Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Слово пастыря

​Сахалинские уроки

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

См. начало...

Об авторе. Протоиерей Игорь Анатольевич Макаров родился в 1967 году в городе Потсдам, Германия, в семье военнослужащего. Окончил Благовещенское высшее военное командное училище. С 1991 до 1995 года работал заместителем редактора Православной газеты «Благовест». В 1996 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма во имя Новомучеников и Исповедников Церкви Русской поселка Прибрежный г. Самары.

Письмо двадцать второе.

Здравствуйте, мои дорогие!

Как люблю я просыпаться с этим радостным чувством-волнением! Новый день — и новые силы!.. Моя жизнь продолжается! Значит, Бог в меня верит! Его вера в меня сильней моей веры…

Недавно я перечитывал письма моего любимого Чехова. И когда речь зашла о его отчаянном путешествии на «каторжный остров», что-то нахлынуло... Этот остров мне памятен. По выражению Антона Павловича, многие мои чувства крепко «просахалинены».

Еще в школьные годы я какое-то время посещал секцию бокса. Тренер быстро разглядел во мне какую-то там перспективу и неожиданно взял меня на важные соревнования. А соревнования проходили как раз на острове Сахалин.

Полный зал зрителей, прямая трансляция по местному телевидению… Я не помню, как оказался на ринге, но я помню, как дрожали колени, а сердце билось так громко, что я с трудом слышал собственный голос.

Для мальчишек тренер — это авторитет! Мне повезло, у меня был замечательный тренер. Сутулый, сухой старичок с глазами ребенка. Я до сих пор помню многие его наставления. К примеру, вот это: «Побеждает не тот, у кого сильный удар, а тот, кто удар сильный держит». Или еще: «Бой — не драка, а состязание духа... Себя пожалеешь — ты проиграл».

Тот сахалинский бой я проиграл. Позорно, вчистую… Уже в конце первого раунда мой тренер был вынужден выбросить на ринг белое полотенце. Это значило, что у меня не оставалось ни малейшего шанса, и он меня пожалел. Крепко же меня тогда колотили… Я проиграл, но мой бой не закончился…

Был февраль. На Сахалине шел снег. Не такой, как у нас, а очень темный и очень тяжелый. Цвета хмурого неба, а на вес как сырая земля. После нескольких дней снегопада город был заживо погребен. Сугробы — буквально «по шейку». Но каждое утро в этой твердой снежной породе упрямые дворники прорывали проходы. И город превращался в большой лабиринт.

Ожидая, когда закончатся соревнования, с которых вылетел в первый же день, я безцельно бродил по этому безконечному лабиринту. Помню, как тесно мне было в этих проходах и как тесно было где-то внутри... Обида и злость, отчужденность и стыд... Мне было так себя жалко! Просто до слез… Мой бой продолжался…

Жалость к себе — это не только чувство противное, но и очень опасное, злое.

При одном его приближении я начинаю внутренне ёжиться.

Ненасытное, страстное, гордое «я»... Когда я жалею себя, я чувствую, как постепенно начинаю ненавидеть всех тех, кто меня безпокоит, затем начинаю ненавидеть себя, а потом и весь мир. Это просто какое-то помутнение.

Соньку Золотую Ручку заковывают в кандалы в сахалинском остроге. Фото из архива А.П. Чехова.

Ни чистой радости, ни бодрящей надежды, ни настоящей любви… Жалость к себе, как тля, ничего не щадит, всё губит и всё оскверняет.

Странно, но — я давно уже это заметил — чем меньше волнений, забот, да и собственно бед, тем чаще рождается в человеке жалость к себе. И напротив, ответственность, тягостный труд, терпение скорби легко избавляют от этого скверного чувства.

Монашество, как и священство, — зона особого риска. «За пазухой у Христа» так сладко порою плачется…

Любая жалость мне лично претит. Мне она неприятна. Не люблю, когда жалеют меня, да и сам стараюсь поменьше жалеть. Жалею, конечно, но чаще всего «про себя». И наверное, это кого-то смущает. Но «плакать с плачущими», мне кажется, это другое. Я читаю Евангелие и не вижу там жалости. Я вижу там милосердие, жертвенность, сострадание... Впрочем, много раз убеждался, что в Священном Писании каждый видит что-то свое, ему одному адресованное.

Кто бывал в обители Саввы Освященного на Святой Земле, думаю, помнит удивительный вкус воды из святого источника. Удивляет он тем, что для каждого он исключительно свой, то есть разный. У меня был вкус молока… Тогда я подумал: «младенец по вере». И был благодарен. В те годы Господь меня бережно вскармливал… Вот так и Святое Писание — дает каждому то, в чем он лично нуждается.

Когда ученые собираются на свои научные дебаты, вначале всегда звучит сакраментальная фраза: «договоримся о терминах». Мне порою так хочется составить маленький сборник под названием «Разговорник для христиан», или проще — «Христианский словарик». Чтобы мы понимали друг друга, чтобы нас понимали другие... Чтобы то, что мы говорим, имело бы смысл.

Милосердие — это когда милует сердце. Когда сердце заботится, любит.

Сострадание — это готовность страдать за других. Не вместе, а именно за!

Жалость — это и ропот, и трусость, и злость...

Когда милосердие действует, жалость только скулит... Но выше всего стоит сострадание. Если жалость — это служанка неверная, а милосердие — это сестра, то сострадание — Госпожа! Это совсем другое сословие. Она Царских кровей! Божьих кровей!

У кого-то есть незавершенные споры, невысказанные слова... У кого-то — невыясненные отношения, чувства не пережитые... А у меня — незаконченный бой!..

Удары судьбы, как всегда, неожиданны и очень точны. И опять, поднимаясь с колен, сам себе говорю: «Жизнь — не драка… Себя не жалей».

А еще я прошу: «Господи, дай дожить до конца. Меня не жалей! Не прерви прежде срока. Я стерплю, я сумею… Завершить этот бой…»

Простите. Протоиерей Игорь.


Известная аферистка, организатор нескольких громких ограблений Сонька Золотая Ручка во время ссылки на Сахалин приняла Православие. Свидетельство о ее крещении обнаружил современный исследователь Вячеслав Каликинский в церковноприходской книге, которая хранится в Сахалинском областном архиве:

«Тысяча восемьсот девяносто девятого года июля 10 дня нижеподписавшаяся крестьянка из ссыльных Тымовского округа на о. Сахалин Шендель Блювштейн даю показания в нижеследующем. Родилась я в городе Варшаве от родителей-мещан, иудейского вероисповедания... Страдая 12 лет в ссылке и иногда читая Св. Евангелие, я вполне убедилась, что Господь Иисус Христос есть Истинный Мессия и что спасение души возможно только в лоне Православной Церкви», — говорится в документе. «А потому сим удостоверяю, — продолжает Сонька, — что не ради каких-либо мирских выгод и по искреннему убеждению желаю присоединиться к Православной Церкви... 1899 года 10 июля». Далее стоит ее подпись: «Шендель Блювштейн». Крещение совершил священник Алексий Кукольников и «нарек ей имя во св. крещении — Мария».

В 1890 году находившуюся на каторге Соньку Золотую Ручку посетил писатель Антон Павлович Чехов, оставивший затем в книге «Остров Сахалин» свои лаконичные, но яркие воспоминания об этой необычной женщине. 

Продолжение.

Дата: 3 сентября 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
6
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru