Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Болгария ждет вас, братушки!

Братскому болгарскому народу посвящается.

См. также

Братскому болгарскому народу посвящается.

Нет, не дорогих моему сердцу братьев-болгар называю я светлым и добрым именем — братушки. Это они, благородные и благодарные болгары, называли и продолжают называть так своих русских братьев, начиная с 1877 года, года начала жертвенной праведной войны за освобождение Православного болгарского народа от пятивекового османского ига. Ежегодно 3 марта Болгария отмечает День Освобождения. Болгария не забыла своих освободителей. Тысячи и тысячи паломников идут к местам кровавых боев, несется в небо поминальный плач колоколов.
Болгары действительно свято чтут светлую память дорогих своих брату́шек. В каждом храме Болгарии в этот день молятся, поминают имена освободителей. Болгары не забыли эти имена.
Их забыли мы, русские!…

Игумен Кричимского монастыря Антим.

Как замечательно восторженно звучит это удивительное слово «бра-туш-ка» с ударением на втором слоге в болгарском языке! Тепло, мягко и нежно, передавая всю любовь к русским.
Очень давно я узнала от болгар, что любовь к нашему народу они впитывают с молоком матери. Может быть, теперь правильнее сказать, впитывали…
Грустно об этом говорить, но в памяти народа навечно остались именно те русские, которые в 1876-1878 годах помогли свалить ярмо многовекового османского гнета, которые оставили после себя тысячи могил погибших за свободу Болгарии воинов, чьи матери и вдовы возвели на этой многострадальной земле величественные храмы в память о русских воинах-освободителях.
Другие же русские, которые пусть и освободили Болгарию — уже от фашизма — и тоже полегли в боях, как наш Алеша, возвышающийся на холме над прекрасным Пловдивом, — оставили по себе несколько иную память. Закрывали храмы, учили безверию, насаждали атеизм в братской стране, подавали пример безбожия…
Вот такая это странная штука — история. Слава Богу, нас продолжают любить преданно и нежно, вспоминая лишь хорошее. Я говорю об обычных людях, а с ними я делила и корку хлеба, и роскошную трапезу в течение очень долгих лет. Я либо приезжала в эту страну каждый год, либо жила по нескольку лет, в общем, для меня это почти родная земля.

София. Приезд паломников из России

Когда в Болгарию по приглашению священника из Пловдива отца Эмила Паралингова приехали из русского города Вышний Волочек паломники отец Андрей Храмов и прихожанка Богоявленского собора Ольга Николаевна Скрипкина, нас встречали так, словно вся Болгария ждала день прибытия простого русского батюшки и простой русской женщины… Впрочем, а почему бы и нет?
Ведь и мы всегда ждем в Россию Православных своих братьев!
В Софии нас ждали журналист «Церковного Вестника» Александра Карамихалева и 
верный помощник протоиерея Эмила Паралингова иподиакон Иван Каршев.
Они показывали Софию отцу Андрею и Ольге Николаевне, которые впервые посетили Болгарию, но с первых же минут пребывания в этой стране почувствовали на себе тепло, братскую любовь и заботу наших друзей.

Паломники приехали осенью, но мне хотелось рассказывать им о весне, когда Болгария празднует День Освобождения Болгарии от Османского ига. Ведь только рассказав об истории освобождения Болгарии, я могла объяснить нашим гостям, почему же в Болгарии так сильно любят русских…
И вот мы уже находимся в самом сердце болгарской столицы и видим удивительный, поражающий своими размером храм-памятник Александра Невского.
Там нас ждет еще одна встреча. Бывший посол Болгарии в Словакии, профессор Софийского университета «Климент Охридский» Иван Славов пришел, чтобы познакомиться с нашими гостями и рассказать им о своей любви к России.
Рассказываю паломникам, что главный храм Болгарии — собор Александра Невского и русский храм Николая Чудотворца в Софии в День Освобождения не могут вместить всех желающих.
Заходим. Потрясены красотой и величием храма. Народа не очень много.
Пожилой грузин тихонько повторяет молитвы на своем языке — его прадед погиб в Болгарии за ее освобождение. Воевали здесь и гренадерские, и пехотные, и конные полки, донские и терские казачьи полки, Уральского казачьего войска одна сотня, флотские части, понтонные, саперные батальоны, жандармские эскадроны, уланские, драгунские, атаманские полки, да и другие воины со всех окраин великой и могучей России.
Вновь рассказываю о том, как поминают в Болгарии каждый год Третьего Марта русских солдат освободителей, как в каждом храме слышится молитва о России. Как над Шипкой и Плевной стоит поминальный стон. Там шли самые ожесточенные бои. Там стоят русские храмы, построенные, как и собор Александра Невского, вдовами и матерями погибших русских воинов на средства, собранные в России…


Болгарские юноши в форме ополченцев 1878 г.

В каждом болгарском доме чтят память наших воинов. В каждом городе Болгарии улицы городов пестрят русскими именами: ул. Царя Освободителя, ул. Князя Церетели, ул. Генерала Гурко, ул. Генерала Радецкого, ул. Князя Вяземского, ул. Генерала Скобелева, ул. Тотлебена, ул. Генерала-адъютанта князя Николая Ивановича Святополк-Мирского…
Поминают на всех службах русского Царя-Освободителя Александра II, поминают Великого князя Николая Николаевича Старшего, главнокомандующего Дунайской армией, его брата — Великого князя Михаила Николаевича. Поминают не только воинов, но и сестер милосердия баронессу Вревскую, Т. Толбухину, В. Новикову, С.С. Степанову, А. Мороз, А. Сапфирскую, А.А. Никольскую и всех тех, кто не щадил живота своего в боях за освобождение Болгарии.
Специальный корреспондент английской газеты «Дейли Ньюс» Я.-А. Мак-Гахан писал о зверствах турок в Болгарии и о храбрости русских воинов. Когда читаешь его строки, волосы встают дыбом. В июне 1876 года издатель «Daily News» направил Мак-Гахана в Болгарию для расследования ужасов, которые совершались во времена османского ига над болгарами. Мак-Гахан проехал по всей разоренной турками стране, расспрашивал тех, кто остался в живых, и яркими красками описал бедственное положение болгар. Перед фактами, собранными правдивым корреспондентом, смолкли возражения против вооруженного вмешательства России в судьбы балканских славян. Во время войны 1877-78 гг. Мак-Гахан сопровождал русскую армию, присутствовал при первом сражении русских с турками и при переходе наших войск через Дунай; несмотря на перелом ноги, он примкнул к отряду генерала Гурко, шел впереди с генералом Скобелевым, четыре раза лежал в траншеях, больной лихорадкой. В корреспонденциях его, относящихся к этой эпохе, подробно описаны действия русской армии, начиная с боя под Шипкой и до взятия Плевны. Во время переговоров о мире Мак-Гахан умер от тифа в Константинополе (ныне — Стамбул) в 1878 году. Он был женат на русской женщине Варваре Николаевне Елагиной, корреспонденте русских, американских и даже австралийских газет. Журналист умер рано, но успел очень многое сделать для освобождения болгарского народа.
Художник Василий Васильевич Верещагин прошел всю войну с генералом Михаилом Скобелевым, и его полотна без слов говорят нам о тех ужасах, которые испытали наши воины…
Какие имена, какая святость! Низкий поклон всем тем, кто вернул свободу братскому народу. Мы, русские паломники, на святой болгарской земле своими глазами видели, как бережно хранят здесь память о наших предках…
Об этом и о многом другом я рассказывала дорогим моему сердцу русским паломникам, и они со слезами на глазах молились и о павших болгарских братьях, и о русских героях.
Преклоним же и мы свои головы перед их светлой памятью!


Весна в Болгарии

Каждый год в конце февраля понимаю, что в России еще зима. Но душа поет и не соглашается с этим. Потому что в Болгарии уже начинается цветение, распускаются вишни и сливы, солнечно-желтым светом горит придорожный кустарник, скоро розовым туманом украсит города цветущий миндаль…
Православные паломники из Греции и России, из Грузии и Македонии стремятся приехать 3 марта в Болгарию, чтобы почтить память болгарских и русских братьев, отдавших свои жизни за освобождение Православного болгарского народа от османского ига.
Каждый год служил панихиду ныне покойный Митрополит Пловдивский Арсений. Похоронен Владыка Арсений во дворе храма Успения Пресвятой Богородицы в Пловдиве. На храме, возведенном в честь павших русских воинов, отчетливо видна надпись на русском языке: «В память освободителям».
Могила Митрополита Арсения находится среди могил русских воинов, погребенных во дворе храма в далеком 1878 году. Не символично ли это?
Третьего марта 2008 и 2009 года панихиды отслужил уже новый Митрополит Пловдивский Николай.
По сложившейся традиции два батюшки, отец Милен Недев и отец Эмил Паралингов, служат панихиду еще около одного братского захоронения русских воинов.
И звучат слова благодарности русским воинам во всех болгарских храмах.
И наворачиваются слезы на глаза прихожан. Батюшки в этот день говорят о подвиге русского народа. И люди в храмах стоят, склонив головы…

Пловдив. Прогулка по Старому Городу

Но вот наши дорогие паломники из России прибыли в древний Пловдив.
Бывшая столица Болгарии, которая помнит и римлян, и греков, которая величалась Филипполисом в честь Филиппа Македонского, отца Александра Македонского, и на Главной улице Пловдива стоит памятник Филиппу…
Невозможно себе представить Пловдив без Старого Города.
Всем приезжающим в древний Пловдив путешественникам местные жители охотно покажут, как попасть в Старый Город, который пловдивчане несказанно любят. Пловдив расположен на семи холмах, на одном из которых и приютились стекающие к подножию холма улочки Старого Города.
Он величественно возвышается над центральной частью второй болгарской столицы, под римским амфитеатром пробит тоннель, ведущий транспортный поток к реке Марица, а далее, через мост, разделяющий город на две части, к Международной Ярмарке.


Русский священник Андрей Храмов (второй справа) на Богослужении в Пловдивском храме «Старая Петка». На переднем плане — отец Милен Недев.

И вот теперь и отец Андрей Храмов из Тверской области, и прихожанка из Богоявленского собора города Вышний Волочек Ольга Николаевна Скрипкина ступают на римскую брусчатку Старого Города. Мы начинаем наше паломническое путешествие по храмам, расположенным в самой старинной части Пловдива.
Наш путь лежит к митополийскому храму во имя святой Марины, отсюда и начнем мы свою прогулку по Старому Городу. Эта церковь была возведена еще в конце XVIII века, во времена османского ига, но из-за огромных ограничений, наложенных османскими властями, она начала быстро приходить в негодность. Средства на реставрацию, вернее сказать, на сооружение нового храма, горячо любимого горожанами и жителями городов и сел вокруг Пловдива, собирало все население Пловдивской епархии. Строительство храма было завершено в 1856 году под руководством известного тракийского мастера из Брацигово Николы Томчева Устабашийского. С тех пор этот дивный белый храм, разукрашенный синим орнаментом, является неизменным местом поклонения множества паломников, приезжающих из многих стран мира.
Для меня Пловдив давным-давно стал родным и близким городом. Я с удовольствием брожу по его площадям и улицам, здороваюсь со знакомыми, улыбаюсь детям и старикам,
мне здесь хорошо, я здесь своя…
Но и отец Андрей, и Ольга Николаевна Скрипкина сразу же тоже почувствовали себя в Болгарии как дома. Это — родная для нас страна. Просто удивительно, до чего родная!!!
Вместе с нами в Старый Город поднимается замечательный человек, батюшка, друг России отец Милен Недев, а также журналист и фотокорреспондент, филолог по образованию Стоил Владиков, владеющий русским языком и обладающий множеством талантов.
Мы идем и идем по Старому Городу, Стоил непрерывно делает снимки, и каждый дом здесь улыбается нам своей неповторимой улыбкой.
Нас ждет встреча с отреставрированными в конце XIX века древними храмами, и отец Милен рассказывает нам, что началу реставрации храмов древнего города способствовало окончание русско-турецкой войны 1828-1829 годов, когда Россия утвердилась в роли защитника Православных народов в Османской империи.
До освобождения Болгарии от османского ига оставались еще долгие полвека, но в Пловдиве за эти годы было возведено двенадцать Православных храмов, из них восемь уцелели до наших дней в практически неизмененном виде.
Мы не заходили в этот раз ни в кафедральный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, ни в бывший русский храм «Святой Димитр». Наш путь лежит в храмы «Константин и Елена» и храм «Св. Неделя», построенные одновременно в 1830-1832 годах на месте храмов средневековой постройки.
И эти храмы, как и храм «Святая Марина», были построены мастером из Брацигово, но уже другим — обе эти церкви возводил Петко Петков-Боз.
Проходим по удивительным улицам этого «города в городе», спускаемся к «Понедельник-базару», где в древности торговали только по понедельникам, как и в районе Кичук-Париж (маленький Париж), находится «Суббота-базар», где торг шел лишь по субботам. Недалеко от Главной улицы шумит рынок «Четверг-базар», и каждый из этих базаров радует жителей пестротой красок, а огорчает… огорчает, как и во всем мире, ценами.
Но вернемся в Старый Город. От «Понедельник-базара» пройдем к улице Мак-Гахана, названной в честь корреспондента «Дейли Ньюс», рассказавшего миру о зверствах турок, а затем по крутым ступеням поднимемся к прислонившемуся к скале старинному храму «Святая Параскева», настоятелем которого, как вы уже знаете, является протоиерей Эмил Паралингов.
В этой удивительной стране и люди удивительные. Как много замечательных встреч было в этот день. И все люди, как один, говорили, что любят братушек — так продолжают с нежностью называть нас, потомков русских солдат, воевавших за освобождение многострадального болгарского народа от турецкого ига.
Неожиданно Стоил Владиков предложил провезти нас на своем джипе по горам Родопам, и мы с радостью и благодарностью согласились.
Взяв благословение у отца Эмила и у отца Милена, мы отправляемся в путь.
Здравствуйте, горы! Мы едем в другую часть Болгарии, в тихую и спокойную, со страшными пропастями и горными речками, с доброжелательными жителями, готовыми обнять и приласкать нас.
Мы еще не знали в тот момент, что нам предстоят встречи с дорогим батюшкой, иеромонахом Антимом, игуменом Кричимского монастыря, что мы доберемся почти до границы с Грецией, посетим храмы в Широкой Лыке и в Чепеларе, что сумеем приложиться к святым иконам Бачковского монастыря, возведенного в сердце Болгарии грузинскими князьями братьями Бакуриани, что сумеем полюбоваться на крепость царя Асена над городом храмов и монастырей — Асеновградом, который очень полюбится отцу Андрею, и только тогда снова вернуться в Пловдив, такой древний и такой молодой. Все было впереди.

Кричимский монастырь Рождества Пресвятой Богородицы

Когда батюшка Антим увидел на пороге своего монастыря в горах нашу немногочисленную группу, он был безконечно счастлив. Если мы со Стоилом постоянно приезжаем к нему, то отец Андрей и Ольга Скрипкина были здесь впервые. Они уже были наслышаны и о монастыре, и о иеромонахе Антиме, который совершенно один обитает в монастыре в горах, но Господь впервые послал им встречу с удивительной доброты батюшкой.
Объятия, расселение нас в кельи, которые батюшка подготовил к нашему приезду, молитвы в храме, трапезы в саду, откуда видны горы и снова горы, и облака над горами, и на одной из вершин — каменный валун, напоминающий орла. Это раньше в нем видели орла. Так его все и величали. А вот отец Андрей и Ольга Николаевна вмиг распознали в нем согбенного монаха, чем-то напоминающего преподобного Нила Столобенского.
С тех пор и отец Антим величает этот валун русским монахом.
У батюшки теперь в храме много русских икон — дарения наших паломников.
И он так рад, что у него есть мы.
Когда Стоил привозит меня одну к батюшке, он с грустью в голосе спрашивает, а где же отец Андрей и почему же не приехала ставшая ему родной и близкой Оленька Скрипкина. Однажды, когда Скрипкина позвонила мне из России, я как раз находилась у отца Антима. Он взял трубку. Голос его дрожал, в глазах стояли слезы: «Приезжай, Оленька», — только и мог произнести он.
Батюшка построил новую келью для отца Андрея и других священников из России. Он очень ждет всех нас. Именно он и сказал так трогательно и проникновенно: «Болгария ждет вас, братушки!»
Все в монастыре напоминает нашему дорогому батюшке о русских паломниках. Вот инжир у храма, с которого Ольга Николаевна впервые в жизни собирала плоды, смеясь, удивляясь, радуясь. Инжир в Болгарии называется «смукиня» (смоква). Напитались мы этой зрелой, мягкой, вкусной смукиней с преогромным удовольствием…
Теперь отец Антим не перестает повторять: «Вот приедет Оленька, смукини будет рвать и радоваться, как дитя малое!»
Козочки в загоне снова напоминают ему о русских паломниках, ведь мы им хлебушек давали. Собачке Поличке приносили угощение, черного кота баловали, с овечками беседовали, удивляясь тому, что отец Антим один со всеми своими животными управляется, делает очень вкусный сыр из козьего молока, варит огненные похлебки из чечевицы и фасоли, хлеб печет, варенье варит… Сказка, да и только!
В этом году зима в Болгарии неожиданно оказалась и вьюжной, и снежной.
Дорогу в монастырь занесло, батюшка был совсем один. Говорит, что его согревала мысль, что русские снова приедут, и не только те, которые были у него, но и другие, за которых он молится. Я ведь отдала ему очень много записочек из России.
И ежедневно в горах несется ко Господу молитва болгарского батюшки о русских людях… О России. Он ждет нас. Ждет всегда…

Дорога среди скал все равно ведет в Пловдив

Наши поездки в Хасково и другие города, в Бачковский монастырь послужат для следующих рассказов о Болгарии. А сейчас мы снова вернемся в Пловдив.
Отец Эмил и матушка Анна ждут нас в гости на трапезу, и маленькая Вайя, их дочь, названная так в честь Вербного Воскресенья, дня ее появления на Свет Божий, сразу же попросится на руки к отцу Андрею и ни за что не захочет слезать с его рук.
Матушка Анна показывала нам иконы, написанные ею собственноручно, она ведь зограф, иконописец. Трапеза, беседы с отцом Эмилом, игры с детьми, Ваечкой и ее старшим братом Стефаном, заставляют наших паломников забыть о том, что они находятся в гостях в чужой стране…
Да и можно ли назвать чужой страной — Болгарию???
Снова и снова дорогой наш друг Стоил будет возить нас по Болгарии. Он знает просто каждый ее уголок. Мы будем в Старом Городе в небольшом ресторанчике праздновать мой день рождения, и все те батюшки, в сослужении с которыми служил наш отец Андрей в Болгарии, будут петь мне «многая лета», а мы с Ольгой Скрипкиной будем ронять от волнения слезы… Все это было. Невозможно перечеркнуть в памяти эти дни.
Уже давно уехал из Болгарии отец Андрей, а над Пловдивом развевался огромный плакат-фотопанорама, на котором был изображен простой русский батюшка — отец Андрей Храмов, бьющий в колокол часовни высоко в горах и словно парящий над Болгарией…
Это проходила в Пловдиве персональная выставка Православного фотожурналиста Стоила Владикова.
Весна наступает… Не пора ли в Болгарию, дорогие мои?

Ольга Мальцева-Арзиани

г. Москва — Болгария.

Фото Стоила Владикова, Болгария, и Ольги Мальцевой-Арзиани.

18.03.2010
1061
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru