Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

«Европа должна быть Христианской…»

В Самаре побывал представитель Русской Церкви в Евросоюзе Епископ Венский и Австрийский Иларион.


19 ноября в актовом зале Самарской Духовной семинарии состоялась встреча учащихся и преподавателей семинарии с Епископом Венским и Австрийским Иларионом (Алфеевым), временно управляющим Будапештской и Венгерской епархией, Представителем Русской Православной Церкви при европейских международных организациях в Брюсселе. В Самару высокий гость прибыл по приглашению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия, который возглавил и вел встречу самарской Православной общественности с Владыкой Иларионом.
Епископ Иларион прочел лекцию о религиозной жизни на Западе, ответил на вопросы учащихся и преподавателей. Проблемы взаимоотношений различных религий и конфессий не были главными в его выступлении, как этого можно было ожидать от Епископа, возглавляющего Епархию далеко за пределами России. В основном речь шла о противостоянии религиозного и секулярного (светского либерального) мировоззрений. Ибо этот конфликт по своему драматизму сегодня не уступает и, быть может, даже превосходит былые противостояния между различными религиями и конфессиями. Потом Владыка Иларион посетил Самарский университет путей сообщения, при котором уже несколько лет действует кафедра теологии и студенты имеют возможность молиться в вузовском храме во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Заведующий кафедрой теологии протоиерей Димитрий Лескин познакомил Епископа Илариона с преподавательским составом кафедры, а потом гость посетил храм при учебном заведении. После этого Владыка Иларион ответил на вопросы журналистов. На встрече присутствовал редактор Православной газеты «Благовест» Антон Жоголев, который задал несколько вопросов Епископу Илариону, а также записал его ответы и на вопросы других журналистов. На основании этих записей, а также прочитанной лекции мы предлагаем вниманию читателей изложение позиции Епископа Илариона.

— Сейчас в Европе неуклонно снижается посещаемость Христианских храмов, — говорит Епископ Иларион. — Большинство конфессий в Европе сегодня испытывают «кризис призвания». На практике это означает, что в духовных семинариях, рассчитанных на обучение нескольких сотен студентов, учатся всего десять-пятнадцать человек, а многие семинарии полностью закрыты. В монастырях, где в начале и в середине прошлого века были сотни монахов, сейчас число монахов очень незначительно. Например, один монастырь в Бельгии имеет более ста монашеских келий, но сейчас в нем всего восемь монахов, и из них ни одного бельгийца. Это в основном хорваты, поляки и латиноамериканцы.
На благополучном Западе к религии относятся как к… хобби. Кто-то играет в шахматы, кто-то катается на лыжах, а кто-то посещает католический храм. Все это для них как бы на одном уровне частных интересов отдельных людей. Но как только вы попытаетесь в своем общественном поведении руководствоваться религиозными заповедями, это будет расцениваться как нарушение правил поведения. Это особенно касается политиков, общественных деятелей, учителей, профессоров… В ряде стран действуют запреты на то, чтобы священнослужители, преподающие в светских учебных заведениях, приходили на занятия в одежде духовного лица. По сути, возрождается советская атеистическая практика! А когда в Европейскую комиссию был назначен нынешний министр культуры Италии Бутильоне, который является практикующим католиком, разразился скандал. Бутильоне проходил собеседование вместе с другими кандидатами в члены Европейской комиссии. Его спросили об отношении к так называемым однополым бракам, и он сказал, что как верующий Христианин он считает эту связь греховной, но как политик он будет руководствоваться теми нормами, которые существуют в Евросоюзе. Но даже одного упоминания о том, что он верующий католик, хватило для того, чтобы отвергнуть его кандидатуру. Убеждения такого рода нужно в Европе держать при себе…
На Западе существует предубеждение, что разные религии между собой обязательно враждуют. И надо каждую из религий как можно более ослабить, тогда и вражда между религиями не будет проявляться так остро. На самом деле опыт России говорит об обратном. У нас еще в Царское время был уникальный опыт мирного сосуществования народов, исповедующих различные религии. Христиане могут мирно сосуществовать с мусульманами, мусульмане — с Христианами. Вызовом для всех религий является покушение не только на их внутреннюю жизнь, но и на их право проповедовать свои нравственные идеалы, причем проповедовать не только внутри церковных зданий, а и вне этих стен… Христос создал Церковь как миссионерское общество, и миссионерское призвание было всегда присуще Церкви. Но если в первые века Христианство распространялось вопреки открытому гонению со стороны язычников, то сейчас Христианство распространяется несмотря на скрытое гонение со стороны секулярного мира.
Христиане воспринимают смерть как переход к новой, лучшей жизни. Верующий человек готовится к смерти и не боится ее. Современное секулярное человечество смерть всячески замалчивает. О ней стараются по возможности не думать и не говорить. Умершего человека как можно быстрее вычеркивают из памяти живых. Сейчас пожилым (и не только!) людям на Западе предлагается такая страшная «медицинская услуга», как безболезненная смерть. Называется это красиво, например, «смерть с достоинством». Во многих европейских странах существуют общества, проповедующие эту «услугу», на их сайтах публикуют список смертельных «лекарственных» средств, чтобы люди могли принять необходимую дозу. А ведь это по сути узаконенное самоубийство. Еще недавно на Западе эвтаназия считалась преступлением. Связано это было с тем, что эвтаназия практиковалась в гитлеровской Германии. Там людей, «неполноценных» с точки зрения фашистского режима, просто умерщвляли. Эта историческая память долго удерживала мир от легализации убийств. Но после двух-трех послевоенных поколений историческая память ослабела, и европейские страны одна за другой легализуют эвтаназию. Опасность здесь не только в том, что тяжело больные люди будут искусственно умерщвлены, а самоубийцам будет оказана «медицинская помощь» в этом страшном грехе. В связи со старением европейских народов эвтаназия может оказаться массово востребована с целью избавления от людей старших поколений. Если в стране нормальная рождаемость, то баланс между пожилыми людьми и молодежью никогда не бывает таким, чтобы сделать жизнь молодого поколения экономически затруднительным. Но сейчас в Европе молодежи становится все меньше и к тому же найдены различные средства для продления человеческой жизни. Очень скоро возникнет ситуация, когда стариков будет больше, чем молодых людей, и это станет серьезным экономическим бременем для молодого поколения. И тут обществу предложат простой выход — «смерть с достоинством»…
— После выборов нового Римского папы меняется ли сейчас в Европе отношение католиков к Православным?
— Новый Римский папа Бенедикт XVI делает хорошие заявления, свидетельствующие о том, что он заинтересован в развитии диалога с Православной Церковью. Но ведь и прежний Папа не раз делал такие заявления. Проблема заключается не в личности Папы. (Покойного Архиепископа Василия (Кривошеева) в момент избрания Папы Иоанна Павла I католики спросили, что он об этом думает, и он не без иронии ответил: а какая разница, кого вы изберете? Ведь все равно он будет «непогрешимым»…) Проблема в том, что официальная позиция Ватикана не всегда действует на местах. На западной Украине существуют проблемы между Православными и униатами, но это никак не отражается на официальной позиции Ватикана. А когда мы спрашиваем их об этом, нам отвечают, что этими процессами на местах они не управляют… Но в случае необходимости всегда оказывают униатам различную помощь! Так что пока никаких заметных сдвигов не произошло.
Что же касается отношений Православных и католиков Западной Европы, то эти отношения близки к идеальным. У нас нет никаких взаимных претензий. Католики активно нам помогают. В тех городах, где мы создаем приходы, пока там нет наших храмов, мы служим в католических храмах. Причем храмы предоставляются нам безвозмездно. Трудно представить ситуацию, чтобы в России Православные предоставили храм католикам…
— Похороны Римского Папы вызвали в обществе своего рода психоз… Все телеканалы только об этом и говорили. Чем вы это объясните? Как вы оцениваете историческую роль Папы Иоанна Павла II?
— Этот римский понтифик был, я думаю, самым крупным религиозным лидером ХХ столетия. И неудивительно, что его кончина вызвала такое участие со стороны не только католиков, но и многих других религиозных людей во всем мире, а также политических деятелей. Несомненна его роль в развале коммунистической системы. Он четверть века возглавлял Римско-католическую церковь в очень трудный период, когда на Западе многие силы стремятся к тому, чтобы загнать религию в гетто. А он при этом был публичной фигурой всемирного масштаба. И когда он лежал на смертном одре и все крупные новостные каналы комментировали происходящее в Ватикане, за эти несколько дней о Христианстве людям было сказано намного больше, чем за все предыдущие годы. И очень многие люди узнали о Христианстве не только благодаря жизни Римского папы, но даже и благодаря смерти этого человека. Исторические заслуги Папы Иоанна Павла II нельзя игнорировать. Я, конечно же, помню о тех трудностях, которые возникли именно в его понтификат в отношениях между Православными и католиками. Но трудности эти нельзя списывать только на его личность. Эти проблемы были результатом той колоссальной геополитической ломки, которая произошла в последние двадцать лет.

— Как, на ваш взгляд, надо сегодня готовить Православных пастырей XXI века?
— Мне приходилось беседовать с некоторыми семинаристами, и я как патролог спрашивал, кого из Святых Отцов они читали, и оказывалось, что многие студенты духовных школ, будущие пастыри, не читали творений ни одного Святого Отца, а знакомы с их учением только по учебникам, в пересказах, цитатах… Наша позиция основана на Священном Писании и на богословии Святых Отцов. И потому непосредственное знание первоисточников нам необходимо. Чтобы нам быть духовно сильными, чтобы мы могли противостоять тем вызовам, с которыми уже встречается наша Церковь, мы должны больше читать Святых Отцов. Будущим пастырям нужно хорошо знать и самостоятельно изучать свою духовную традицию, которая в самой себе несет все необходимое для спасения людей и для защиты Христианской веры. Я был позавчера на богословской конференции в Москве по проблемам эсхатологии, и там высказывались разные взгляды на то, как мы должны защитить Православную веру. И вот один выступающий (привожу это в порядке курьеза!) говорил, что нужно создать евразийскую Православную империю, оснастить ее ядерными боеголовками и эти боеголовки нужно… освящать — и тогда они будут попадать в те цели, какие нужно… Я думаю, что для защиты Православной веры не нужны ядерные боеголовки. Нужны головы на плечах. Нужно, чтобы мы знали основы своей веры.
— Вы управляете двумя епархиями — Австрийской и Венгерской. Какая из этих двух стран лучше сохранила свои Христианские традиции?
— Австрия, поскольку там никогда не было коммунистического режима. А в Венгрии коммунистический режим нанес серьезный удар по религии. Но если религиозная жизнь в Австрии сейчас идет на спад, то в Венгрии после падения коммунистического режима есть некоторое оживление духовной жизни.
Происходит возрождение Православия в этих странах. Но это продолжение того возрождения, которое происходит в России, оно перенесено нашими эмигрантами в Европу. Мы сейчас реставрируем в Вене Свято-Николаевский собор, это самый крупный храм Московского Патриархата в Западной Европе. Он был построен в середине XIX века. Этот храм никогда за всю свою историю не наполнялся народом. Находился он на территории русского посольства и ходили туда только дипломаты. Между двумя мировыми войнами он был вообще закрыт. А потом на воскресную службу приходили всего пятнадцать-двадцать человек. Сейчас у нас по воскресеньям как минимум триста человек молится в храме, мы служим две Литургии. А на Пасху народ не вмещается в храм. Сейчас восемь процентов населения Вены — Православные. Это в основном сербы, румыны, русские, грузины, греки…
— Как в Европе решают вопрос о преподавании религии в школе? И каким вам видится решение этой проблемы в России?
— Я считаю, что изучение основ Православной культуры должно стать обязательным предметом в каждой российской светской школе. Дети и юноши должны знать, что такое религия, что такое Христианство. Безграмотность в этих вопросах духовно губительна, ведь в России действуют секты деструктивного характера, и дети должны быть предупреждены об этой опасности. Они должны знать, с кем они имеют дело. Ведь секты никогда не называют себя сектами. А оградит их от этой опасности знание основ своей веры, своей религиозной традиции.
На Западе в большинстве светских школ религия, Закон Божий преподаются на добровольной основе. В Австрии все школьники — католики, Православные и протестанты — имеют гарантированное конституцией право на изучение религии в светской школе. Если набирается группа Православных учеников, то в школу приглашается Православный священник. Он преподает им Закон Божий и за это получает от государства зарплату.
— Евросоюз — это государство нового типа, оно не связано с конкретным народом, какой-то другой общностью. Таких образований раньше никогда не было. Вы видите в этом государстве какие-то эсхатологические черты или об этом говорить пока рано?
— Европейский союз — это сверхгосударство, у которого пока нет ни своей конституции, ни своего правительства. С одной стороны, на политическом уровне есть стремление к дальнейшей интеграции стран, вступивших в Евросоюз. С другой стороны, на уровне населения, на уровне широких масс наблюдаются очень явно центробежные тенденции. Сейчас рано говорить о том, чем закончится этот эксперимент и во что превратится Евросоюз. Но важно для нас как верующих людей, чтобы на территории Евросоюза была обезпечена свобода религии не только как частного дела, но чтобы верующие люди имели право активно участвовать в общественной жизни.
— Сегодняшнее постхристианское общество в Европе некоторые идеологи ислама называют «старушкой легкого поведения». Ощущают ли в Европе угрозу экспансии ислама?
— Я считаю, что Европа должна быть Христианской. Если Европа утратит свою Христианскую идентичность (а как раз это сейчас происходит), то она будет безсильна противостоять любым вызовам, в том числе вызову ислама. Секулярная идеология не дает народам Европы той духовной основы, которая позволяла бы им, во-первых, сплотиться между собой, а во-вторых, противостоять внешним вызовам. Неверие окажется безсильно против натиска ислама, который уже начался. Нужно учитывать опыт нашей страны, где на протяжении столетий Христиане жили бок о бок с мусульманами, и это не было конфликтным соседством. Противостояния религий у нас не было. Но этот потенциал добрососедства окажется невостребованным, если религиозным людям будет искусственно навязан один и тот же атеистический стандарт. А именно такой стандарт пытаются навязать сегодня людям на Западе. Если Христиане будут серьезно относиться к своей вере, им ничего не грозит. А если вера будет размываться и европейцы станут формально относиться к своей вере, тогда они не выстоят против мусульманского натиска.

Антон Жоголев
25.11.2005
878
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru