Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Православие и интернет

Церковь осваивает новые средства коммуникации.


18 марта в Москве состоялась конференция "Религия и Церковь в информационном обществе". Конференция была организована Центром развития информационных технологий, Министерством информационных технологий, администрацией президента РФ и Федеральным собранием. Фактически государство обратилось на этой конференции к Православным с просьбой помочь государству контролировать интернет. Но священники неожиданно отказались. Представители Церкви заявили, что свободное информационное пространство не потому так разрушительно для общества, что свободно, а потому, что общество не хочет думать ни о чем, кроме денег.
Открывал конференцию, министр информационных технологий Леонид Рейман сказал, что у благ прогресса есть оборотная сторона.


— Это технология, позволяющая манипулировать людьми, — безпокоился министр. — Я всегда выступал против регулирования интернета, но это не значит, что ничего не нужно делать в этом направлении.
Далее он просил религиозных деятелей пропагандировать программы, ограничивающие доступ конкретного пользователя интернета к информации о насилии и порнографии. Министра поддержал директор Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян. Он призвал наполнить интернет программами толерантности, но и ввести ограничения.
— Есть китайская модель, — сказал академик, — когда на интернет фактически вводится цензура. Можно принять эти правовые и этические нормы, некий кодекс, который обязывал бы всех, кто размещает информацию в интернете, соблюдать некие общие нормы.
Заместитель председателя отдела внешних связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин сказал, что государство и общество смогут победить царящую в интернете бездуховность, только если признают сами что-нибудь, кроме экономического процветания и материального благополучия.
— Даже если религиозное мировоззрение считать одним из многих мировоззрений, — сказал протоиерей Чаплин, — то тогда и заботу об экономическом процветании надо признать всего лишь одним из мировоззрений, имеющих право на существование. Дело не в том, чтобы вводить в интернете цензуру, дело в том, чтобы ставить на уровне общенациональных СМИ вопрос о смысле жизни человека. Надо выработать не систему запретов, а положительный идеал, ради которого стоило бы жить и работать, иначе мы погибнем, даже если у нас будет самая сильная в мире власть и самая дорогая в мире нефть.

"Для того, чтобы наладить работу Интернета, следует регулировать отношения между его производителями и его потребителями, — сказал министр информационных технологий Леонид Рейман на встрече с учеными в президиуме Российской Академии наук. — Это возможно через закон о СМИ".
Министр также отметил, что с засильем порнографии и рекламы можно бороться путем установления специальных недорогих программ. "У нас в министерстве стоят такие программы, которые запрещают вход на тот или иной сайт, они стоят недорого и вполне доступны каждому", — сказал он, посоветовав таким образом запрещать на рабочем месте пользоваться теми или иными сайтами.
Министр информационных технологий и связи РФ Леонид Рейман заявил, что государство должно ужесточить наказание за распространение противоправной информации в Интернете
«Государство должно решать эту проблему ужесточением наказания за противоправные действия в сети», — заявил министр, отметив, что сейчас в сети гражданское право практически не действует. Однако, по его словам, государство обязано позаботиться о духовном здоровье граждан, в первую очередь, детей. «Государство должно противодействовать распространению в сети негативных проявлений, в том числе пропаганды насилия, порнографии, вредоносных программ», — сказал Рейман.
При этом министр отметил, что ключевую роль в борьбе с негативными проявлениями в сети может сыграть сотрудничество государства с традиционными религиозными конфессиями. «Религиозные организации могут внести свой вклад в борьбу с распространением противоправной информации», — считает глава Мининформсвязи. «В условиях такой большой и многоконфессиональной страны, как Россия, информационные технологии и связь не на словах, а на деле являются важнейшим фактором объединения людей и стимулирования гражданского общества. Очень важно использовать новые технологии на благо», — подчеркнул Рейман.

Недавно я обнаружил, что на моем новом компьютере (заменили недавно) слово интернет вдруг стало писаться с большой буквы. Само! А когда я, почуяв неладное, стал это слово «смирять» до строчной, то увидел, что под словом этим стала появляться красная черточка: мол, ошибка. Раньше такого не было, и вот… Раз уж слово это стало писаться, вопреки правилам правописания, как имя собственное, пора и нам начать осмыслять это явление. Тем более, что наше Священноначалие уже не первый год призывает Православных активно осваивать виртуальное пространство. И мы осваиваем по мере сил.
Православие в интернете уже никого не удивляет. Там, где условия более-менее равные, у нас больше шансов заявить о себе. А интернет, несмотря на усилия, предпринимаемые с разных сторон, является все еще самым независимым и демократичным СМИ. Законы тут почти не действуют, никакие. Ни международные, ни местные. А только невидимые, из тех дел закона, что написаны в сердцах (Рим. 2,15) у всех людей. И общество, вглядываясь в интернет, имеет счастливую возможность увидеть себя со стороны таким, какое оно и есть на самом деле. Если из 700 млн. пользователей интернета более половины — посетители порнографических сайтов; если находятся (и, по-видимому, немало) желающие заглянуть на сайты детской порнографии, если уже появился виртуальный «клуб самоубийц», то выводы делайте сами. С другой стороны, если Православные сумели без всякой помощи государства (точнее — государств) отвоевать свой островок в этом бушующем виртуальном море; если появилась новая, доселе невиданная форма соборности — Православный интернет-форум; если созданы крупные религиозные порталы, уже не имеющие бумажного носителя (например, сайт «Православие» Сретенского монастыря), если давно отшумели первые свадьбы Православных, встретившихся в религиозном интернет-пространстве, и даже их дети уже приняли крещение, — то и этот феномен нуждается в осмыслении.
Сначала о точках соприкосновения. Интернет, как и Христианство, направлен ко всему человечеству — без различения границ, языков и народов. И потому использование сети для Православной проповеди отвечает вселенским задачам нашей веры. Ни один журнал, ни одна даже радиостанция не могут быть приняты сразу ВЕЗДЕ. А интернет достигает этого легким нажатием клавиши.
Интернет-пространство пока еще находится вне зоны охвата какой-то одной господствующей идеологии (что это явление временное — видно хотя бы по выступлению Реймана, который озабочен, похоже, именно этой свободой). Церковь тоже не связана жестко ни с какой идеологией, ни с каким государственным устройством, ни с каким общественным строем. Она везде — и при социализме, и при глобализме, и при маоизме — Одна и Та же. И эта свобода делает интернет очень удобным для проповеди Христианства. Ведь «забота» государства о Православии в современных условиях чаще всего оборачивается невыгодным для Церкви компромиссом именно в той сфере, где этот компромисс менее всего уместен. В сфере духа. И раз интернет находится вне зоны государственного контроля, это дает уникальную возможность для свободной проповеди Православия. Без оглядки на ложно понимаемую «толерантность» (см. выше в выступлении академика Чубарьяна как раз об этом). А относительно малая затратность этого способа миссионерства в современных условиях (по сравнению с дорогостоящими телевизионными каналами и другими СМИ) и вовсе делает интернет самым удобным средством для Христианской проповеди. Так что в призыве Воскресшего Христа: «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк, 16, 15), — первое делать уже как будто не обязательно. Интернет пройдет «весь мир» за нас. А нам остается лишь проповедовать…
Ну, и последний плюс — относительно высокий образовательный и интеллектуальный уровень современных Православных (по крайней мере, в мегаполисах). Это интеллектуальное лидерство нашей Церкви над другими российскими конфессиями хотя и не безспорно (в сравнении, например, с малочисленной, но весьма образованной иудейской общиной), все же дает определенный перевес в пропаганде Православных ценностей в интернете. Мусульманские и протестантские сайты пока не заняли такого же веса в общей русскоязычной религиозной интернет-массе, как наши.
Теперь о минусах. Они тоже очевидны. Это ограниченность проповеди по возрасту (интернет в основном активно осваивает молодежь, а пожилые люди практически находятся вне его охвата), и уровню достатка и образованности. Это пока еще средство связи не для неимущих. И это надо учитывать в интернет-проповеди. Но современные Православные молодые люди в основном уже не мыслят своей жизни без интернета. И для них это новое средство коммуникации настолько естественно, насколько и необходимо. А ведь они станут определять нашу церковную жизнь всего через какие-то пять-шесть лет!
Интернет затрагивает в основном рациональную сферу восприятия человека, влияет на рассудок, почти не задевая сердца. А Православие это религия сердца. Интернет в основном апеллирует к разуму и работает с фактами, а не с эмоциями. А ведь все две тысячи лет Православие в первую очередь своей огненной проповедью зажигало именно сердца людей. Взрощенные в этих виртуальных теплицах с духовного «детства», «интернет»-Православные рано или поздно могут внести в Церковь чуждый Ей дух рационализма, рассудочности, интеллектуализма за счет сердечной обращенности к Богу. И это может еще более усилить общее духовное оскудение. «Тонкие» вещи уже вряд ли заденут заядлого интернетчика. Не возмутит его ни собака в храме, ни парафиновые свечи, ни даже, боюсь, новый календарный стиль…
Но главная беда — это девальвация духовных ценностей. При легкой доступности любой информации о Православии постепенно будет подменена и девальвирована ИСТИННАЯ ЦЕННОСТЬ Православных святынь. Зачем совершать паломничество к святыне, когда так просто «посетить» сайт с подробным описанием и иллюстрациями? Зачем идти на исповедь к духовнику, когда так легко анонимно «исповедоваться» виртуальному «батюшке» на форуме? Зачем трудиться над постижением святоотеческих книг, когда в интернете тебе все доступно и просто растолкует такой же, как и ты сам, неофит? Переизбыток информации, которую выплескивает интернет, можно сравнить с ситцуацией, когда вы подошли к автомату газированной воды с целью выпить всего стакан, а вместо этого вам в лицо хлещут этой газировкой из бронсбойта… При вкушении плодов виртуальной религиозности люди могут постепенно потерять восприятие того, что иеромонах Серафим (Роуз) называл «ароматом Православия».И Православным в интернете надо много молитвенно трудиться, чтобы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, а не номинально лишь, обжить новое интернет-пространство. Чтобы ценности, доносимые посредством компьютера, были не искаженными, не мнимыми, а подлинными и спасительными. Пока же Православный Интернет представляет собой как бы неосвященный храм. Вроде бы и иконы по стенам уже висят, и люди как будто молятся, а как-то еще не так, неуютно, не намолено…
Интернет представляет серьезную угрозу и для иерархического устройства нашей Церкви. Ибо этот новый способ коммуникации по сути ломает традиционное, освященное Преданием административное деление нашей Церкви. Церковная иерархия жестко построена по географическому признаку. Интернет же экстерриториален. По чьему благословению вышел в мировое пространство тот или иной сайт? Кто благословил на проповедь того или иного интернет-соловья? Церковь рискует потерять контроль над проповедью и миссионерством, когда этим, по сути, сможет заняться едва ли не каждый, считающий себя созревшим для таких дел. Если в Церкви всегда был наиболее авторитетен голос Епископа, священника, монашествующего, то в электронных СМИ гораздо слышнее голос мирян, к тому же по возрасту часто еще не достигших планки «учительства» (в Ветхозаветной Церкви — 30 лет)… И это создает во многом новую ситуацию. Церкви придется вырабатывать какие-то совсем новые формы духовного контроля над интернет-ресурсами. Это, конечно, не может быть традиционной цензурой. Но почему бы на официальном сайте Московской Патриархии не предупреждать Православных о том, что некоторые сайты являются «православными» лишь по виду, тогда как начинка у них оккультная, раскольническая или еще какая?.. Иначе может получиться, как с недавним сайтом некоего «священника» Моленко из Канады. Его смелые, но отнюдь не святоотеческие толкования Апокалипсиса довольно долго удерживали этот сайт на первых местах русскоязычного религиозного интернета… А некоторые «старцы» из особо продвинутых уже начали вовсю раскидывать интернет-паутину для уловления неокрепших еще молодых душ…
Демократизм, мнимое интернет-активное равенство проповедника с его «паствой» сможет стать огромным соблазном для многих, а сам интернет превратится в главное коммуникативное средство апокалиптической «лаодикийской» (то есть, в переводе, «демократической») Церкви. Если вслед за технологическими возможностями сюда не придет подлинное горение устремленных к Богу сердец, не начнется подлинное молитвенное освоение этого все же не только нового, но и по духу пока еще чуждого для Церкви пространства. Нужно много молиться, чтобы для Православных эти виртуальные миры стали бы не источником соблазна, а источником подлинного духовного общения в Истине и любви. Ростки такого трепетного Православного интернет-братства уже сейчас можно увидеть на некоторых Православных форумах, и это важное свидетельство того, что и интернет может быть преображен Православной молитвой ко Господу Иисусу Христу и Его Пречистой Матери.
Интересна дискуссия о том, нужен ли Православному Интернету (вслед за католиками) свой святой-покровитель? Мнения высказывались разные — «сделать» таким покровителем Святителя Феофана Затворника (скорее всего, по чисто внешнему признаку: он сидел в уединенной келье, но в письмах общался со всем миром), или Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, тайнозрителя и автора Апокалипсиса… Но в этой дискуссии позабыли о «пустяке» — а хотят ли эти святые освящать интернет-пространство? Может быть, лучше подождать с директивами на этот счет и постепенно ВЫМОЛИТЬ для нашего интернета такого покровителя? А будущим церковным пастырям в семинариях начать разъяснять, что вместе с новыми информационными технологиями в нашу жизнь вошли и новые грехи, хотя и происходящие в виртуальном пространстве, но на душу согрешающего влияющие вполне реально…
Теперь поговорим о свободе. Почему же всегда столь послушное государству церковное Священноначалие на этот раз сказало жесткое «нет» министру связи в его попытке втянуть Церковь в борьбу за контроль над интернетом? Да потому, скорее всего, что за риторикой о засилии порнографии и уголовщины в сети скрываются далеко идущие планы. Если уж государство так сильно обезпокоилось нравственностью, то почему не запретит растленные плакаты на наших улицах, стриптиз-клубы в мегаполисах, похабные рекламные заставки на телеэкране и пр.? Почему любая попытка пресечь эти расхристанные проявления встречает жесткий отпор не только со стороны либералов от СМИ, но и со стороны чиновников разных уровней? Почему не прошли «поправки» к закону о СМИ, запрещающие показ сцен насилия и порнографии на телеэкране? Почему раздражает власть именно интернет, а не, например, все еще самый доступный для россиян телеэкран? Наверное, не только своей нравственной распущенностью (с этим-то, к сожалению, чиновники легко научились мириться). Раздражает государство принципиальная независимость интернета. А это дает возможность пропагандировать через интернет те ценности, которые ему, государству, кажутся сегодня (или покажутся завтра?) нетолерантными. В некоторых случаях речь идет действительно о мерзких и даже преступных сайтах. Но Церковь слишком хорошо помнит о том, что аппетит у государства приходит как раз во время еды. И какая идеология покажется ему не по вкусу после очередных выборов, — неизвестно. А Церковь, похоже, хотят использовать как прикрытие в этой вполне объяснимой борьбе за власть над умами и душами людей, чтобы при нехорошем раскладе «спихнуть» на Нее ответственность за происходящее… На этот раз не вышло. А на вопрос министра, как быть с интернетом, можно ответить старинной русской пословицей: «нечего на зеркало пенять, коли рожа крива». Что и перевел с русского языка на толерантный протоиерей Всеволод Чаплин.

На снимке: Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл знакомится с Православными интернет-ресурсами.

Антон Жоголев
01.04.2005
Дата: 1 апреля 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru