Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Памяти Пастыря

Сотни людей обращались к нему за помощью в самые трудные минуты жизни, и его молитва действительно творила чудеса…


8 мая в Самарском военном госпитале скончался духовник Самарской епархии, клирик Петропавловской церкви г. Самары митрофорный протоиерей Иоанн Букоткин. Ветеран и инвалид 2 группы Великой Отечественной войны, кавалер Ордена Славы, двух орденов Великой Отечественной войны, старейший священник Самарской епархии, — отец Иоанн стал известен тысячам самарцев как подвижник Православия, духовидец, старец, имеющий особый дар утешения. Сотни людей обращались к нему за помощью в самые трудные минуты жизни, и его молитва действительно творила чудеса… Похороны самарского батюшки проходили 10 мая при большом стечении народа. Панихиду служил Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий в сослужении более тридцати священников Самарской епархии. Известного пастыря похоронили на одном из самых почетных мест в городе — на территории Иверского монастыря, рядом с могилой известного государственного деятеля, Самарского городского головы, участника Русско-турецкой войны 1877-78 гг. Петра Владимировича Алабина. Это — знак особой признательности горожан жизненному подвигу самарского священника. Многие духовные чада отца Иоанна считают, что его могила со временем станет одним из памятных мест города, чтимой самарцами святыней…

Протоиерей Иоанн Андреевич Букоткин родился 26 сентября 1925 года в деревне Полухино Аркадакского района Саратовской области в семье колхозника. В 1944 году он ушел на войну, служил в войсках 3 Белорусского фронта и был тяжело ранен под Кенигсбергом. Награжден орденами и медалями. После демобилизации работал учетчиком в колхозе. В 1948 году поступил в только что открытую Саратовскую Духовную семинарию, которую окончил в 1952 году. В этом же году рукоположен в сан иерея Архиепископом Саратовским и Астраханским Филиппом. Направлен на служение клириком Покровского кафедрального собора г. Астрахани. В 1954 году переведен в Свято-Никольский храм г. Камышина. В 1959 г. назначен клириком, а впоследствии настоятелем Успенского храма г. Боровичи Новгородской епархии. Много лет являлся Благочинным. В 1971 г. по настоянию епископа Куйбышевского и Сызранского (впоследствии Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского) Иоанна (Снычева) переведен в Куйбышевскую епархию и назначен клириком Петропавловской церкви г. Куйбышева, где и служил до последних дней своей жизни.
В 1994 г. по благословению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия протоиерей Иоанн Букоткин становится духовником Самарской епархии. В 1995 г. он назначен духовником Самарского Епархиального Духовного училища, а потом Самарской Духовной семинарии. В 1999 г. протоиерей Иоанн Букоткин становится духовником Православной газеты «Благовест».
18 апреля священник был госпитализирован. А 8 мая, только что причастившись Святых Таин, в 13.20 отошел ко Господу. Вечная ему память!

Я познакомился с отцом Иоанном сравнительно недавно, около пяти лет назад. Но все же история его отношений с «Благовестом» началась задолго до нашего знакомства…
В далеком уже июне 1991 года, когда готовился к выходу самый первый номер газеты «Благовест», мне, неофиту, только вступающему на церковную стезю, пришла в голову дерзновенная мысль — вести в газете рубрику «Десять праведников». И в ней рассказывать о тех людях, чьими молитвами, трудами и подвигами стоит богоспасаемый наш град… Сейчас-то я понимаю, насколько самонадеянной была эта задумка! Мне одному, едва переступившему церковный порог, предстояло решать: кто же эти самые десять праведников?! Не знаю, как это случилось, но только в первом же номере газеты первым же персонажем этой рубрики стал совсем не знакомый мне старенький священник. Я только раз увидел его в Петропавловской церкви — маленького, доброго, с каким-то по-отечески ласковым просветленным лицом, — и сразу отчего-то подумал: «он»!.. А вскоре наш фотограф, по невероятному стечению обстоятельств, принесла в редакцию только что сделанную серию фотографий именно этого священника. Надо ли говорить, что это был наш дорогой батюшка, протоиерей Иоанн Букоткин?!
Видно, Господь указал на него Своим перстом. И мне оставалось лишь констатировать: «Да, праведник. Первый из десятка…»
Я познакомился с отцом Иоанном в Великую Субботу 1995 года, когда приехал в Петропавловскую церковь святить куличи. Отец Иоанн что-то уже слышал обо мне; благословил, потом слегка пожурил за рассказ в газете о «херувимском пепле», имеющем особую благодатную силу (записанный со слов другого, тоже мной глубоко уважаемого и, увы, тоже уже умершего священника). А потом, взглянув на меня проникновенно, неожиданно сказал: «Искушения чаще всего не тогда бывают, когда мы постимся, молимся, а когда их не ждем. Когда расслабляемся…»
В праздники мне пришлось пережить тяжелое искушение. Вот и вспомнились мне слова отца Иоанна.
Вскоре после той встречи я увидел удивительный сон. Как будто я сдаю экзамен по… Православию. Экзаменатор — малознакомая молодая женщина, совершенно мирская — разложила передо мной на столе несколько билетов, из которых я должен выбрать один, как на сессии в студенческие годы.
Ладно, тяну. Достается вопрос: «Духовный отец в Православии». Я начинаю объяснять, как могу, роль духовника в церковной жизни. Но экзаменатора мое объяснение явно не устраивает. Она останавливает меня и говорит: «Я не могу понять, как вообще может быть такое? У взрослого человека, вполне самостоятельного, есть еще какой-то неродной «отец». И он слушается его, выполняет его советы…» Я снова начинаю ей объяснять, что смысл отношений с духовным отцом — в стяжании Царствия Небесного, что только под руководством опытного духовника можно избежать многих ошибок… Потом привожу примеры. Говорю про знакомую женщину, что у нее есть духовный отец. А потом четко произношу: «Вот и у меня тоже есть духовный отец — протоиерей Иоанн Букоткин».
Даже во сне я изумился от этих слов. А пробудившись стал думать, что же они могли означать? Ведь я едва знаком с отцом Иоанном, к тому же хожу в другой храм…
Вскоре обстоятельства сложились таким образом, что я стал прихожанином Петропавловской церкви и все чаще начал обращаться за благословением к отцу Иоанну Букоткину. Пришлось сдавать тот экзамен уже не на словах, а на деле…

Как-то мы всей редакцией пришли домой к отцу Иоанну. С нами был и Олег А., недавно принятый на работу. Батюшка не давал ему покоя: то по голове погладит, то по спине ладонью проведет… Очень ему понравился наш новый сотрудник. Потом, вспоминая про какого-то своего старого знакомого, отец Иоанн вдруг сказал: «Это было на Камчатке, 32 года назад…» Мы переглянулись: Олегу как раз 32 года, родился и вырос он на Камчатке. Но откуда об этом узнал священник? А батюшка, посмотрев на Олега, неожиданно «поправился»: «Ой, что это я? Это в Карелии было, а не на Камчатке. Да и к тому же лет сорок назад…» Нам показалось, что батюшка прикровенно дал понять, что знает об Олеге (да и о всех нас) гораздо больше, чем мы ему рассказывали. Он тщательно скрывал свою прозорливость. Но это все равно не всегда удавалось.

Однажды после исповеди отец Иоанн тихо сказал мне величественные слова: «Бог есть Дух. И Он всегда с нами рядом, видит и слышит каждое наше слово. И надо помнить, что Он всегда рядом…»
В другой раз, прочтя надо мной разрешительную молитву, батюшка неожиданно, словно бы мне в утешение, сказал: «Раз уж часть Ангелов на Небе пала, будучи безплотными духами, не имеющими телесности, то что говорить о людях, которых еще и тело толкает на грех…»
Видно, тяжкие мои грехи, раз такое понадобилось «утешение»…

Л. исповедовалась у отца Иоанна. И вдруг после исповеди священник «ни к селу ни к городу» ей говорит: «Мальчик у тебя хороший… Не думай, это все возрастное, пройдет…» Л., побледнев, отошла, не веря своим ушам. Оказалось, она все дни накануне пребывала в сильной тревоге за подростка-сына. Но отцу Иоанну об этом не сказала ни слова. Да он и знать не мог ничего про ее сына…

Недавно я с клироса наблюдал, как на исповеди у отца Иоанна кричала и корчилась одержимая. Изгибалась, гнусавила не своим голосом: «Ладно, выйду, выйду…» Но батюшка к «голосу» не прислушивался, продолжал молиться над болящей…

В последние годы отец Иоанн в церкви на каждом молебне и перед каждой общей исповедью неизменно громко произносил: «Молитвами Святых мучеников Дома Романовых…» Для него они давно уже были святыми. Словно знал он, что не доживет до их официального прославления и потому начал открыто молиться им, не дожидаясь канонизации…

Четыре года назад, Великим постом, мне пришлось пережить маленькое гонение. Недоброжелатели вдруг разом ополчились на меня, на газету… Однажды вечером я пришел домой в состоянии, близком к отчаянию. Даже молиться не мог. Решил обзвонить «своих»: пусть хоть они помолятся… Тогда, к счастью, было к кому обратиться за помощью. Совсем рядом, в той же Петропавловской церкви подвизалась блаженная Мария Ивановна. В Нероновке под Сергиевском «прикрывал с севера» протоиерей Иоанн Державин. К ним-то и некоторым другим я и поспешил обратиться… Последним, уже ночью, я все же решился набрать номер отца Иоанна Букоткина. На другом конце провода сказали, что он уже спит, но, видно, голос мой был столь жалок, что мне не смогли отказать… Вскоре у телефона был батюшка.
— Отец Иоанн, в «Благовесте» беда!.. — закричал я в трубку.
— В Африке беда? — то ли юродствуя, то ли спросонья спросил батюшка.
— Не в Африке… при чем тут Африка?.. В «Благовесте» беда…
— Не в Африке? В «Благовесте»? — снова переспросил священник, словно не доверяя услышанному. Я принялся торопливо рассказывать суть ситуации. Отец Иоанн долго слушать не стал.
— Тебя терпят? — только и спросил он.
— Пока терпят.
— И будут терпеть! — с ударением на «будут» сказал он. А потом добавил свое мудрое присловье: «Что от людей — разрушится, что от Бога — останется!»
Вскоре все наши искушения рассеялись, не причинив никакого вреда. Словно и правда все это было не с нами, а где-то в далекой Африке.
Теперь, когда кого-то хочу успокоить в подобной ситуации, участливо спрашиваю: «Что, в Африке беда?» И, как ни странно, это действует, помогает…

Недавно, этой зимой, спрашиваю у отца Иоанна совета, но такого, который бы мне по душе пришелся. Одолевает родственница, хоть и молодая, а наглая, безцеремонная. К тому же, духовно больная. «И вот ее-то, батюшка, благословите больше на порог не пускать!» Но что это? Вдруг слышу в телефонную трубку: «Нет, не благословляю!» — «Как, почему? Она же…» И снова: «Не благословляю… Нельзя тебе от нее отмахиваться. Помоги! У нее ведь тоже душа вечная, как и у нас с тобой…»
Пришлось подчиниться. Но больше всего удивил именно этот его «аргумент»! Явно — он не здешнего происхождения, а как метеорит — слетел к нам откуда-то Сверху. Из звездного Неба…
Слышал, как отец Иоанн вразумлял молодую женщину: «Ты свою фамилию мужу отдала?» — спрашивает он. — «Отдала». — «Ну вот, так же как фамилию мужу отдала, и волю свою ему отдай… Слушайся мужа во всем; даже если он не прав, все равно слушайся. А он будет перед Богом отвечать… И если будешь слушаться мужа, волю свою ему отдашь, тогда он будет любить тебя как самого себя и станешь ты ему дороже золота».
Вот бы всем женщинам, вступающим в брак, встретился такой пастырь, как отец Иоанн! Разводов, наверное, было бы меньше.

Одна женщина пристрастилась к спиртному. Сначала пила «для веселья», чтобы «расслабиться». И так постепенно стала алкоголичкой. Впереди отверзлась неотвратимая бездна: «Пьяницы Царствия Божия не наследуют», — говорит Писание. Однажды в отчаянии пришла она в храм. И излила свою боль, муку невысокому седенькому батюшке — доброму-предоброму… Он надел на нее крестик, помолился над ней и… больше она не могла даже смотреть на спиртное. Лишь через много лет узнала она, что того батюшку зовут отец Иоанн.
Об этом удивительном случае я узнал недавно, совершенно случайно. А сколько других больших и малых чудес совершилось по молитвам отца Иоанна?
Бог весть…

Когда отец Иоанн вернулся со Святой Земли, где побывал в недолгом паломничестве, он дома во время молитвы вдруг увидел беса. Тот грозил ему кулаком в безсильной злобе. Пугал священника. Но отец Иоанн не из пугливых. Он продолжил молитву, и нечистый дух исчез…

«Зло помним долго, а добро мы забываем быстро», — перед каждой исповедью, рефреном, повторял и повторял нам отец Иоанн. Видно, чтобы это осталось в нашей памяти, когда уже его не будет и некому станет нам это сказать…

«Иоанном Петропавловским» иногда в шутку называл батюшку Митрополит Иоанн. Но в каждой шутке есть нечто нешуточное. Действительно, неспроста Господь определил отцу Иоанну почти тридцать лет служить в этом удивительном храме. В духовной жизни города Петропавловской церкви отведена особая роль. Это храм миссионерский, что и явствует из его имени — в честь первоверховных апостолов Петра и Павла. Но миссионерство здесь тоже особое — это «миссионерство любви». Ведь и миссионерствовать можно тоже по-разному. Кому-то дано обращать проповедью иноверцев или своих же соплеменников, ходить по домам, по школам, больницам. А кому-то достаточно просто светить, чтобы люди шли к этому свету, стремились к нему…
Петропавловская церковь расположена в самой гуще городской жизни — рядом с рынком, стадионом, вокзалом… Для многих и многих (если не для большинства!) горожан этот храм был первым в их жизни. И как важно, чтобы переступив церковный порог люди почувствовали, что их ждут, что их любят! Вот этих-то людей и встречал любовью батюшка Иоанн! Кто еще скажет с такой теплотой: «Мои дорогие… мои хорошие!» Кто еще с такой отеческой любовью похлопает по плечу, погладит по голове? Кто еще сможет так утешить, успокоить, поддержать?..
Из всех, кого он крестил в разные годы, вполне можно составить средней величины город. А скольких он венчал, исповедовал, отпевал? Их тысячи. И на каждого человека, встретившегося на пути, у него хватило любви. Ибо весь он был «в Боге» — а этот Источник неисчерпаемый…

18 апреля отца Иоанна на автомашине повезли в его последнее земное паломничество — в село Державино, где вот уже почти год мироточат более 20 икон и где с недавних пор стал кровоточить образ Спасителя.
Рассказывает матушка Мария Дмитриевна Букоткина:
«Мы своими глазами видели, как кровь на иконе Иисуса Христа стекает струйками с ладоней и лба Спасителя… В комнате стоял густой запах живой крови, смешанной со святым миро. Отец Иоанн был потрясен увиденным знамением. Он в молитвенном сокрушении воскликнул: «Господи, мой Господи! Наверное, фарисеи и книжники так не распинали Тебя, как мы распинаем Тебя своими грехами!..» После этих слов кровоточение на иконе заметно усилилось. Отец Иоанн стал служить молебен. И, что удивительно, пока служился молебен, кровоточение на иконе остановилось. А когда молебен кончился, кровь опять потекла…»
…В этот же день вечером протоиерея Иоанна Букоткина госпитализировали. Для него начиналась своя Голгофа.

Антон Жоголев
19.05.2000
Дата: 19 мая 2000
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru