не боролся за первенство. Вся жизнь Дмитрия Михайловича — это выполнение долга, честное служение на своем посту. Казалось бы, что такого особенного в прямодушии и честности? Нет, в иные времена и это подвиг! Не случайно именно князя Пожарского Минин призвал воеводой в Нижегородское ополчение. Пожарский ходил на Москву в составе первого похода под командованием рязанца Ляпунова, и в ожесточенной битве с поляками весной 1611 года фактически только он один не отступил из горящей Москвы — сражался до тех пор, пока не был тяжело ранен. Нижегородцы могли пригласить и более знатного воеводу, но выбрали Пожарского: его личность наиболее соответствовала очистительной миссии нового ополчения.
— Почему Нижегородское ополчение называют народным — в нем участвовали крестьяне?
— Нет, это было дворянское, отчасти казачье ополчение, земледельцы тогда воевать не умели. Однако воинов-дворян снаряжал весь народ.
Материальным обезпечением войска заведовал Минин. Он вел сбор средств, убедив нижегородцев отдавать в ополченскую казну «пятую деньгу”, то есть пятую часть всего имущества. Сам Кузьма пожертвовал 300 рублей, в те времена это были большие деньги. 
Пожарский не принадлежал к «столпам» общества. Даже грамоты ополчения князь «по рангу» подписывал лишь четырнадцатым, а Минин и вовсе не имел такого права, за него «руку прилагал» Пожарский. Высокомерные поляки из Кремля  насмехались над Пожарским: «У тебя мясник ходит в помощниках, а ты нам осмелился грозить». Считалось, что право на подвиг имеют лишь знатные люди. Но враги просчитались…
— Что лично вас как поэта поразило и вдохновило в Минине и Пожарском?
— Их глубокая религиозность и порядочность во всеобщей атмосфере предательства. Совершая великое дело, оба они снесли больше обид, чем почестей, но нигде не уронили своего достоинства. Присуще им было Христианское милосердие: когда ополчение брало в плен войско польского атамана Будилы, Минин и Пожарский никого из поляков не дали ограбить и пленных оберегали от посягательств. А ведь некоторым ополченцам, натерпевшимся от ляхов, так хотелось свести счеты с уже поверженными врагами…
Царь Михаил Романов, своим восшествием на престол обязанный Минину и Пожарскому, по-царски щедро наградил их. Минин так и не успел воспользоваться этой заслуженной наградой: через три года он умер, выполняя поручение Царя. Пожарский продолжал жить скромно. Огромную долю своих средств он вложил в строительство храмов. А перед смертью князь принял монашеский постриг с именем Козьма — в память о своем соратнике и друге.

На снимках: памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве; могила Козьмы Минина в Михаило-Архангельском храме Нижнего Новгорода.

Олег Четвериков
г. Вятка.
30.09.2005
1869
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2




Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru