Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Послушница Божией Матери

14 июля исполняется полгода со дня смерти самарской подвижницы блаженной схимонахини Марии (Матукасовой). Ее памяти мы посвящаем эту статью.


На сороковой день после ухода в вечную жизнь блаженной схимонахини Марии (Матукасовой) я служил панихиду у ее духовной дочери Галины (моей сестры). Когда закончился поминальный обед и почитатели матушки разошлись, Галина и ее муж Виктор в другой комнате, где находится иконостас, ощутили благоухание. Внимательно осмотрев иконы, они обнаружили, что замироточил Казанский образ Божией Матери. Позднее я узнал: в этот же день мироточила Казанская икона Пресвятой Богородицы в часовне святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, в которой погребена матушка Мария Ивановна. Это чудо дало мне еще раз ясно понять, с какой великой подвижницей сподобил меня общаться Господь...
В декабрьском номере «Благовеста» за 1993 г. вышла первая статья о Марии Ивановне, которую я прочитал с большим интересом. Стало ясно, что рядом с нами живет редкая подвижница. Летом 1995 г. блаженная Мария Ивановна по послушанию Матери Божией (а она много раз говорила, что делает все по благословению Богородицы) приехала в Самару, в Воскресенский храм. Там и произошло наше знакомство. Но сначала матушка явилась мне в удивительном сне (я тогда находился в селе Задельном и собирался ехать в город), она как бы провожала меня в дорогу... И вот, уже наяву, я приехал в Воскресенский храм на литургию в надежде увидеть матушку. Стоял недалеко от выхода. Вдруг вижу, какая-то женщина ведет маленькую старушечку. Я помог им пройти к лавочке и подумал: «Наверное, это и есть Мария Ивановна». Действительно, это была блаженная с хожалкой Тамарой Степановной. Но еще до нашей встречи в одну из поездок моя сестра спросила блаженную обо мне: «А брат мой будет работать в церкви?» «Будет. С воздетыми руками...» — ответила матушка, за шесть лет вперед предсказав, что я буду священником.
Долгое время блаженная Мария Ивановна жила при Петропавловской церкви г. Самары, где я параллельно с работой в «Благовесте» читал и пел на клиросе. Господь сподобил меня встречаться с матушкой почти каждый день. Много удивительного мне довелось увидеть за время общения с ней.
Идет вечерняя служба. Мария Ивановна с Тамарой Степановной в левом приделе. Сидит на лавочке напротив иконостаса. Мы на клиросе поем стихиры по книгам. Вдруг боковым зрением вижу, как матушка встала с лавочки, подошла к Царским Вратам и быстро стала класть земные поклоны. Никто кроме меня этого не видел, так как все были увлечены пением. Я поразился: немощная матушка, которую водили под руки, которая обычно лежала или сидела на лавочке, кладет так быстро земные поклоны, что и молодому впору позавидовать. Видимо, кого-то отмаливала. Потом Тамара Степановна мне рассказывала, что Мария Ивановна глубокой ночью встает с постели и так же начинает класть земные поклоны. Вот что значит «плоть немощна, а дух бодр».
Служится парастас (поминовение усопших). Матушка на клиросе за моей спиной, я у аналоя. В середине храма за панихидными столами протодиакон Николай прочитывает имена усопших. Я поминаю про себя своих родных. Мария Ивановна подходит к аналою, кладет на него яблоки, еще что-то, говорит: «Там поминает и здесь поминает». Ничего не было скрыто от духовного взора блаженной.
1996 г. Лето. Жарко. Еду вечером на службу, думаю про себя грешным делом: «Сейчас бы пивка холодненького». Утром прихожу читать часы. В левом приделе на шкафу стоит бутылка-чебурашка без этикетки. «Кто-то лимонад принес», — думаю. Пришли матушка с Тамарой Степановной. После службы Мария Ивановна просит принести тарелку, нож, бутылку со шкафа. Достает большое яблоко, благословляет меня разрезать его на всех. Я разрезаю, она: «Мельче». Режу еще, она опять: «Мельче». Разрезаю еще мельче, матушка опять: «Мельче». Наконец порезал мелко-мелко. Всем, кто был на клиросе, раздали по кусочку. Мария Ивановна благословляет открыть бутылку и налить. Открываю, наливаю в бокальчик, сначала предлагаю ей. Она делает глоток, потом пью я и с удивлением обнаруживаю, что это... пиво. Даю пить другим и вспоминаю про свое вчерашнее желание «попить пивка». Позднее я понял глубокий смысл моих действий по благословению матушки. Она предсказывала мне таким образом, что я буду священником и стану дробить Тело Христово и причащать людей...
Тринадцатого ноября 1996 г. утром я встретил Марию Ивановну на клиросе. Хотел взять у нее, как обычно, благословение, но она благословлять меня не стала, а протянула руки, чтобы я проводил ее до лавочки. Я взял матушку за ладони и повел. В это время она произнесла странную фразу: «Пойдем, пойдем... расскажешь о чуде...» Весь день я думал: о каком это чуде она говорила?
А на следующее утро я обнаружил дома, что Божия Матерь Феодоровская пролила на иконочке слезу. Причем капля стекла из ее правого глаза не по прямой линии, а, обогнув Лик Богомладенца, нарушая все физические законы, стекла вбок и, сделав полукруг, вниз. Капля была большая, густая. И тут я вспомнил слова блаженной. Вот о каком чуде она говорила!
Осенью 1997 г. мы приехали к Марии Ивановне всей редакцией. Старица была приветлива, нарядна, в красивом цветастом платке, в новой кофте. Она благословила фотографировать и позволила нам покормить ее молоком с печеньем. Эта честь выпала мне. Я макал печенье в молоко и давал матушке. Мария Ивановна ела трогательно и смиренно, как послушный ребенок. Потом благословила нас допить молоко и докушать печенье.
А дальше случилось чудо. Я сел рядом с матушкой и по ее благословению стал читать Евангелие. Читал долго. Когда закончил, то посмотрел на свои часы. Они шли, но показывали ровно на час меньше, чем на других часах. Хотя до чтения Евангелия на них было столько времени, сколько и на остальных. Значит, этот час как бы выпал. Значит, во время чтения Евангелия нас с матушкой... не было в земном времени! Слово Божие вечно, оно вне времени, потому что у Бога один день как тысяча лет, а тысяча лет как дин день. Читая вслух Евангелие, я сподобился вместе с матушкой побывать в Вечности. Теперь я знаю, что когда мы читаем со вниманием Слово Божие, нас нет на земле, мы принадлежим Вечности, горнему миру. По молитвам блаженной старицы Господь показал нам это чудо, которое зафиксировали мои часы, до этого и после этого всегда ходившие нормально.
Шли дни. Однажды во сне вижу Марию Ивановну. Она как бы прощаясь говорит: «Все, завтра уезжаем в Оптину пустынь постригаться. Билеты уже куплены». Утром звоню Евгении Илларионовне и рассказываю сон. «Да, — подтверждает она, — уезжаем, и билеты на поезд я уже купила».
Вообще, матушка часто являлась мне во сне, иногда видел ее в образе маленькой девочки. Один из самых первых снов. Мы с сестрой Галиной в каком-то деревенском доме в гостях у Марии Ивановны. Сидим на большой кровати, а пол кишит маленькими бесами. «Вот так надо», — говорит матушка спокойно и крестит пол. Бесы под ее крестным знамением исчезают. Мы с сестрой тоже начинаем крестить пол, бесы тоже исчезают. Только с помощью блаженной и в реальной жизни мы могли отражать нападки нечистых духов.
Особо запомнившийся сон. Мы с матушкой в большом доме вдвоем. Она жалуется: «Хожалка меня оставила, ушла куда-то, кто же меня в церковь водить будет?» Я говорю: «Матушка, давайте я отведу». Мария Ивановна вдруг напоминает мне, как я утонул в детстве в полынье, как у меня наступила клиническая смерть, а потом меня отходили. Я как бы переношусь в то время. «Я тебя тогда вымолила, потому что ты нужен здесь, на земле», — сказала блаженная и уточнила для чего, но я не запомнил. Пораженный словами матушки, беру ее под руку и вывожу на крыльцо. Впереди видна церковь. «Очень тебя люблю!» — говорит мне Мария Ивановна...
Шестого января 1998 г. матушка постриглась в Оптиной пустыни в великую схиму, а Евгения Илларионовна в мантию и стала ее келейницей. После этого решился и вопрос с моим рукоположением, которое было назначено на Сретение Господне. Но внезапно у меня возникли серьезные искушения. Старица их предвидела, так как, по словам матушки Евгении, в начале февраля она ей сказала: «Поедем в Самару... Сереженьку спасать». Может быть, она имела в виду не меня. Тем не менее, они приехали в Самару, я встретился теперь уже со схимонахиней Марией и попросил ее молитв. Искушение чудесным образом преодолелось. 15 февраля меня рукоположили в диакона, а 22 февраля в иерея.
Как-то сентябрьским утром 1998 г. ко мне неожиданно приехал зять Виктор и сообщил, что матушки только что прибыли из монастыря, старица устала с дороги и хочет причаститься. Я тотчас поехал в храм, взял Св. Дары и пришел к матушкам (жили они недалеко от собора Свв. Кирилла и Мефодия, где я служу). Мне было радостно и волнительно оттого, что Господь сподобил меня причастить старицу.
Блаженная Мария Ивановна всегда причащалась очень часто, почти каждый день, этим она жила и дышала. При первой возможности стремилась в храм. Помню такой сон. Петропавловская церковь. Служба закончилась. За клиросом какое-то специально огороженное место, на лавочке Мария Ивановна, рядом Тамара Степановна. Матушка ложится на лавочку и засыпает. Тамара Степановна говорит: «Надо матушку разбудить и отвести домой, пусть там спит». Я говорю: «Не надо, давайте сначала спросим, где ей лучше, в церкви или дома». Подхожу к блаженной и спрашиваю (знаю, что она и во сне слышит): «Матушка, где Вам лучше, в церкви или в келье?» Она открывает глаза и громко отвечает: «В церкви!» Потом закрывает глаза и продолжает спать.
Пока матушки жили в Самаре, мне много раз приходилось причащать старицу. Часто она просила приобщить ее Св. Таин дома, т.к. очень плохо себя чувствовала, ведь ей приходилось принимать десятки людей, среди которых были и нецерковные, и духовно болящие люди. Они в буквальном смысле слова сваливали матушку. Когда я входил в комнату, старица лежала в забытьи. Келейница спрашивала: «Матушка, батюшка пришел, причащаться будешь?» Она приходила в себя, говорила: «Буду, буду» — и садилась на постель, над которой висел Казанский образ Божией Матери. После причастия старица оживала, матушка Евгения спрашивала ее всегда: «Хорошо причастилась?» Она отвечала: «Да, красиво, красиво!» или «Благочинно!»
Матушка Мария Ивановна была очень смиренна, терпелива, снисходительна к окружающим ее людям и казалась просто доброй бабушкой. Она с уважением относилась к священническому сану. Особо любимых ей священников называла словом «патриарх». Старцы стяжают Святой Дух подвигами, а священник получает Его даром, по благодати рукоположения...
Помню, в очередной раз причащал матушку на дому. Попили чай, старица с моей сестрой Галиной ушли в комнату, а мы с матушкой Евгенией и близкими им людьми остались на кухне. Вдруг входит сестра и говорит: «Матушка просит батюшку благословить ее». Иду в комнату. Старица смиренно стоит возле дивана, сложив ладошки под благословение и кротко опустив голову. Я с чувством трепета благословляю ее, она просит перекрестить ей ладони. Крещу старческие дрожащие ладони матушки. Поражаюсь ее великой кротости и любви к нам, грешным.
В другой день подхожу к старице и прошу благословения: «Матушка, благословите!» Она в ответ: «Вы меня благословите!» Приходится мне самому благословлять. Вот — вразумление: не забывай, что через священника благословляет Сам Господь...
14 января 2000 г. я читал дома журнал «Лампаду» о блаженной матушке Феоктисте. Когда дошел до слов о ее смерти, неожиданно подумал: «Наверное, матушка Мария Ивановна умерла...» — и слезы навернулись на глаза. А вечером пришла с работы моя матушка и сообщила, что действительно наша великая молитвенница отошла ко Господу.
В воскресенье, 16 января, в день похорон схимонахини Марии (Матукасовой) я служил в своем храме позднюю литургию. Необыкновенный духовный подъем овладел всем моим существом — я словно пребывал не на земле, а на Небе. Никогда в жизни мне не доводилось так необыкновенно служить литургию. В какой-то момент я явственно ощутил, что справа от меня у престола стоит матушка Мария Ивановна.
На девятый день с момента упокоения блаженной старицы я служил панихиду у сестры Галины. Собралось 12 человек почитателей матушки. Мой сыночек Антоша примостился в кресле и в начале панихиды задремал. Потом он рассказал о своем видении: блаженная старица в монашеском одеянии сидела рядом в кресле и молилась. Повернувшись к Антоше, она сказала: «Слушайся Боженьку, папу и маму и выучи молитвы «Отче наш» и «Иисусе Сладчайший»...
Матушка Мария Ивановна при жизни бывала в квартире у сестры и сказала, что будет приходить к ним и в духе. Вот она и пришла на свои девять дней, чтобы помолиться вместе с нами...

Иерей Сергий Гусельников
14.07.2000
Дата: 14 июля 2000
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru