‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Спецпаек для Матронушки

Фильм «Мария. Спасти Москву» искажает духовный смысл важнейших событий Великой Отечественной войны.

Фильм «Мария. Спасти Москву» искажает духовный смысл важнейших событий Великой Отечественной войны.

При чтении на церковнославянском Псалтири человеку неподготовленному бросаются в глаза непонятные и на первый взгляд даже шокирующие слова: «Ложь конь во спасение» (Пс. 32:17). И сколько ни объясняй любителям кощунственно оправдывать ложь ссылками на Священное Писание, все равно находятся защитники буквалистского и потому искаженного прочтения. А ведь слова эти грубо вырваны из священного текста и имеют совсем иное значение. А значение такое: неправда, что конь поможет тебе избежать опасности, когда Бог эту опасность попускает. В общем: ах, обмануть меня не трудно, раз сам обманываться рад (чуть перефразирую поэтическую строчку).


Кадр из фильма «Мария. Спасти Москву».

А начал я об этом в связи с недавно вышедшим на экраны фильмом «Мария. Спасти Москву» (режиссер В. Сторожева). В нем, в этом фильме, всё, считай, экранное время аллюром скачет по головам зрителей все тот же пресловутый «конь во спасение» - топчется по нервам, по здравому смыслу, грохочет копытами по нашим лучшим патриотическим чувствам… Создатели фильма поставили перед собой задачу силой художественной убедительности выдать мифологию за правду. Подсластить историческую пилюлю до полного ее растворения во лжи. И делалось это якобы с благой целью примирения вопиющих идеологических противоречий в советской истории (эти противоречия и правда снимаются, но на гораздо большей глубине - куда эти весьма поверхностные кинематографисты даже и не подумали заглянуть). Историческая рамка фильма - великая битва за Москву зимой 1941/42 года. Вот и решили создатели киноленты зачем-то добавить к эпохальному и к тому же юбилейному событию внешнюю «церковную» сусальность. И для этого грубо и беззастенчиво имплантировали в историческую правду весьма далекую от Православия мифологию, имеющую к действительности примерно такое же отношение, какое ложь имеет отношение ко спасению. То есть никакого отношения не имеющую.

В осажденной фашистами Москве принимает страждущих блаженная Матрона. За ней зорко, но в общем-то довольно благосклонно наблюдают сотрудники НКВД. Ведь времена военные, горя вокруг много, и потому безбожная власть людям дозволяет чуть больше, чем в обычные времена. Чекистка Мария Петрова направляется к Матронушке, чтобы выведать, не сеет ли та пораженческие настроения (нет, не сеет), а блаженная целует ей руку как будущей «спасительнице Москвы».

Вскоре с подачи бдящих «органов» Сталин узнаёт о Матроне. Выбеленный в фильме чуть ли не до степени «радетеля за народ», Берия с весьма фальшивым «грузинским» акцентом сообщает Главнокомандующему, что в связи с войной в оставшихся незакрытыми московских храмах увеличилось число прихожан, что, в общем-то, объяснимо. Но тут еще блаженная выискалась, людям будущее предсказывает… И Сталин тут же едет к ней.

Такой показали в фильме Блаженную Матронушку.

Если первое появление Матроны в кадре отдавало еще хоть какой-то правдивостью (это когда старицу посетила агент-осведомительница), то вторая сцена с ее участием, встреча со Сталиным, когда он в сопровождении автоматчиков приехал к блаженной узнать об участи, уготованной Москве, - отдает невероятной фальшью. Понимаешь с первого кадра, что все тут «от и до» - сплошная выдумка. Но хотя бы к образу Матронушки в киноленте особенных претензий нет, подлинная святость и здесь себя отстоять сумела. Оказалось весьма оправданным, что Матронушку показали в фильме за легким пологом, правда, топорно объяснили в кино это тем, чтобы она своей слепотой людей не пугала. И таким приемом несколько отдалили ее образ от зрителей, иначе все мы занозили бы свои души еще одной болью - от лицезрения искаженного изображения режиссером святого и дорогого для нас всех образа Блаженной Матроны Московской. И вот Сталин с дрожью в голосе спрашивает ее, сдадим ли Москву. - «Красный петух победит черного», - успокаивает его блаженная (насчет «петуха» создатели ленты поскромничали, вообще-то речь в таких вот библейских случаях идет о «красном драконе» - но здесь не политкорректно получилось бы, вот и на скорую руку придумали про «красного петуха» - обычно это символ пожара). Блаженная требует от Сталина ослабить гонения на веру, «разрешить молебны» (почему именно молебны, а не, например, панихиды, ума не приложу), и в конце советует обнести вокруг Москвы Крестным ходом почему-то непременно Тихвинскую икону Божией Матери, которая находится на оккупированной немцами территории (почему бы не с Владимирской иконой пройти, которая была под боком, в Москве - по сюжету совершенно не ясно, видать, автор сценария слышала какой-то весьма отдаленный звон, но не знала, где он).

И вот за иконой в стан врага отправляется опергруппа во главе с все той же симпатичной и строгой младшим лейтенантом, которая, оказывается, еще и дочь расстрелянного священника, отрекшаяся от своего отца. И вот она в том храме на оккупированной территории то ли в Порхове, то ли в Волхове, как-то весьма глухо прозвучало, опять сценаристы «плавают», похоже и сами не знают, где именно Тихвинскую нужно бы поискать! А почитали бы - у подлинной Тихвинской иконы Божией Матери история куда более удивительная, чем кинопридумка. Там она знакомится с местным «попом» (не знаю, как его по-другому и назвать-то), который по совместительству еще и секретный сотрудник НКВД. После многих приключений икона привозится в Москву. И вот уже мы видим на экране, как икону несут несколько перепуганных батюшек - в окружении вездесущих представителей все тех же органов. И в этом фальшивом и никогда не существовавшем «крестном ходе» несут икону к самолету, чтобы с ним облететь Первопрестольную. Москва спасена, о чем тут же информируют Матронушку. Так, по версии создателей фильма, проходила оборона Москвы.

…Ну и Сталин, конечно, не забыл отблагодарить старицу. К ней вновь наведывается сотрудник НКВД, на этот раз со спецпайком. Блаженную, надо полагать, как особо ценного «агента», решили поставить на довольствие, включить в систему спецраспределения пайков. Доставили ей хлеб и селедку, мол, кушай, блаженная, да погорячее молись о советском народе!

Вначале я, было, заволновался, вдруг да фильм, основанный отнюдь не на реальных событиях, окажется художественно добротным. Ведь кино - это в сконцентрированном виде «магия искусства», и ему многое под силу. Но как бы не так!.. И в этот раз ложь не смогла осилить правду. Фильм получился ниже некуда. Ни одного живого образа. Сталин хотя и показан нейтрально-сочувственно, его образ в этом фильме вызывает лишь недоумение. И насколько же надо быть духовно незрячими нашим доморощенным «православным сталинистам», чтобы с восторгом вцепиться в этот совершенно картонный, по сути карикатурный образ? Все тут сшито белыми нитками да на скорую руку. Только главная героиня (М. Луговая) «попала в образ» этакой советской «янычарши» - чекистки «с церковным прошлым». Но тоже и она то и дело переигрывает и впадает в фальшь. (К слову, на улицах Москвы 1941 года девушки еще не могли прилюдно курить - не тот был нравственный климат в стране, опять режиссер напутала чего-то в датах.) Но она-то хотя бы старалась играть. А другие и вовсе спустя рукава что-то там вполсилы изображали. И больше всего претензий к артисту Артуру Смольянинову, пытавшемуся сыграть «попа»-чекиста. Этот интересный актер непременно бы справился, и не хуже Маковецкого, с ролью священника на оккупированной территории (см. фильм «Поп»). Справился бы он и с ролью офицера НКВД, заброшенного в стан врага. Но вот с ролью священника и одновременно сотрудника НКВД справиться ни он, ни кто другой не в силах. Потому что одно с другим просто несовместимо. Это не значит, что в те годы не было среди пастырей таких, кто по слабости под лютым давлением подписали согласие на сотрудничество и стали осведомителями, увы, такие были, что уж греха таить (хотя и совсем не в тех масштабах, как это нам порой преподносится). Но всегда этот скорбный путь пролегал через личную катастрофу. И часто заканчивался страшным финалом. А тут... другое совсем. Для «кинопопа» оказалось главным отнюдь не служение в храме. Он так и остался оперативником «в рясе», а вся эта поповская атрибутика лишь для работы под прикрытием. Такого явного поклепа на священство (заметьте, к тому же и под благовидным предлогом) в кино мы еще не видывали! Когда по сюжету чекисту в рясе нужно было для конспирации напялить на себя мирскую одежду и сбрить бороду (которую тоже и носил он, надо полагать, для конспирации, только в других условиях), сделал он это с превеликим удовольствием. Словно наконец-то освободился от последнего груза церковности, который все-таки тяготил. И уже зажил на экране нормальной жизнью обычного офицера НКВД. Это ли не хула на священство? Это ли не поцелуй Иуды от создателей «патриотической» киноленты? Такой провал граничит с позором. Как же вам не стыдно снимать такое?

Столько уже лет отечественные кинематографисты топчутся вокруг да около Православной темы в кино, и до сих пор толком даже креститься не научились на экране. В этом есть что-то неслучайное. И дело не только в отсутствии таланта (с которым тоже негусто). А в отсутствии подлинной веры. Когда есть талант, то и ложь можно на экране как бы превратить на одну секундочку в правду (опять же действует «черная магия» кино). Как это давным-давно проделал великолепный Михалков в «Рабе любви», когда его героиня бросает отнюдь ведь не большевикам в лицо, а как раз их гораздо более гуманным, хотя и тоже не в белых перчатках, противникам: «Господа, вы звери!..» Или вот удалось же Петру Мамонову однажды то, что другим не под силу - потому что был он Православным человеком не в кино только, а в жизни тоже. А тут - ни веры, ни таланта большого. Даже толком в храм войти не могут артисты. И уж возле иконы «танцуют» в кадре, словно какие-то папуасы перед идолом. А ведь не было у них задачи как-то бросить тень на нашу веру, даже наоборот…

Тему Сталина сейчас беру - она заслуживает серьезного разговора. Но больно и грустно наблюдать, как множество далеко не теплохладных православных людей впали в морок «стокгольмского синдрома». Ведь большего вреда причинить Православной Церкви у нас в стране, чем это было за годы правления Сталина, еще ни одному правителю не удавалось. Включая и хана Батыя… И тем ее менее в этом фильме со всей прямотой прозвучало: «Ты Сталина не трожь!» (раньше такое говорили про Ленина). А с недавней историей нашей страны стали обходиться, как кому вздумается. И это не кончится добром. Ведь история - сохраненный опыт поколений, и любое сознательное искажение прошлого может аукнуться катаклизмами в грядущем.

В титрах фильма указывается, что снимался он при частичной финансовой поддержке Министерства культуры РФ. И для меня это вопрос, а надо ли государству поддерживать такие фильмы. Да, наша Церковь вместе со всем народом участвовала в Великой Отечественной войне. И благодаря молитвенному подвигу всего народа выковывалась Победа. Да, в те годы все патриоты страны, от Блаженной Матронушки и до Сталина, от священника на сельском приходе и до оперативника на задании - были едины в стремлении к Победе. Но изображать дело так, что в годы войны все идеологические противоречия были забыты и, словно в раю, тогда лань паслась рядом со львом и ягненок лежал рядом с волком на тучных пастбищах советского парадиза, - нечестно и неправильно. И к тому же оскорбительно для памяти умученных в ГУЛАГе Православных верующих. Велик был подвиг нашего народа в годы Отечественной войны, общая беда сплотила и объединила всех, невзирая на различия в идеологии. Наш народ проявил в годы испытаний сплоченность и духовное единство. И это народное единство привело к победе сначала под Москвой, а потом и в Берлине. И случилось это не благодаря всем этим довольно далеким от правды мифам. А вопреки тем напластованиям лжи, которые только мешали нашему единству. Но молилась Матронушка, молились десятки русских святых, молились сотни тысяч Православных, - и враг отступил. Москва была спасена. С нами Бог! И это и есть самое главное наше чудо.

Антон Жоголев.

8 марта 2022 г., память Блаженной Матроны Московской.

55
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru